Аквамарин (джорж уайт)



Скачать 158.2 Kb.
Дата30.10.2016
Размер158.2 Kb.
Аквамарин

(ДЖОРЖ УАЙТ)



1.

Темнота. В темноте начинает звучать тревожная музыка, переходящая в какофонию. Смол-кает. В темноте звучит голос.


Голос: Эй, мистер! Плохая новость: Вы √ заложник.
Включается свет. На сцене профессор, напротив него трое. В середине Гюнтер, в вытянутой руке пистолет, направленный в грудь профессору. Справа от него Мия, слева √ Марк.
Гюнтер: Давайте сразу определимся. Теперь этим катером командую я. Мы плывем к запад-ному берегу. Нас там ждут. Если Вы ведете себя как надо, у Вас есть определенные шансы.
Проф: Я ученый. Я очень занятый человек. Вы срываете мои планы.
Гюнтер: В гробу я видел ваши планы. Нам необходимо быть на побережье через три дня. Можно раньше. Ясно? Ведите себя (маленькая пауза) правильно.
Проф: Вы отдаете себе отчет в том, что это заурядный захват заложника. И после классиче-ской сцены с полицейскими сиренами и криками в мегафоны вас выведут отсюда под белы рученьки и проводят до тюрьмы. Вот весь пафос.
Гюнтер: Вы достойно себя держите. Но отныне Вы будете слушаться меня. (трясет в воздухе пистолетом) И вот ключ к вашей сговорчивости.
Проф: (ухмыляется) Так это оказывается ключ. Я-то дурак подумал┘ ладно. Наверное, пора знакомиться. Я профессор Кельнского университета, доктор философии Рихард Эрих фон Гольденсберг.
Гюнтер: Красивая фамилия. Дворянин?
Проф: Барон.
Гюнтер: Барон┘ Считайте, Вы теперь мой вассал. (показывает не девушку) Это √ Мия. Не-которые считают ее странной, я так не думаю. (показывает на юношу) Это Марк. Юноша, подающий большие надежды. Теперь мы знакомы.
Проф: Мне будет позволено узнать о цели вашего визита?
Гюнтер: Мне необходимо быстро попасть в одну точку западного побережья. Там меня ждут. Друзья. Пока вполне достаточно.
Проф: Превосходно. Господа, располагайтесь. Места на этом суденышке очень немного, но мы найдем отдельную комнату для дамы, вас обоих поселим в гостиной. Моя каюта вон там (показывает рукой) если кому понадоблюсь.
Гюнтер: Спасибо┘ Как Вас называть? Фон Гольденсберг? Можно Профессор?
Проф: Рихард.
Гюнтер: Спасибо, Рихард.
Марк: Спасибо.
Мия делает жест благодарности.
Гюнтер: Мия, иди, посмотри свою комнату. Марк, ты со мной, нам надо разобраться, как тут что работает. (Смотрит на часы) Через сорок минут √ завтрак.

2.

Накрыт стол. На нем подсвечник с горящими свечами, кое-что из прибора. Еды нет. Все си-дят за столом. Марк и Мия рядом, Гюнтер напротив Рихтера.


Гюнтер: Вы ведь профессор?
Проф: Профессор философии.
Гюнтер: И чем Вы в основном занимаетесь?
Проф: Сейчас пишу книгу. Плыву в Каир, мне заказали курс лекций.
Гюнтер: В Каире? Не близко.
Проф: И платят не много. Но мне нужно уединиться.
Гюнтер: Понятно. О чем лекции?
Проф: Неоплатонизм. И история философии. Факультативный курс.
Гюнтер: Вы специализируетесь на античности?
Проф: Нет.
Гюнтер: А книга о чем?
Проф: Хайдеггер. В сопоставлении с золотым веком, если Вы понимаете о чем я.
Гюнтер: Хайдеггер пустомеля. Я ведь учился в университете. И, кстати, на философа.
Проф: И с какого курса Вас выгнали?
Гюнтер: Простите?
Проф: Вы ведь не закончили университет?
Гюнтер: Мы ведь есть собирались. А еды нет. Но такой стол и самообслуживание несовмес-тимы, кто-то должен побыть прислугой. Мия? Марк? (те двое сидят в замешательстве) Ри-хард, может Вы нас обслужите?
Проф: Охотно.
Гюнтер: Это никак не покоробит достоинство барона фон Гольденсберга?
Проф: О, ничуть.
Гюнтер: И просьба быть слугой Вас не задевает?
Проф: Наоборот, проявление радушия и заботы о гостях отличает истинного дворянина от остальных.
Гюнтер: Отлично, а мы станем наслаждаться вашим великодушием. (выразительно смотрит на Профессора, намекая, чтоб тот пошевеливался)
Профессор уходит.
Гюнтер: (обращаясь к Марку и Мии) Друзья! До того, как мы приступим к трапезе, я хочу сказать несколько слов о той ситуации, в которой мы сейчас находимся. Нам предстоит дол-гий путь, и день сегодняшний это лишь┘ первый шаг? Нет. Еще нет. Но он есть то уверен-ное и необратимое движение, которое делает этот шаг неизбежным. Мы движемся вперед, туда, где нас ждут, туда, где нам помогут. Туда, где нас, наконец, оставят в покое, и дадут жить по тем законам истиной справедливости и истиной совести, о которых я вам говорил. Наш талисман всегда с нами, ибо мудрый движется куда хочет √ и никогда не избежать ему истины. И еще┘
(Появляется Проф. Он переоделся в строгий черный костюм, через руку переброшено поло-тенце. В руке поднос с бокалами.)
Проф: До того, как подать закуски мне показалось уместным предложить вам аперитив.
Гюнтер: Что это?
Проф: Херес. (ставит бокалы перед сидящими. Гюнтер берет бокал и подозрительно на него смотрит. Видя это профессор говорит с усмешкой) Я не добавлял ни снотворного, ни слаби-тельного.
Гюнтер: Верить ли вам┘
Проф: Проще не верить, а пойти на кухню и самим заняться едой.
Гюнтер: Этот пассаж меня не убеждает.
Проф: Как хозяин, я сделал все, что мог. (уходит)
(Марк берет бокал, отпивает)
Гюнтер: (очень нервно, почти кричит) Ты самый умный, да? Ты людей насквозь видишь, да? Что ж пей! Давай, пей!
(Марк ставит бокал на стол и смотрит на Мию, та как всегда в прострации. Появляется про-фессор в том же наряде, с тарелками. Расставляет их перед присутствующими.)
Проф: Сегодня у нас форель. Прошу простить мне бедность гарнира, но я не готовился при-нимать гостей.
Гюнтер: Мы все понимаем, господин профессор. (профессор молча уходит. Гюнтер говорит Марку) Ты делаешь все, что приходит тебе в голову. Ты обязан думать о последствиях.
Марк: (Смотрит на него тяжелым взглядом) Почему?
Гюнтер: Да потому что неизвестно, что сюда налито. Потому что мы не знаем, кто он такой.
Марк: Почему я должен думать о последствиях, когда Вы сами говорили, что все последст-вия √ только мираж?
Гюнтер: Я другое имел в виду, как ты не понимаешь!
(Появляется профессор)
Проф: Вино, господа! Что желает дама? Могу предложить итальянское. Не очень известный сорт, но лично мне очень нравится. Или вот еще┘
Гюнтер: Налейте ей любого.
Проф: Дама не выразит пожеланий сама?
Гюнтер: Нет.
Проф: А что с ней?
Гюнтер: Она не говорит.
Проф: Она немая?
Гюнтер: (подчеркнуто и по слогам) Она не говорит. Разве я сказал, что она немая?
Проф: (наливает Мии вина и подходит к Гюнтеру) И давно она не говорит?
Гюнтер: Она не говорит, и этого довольно. Мне красного, пожалуйста.
Проф: К рыбе?
Гюнтер: Красного.
Проф: Как Вам угодно. (наливает ему вино)
Гюнтер: И Марку тоже налейте красного, будьте так добры.
Проф: (Марку) Молодой человек┘
Гюнтер: (почти кричит) Налейте ему красного, я же сказал!
Проф: (Марку) Молодой человек, какого вина Вы желаете?
Марк: Красного.
Проф: У меня есть несколько марок, разная выдержка.
Марк: Пожалуйста, налейте мне красного вина.
Проф: Как Вам угодно. (профессор наливает ему, уходит)
Гюнтер: Рихтер, Вы присоединитесь к нам?
Проф: (появляясь) Охотно.
Гюнтер: У меня есть тост. Мир печален. И наше рождение в нем двойной грех, ведь мы ис-купаем его дважды: первый раз жизнью, второй раз смертью. Но цепь рождений не прерыва-ется √ она барабанит земную твердь подобно майскому ливню, но в отличие от ливня не за-канчивается. Где источник горестей? Существование. Изначальное, неотменимое существо-вание порождает существование относительное √ нашу паскудную жизнь. Почти все смири-лись, но есть люди, чей ум, парящий высоко, как сокол под лазурным куполом неба, разры-вая цепи повседневного опыта вопрошает ╚Как жить мне?╩ Эти люди - мы. Куда идти нам, ведь наши пути особые, другие с нами не пойдут. Но тут я вам┘ (закашливается. Пока он откашливается профессор продолжает прерванную речь)
Проф: Я вам скажу: ищите и найдете. И среди древних было немало мужей, осознавших бес-полезность мирских забот и ушедших от них. Герострат. Гераклит. Они видели спасение в огне, но если первый ограничился огнем внешним и тоже, в общем-то, относительным, то другой┘ Другой знал, что душа, наша с вами душа сделана из огня. И чем чище огонь, тем живее человек, тем достойнее. И чистый человек, человек огненный, стоит на твердыне, ог-ромной и неприступной, чьи отвесные скалы теряют свое основание в туманах болот там, внизу. И от гладких, отвесных скал ему весело и радостно. Он √ свободен. Он √ счастлив. За огонь в наших душах, друзья. (Мия и Марк, завороженные речью, чокаются с профессором, Гюнтер сидит в остолбенении. Профессор отпивает). Все, доедайте, я посуду помою.
Гюнтер: Постой.
Проф: (поворачивается) Я слушаю.
Гюнтер: Ты хочешь меня унизить?
Проф: Я плохо сказал?
Гюнтер: Сказал превосходно, но ты считаешь все это чушью.
Проф: Бессмысленные слова бессмысленны.
Гюнтер: Чтобы мы трое оказались тут, одних слов было недостаточно. Я не демагог.
Проф: Простите. (уходит)
Гюнтер: Аккуратнее с ним. Такие люди как он √ это испытание веры.
Марк: А зачем он нам вообще нужен?
Гюнтер: Всякое может случиться.
(появляется профессор с подносом фруктов)
Проф: Ну и на последок фрукты. (Подходит к Мии) Не желаете яблоко? (она смотрит на него еще более испуганно, чем обычно)
Гюнтер: Она не ест яблок.
Проф: Чего же ей предложить?
Гюнтер: Никогда не предлагайте ей яблок.
Проф: Кругом загадки.
Гюнтер: (встает) Так, оставьте фрукты здесь. Мия √ займись вещами. Марк √ ты со мной в радиорубку. (Все расходятся)

3.

Гюнтер и Профессор сидят над картами.


Гюнтер: То есть тут мы пройдем без проблем?
Проф: Думаю да, но не гарантирую.
Гюнтер: Шальные патрульные суда?
Проф: Всякое бывает. Сюда из тоже заносит.
Гюнтер: Если я понимаю все правильно, мы окажемся там на третью ночь пути?
Проф: Скорее всего.
Гюнтер: Ага. (пауза) В общем-то, мне не хочется отрывать Вас от занятий. Если Вы в со-стоянии работать в этой ситуации, то я не стану Вас тревожить.
Проф: Вы меня не отрываете.
Гюнтер: Вы говорили, что пишете книгу.
Проф: Книга в работе. Но сейчас я не могу ее продолжить. Дело не в вас.
Гюнтер: А в чем?
Проф: Я оказался в некотором тупике.
Гюнтер: Это же научная работа.
Проф: Несколько сложнее. Я пишу ее что бы самому разобраться в одном вопросе.
Гюнтер: В лабиринтах мысли Хайдеггера?
Проф: Скорее в самом себе.
Гюнтер: И какого характера тупик?
Проф: Нет вдохновения. Я профессионал и смогу написать хорошую книгу, просто перемо-лотив гору текстов. Но я не достигну того, к чему стремился. Иногда мне кажется, что следо-вало бы передать это все кому-то другому. Со свежим взглядом.
Гюнтер: Найдите такого человека.
Проф: Я ищу. Теперь Вы рассказывайте.
Гюнтер: Что Вам интересно?
Проф: Кто Вы, кто это двое? Где Вы их взяли? Куда движетесь? Чего хотите?
Гюнтер: Их я подобрал. Марка перед дверями тюрьмы, Мию √ у входа в лечебницу. Власти считают, что им место там, откуда я их вызволил. Но теперь они со мной. У них нет доку-ментов. У Мии даже нет настоящего имени, это я ее так назвал.
Проф: А другие как ее звали?
Гюнтер: Она не помнит.
Проф: Куда же вы направляетесь?
Гюнтер: В Азию. Там есть места, где можно спокойно жить.
Проф: В Азии? Любопытно. И чем вы собираетесь там заниматься?
Гюнтер: Я же сказал √ жить.
Проф: (пристально на него смотрит, пауза) Создаете новое общество? Во сто крат лучше прежнего?
Гюнтер: Я знал, что Вы станете язвить. Но я хочу жить по своим законам.
Проф: Даже на луне у вас ничего не выйдет.
Гюнтер: Все профессора говорят так же.
Проф: Скажите, а вы, случайно, не ницшеанец?
Гюнтер: Когда я скажу, что Ницше мой учитель Вы тоже начнете смеяться?
Проф: Я начну плакать. Бедный сумасшедший немец уже полторы сотни лет делает кретинов опасными.
Гюнтер: Смейтесь, но взамен Вам нечего предложить.
Проф: Оставим пока эту тему. Почему Марка чуть не посадили в тюрьму?
Гюнтер: У него серьезные проблемы.
Проф: Воровство?
Гюнтер: Убийство. Не одно. Его запутали.
Проф: Оправдываете.
Гюнтер: Можете не верить, но его действительно запутали. Он связался с одной, ну знаете, сектой.
Проф: (несколько насмешливо) А. Ну там его и запутали.
Гюнтер: Марк человек увлекающийся. Страстный. Возможно, таким действительно место в тюрьме. Для спокойствия общества.
Проф: Может и мне тоже.
Гюнтер: (хохочет) В господине профессоре проснулся бунтарский дух! Посмотрите.
Проф: Теперь Вы смеетесь.
(Врывается Марк)
Марк: Господин Гюнтер! Быстрее! С Мией опять┘ Ну, это┘
(Все торопливо выходят)

4.

Все вокруг Мии. Она сидит в углу, зарывшись в кучу вещей и испуганно смотрит по сторо-нам остановившимся взглядом, ее страшно трясет. Иногда она издает странные звуки. Про-фессор и Гюнтер осматривают ее.


Проф: С ней это часто?
Гюнтер: Время от времени.
Проф: В последнее время стало чаще?
Гюнтер: Трудно сказать. Я не так давно ее знаю. Марк, сходи, приготовь постель.
(Марк уходит)
Проф: Чем она больна? Что это за припадок?
Гюнтер: Я не врач.
Проф: Вы идиот.
Гюнтер: (Эго это сильно задевает) Вам не кажется, что Вы ведете себя нагло?
Проф: Почему?
Гюнтер: Да потому что Вы заложник. И если я позволил Вам об этом забыть, то это мой промах.
Проф: А вы в безопасности?
Гюнтер: Это не очевидно?
Проф: Под нами сотни метров воды, а мы в каком-то жалком катере. Вы бандиты. За вами гонятся. И вы говорите про безопасность? (пауза) Она √ одна из вам и вы ровным счетом ни-чего не можете для нее сделать.
(Появляется Марк с пледом. Укутывает им Мию.)
Гюнтер: Рихард, идите в свой номер. Марк, мы сейчас перенесем ее в постель. Рихард, идите же.
Проф: В рубке есть аптечка. Может что найдете.
Гюнтер: Мы разберемся, спасибо.

5.
6.



(Утро. В кают-компании сидят Гюнтер, Марк и Мия. На столе стоят початые бутылки и бес-порядочно разбросана еда.)
Гюнтер: Марк, не всякое сомненье плодотворно. Иногда это всего лишь слабость.
Марк: Я об этом думаю.
Гюнтер: Марк, мне казалось, что ты всегда хорошо меня понимал. Что с тобой? (Марк мол-чит, Гюнтер хочет до него достучаться) Марк! У нас все будет замечательно, все как плани-ровали. Ты же хочешь этого.
(Появляется профессор, в руках папка)
Проф: Доброе утро, господа.
Гюнтер: Доброе утро.
(Марк кивает, у Мии никакой реакции)
Проф: Уже завтракаете?
Гюнтер: Просто решили слегка подкрепиться.
Проф: Я прервал разговор?
Гюнтер: Мы уже закончили.
Проф: Утренняя проповедь?
Гюнтер: Может и так. Можно задать Вам пару вопросов?
Проф: Разумеется, какого характера?
Гюнтер: Общего.
Проф: Спрашивайте.
Гюнтер: Скажите, как Вы считаете, равенство людей, как мы его сейчас понимаем, действи-тельно необходимо?
Проф: Полагаю, да.
Гюнтер: Но ведь люди не одинаковы?
Проф: Здесь Вы тоже абсолютно правы.
Гюнтер: И у одних есть большие, иногда исключительные особенности, а у других нет ника-ких?
Проф: К моему прискорбию.
Гюнтер: Правильно ли то, что имеющие большие способности не имеют возможности реали-зовать их в полной мере?
Проф: Что Вы имеете в виду?
Гюнтер: Ну вот Вы ученый, как я полагаю не бездарный, но вынуждены зарабатывать на жизнь, а на настоящую работу у Вас почти нет времени.
Проф: Я понял вопрос. Знаете, дело тут даже не в обществе и его устройстве. Не в том, что к этому порядку шли веками. Дело не в этом. Кем я бы был, если б не трудности? Ученым? Вряд ли. Если бы у Ницше было все, он стал бы в лучшем случае Каллигулой.
Гюнтер: А я вот так не думаю.
Проф: Напрасно.
Гюнтер: У вас убеждения конформиста.
Проф: Знаете что, Вы всерьез намерены говорить на эту тему?
Гюнтер: Вполне.
Проф: Вы уверены?
Гюнтер: Да.
Проф: Дело в том, что я всю жизнь мечтал как следует поспорить с ницшеанцем. Но как дело доходит до основательной беседы они куда-то исчезают. А сейчас вы почти мой пленник. Представьте я подготовился к этому разговору. (показывает папку)
Гюнтер: Любопытно.
Проф: Так вы согласны на мои условия?
Гюнтер: Я их не знаю.
Проф: Соглашайтесь заранее или ничего не будет.
Гюнтер: Хорошо, согласен.
Проф: Отлично. Итак, мы с вами будем играть в театр. Будем ставить Платона. Его диалоги не предназначались для постановок, но ведь и театр у нас игрушечный. (дает один лист Гюн-теру. Обращается к Марку) Юноша, Вы к нам присоединитесь? (Марк смотрит на Гюнтера)
Гюнтер: Решай.
Марк: Ладно.
Проф: В таком случае Вы будете его оппонентом. Вы √ Сократ. (Гюнтеру) Вы √ Калликл. Читайте про себя. (Они читают. Проходит около пяти секунд) Все, начали.
Гюнтер: Так быстро?
Проф: Иначе будет не интересно. Вы начинаете.
Гюнтер: Я выскажу свое мнение и пусть большинство посмотрит на меня как на отступника. Клянусь Зевсом, истинная природа права не совпадает с законом, по которому мы стараемся вылепить лучших из нас. Мы берем их в детстве, словно львят, и внушаем, что все должны быть равны и что именно это прекрасно и справедливо, а несправедливость состоит в стрем-лении подняться выше прочих. Но, законы устанавливают слабосильные, ведь их большин-ство. Устанавливают ради собственной выгоды, стараясь запугать тех, кто способен над ни-ми возвыситься. Поэтому обычай объявляет несправедливым и постыдным стремление пра-вить толпою, и это зовется у людей несправедливостью. Но сама природа, провозглашает, что справедливо когда лучший выше худшего и сильный выше слабого. И если появиться человек, достаточно могучий и чистый, чтобы разбить и стряхнуть с себя все оковы, я уве-рен: он освободиться, он втопчет в грязь услужливые законы и, воспрянув, явится перед вла-стелином бывший раб √ вот тогда-то и просияет истинная справедливость.
Проф: (Марку) Теперь вы!
Марк: Как ты понимаешь природную справедливость? Это когда сильный грабит имущество слабого, лучший властвует над худшим и могущественный стоит выше немощного? Или ты толкуешь справедливость как-то по иному?
Проф: (Гюнтеру) Вы! Давайте без подсказок.
Гюнтер: Именно так я говорил прежде и говорю теперь! Если ты доподлинно муж, то не ста-нешь терпеть страдание и позорные законы √ это дело раба, которому лучше умереть чем жить, который неспособен защитить себя самого.
Марк: А слова ╚лучший╩ и ╚сильный╩ имеют одинаковое значение? Вот это ты мне ясно оп-редели: одно и то же сильное, лучшее и могущественное или не одно и то же?
Гюнтер: Говорю тебе совершенно ясно: одно и то же.
Марк: Так, а по природе, о которой ты говорил, большинство сильнее одного?
Гюнтер: Да, конечно.
Марк: То есть установления большинства √ установления сильного? И, стало быть лучшего? Ведь сильные по твоему разумению, - это лучшие, не так ли? И установления эти, стало быть прекрасны по природе, раз это установления сильных? Но ведь большинство, как ты сам го-ворил, держится того мнения, что справедливость √ это равенство и что постыднее творить несправедливость┘
Гюнтер: (бросает свой лист, вырывает лист у Марка) Ты понимаешь, что это ложь? (Марк смотрит на него) Этим они (показывает на профессора) давят нас?
Проф: (подбирает с пола лист) ┘справедливость √ это соблюдение равенства.
Гюнтер: Зря с вами связался.
Проф: С Платоном.
Гюнтер: Мерзость.
Проф: Платона пришлось подправить.
Гюнтер: Вот это на вас похоже. Больше никаких споров. Сегодня Вас будет сторожить Мия, господин профессор, лучше не вступайте с ней в беседы. Не советую.
Проф: Там, куда мы плывем вас по-прежнему ждут?
Гюнтер: Ждут, не сомневайтесь.
Проф: Превосходно, я рад за вас.
Гюнтер: Сегодня Вас будет сторожить Мия.

7.

(Ночь. Профессор и Мия. У Мии пистолет. Пауза)


Проф: Почему ты молчишь? Ты ни с кем не разговариваешь? Поговори со мной. (Мия мед-ленно становиться агрессивной, наводит на профессора пистолет, но неуверенно, от страха. Профессор резко включает лампу, и Мия тут же наводит пистолет на лампу, они замирают. Через некоторое время) Хорошо, давай я буду говорить. Я расскажу сказку, если ты не про-тив. На огромной горе, которая стоит далеко-далеко, до которой никто и никогда не сможет добраться живет народ светлячков. Это милые и абсолютно безобидные создания, они пита-ются опавшими листьями и светятся в темноте. Но однажды семья светлячков, что жила в стороне от крупных поселений вышла ночью погулять. Ночью темно, страшно и светлячки жались друг к дружке, ведь они добрые и совсем безобидные. И вдруг ужасный и громкий голос где-то над ними крикнул "Всем зажмуриться!" Самая маленькая во всей семье тут же зажмурилась, крепко-крепко, не знаю уж, как остальные. Она стояла так, с закрытыми глаза-ми, а вокруг нее слышался хруст тоненьких панцирей и жалобные крики умирающих свет-лячков. Потом все стихло. Она так и осталась стоять с закрытыми глазами полумертвая от страха. И потом, понемногу и почти незаметно ей в голову начала заползать мысль: ведь она осталась в живых благодаря тому, что подчинилась и закрыла глаза, а все остальные погиб-ли, но глаз не закрыли. Она предательница, она недостойна больше видеть свет и она всю жизнь проживет зажмурившись. С тех пор она бродила на ощупь, шарила по земле пальцами, ища воду и опавшие листья. Это длилось долго. Много лет. Но она была светлячком, и, живя в кромешной темноте, сама по-прежнему излучала свет, делая мир более приветливым, а его обитателей более счастливыми. Ведь если бы не светлячки, все вокруг было бы таким мрач-ным. И наконец она поняла что уже искупила свою вину, да и была ли она виновата? Вино-вата ли маленькая девочка в том, что просто испугалась? Она долго не могла решится, от-кладывала, она ругала себя, то за медлительность, то за непостоянство. Но однажды она сно-ва открыла глаза. И солнечный свет, поначалу больно резанувший ее ослабшие глаза вскоре приласкал ее, и повел туда, где кипела жизнь, туда, где ее ждали сотни тысяч сородичей и где ей наконец предстояло найти себя. (Мия плачет, в ней что то происходит). Как тебя зо-вут?
Мия: Дженифер.
Проф: Спасибо большое. У тебя такой приятный голос. Тебе понравилась сказка?
Мия: Она про меня.
Проф: Вот видишь? Ты очень хорошая, Дженифер, ты наш светлячок. Давай спать. Спокой-ной ночи.

8.

(Утро. В кают-компании профессор и Гюнтер.)


Гюнтер: А кофе у Вас есть?
Проф: Где-то было. Любите кофе?
Гюнтер: Мия не мешала вам спать?
Проф: Ничуть, так Вы хотите кофе?
Гюнтер: Пожалуй. (профессор уходит. Появляется Мия) Доброе утро, Мия. (та молчит) На-деюсь ты хорошо спала. Скоро будем завтракать. (появляется профессор с кофе) О! Вот и кофе! Жаль Вы не принесли чашечку для Мии.
Мия: Мое имя Дженифер. (Гюнтер ошалело смотрит сначала на нее, потом на профессора, потом снова на нее. Говотит профессору) Это Вы сделали?
Проф: Что именно? Кофе?
Гюнтер: К черту шутки. Она не говорила.
Проф: С кем?
Гюнтер: Она ни с кем не говорила.
Проф: Простите, Вас выгнали из университета или из монастырской школы? Вы слабы в ло-гике.
Гюнтер: Я не о логике!
Проф: А о чем? О чем с Вами разговаривать? Вы только себя слушаете.
Гюнтер: Мия! Что он тебе говорил? Расскажи┘
Проф: (берет со стола яблоко. Гюнтеру) Не хотите?
Гюнтер: Нет. ( профессор подходит к Мии, протягивает ей яблоко)
Мия: Яблоки похожи на глаза.
Проф: Это просто большие ягоды. Ты можешь спокойно их есть. (Мия берет яблоко, рас-сматривает)
Гюнтер: Вы сильнее меня?
Проф: Кому определять? Ей? (показывает на Мию. Та начинает очень осторожно есть ябло-ко) По утрам у нас всегда сцены.
Гюнтер: Вы устраиваете.
Проф: Для вас и стараюсь. Как там на берегу, все нормально?
Гюнтер: Заботитесь?
Проф: Просто интересуюсь. Вы уйдете по своим делам, я √ по своим.
Гюнтер: Скажите, а Вы сдали бы нас властям?
Проф: Вы √ несчастные люди. Как на берегу?
Гюнтер: Давно не отвечали.
Проф: Идете наугад? А если вас уже не ждут?
Гюнтер: Вы же понимаете?
Проф: Понимаю.

9.


Кают-компания, вечер. Профессор и Мия слушают Вагнера. Входит Гюнтер.
Проф: По-прежнему не отвечают? (Гюнтер кивает) Плохо.
Гюнтер: Страшная музыка.
Проф: Вагнер. Для Вас и вашего учителя через чур брутальна.
Гюнтер: Перестаньте.
Проф: Его мозг мог выдержать ученые рассуждения, но чистую силу √ эту, не мог.
Гюнтер: Много Вы знаете.
Проф: Он ведь с ума сошел.
Гюнтер: И что?
Проф: Сгорел.
Гюнтер: Что с того?
Проф: Слушайте, там все сказано.
Гюнтер: Что там сказано?
Проф: Там тайна наших душ, там прошлое, там будущее.
Гюнтер: Считаете, я уже сумасшедший?
Проф: Вагнер┘ Вот где истина┘ (Гюнтер яростно выключает музыку)
Мия: (профессору) У него в глазах играют лисята.
Гюнтер: Мия!
Проф: Дженифер.
Гюнтер: Замолчите. (появляется Марк. Молча смотрит на Гюнтера. Говорит Марку) Ответи-ли? (Пауза) Пойдем. Уходят.
Проф: Дженифер, скоро будет очень сложный момент. Тебе будут говорить, что ты виновата во многих страшных вещах┘ Не верь, ты ни в чем не виновата. Обещай не верить.
Мия: Обещаю.
Проф: Хорошо. (проходит немного времени, Гюнтер и Марк возвращаются. Мрачные и мол-чаливые) Что-то случилось.
Гюнтер: Марк, что случилось? (Марк молчит) Ничего особенного.
Проф: Все плохо?
Гюнтер: Как должно быть.
Проф: Марк?
Марк: Плохо.
Гюнтер: Асан продал нас.
Проф: Асан? Кто это? Тот самый друг?
Гюнтер: Я считал его другом.
Проф: Что теперь.
Гюнтер: На берегу нас уже ждут.
Проф: Мы близко от берега?
Гюнтер: Уже да. К тому же, я думаю┘

(появляются звуки, свидетельствующие о том, что катер догнали. Сирены, требование выйти с поднятыми руками, ect.)

Гюнтер: Вот и все.
Проф: Мия, не бойся.
Мия: Мы уже мертвы, да?
Проф: Нет, не бойся.
Гюнтер: Поздно успокаивать.
Проф: Ну так что?
Гюнтер: (профессору) У нас есть заложник.
Проф: А у Вас есть ключик к моей сговорчивости?
Гюнтер: (начинает искать пистолет) Черт!
Проф: (достает пистолет, кладет на стол) Снимайте куртку.
Гюнтер: Что?
Проф: Вы больше ничем не сможете им (кивает на Марка и Дженифер) помочь. Моя очередь. Снимайте.
Гюнтер: Здесь я главный.
Проф: Правда? Снимайте. (Гюнтер снимает куртку, Профессор одевает) Марк, Дженифер, пойдем за мной, ничего не бойтесь. Попрощайтесь с мистером Гюнтером.
Марк: До свидания.
Мия: Ты видишь звезды?
Проф: Все уходим. (Гюнтеру) Сидите тут. И помните, любят люди, чтобы жалели их. Про-щайте.
(Выходят. За сценой звуки голосов в мегафон, сирены, выстрелы)

10.


(Появляется полицейский. Офицер.)
Офицер: Добрый день! С освобождением!
Гюнтер: Спасибо. Здравствуйте.
Офицер: Лейтенант Адамс. С вами все в порядке, мистер┘?
Гюнтер: Рихард Эрих фон Гольденсберг, профессор и доктор философии. Со мной все абсо-лютно в порядке, но этот негодяй забрал все мои документы.
Офицер: На нем их не нашли.
Гюнтер: Я направляюсь в Каир, у меня там курс лекций, мне необходимы какие-то докумен-ты.
Офицер: Давайте вернемся к этому вопросу чуть позже. Скажите, а кто эти юноши и девуш-ка?
Гюнтер: Они живы?
Офицер: Да. Они вам родственники?
Гюнтер: Совсем нет, они оказались тут случайно, я пригласил их слушать мои лекции.
Офицер: Ясно.
Гюнтер: Что с ними?
Офицер: Все хорошо, ни царапины. Этот мерзавец грозил их убить, но, слава Богу, я и сам неплохо стреляю.
Гюнтер: Он мертв?
Офицер: Да.
Гюнтер: Скажите, я смогу увидеться с ними или это не разрешается до допросов, следствия?
Офицер: Господин профессор, сложилась очень сложная ситуация, я всячески хотел не де-лать из этого происшествия громкого дела, но┘
Гюнтер: (возмущенно) Вы хотите скрыть эту историю?
Офицер: Я Вас прекрасно понимаю, Вы были в плену, многое перенесли, но ситуация очень деликатная.
Гюнтер: И что Вы предлагаете?
Офицер: Я могу сделать для Вас и для этих молодых людей документы ну и┘
Гюнтер: Понятно.
Офицер: Я прекрасно понимаю, что Вам это не нравится, но┘
Гюнтер: Тогда завтра Вы нас оформляете и отправляете в Каир. Скажите, Вы могли бы про-дать для меня этот катер?
Офицер: Профессор. Я делаю Вам документы и продаю катер. Вы забываете про это путеше-ствие.
Гюнтер: Идет. Лейтенант, ступайте, я сейчас приду. (офицер уходит. Говорит себе) Так зна-чит, это я пишу книгу про Хайдеггера. Что ж, великолепно. (вспоминает) И помните, любят люди, чтобы жалели их. Так говорил Заратустра! (уходит)








База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница