Актуальность



Скачать 375.31 Kb.
Дата10.05.2016
Размер375.31 Kb.
ВВЕДЕНИЕ
В настоящее время город Могилев ― один из крупнейших городов Беларуси, четвертый по численности населения. У него богатая и древняя история, наполненная увлекательными и драматическими событиями.

Анализ письменных источников, посвященных истории нашего города, показал, что чаще всего историки интересуются великими личностями, масштабными событиями. Достаточно много внимания уделяется описанию достопримечательностей города. К сожалению, о могилевском некрополе известно очень немного и практически ничего не описано.

Первое фундаментальное исследование захоронений могилевских кладбищ было предпринято в 1910 г. в связи с инициативой великого князя Николая Николаевича Романова, который приказал собрать и издать копии со всех надписей с надгробных плит, монографии по всем губерниям России. 8 апреля 1910 г. Могилевская констистория постановила: Могилевской архиепархии и Минской епархии в ближайшее время предоставить «в консисторию буквальные копии с вышесказанных надписей» [13, с. 83]. Копии надписей были сделаны, однако так и не были отправлены в Петербург. Списки были утеряны во время Великой Отечественной войны.

Актуальность представленной работы заключается в том, что с 1991 г. в периодической печати вышло только 29 статей, посвященных захоронениям на могилевских кладбищах. Все они в основном описывают акты вандализма на территории могилевского некрополя [2;3;4;5;6;8;10]. И если в Российской Федерации уже несколько лет успешно реализуется долговременная программа «Некрополь России», направленная на выявление и паспортизацию всех захоронений старых кладбищ, то в Беларуси нет ни одного издания, описывавшего местный некрополь.

Новизна работы заключается в нестандартном подходе к классификации памятников на территории могилевских кладбищ по различным признакам (датировка могил, материал надгробий, локализация могил, классификация по полу и возрасту захороненных); в выявлении семейных захоронений (ни архивы, ни фонды могилевских библиотек не могут дать сведения об истории родов, семей, предков могилевчан). Работа является результатом межшкольного сотрудничества, построена по принципу «равный обучает равного» (учащийся старших классов является тьютером для учащегося младших классов).

Цель: исследование и классификация сохранившихся захоронений XIX ― начала ХХ века Успенского, Мышаковского, Еврейского, Польского, Карабановского, Воскресенского кладбищ города Могилева.



В соответствии с данной целью были поставлены следующие задачи:

  • определить степень разработанности проблемы исследования в монографической и научно-популярной литературе, материалах периодической печати, городских сайтов;

  • составить фототаблицы захоронений;

  • составить список именных надгробий, расположенных на территории могилевских кладбищ;

  • провести классификацию памятников: по датировке захоронений; по датировке и локализации семейных участков; по предпочтению в оформлении захоронений; по половому и возрастному признаку захороненных;

  • определить локализацию массовых не идентифицированных захоронений;

  • определить сохранность захоронений и памятников;

  • представить результаты работы в периодической печати, школьных конференциях.

В процессе исследования на протяжении периода с августа 2012 г. по январь 2013 г. была произведена инвентаризация и экскурсионное описание 292 захоронений XIX – начала ХХ в. могилевского некрополя.
1. ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ МОГИЛЕВСКИХ КЛАДБИЩ
Древнейшее групповое захоронение, относящееся к поселениям, существовавшим на территории современного Могилева еще в дохристианскую эпоху, находилось в среднем течении реки Дубровенки. Оно было уничтожено в XIX веке. Могилевский этнограф Е.Р.Романов отмечал: «Еще в начале 90-х годов пришлого века в бесчисленных могилевских садах находились сохранившиеся курганы, теперь, к сожалению, потерянные без надлежащего исследования. Насколько можно судить по собранным мною данным о содержимом этих могил, в них находилось по одному костяку, без предметов (в могилах мужских) или с известными стеклянными, золочеными бусами (в женских). Таким образом, эти курганы составляли уже позднейшие памятники славянской эпохи» [11; с.14].

При изучении могилевского городища, возникшего при слиянии рек Дубровенка и Днепр, в 1983 г. археологом М.Ткачевым были открыты захоронения XIII-XIV в., сделанные по христианскому обряду.

В XVII-XVIII вв. начали обозначаться места захоронений, дошедшие до наших времен. В соответствии с планом Могилева П.Е. Новоева 1918 г. в нашем городе было открыто уже 8 кладбищ: Военное, Успенское, Воскресенское (состояло из двух частей ― Православного и Лютеранского кладбищ), Соборное, Мышаковское, Петропавловское, Еврейское, Католическое (Польское).

В соответствии с энциклопедическим справочником «Могилев» к 1986 году на территории города действуют уже 13 кладбищ [7, с. 182]. Военное, Соборное кладбища были уничтожены в 1965―1966 гг. в связи с новой перепланировкой города. Захоронения XVIII―XIX вв. на Петропавловском кладбище были уничтожены при постройке автомобильной трассы.

Согласно исследованию А.Д. Шкарубо и Н.Б.Тупицыной, на современной карте Могилева выделяется пояс кладбищ (8 комплексов, из них 7 закрытых), приуроченных к современному центру города. Второй пояс кладбищ размещается на городских окраинах и в пригородах. Его формируют сельские кладбища (9, все действующие), зачастую приобретшие статус городских, а также кладбища организованные при рабочих поселках, и расширенные больничные (4, 2 из них закрыты). В конце 70-х – середине 80-х в пределах этого пояса были заложены новые кладбища города [12; с.110].

В дореволюционной России существовало семь разрядов похорон и соответственно мест захоронений. Связь государства с Церковью, существование официально господствующей религии ― Православия - определяло устройство кладбищ по религиозно-национальному признаку: православные, армянские, еврейские, иноверческие, лютеранские, мусульманские, римско-католические.

Размеры кладбищ и их расположение были связаны с основанием церквей и их статусом. Так, при Покровской церкви действовало Покровское кладбище. Сегодня это кладбище называется Мышаковским. Его древнейшие захоронения датируются концом XVIII – началом XIX века.

Образование Воскресенского кладбища связано с открытием Воскресенской церкви. В соответствии с летописью игумена Ореста: «1672 года, мая 30 дня, дана Польским королем Михаилом Корибутом Вишневецким привилегия дозволительная Могилевским мещанам на построение в Могилеве ближне-Воскресенской деревянной приходской церкви на просимом прихожанами месте при новой площади на новом рынке». Вскоре Воскресенский приход получил место под открытие кладбища [11; с.15] .

Название Успенского кладбища произошло от имени располагающейся неподалеку Успенской церкви. Еврейское и Польское кладбища подтверждали многоконфессиональность Могилева.

Небольшие некрополи действовали и на территории каждого приходского и кафедрального храма.

Согласно сведениям могилевского краеведа Б.И.Сидоренко, в 1937 г. был разрушен небольшой некрополь, расположенный рядом с Иосифовским собором. В результате исчезла могила М.Фурсова – автора исторического очерка о верхнем Поднепровье из первого тома «Опыта описания Могилевской губернии». В 60–е гг. прокладка траншеи для газификации кварталов, примыкающих к Советской площади, прошла по некрополю Богоявленского братского монастыря. В 1965-1966 гг. были уничтожены могилы элиты губернского Могилева: чиновников, педагогов, врачей, участников Крымской войны 1853-1856 гг., русско-турецкой войны 1877-1878 гг., захороненных на старейшем кладбище Могилева - Соборном. Над уничтоженными могилами был разбит сквер [11; с.14].

Был уничтожен и некрополь Могилевской семинарии, которая была основана 1757 году могилевским архиепископом Г.Конисским.

После восстания в Польше, Литве и Беларуси 1863-1864 гг. в Могилеве (в районе Святого озера) были расквартированы Владимирский, Суздальский, Углицкий и Казанский полки вместе с 16-й артиллерийской бригадой, а в начале ХХ в. – 1-ая бригада 41-й пехотной дивизии, Александровский и Ахалцынский полки. Офицеров и солдат, умерших от болезней и ран, хоронили на окраине Могилева [11; с.13].

Остается неизвестным место захоронения французских и русских солдат - участников Салтановского сражения 1812 г. В «Записках игумена Ореста» есть запись: «На другой день после сражения из Могилева посланы были мещане могилевские к местечку Дашковке и деревне Салтановке на место сражения для погребения убитых французов и россиян». С той и другой стороны погибла не одна тысяча солдат и офицеров, однако место захоронения не было отмечено ни на одной карте [11; с.14].

В Первую мировую войну скончавшихся от ран солдат и офицеров хоронили в конце улицы Виленской, а затем по Бобруйскому шоссе между каплицей и железнодорожной насыпью. Места этих захоронений неизвестны.

2. КЛАССИФИКАЦИЯ ПАМЯТНИКОВ МОГИЛЕВСКОГО НЕКРОПОЛЯ


Изучение монографической и научно-популярной литературы, материалов периодической печати позволило определить объект исследования: захоронения XIX – начала XX в. Успенского, Мышаковского, Еврейского, Польского, Карабановского, Воскресенского кладбищ города Могилева.

На втором этапе исследования была разработана схема классификации памятников могилевского некрополя:

-идентификация захоронений (имя, фамилия, пол, возраст захороненных);

- датировка захоронений и их групп;

- локализация массовых не идентифицированных захоронений;

- датировка и локализация, состояние памятников семейных участков;

- предпочтения в оформлении захоронений;

- сохранность захоронений и памятников.


2.1 Идентификация и датировка захоронений
В результате проведенного исследования были изучены и составлены фототаблицы 292 захоронений: 98 - на Польском, 56 - на Успенском, 35 - на Мышаковском, 46 - на Еврейском, 44 - на Воскресенском и 13 - на Карабановском кладбищах (приложение 1).

Идентификация захороненных по возрастному и половому признаку позволила сделать вывод о том, что наибольшее количество сохранившихся надгробий принадлежат людям, умершим в возрасте 61-70 лет - 27%, 51-60 и 81-90 лет – по 16%.

136 идентифицированных надгробий (76%) принадлежат мужчинам.
81 % захоронений принадлежат людям, умершим в возрасте 40-90 лет, 8% - детям. На основе этих данных, изученных надписей с захоронений можно сделать вывод о том, что качественные надгробия могли себе позволить состоятельные люди, представители дворянских родов, могилевская интеллигенция, буржуазия. При высокой детской смертности XIX - начала XX в., небольшое количество сохранившихся надгробий указывает на тот факт, что скорее всего родственники ограничивались установкой деревянного или кованного креста (приложение 2.).

Классификация по временному признаку показала, что наибольшее количество, сохранившихся захоронений относится к 1913 г. ― 7, 1875 г. ― 6, 1889 г. ― 6, 1898 г. – 6, 1910 г. ― 6, 1911 г. ― 6, 1880 г. – 5, 1904 г. ― 5, 1848 г. – 5, 1864 г. – 4, 1868 г.- 4, 1878 г. ― 4, 1887 г. – 4, 1892 г. ― 4, 1897 г. ― 4, 1901 г. ― 4, 1902 г. – 4, 1903 г. ― 4, 1907 г. ― 4 (приложение 3).

Наибольшее число исследованных захоронений относятся к Польскому (33%) и Успенскому кладбищам (19%).

Несмотря на то, что Еврейское кладбище считается одним из самых древних ― самым ранним идентифицированным захоронением является надгробие 1924 г. Сохранилось 10 памятников из черного гранита, которые по аналогии с захоронениями Мышаковского и Успенского кладбищ можно датировать 1860―1915 гг. 20 надгробий относится к периоду 1926―1937 гг. Опрос местных жителей позволил сделать предположение, что захоронения XIX – начала XX в. на Еврейском кладбище были уничтожены в период Великой Отечественной войны. Холм, на котором располагался некрополь, использовался для плацдарма немецких танковых войск.

На Карабановском кладбище единственным захоронением, относящимся к исследованному периоду, является двойная могила, принадлежащая Симончиковым Варваре Ивановне (1830-1900 гг.) и Ивану Григорьевичу (1816-1891 гг.). Надгробие представлено в виде черного вертикального гранитного обелиска высотой 1.6 м.

12 захоронений кладбища сделано в период с 1927 по 1941 гг. По данным работников Могилевского областного музея им.Е.Р.Романова все захоронения более раннего периода были уничтожены в период сталинских репрессий. Третий слой захоронений был осуществлен в 60-80-е гг. ХХ в.


2.2 Локализация массовых неидентифицированных захоронений
В ходе работы из 292 захоронений не удалось идентифицировать 84 (27%). Так на Польском кладбище утеряны надписи на 9 памятниках, на Успенском - 5, на Мышаковском - 8, на Воскресенском - 24. На Еврейском кладбище не удалось идентифицировать 38 захоронений. Сложности возникли в связи с тем, что на памятниках изучаемого периода надписи сделаны на языке идиш, но буквами иврита.

Самым ранним неидентифицированным захоронением является захоронение на Успенском кладбище. Надгробие представлено в виде каменной плиты, лежащей на земле. На плите вытесан герб: немецкий четверочастный щит. В правом кантоне главы просматриваются две стрелы, повёрнутые вверх. Во втором и в третьем — заметны три поперечные полоски (верхняя — длинная, вторая — немного короче, третья — самая короткая), в четвёртом поле — две лилии, обращенные вверх. Корона и «клейнод» видны достаточно чётко. Фигур зверей, держащих щит, на памятнике нет. Вверху плиты видны буквы A.H.W. [9; с.5]. Плита расколота на 3 части, герб плохо просматривается. Захоронение обнесено забором, установлена надпись «Историко-архитектурная ценность охраняется государством». По мнению кандидата исторических наук И.А. Пушкина, данное захоронение относится к XVI в. и принадлежит одному из представителей рода Валовичей [9; с.4].

Еще одним неидентифицированным захоронением является захоронение 1810 г., расположенное на Польском кладбище. Надгробная плита представлена серым природным камнем. Надпись трудно читается, предположительно сделана на французском языке. Первоначально захоронение находилось рядом с усыпальницей князей Сеножацких, однако в начале XXI в. в результате реставрации усыпальницы, плита была сдвинута на 2-3 м.

Одна из не идентифицированных могил Мышаковского кладбища представлена в виде каменного саркофага. Высота надгробия составляет 80 см, ширина ― 1,6 м. На камне, который закрывает саркофаг, читается фрагмент слова «кимваръ» (приложение 5).


2.3 Датировка, локализация, состояние памятников семейных участков
Составление и изучение фототаблиц могилевского погоста, позволило сделать вывод о том, что на территории Могилевских кладбищ сохранились семейные участники захоронений.

На территории Мышаковского кладбища 6 захоронений принадлежат роду могилевского купца Филиппа Семенова Каптелева. Они датируются периодом с 1864 по 1903 г. (Каптелев Филипп Семенов (1802 – 1864 гг.), Каптелева Анна (1809-1891 гг.), Каптелев Патапий Филиппович (1826-1903гг.), Каптелев Софоний Филиппович (1841-1891гг.), Каптелев Афанасий Филиппович (1846-1880 гг.), Каптелева Александра Семеновна (1853-1883 гг.). Так как некоторые из перечисленных захоронений расположены друг от друга на расстоянии 10 м, можно предположить, что между ними могли располагаться могилы их родственников, уничтоженные более поздними захоронениями (приложение 6).

На могильных плитах Успенского кладбища можно увидеть знаменитые фамилии, давшие городу и знаменитого историографа - автора первого издания «Хроники города Могилева» 1877 г., и первого городского голову, которому Могилев обязан каменными мостовыми и первым водопроводом. 11 могил рода Гортынских представляют период с 1844 по 1913 г.: Гортынский Григорий Иванович (1769-1848 гг.), Корольков-Гортынская Марья Семеновна (1775-1844 гг.), Гортынский Николай Григорьевич (1799-1887 гг.), Гортынская ……(1810 -1880 гг.), Гортынский Константин Николаевич (1831-1901 гг.), Гортынский Николай Николаевич (1833-1889 гг.), Гортынская Феодосия Ефимовна (1844-1904 гг.), Гортынская Александра Николаевна (1861-1906 гг.), младенец Гортынская Ольга (1876 г.), Гортынский Гриня (1885-1913 гг.), младенец Гортынский Михаил (1886 г.).

Таким образом, в ходе исследования было определено 39 семейных участников захоронений. В тоже время на территории разных кладбищ были найдены могилы могилевчан с одинаковыми фамилиями. Так на Мышаковском кладбище захоронена помещица Александра Игнатьевна, урожденная Ладо Клодницкая, Констовичева (1814-1848 гг.), а на Польском кладбище – Барбара Ладо-Клодницкая (1789-1858 гг.), на Успенском кладбище покоится Бартошевич Елена, а на Польском – Марья Бартошевич-Саблевская. Можно предположить, что усопшие могли являться родственниками (приложение 7).

Интерес представляют две могилы, расположенные на Мышаковском и Воскресенском кладбищах города Могилева. В первой могиле похоронены - титулованный советник Николай Степанович Шалыгин (1833 г.) и его сын - доктор медицины, тайный советник Константин Николаевич Шалыгин, умерший на о.Куба (1829-1902 гг.). На Воскресенском кладбище похоронены Генриетта Ивановна Шалыгина по второму браку Осташкевич (1854 г.) и ее сын - доктор медицины, тайный советник Константин Николаевич Шалыгин, умерший на о.Куба (1829-1902 гг.).

В статье Л.Гришановой «Гнездо на куполе», опубликованной в газете «Могилевские ведомости», мы обратили внимание на материалы об актах вандализма на кладбище деревни Старая Водва под Шкловом. Пострадала двойная могила Ольги Николаевны Бонч-Богданович, урожденной Шалыгиной (1897 г.) и ее брата - доктора медицины, тайного советника Константина Николаевича Шалыгина, родившегося 11 ноября 1829 в г. Могилеве и умершего 13 июня 1902 г. на о.Кубе в городе Гавана [1; с.12].

Сравнив надписи трех захоронений, проанализировав информацию, мы пришли к выводу, что в 1902 г. прах тайного советника К.Н.Шалыгина был захоронен в могилах его родственников. На месте двойных могил были установлены новые обелиски (приложение 8).

Изучение состояния памятников семейных участков позволило сделать вывод о том, что типы захоронений делились по сословному признаку. Для представителей дворянского рода характерно захоронение в виде склепа.

На территории Успенского кладбища сохранилась усыпальница рода Кленце. Захоронение датируется 1909 г. Склеп занимает площадь примерно три на три метра, высота 2,5 метра. В гробнице хорошо сохранилась крепления для роллета.

На территории Польского кладбища сохранились склепы семьи Жуковских. Одно из захоронений представляет собой строение на 4 египетских колоннах, которые поставлены на квадратный подиум. Колоны поддерживают плоское перекрытие под стрельчатой крышей с крестом. Фронтон каплицы покрыт рельефными распростертыми крыльями и фланкирован коничными пинаклями с вазами. Внутри на торцовой стене расположен прямоугольный портал с рельефным крестом в центре и скульптурой ангела у основания с правого бока.

2 склепа представлены в виде подвалов, закрывающихся двумя чугунными дверьми (приложение 9).

Многие памятники, установленные на семейных захоронениях, являются произведениями искусства. Примером может служить памятник на могиле князя Владимира Техановецкого - последнего из могилевской ветви этой династии XIX – начала ХХ века (Польское кладбище). Скульптуру скорбящей женщины (позировала Александрина Техановецкая) изваял польский скульптор Пюс Велонский. На территории восточной Европы сохранилось только две его работы – в Могилеве и в городе Ченстохове (Польша). Этот мастер выполнял работы только для Ватикана. В 2002 г. вандалы выломали крест и медальон с изображением усопшего. Остался только постамент и от надгробия Александрины Техановецкой, умершей в Варшаве в 1908 г. С этого памятника сняли крест и скульптурное изображение в виде свитка. С памятника Даниэля Мауро сняли бронзовый медальон (приложение 10).

К сожалению, как выглядели утерянные захоронения на других кладбищах, установить трудно. Только в одном источнике есть упоминание о надгробии с фигурой мальчика на территории Успенского кладбища. Очевидцы утверждали: «Во время войны у скульптуры отвалилась голова, а цинковый гроб, в котором в склепе, как живой, лежал ребенок, оказался почему-то раскрытым. Мы полезли посмотреть… Я была маленькая и хотела взять для кукол красивое покрывальце. Только дотронулась, как все рассыпалось в пыль» [4; с.12].


2.4 Предпочтения в оформлении захоронений
Классификация памятников по использованному материалу выявила следующую закономерность: 36 надгробий выполнены из чугуна. Они датируются 1844-1860 гг. 167 памятников выполнены из гранита и мрамора. Они датируются периодом с 1849 по 1913 г. и представлены в виде установленных на постаменте квадратных вертикальных обелисков. 40 надгробий, относящиеся к периоду с 1864 по 1891 гг., ― плиты из камня и гранита. 39 ― выполнены в виде блока из гранита или натурального камня, установленного на площадке, и увенчаны крестом.

Таким образом, исследование показало, что среди надмогильных памятников, возникших в дореволюционный период и сохранившихся на территории Могилева, можно выделить семь основных типов:

1. «скалка» ― вертикальная бесформенная глыба с натурального камня высотой около метра с отполированным для надписи передним боком;

2. обелиск, увенчанный крестом;

3. блок из гранита или натурального камня, установленный на площадке и увенчанный крестом;

4. вертикальная плита с гладким фронтальным боком;

5. горизонтальная плита из гранита или чугуна;

6. кованый крест;

7. склеп (приложение 11).

35 захоронений невозможно отнести ни к одной из групп, так как памятник отсутствует, о наличии могилы говорит оставшаяся ограда. Некоторые захоронения представлены фрагментами надгробий.

Классификация памятников по использованному материалу позволила определить следующую закономерность: в начале XIX века могилевчане предпочитали заказывать надгробия, выполненные из чугуна, а во второй половине XIX века – начале ХХ века - из гранита и мрамора. Большинство памятников представлены в виде установленных на постаменте квадратных вертикальных обелисков.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
О могилевском некрополе известно очень немного и практически ничего не написано. Проблема ухода за местами захоронений в Могилеве продолжает оставаться актуальной. Действия вандалов приводит к тому, что наш город теряет свой исторический облик – ведь любое древнее захоронение является историческим памятником.

С целью исследования захоронений XIX ― начала ХХ века Успенского, Мышаковского, Еврейского, Польского, Карабановского, Воскресенского кладбищ было проведено изучение монографической и научно-популярной литературы, материалов периодической печати, городских сайтов; составлены фототаблицы 292 захоронений; составлены списки именных надгробий, расположенных на территории могилевских кладбищ; была проведена классификация памятников (по датировке захоронений и их групп, по датировке и локализации семейных участков, по предпочтению в оформлении захоронений); определена локализация массовых не идентифицированных захоронений.

В процессе исследования на протяжении периода с августа 2012 г. по январь 2013 г. была произведена инвентаризация и экскурсионное описание 292 захоронений XIX – начала ХХ в. могилевского некрополя. Анализ собранных материалов показал, что наибольшее количество захоронений данного периода находятся на территории Польского кладбища, на Карабановском кладбище сохранилось только 1 надгробие. Наибольшее количество неидентифицированных захоронений принадлежит Воскресенскому кладбищу.

В ходе исследования мы пришли к выводу, что качественные надгробия могли себе позволить состоятельные люди, представители дворянских родов, могилевская интеллигенция, буржуазия. 81 % сохранившихся захоронений принадлежат людям, умершим в возрасте 40-90 лет, 76% - принадлежат мужчинам, 8% - детям.

В ходе исследования было определено 39 семейных участников захоронений. Некоторые из них принадлежат знаменитым могилевским родам XIX века – Гортынские, Жуковские, Сеножацкие, Техановецкие.

Классификация памятников по использованному материалу позволила определить следующую закономерность: в начале XIX века могилевчане предпочитали заказывать надгробия, выполненные из чугуна (они датируются 1844-1860 гг.), во второй половине XIX века – начале ХХ века из гранита и мрамора (они датируются периодом с 1849 по 1913 г.). Памятники представлены в виде установленных на постаменте квадратных вертикальных обелисков.

Исследование позволило выделить семь основных типов надгробий: «скалка», обелиск, увенчанный крестом, блок из гранита или натурального камня, установленный на площадке и увенчанный крестом, вертикальная плита с гладким фронтальным боком, горизонтальная плита из гранита или чугуна, кованый крест, склеп.

Изучение состояния памятником могилевского некрополя позволило определить проблемы сохранности некоторых из них, привлечь внимание общественности. Результаты исследования были представлены на II Школьной международной заочной научно-исследовательской конференции «Проба пера» в Новосибирске (приложение 12), опубликованы в сборнике «Проба пера Общественные науки»: материалы II школьной международной заочной научно-исследовательской конференции (15 ноября 2012 г.) – Новосибирск: Изд. «СибАК», 2012. - 332.

Данное исследование представляет интерес для историков, краеведов, всех тех, кто увлекается историей малой родины.

Список используемой литературы:




  1. Гришанова Г. Гнездо на куполе// Могилевские ведомости. – 2012. – 4 декабря. – 12 с.

  2. Гришанова Л. Могилевский некрополь: от древних славян до конца ХХ века// Могилевские ведомости. – 1998. – 25 марта. – 4 с.

  3. Гришанова Л. За полчаса до весны пострадали уникальные памятники// Могилевские ведомости. – 2003. – 18 марта. – 22 с.

  4. Гришанова Л. Тайны Успенского некрополя.// Могилевские ведомости. – 2012. – 2 октября. –12 с.

  5. Кислик О. Общий долг// Советская Белоруссия. – 2005. – 1 октября. – 17 с.

  6. Маркова С. Разоренная память// Могилевская правда. – 2005. – 15 апреля. – 22 с.

  7. Могилев: Энцикл. справ. / Белорус. Сов. Энцикл.; Редкол.: И.П. Шамякин и др. ― Мн.: БелСЭ, 1990. ― 472 с.

  8. Ножников Н. Из хроники вандализма// Вестник Могилева. – 2003. – 29 января. – 2 с.

  9. Пантелеева Е. Загадка канцлера// Республика - 2011 - 28 декабря – 22 с.

  10. Половикова И. Вандализм на Польском кладбище//Днепровская неделя. – 2003. – 26 февраля. – 1-2 с.

  11. Сидоренко Б. Забытые захоронения Могилева//Столп православия. – 2006. - №1. – 28 с.

  12. Шкарубо А.Д., Тупицына Н.Б. Системный анализ динамики городской среды: изучение кладбищ г.Могилева// Региональные проблемы социально-экономического развития Беларуси. – Могилев. – 2002. –108 - 111 с.

  13. Ярашэвіч А. Інвентарызацыя Кальварыйскіх могілак — помніка гісторыі XVIII―XX ст. //Каштоўнасці мінуўшчыны: праблемы зберажэння гісторыка-культурнай спадчыны. ― Мн., 1998. ― 238 с.

Приложение 3.

Таблица 2. Классификация захоронений могилевского некрополя по временному признаку

Год

Кладбище

Польское

Успенское

Воскресенское

Еврейское

Мышаковское

Карабановское

Итого

1810

1
















1

1813

1
















1

1838

1
















1

1840

2
















2

1843

1
















1

1844




1







1




2

1845







1










1

1848

3

1







1




5

1849













1




1

1850

1
















1

1851

1
















1

1854

2




1










3

1857

2
















2

1858

2
















2

1859




1













1

1860













1




1

1861







1










1

1862

2
















2

1863

1
















1

1864

2

1







1




4

1865

2

1













3

1866

2
















2

1867

1

1













2

1868

2

1













3

1869

1
















1

1870

1

2













3

1871




1













1

1872

2
















2

1873

1




1










2

1874







1










1

1875

3

2

1










6

1876




1

1




1




3

1877

2
















2

1878

3

1













4

1879

2

1













3

1880

2

1

1




1




5

Приложение 5.

Фототаблица 2. Неидентифицированные захоронения









Фото 2012 г.

Успенское кладбище




Фото 2011 г.

XVI в.?








1810 г.

Камень


PASSANTARRETT

ICIREPOSELA CENT DEKESPARRE DEFEDEF

LE 18 MAЧ1810 POURRAS

DOUVEUR ………………..

DE SUN POLL…………….

LES PAIIEPES RENIS

Польское кладбище


Машековское (Покровское) кладбище

Приложение 6.


Фототаблица 3. Захоронения могилевского купеческого рода Каптелевых (1864- 1903 гг.) на Покровском кладбище










Филипп Семенович Каптелев

(1802 -1864 гг.)



Афанасий Филиппович Каптелев

(1846-1880 гг.)




Александра Семеновна Каптелева

(1853-1883 гг.)













Анна Каптелева

(1809-1891 гг.)




Софоний Филиппович Каптелев

(1841-1891 гг.)



Патапий Филиппович Каптелев

(1826-1903 гг.)




Приложение 7.

Таблица 3. Список, похороненных на территории Могилевского некрополя XIX – начала ХХ века

№ п/п

ФИО

Даты жизни/смерти

Успенское

Мышаковское

Польское

Карабановское

Воскресенское

Еврейское

1

Андреев Вадя

1901-1904

+
















2

Bacloszka-Lipnickich Karolina

1907







+










3

Бакшевич Фелиция из рода Гуерров

1842-1862







+










4

Баранов Евстафий Евстафьевич

1790-1845














+




5

Бартошевич Елена




+
















6

Бартошевич-Саблевская Марья

1865-1890








+










7

Беляй Марфа Андреевна

1850-1928


+
















8

Бердяев Василий Михайлович

1852-1913


+
















9

Бердяев Миша

1898-1911

+
















10

Борн Мартин Мартинов

1812-1880














+




11

Борхман Эмилий Федорович

…-1884














+




12

Бояринова Марья Алексеевна

1827-1888





+













13

Бояринова Марья Ивановна

1805 – 1876





+













14

Брант Александра

1882

+
















15

Брезинский Эдвард

1818-1880







+










16

Буткевич Марселла

1903







+










17

Василевский Михаил Данилович

1860-1889


+
















18

Веризина Барбара

1828-1858







+










19

Вишневская Авдотья Герасимовна

урожденная Каскевич



1870


+
















Приложение 8.
Фототаблица 4. Двойные захоронения семьи Шалыгиных





Покровское кладбище
1833

Титулованый советник

Николай Степанович Шалыгин

1829-1902

Доктор медицины, тайный советник Константин Николаевич Шалыгин Родился 11 ноября 1829 в г. Могилеве

Умер 13 июня 1902 г. на о.Кубе в г.Гаванне






Воскресенское кладбище
1854

Генриетта Ивановна Шалыгина

по второму браку Осташкевич

1829-1902

Доктор медицины, тайный советник

Константин Николаевич Шалыгин

Родился 11 ноября 1829 в г. Могилеве

Умер 13 июня 1902 г. на о.Кубе в Гаване





Деревня Старая Водва, Шкловский район
1897

Ольга Николаевна Бонч-Богданович,

урожденная Шалыгина
и брат ее

1829-1902

Доктор медицины, тайный советник

Константин Николаевич Шалыгин

Родился 11 ноября 1829 в г. Могилеве

Умер 13 июня 1902 г. на о.Кубе в Гаване


Приложение 9.

Фототаблица 5. Склепы










Успенское кладбище

Георгий Бернардович Кленце

(1882-1909 гг.)
Софья Матвеевна Кленце, урожденная Струпинская (1853-1918 гг.)


Польское кладбище

Aleksander Zukowcki

(1890-1915 гг.)








Успенское кладбище


Польское кладбище

Приложение 10.


Фототаблица 6. Надгробия представителей могилевской знати








Польское кладбище

Wladzimierz Ciechanowiecki

Маршалок шляхты Могилевской губернии

(1900 г.)




Польское кладбище

Aleksandryna Ciechanowieck

(1908 г.)









Польское кладбище

Daniel Mauro

(1962-1904 гг.)


Успенское кладбище

Род Гортынских


Приложение 11.


Фототаблица 7. Типы надмогильных памятников










«Скалка»

Обелиск, увенчанный крестом

Блок из гранита или натурального камня, установленный на площадке и увенчанный крестом










Горизонтальная плита из гранита или чугуна

Вертикальная плита с гладким фронтальным боком

Кованый крест





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница