Академик Г. И. Марчук



Скачать 401.97 Kb.
страница1/3
Дата05.11.2016
Размер401.97 Kb.
  1   2   3




ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЙ НА ОТКРЫТИИ ДЕСЯТОГО ВСЕСОЮЗНОГО АЛГЕБРАИЧЕСКОГО КОЛЛОКВИУМА, ПОСВЯЩЕННОГО ПАМЯТИ АКАДЕМИКА А. И. МАЛЬЦЕВА
(Новосибирск, 20—26 сентября 1969 года)
Академик Г. И. Марчук (Новосибирск). Сегодня ведущие математики страны собрались в Академгородке для того, чтобы провести свой очередной, уже традиционный, Всесоюзный коллоквиум по алгебре. Этот коллоквиум посвящается памяти выдающегося математика А. И. Мальцева, заложившего основы многих научных направлений в алгебре, математической логике, теории моделей и других областях математики. Математики нашей страны и мира глубоко чтят намять этого замечательного ученого, внесшего исключительно большой вклад в науку. Последние годы жизни Анатолия Ивановича, 7—8 лет, неразрывно связаны с Сибирским отделением Академии наук. Анатолий Иванович был членом Президиума Сибирского отделения и являлся по существу одним из руководителей большой математической школы Сибирского отделения Академии наук. Он всегда страстно, с душой, с сознанием высокой ответственности брался за решение больших и малых задач, которые ему поручал Президиум Сибирского отделения. Благодаря своей энергии, исключительной широте научных интересов А. И. Мальцев создал блестящую школу математиков.

Анатолий Иванович был не только выдающимся ученым, имя которого всегда будет помнить математическая общественность мира, но и замечательным человеком, умевшим найти подход к людям разных интеллектов и разных взглядов на жизнь. Мы должны учиться у Анатолия Ивановича большой науке, трудному, но принципиально важному делу организации научных школ.



Профессор Л. Я. Куликов (Москва). Вы, вероятно, помните, что первой опубликованной работой Анатолия Ивановича по теории групп была работа по теории абелевых групп, в которой дана классификация абелевых групп без кручения конечного ранга. Как я себе представляю, причиной интереса к описанию этого класса абелевых групп послужила созданная Л. С. Понтрягиным теория характеров топологических групп. В частности, вопрос о полном описании бикомпактных связных топологических групп целиком сводился к описанию дискретных абелевых групп без кручения. Именно этим было вызвано появление в 1937 году сначала работы А. Г. Куроша, а несколько позже (с разрывом примерно в один год) — работ Анатолия Ивановича Мальцева и английского математика Дэрри. В работе Анатолия Ивановича была дана полная классификация абелевых групп без кручения конечного ранга.

Одной из первых работ, с которой я познакомился, которая на меня оказала и оказывает до сих пор влияние, была именно эта работа Анатолия Ивановича. Там есть такая особенность. Для того чтобы дать классификацию, нужно было обобщить понятие p-адического числа. р-Адические числа были введены очень давно в науку. А вот их обобщение, так называемые n-адические или z-адические числа, насколько я помню, были впервые введены в работе Анатолия Ивановича и успешно применены им к классификации названного класса групп. В дальнейшем эта идея не р-адического, а n-адического пополнения кольца целых чисел сыграла существенную роль. Она оказалась полезной при изучении не только абелевых групп без кручения, но и смешанных абелевых групп.

С Анатолием Ивановичем я познакомился, насколько помню, в 1939 или 1940 году на заседании семинара О. Ю. Шмидта по теории групп, которое проводилось в старом здании МГУ. Он был официальным оппонентом по моей кандидатской диссертации. В основном же наши встречи происходили на алгебраических коллоквиумах и симпозиумах.

Хочу остановиться на преподавании алгебры в пединститутах. Поскольку Анатолий Иванович имел огромный, тридцатилетний опыт преподавания, особенно в Ивановском пединституте, то всякая беседа с ним об этом, естественно, была для меня событием. Анатолий Иванович говорил о необходимости объединения в одном курсе логики и высшей алгебры. Как на удачный пример такого объединения он указывал на книгу Фефермана «Числовые системы». Он считал, что эта интересная книга может послужить основой для создания пединститутских учебников в новом направлении. Видимо, многие из присутствующих здесь знакомились с проектом программы по объединенному курсу алгебры и теории чисел для пединститутов. В частности, одно из пожеланий Анатолия Ивановича учтено, и элементы математической логики уже появились в новой программе. Однако вопрос о большем слиянии алгебры и логики не только в научной работе, но и в преподавании, как того добивался Анатолий Иванович, еще не решен полностью. Необходимы в первую очередь новые учебники, более радикальная перестройка программ и многое другое.

Я всегда поражался не только широтой и глубиной интересов Анатолия Ивановича. Анатолий Иванович получил фундаментальные результаты по всем разделам общей алгебры. Его роль как творца новых идей, новых научных результатов и как создателя новых направлений в общей алгебре является совершенно исключительной. Я не знаю алгебраиста более крупного в отечественной математике, чем Анатолии Иванович. В связи с этим мне кажется целесообразным, чтобы наш коллоквиум обратился с ходатайством в Президиум Академии наук об учреждении премии имени А. И. Мальцева, которая присуждалась бы за выдающиеся работы в области общей алгебры.

Член-корреспондент АН СССР М. И. Каргаполов (Новосибирск). Я знал, конечно, что Анатолий Иванович учился в аспирантуре академика А. Н. Колмогорова, но все же однажды спросил его, кого он считает своим учителем. Подумав, он ответил: «Гильберта». И действительно, можно проследить влияние Гильберта на развитие личности Анатолия Ивановича. Анатолий Иванович оказался достойным учеником и последователем Гильберта, как в математической логике, так и в алгебре. Но сейчас я хотел бы сказать об Анатолии Ивановиче не только как об ученом.

Мне хочется рассказать о наших воскресных прогулках. Это я так только говорю — прогулки. На самом деле это были походы, изнурительные даже для нас, молодых. Случалось, мы уходили за двадцать-тридцать километров. Иногда садились на попутную грузовую машину, уезжали за Искитим, а потом обратно шли по бердским каньонам. По пути обсуждались всевозможные вопросы. В частности, Анатолий Иванович очень интересовался проблемой подготовки математических кадров, преподаванием математики в школе и в высших учебных заведениях и вообще развитием математики в нашей стране. По этим вопросам в свое время (в январе 1967 г.) была опубликована его статья в «Правде». Не буду пересказывать ее содержание, отмечу только некоторые его мысли, не вошедшие в эту статью. В частности, его волновало то, что из Сибири, с Урала уезжают хорошие математики, профессора, доценты. Уезжают в европейскую часть Союза. Как закрепить кадры? Анатолий Иванович предлагал материальные стимулы. Однако наряду с этим он считал, что интересно было бы ввести, кроме двух существующих ученых степеней — кандидата и доктора, — еще несколько, но уже без материального поощрения. Присуждение высших степеней — пусть даже без материального поощрения — приносило бы удовлетворение ученому и свидетельствовало бы о том, что его деятельность оценивается высоко. Имея такое моральное удовлетворение, ученый, конечно, работал бы с большей отдачей сил и удовольствием.

Далее, у Анатолия Ивановича была интересная мысль организовать именные кафедры в некоторых, периферийных университетах, и в частности в Сибири и па Дальнем Востоке. Речь идет о том, чтобы па некоторых кафедрах повысить в 2—3 раза зарплату заведующего, а подбор заведующего проводить путем всесоюзного конкурса, причем голосование по кандидатуре не обязательно должен проводить ученый совет соответствующего вуза, потому что он может оказаться некомпетентным в вопросах математики.

Вообще Анатолий Иванович всегда был полон разных идей. К сожалению, не все из них ему удалось осуществить. Так, он мечтал о создании института высших исследований на международной основе при участии Советского Союза. В последние годы жизни он очень интересовался созданием проблемных лабораторий.

Лет пять назад можно было часто слышать, по крайней мере, у нас, в Академгородке, рассуждения об организаторах науки. Говорилось даже о желательности подготовки, воспитания кадров такого типа. Анатолий Иванович скептически относился к этим разговорам и в шутку предлагал открыть школу по подготовке организаторов науки. Его ироническое отношение к понятию организатора науки объяснялось тем, что при этом подразумевался только ученый-администратор: ученый-президент, ученый-директор, ученый-декан и т. д. Анатолий Иванович высоко ценил тех ученых, которые, занимая административные должности, решают практические вопросы по созданию научных учреждений, развитию науки. Однако он считал, что надо с не меньшим уважением относиться и к тем, кто, не занимая административного поста, все же заслуживает звания организатора науки. В качестве примера он называл академика А. Н. Колмогорова. Так, однажды мы заговорили о развитии математики в Казахстане, и Анатолий Иванович, улыбаясь, сказал А. Д. Тайманову: «Вы пригласите в Алма-Ату А. Н. Колмогорова, и он вам через два года создаст институт, который будет соперничать с Принстонским».

Заслуги А. И. Мальцева в развитии науки в Сибири огромны. Как известно, в Академгородке создан и успешно развивается Новосибирский университет. Университет своеобразен, в частности, студенты-математики учатся по учебному плану, существенно отличающемуся от учебных планов других университетов. По инициативе Анатолия Ивановича в учебный план для студентов-математиков НГУ впервые в Союзе были включены и им же подробно разработаны годовой курс математической логики и семестровый курс теории алгоритмов и рекурсивных функций. Роль А. И. Мальцева в становлении нашего университета настолько велика, что, на мой взгляд, его можно по праву назвать одним из его создателей.

Как известно, А. И. Мальцев, работая в Сибирском отделении, создал довольно большой коллектив алгебраистов и логиков, имеющий хорошую перспективу для дальнейшего развития. Ему удалось настолько удачно подобрать ученых, что практически не оказалось ни одной пары психологически несовместимых личностей. После кончины А. И. Мальцева некоторые уехали. В будущем, возможно, уедут и другие, но жизнеспособность созданного им коллектива так велика, что, несмотря на эти и другие возможные потери, алгебра и логика, как я думаю, будут в Новосибирске успешно развиваться.

Еще мне хочется сказать несколько слов об Анатолии Ивановиче как руководителе и человеке. Ни в институте, ни в университете у него не было служебного кабинета. Всевозможные вопросы обсуждались и решались на семинарах, во время прогулок и памятных всем нам шествий алгебраистов от университета до Морского проспекта после заседания семинара «Алгебра и логика». Анатолий Иванович по существу никогда не приказывал и почти никогда не «поручал». Несмотря на мягкий стиль руководства, вокруг него царила атмосфера напряженного труда. Анатолий Иванович внимательно выслушивал мнение своих коллег, учитывал его, старался решить вопрос коллегиально и демократично. Многие помнят, как во время Кишиневского коллоквиума Анатолий Иванович провел тайное голосование кандидатур советских алгебраистов для выступлений с получасовыми докладами на Московском международном конгрессе математиков, хотя, будучи председателем алгебраической секции конгресса, он мог бы предложить эти кандидатуры по своему усмотрению. Помню, как на Рижском коллоквиуме решался вопрос о месте проведения следующего коллоквиума. Мне хорошо известно, что Анатолий Иванович считал, что девятый коллоквиум следует провести в Красноярске или Алма-Ате. Не сомневаюсь, что, используя свой огромный авторитет, он сумел бы убедить в этом большинство алгебраистов, но, узнав предварительно другие мнения, он не стал настаивать на своем предложении. Было принято иное решение.

Мне кажется, стоит поддержать предложение об учреждении премии имени А. И. Мальцева, тем более что в свое время Президиум Сибирского отделения АН СССР принимал такое решение.

Академик АН Казахской ССР А. Д. Тайманов (Алма-Ата). Когда Анатолий Иванович переехал в июле 1960 года в Новосибирск, он заинтересовался организацией математических исследований в Казахстане. Уже в сентябре он был в Алма-Ате. В течение недели знакомился с работой алма-атинских математиков, физиков и, когда мы возвращались в Новосибирск, поделился своим мнением об организации работ в Казахстане.

К этому вопросу он возвращался часто, несколько раз бывал в Алма-Ате, последний раз в 1966 году в составе делегации Академии наук, возглавляемой М. В. Келдышем. После знакомства с работами алма-атинских математиков он составил подробную докладную записку, где указаны недостатки и намечен опорный план работы на ближайшие несколько лет. Теперь этот набросок стал у нас основным документом, мы стремимся реализовать пожелания Анатолия Ивановича.

К вопросам организации математических исследований и математического образования Анатолий Иванович возвращался очень часто. Я сейчас хотел бы познакомить вас с одной проблемой, которой он занимался в последние дни. В 1967 году у него возникла идея создания института дискретной математики и математической логики. Перед Рижским коллоквиумом он составил вчерне докладную записку. К топологической конференции, которая работала здесь с 3 по 10 июля 1967 года, Анатолий Иванович дал мне окончательный вариант. Во время конференции он обсуждал со многими участниками разные аспекты организации математического института, я присутствовал на его беседе с профессором Курепой. Это была паша последняя встреча. Пятого июля мы пригласили профессора Курепу, и на берегу реки обсуждали вопросы о работе институтов, об организации научных исследований в Югославии и странах Западной Европы. С этими вопросами Курепа был хорошо знаком, потому что он специально исследовал их, будучи членом одной из комиссий ООП.

У меня осталась записка Анатолия Ивановича о создании нового института — дискретной математики и математической логики, что он считал вполне назревшим делом. В ней перечисляются проблемы, которые должны изучаться в этом институте. Первая — развитие всех областей математической логики: теории алгоритмов, оснований математики и смежных дисциплин. Характерна для Анатолия Ивановича мысль о развитии именно всех областей математической логики. Вторая проблема — развитие исследований в смежных областях математики: общей алгебре, дискретном анализе, теории информации, геометрии и математическом анализе. Третья—исследование математических вопросов теории языка и мышления.

Затем Анатолий Иванович составляет структуру института, каким он представлял его через семь лет после организации. Я хочу прочесть эту записку, потому что из нее видно, какие направления в математике он считал перспективными. Институт должен был состоять из семи отделов.

Первый отдел — логики. Здесь три лаборатории: первая — общей логики и теории доказательств, вторая — теории множеств и оснований математики, третья — конструктивной математики, конструктивного анализа и конструктивной алгебры.

Второй отдел — отдел теории алгоритмов — включает три лаборатории: общей теории алгоритмов, теории конечных автоматов и непрерывных сетей и дискретного анализа.

Третий отдел — общей алгебры. Здесь предполагалось создать также три лаборатории: теории моделей и алгебраических систем, теории групп, теории колец и специальных алгебр.

Четвертый отдел — теории языков и сообщения. Четыре лаборатории: семиотики, лингвистики, теории информации и теории игр.

Пятый отдел — классической математики, с пятью лабораториями: топологии и геометрии, математического анализа, теории вероятностей и математической статистики, математического образования и истории математики и логики.

Математическому образованию Анатолий Иванович уделял очень много внимания. Сам писал, учебники и собирался составить коллектив, который бы создавал, учебники, как для средних школ, так и для университетов. Оп считал, что учебники должны обновляться через каждые 10 лет. Как-то я его спросил:

«Кого вы думаете пригласить на заведование отделом математического образования?» Он сказал: «Я бы пригласил Сергея Васильевича Смирнова, но он из Иванова не поедет».

И последний отдел — это отдел биологической математики. Здесь должно быть четыре лаборатории: теории образов, теории самообучения и обучения, теории простейших реальных языков животных, математической психологии.

Анатолий Иванович считал, что в институте должно быть 100 человек: примерно 2Ц—25 докторов, 40 кандидатов и остальные — стажеры, аспиранты. Седьмого июля оборвалась жизнь и работа Анатолия Ивановича. Через неделю, когда мы опомнились, я отнес этот документ М. А. Лаврентьеву. Через некоторое время Михаил Алексеевич пригласил меня и сказал: «Я прочитал, документ хороший, но кто же будет возглавлять этот институт?» Конечно, я не мог дать ответа. Может быть, сегодняшнее собрание в состоянии ответить на этот вопрос?



Профессор Б. И. Плоткин (Рига). А. И. Мальцев был великим алгебраистом. Ему принадлежат выдающиеся открытия в разнообразнейших разделах алгебры, но, пожалуй, самое замечательное его открытие — это открытие новых связей между алгеброй и математической логикой, между разными частями самой алгебры. Он принадлежал к тем редким ученым, кто соединяет разные отделы науки в одну науку. Анатолий Иванович выдвинул ряд общих идей, которые затем применялись во многих конкретных ситуациях. В результате он стал выдающимся творцом и в теории групп, и в теории колец, и в общей теории алгебраических систем, и в топологической и линейной алгебре, и в теории алгоритмов, и в разных других разделах алгебры. Почти каждая часть алгебры, каждый наш алгебраист испытали влияние Анатолия Ивановича. Возьмем, к примеру, теорию групп. Здесь, если не считать абелевых групп, деятельность Анатолия Ивановича началась, вероятно, с применения локальных теорем к некоторым теоретико-групповым задачам. Сейчас этот метод стал обычным и классическим. Возможно, что математическая логика привела Анатолия Ивановича также к серии теорем о вложениях колец в тела, полугрупп в группы. По-видимому, теоремы вложения играли какую-то роль и в работах по топологической алгебре, где в дальнейшем он получил ряд глубоких результатов. В свою очередь его исследования по топологическим группам и тесно связанные с ними исследования по линейным группам повлекли за собой замечательные работы, относящиеся уже к абстрактной теории групп. Я имею в виду локально нильпотентные группы без кручения, их связи с рациональными алгебрами Ли и выдающуюся работу Анатолия Ивановича 1949 года «О бесконечных разрешимых группах», которая дала толчок многим исследованиям в дальнейшем. Детищем Анатолия Ивановича была общая теория алгебраических систем, которая очень сильно влияла на сложившиеся направления в алгебре. Его исследования после пятидесятых годов были непосредственно связаны с этой общей теорией. Будучи выдающимся специалистом в алгебре в целом, он мог компетентно судить обо всем, что в ней делается. Однако если и был какой-нибудь раздел, которым Анатолий Иванович непосредственно не занимался, он умел внимательно и доброжелательно относиться к труду соседей по науке. Поэтому его мнение для всех было особенно ценным. Анатолий Иванович имел исключительный и вполне заслуженный авторитет.

Анатолий Иванович при всей его кипучей деятельности, при всей его занятости всегда оставался очень чутким человеком. Со многими он переписывался, причем умел писать такие письма, что казалось — к тебе он относится особенно внимательно. Если кто заболевал, он очень переживал, старался поддержать этого человека и просил других писать ему. Для всех, кто знал Анатолия Ивановича, общение с ним было большим счастьем.



Профессор Ш. С. Кемхадзе (Батуми). Здесь уже говорили, что работы Анатолия Ивановича относятся к самым различным направлениям алгебры и вообще математики. Я должен сказать, что одной из лучших его работ считаю работу 1951 года «О некоторых классах бесконечных разрешимых групп». По моему мнению, именно она дала толчок развитию в Советском Союзе теории радикалов в группах, сыграла большую роль в развитии этого направления.

Я познакомился с Анатолием Ивановичем в 1949 году и после этого все время поддерживал с ним научную и дружескую связь. А. И. Мальцев очень большое внимание уделял математикам, работающим на периферии. Он дважды приезжал в Батуми. Первый раз — в 1964 году вместе с профессором С. М. Никольским. Тогда он выступил с докладом в нашем педагогическом институте на совещании преподавателей школ и работников вузов. Второй раз Анатолий Иванович приехал в Батуми в 1966 году на Второй симпозиум по теории групп. Этот симпозиум, нужно сказать, был организован при большом его содействии. Он сам принял активное участие в симпозиуме, выступил с докладом.

Батумская газета писала, что для математиков всей Грузии приезд А. И. Мальцева — большое событие. Анатолий Иванович был приглашен Тбилисским университетом для чтения спецкурсов. Письмо с приглашением направил ректор университета академик И. П. Векуа. Анатолий Иванович дал согласие, но его приезд уже не состоялся.

Академик АН Молдавской ССР В. А. Аидрунакиевич (Кишинев). В лице Л. И. Мальцева от нас ушел не только выдающийся ученый-математик нашего времени, но и человек возвышенной и страстной мысли, интересовавшийся всеми человеческими проблемами. Он был крупным общественным деятелем, организатором науки, человеком действия, энергичным проводником научных идей. Это был великий труженик. Такая совокупность положительных качеств ума и воли вместе с высокими моральными качествами делали его очень яркой личностью.

Мы, советские алгебраисты (да и не только советские), в той или иной мере являемся учениками Анатолия Ивановича, так как нельзя в наше время считать себя образованным алгебраистом, не изучив или, во всяком случае, не познакомившись с трудами. Анатолия Ивановича. Уже отмечалось, что еще до поступления в аспирантуру, совсем молодым человеком, в 1936 году Анатолий Иванович написал первую работу в области математической логики, где разработал сильный и общий метод для доказательства локальных теорем. Вторая его работа уже чисто алгебраическая: о вложении ассоциативных колец без делителей нуля в тела. Поразительная работа! Сейчас нет логика, нет алгебраиста, который не обращался бы к этим первым двум его работам. А затем последовала серия превосходных работ, выдвинувших его в число первых математиков того времени.

Уже отмечалось, что Анатолием Ивановичем получены фундаментальные результаты и в теории групп, и в теории колец, в топологической алгебре, в теории групп Ли, в теории алгоритмов, в теории универсальных алгебр, в теории моделей. Он является одним из создателей теории общих алгебраических систем. Очень многие его результаты включены в наши и зарубежные монографии, обзорные статьи. Они получили мировую известность. Чем объяснить, что за недолгую жизнь Анатолий Иванович достиг столь замечательных результатов? Конечно, Анатолий Иванович был очень одаренным человеком. Он действительно был талантлив, обладал могучим, ясным, я бы сказал, богатырским умом. Кто-то метко выразился, что это Шаляпин в алгебре. Но не только одаренностью объясняются его чудесные результаты. В наше время беспокойная жизнь постоянно отвлекает ученого от его размышлений. В самом деле, не так легко серьезно думать за письменным столом, глубоко размышлять над проблемой, если постоянно звонит телефон, если то и дело нужно прерывать начатую работу для того, чтобы ехать на совещание, если все время нужно откладывать решение какой-либо задачи для того, чтобы подготовить выступление или написать статью, часто серьезную и срочную. А вот Анатолий Иванович обладал удивительной способностью все время думать, где бы он ни находился и несмотря ни на что. Это был крупный мыслитель.

Научное наследство, оставленное Анатолием Ивановичем, / исключительно богато и разносторонне. Его глубокие идеи еще многие годы будут питать алгебру и смежные с ней ветви математики. Анатолий Иванович ушел из жизни в полном расцвете огромных творческих сил, которые он бескорыстно и щедро направлял на развитие советской математики. Его творческая деятельность развивалась без перерывов и за последние годы достигла небывалой интенсивности, хотя вместе с этим росла и научно-организаторская деятельность. Анатолий Иванович вырастил много талантливых учеников, которым посчастливилось извлечь для себя огромную пользу из его научного опыта. На основе прочитанных лекций Анатолий Иванович написал книгу «Основы линейной алгебры». Это образец, как нужно писать учебники — четко, ясно, на высоком уровне и в то же время очень легко.

Анатолий Иванович был крупным общественным деятелем. Всюду его деятельность была плодотворной. Везде он пользовался авторитетом, на который ему давали право ум и воля, его труд. Трудно представить, какую огромную работу он вел, будучи депутатом Ивановского областного Совета депутатов трудящихся, депутатом Верховного Совета РСФСР и депутатом Верховного Совета СССР. Достаточно сказать, что им написано более пяти тысяч писем трудящимся, причем собственноручно. Это не пять тысяч, это все десять тысяч писем, потому что он отвечал сам и потом, приняв решение, писал в соответствующие организации. Колоссальная работа. В то же время Анатолий Иванович был поразительно скромным человеком.

Какой бы пост он ни занимал, он сохранял в своем сердце любовь к науке и желание служить ей. Уже говорилось, что талант Анатолия Ивановича как организатора советской науки особенно широко проявился, в период его работы в Новосибирском научном центре, где он создал известную логико-алгебраическую школу и всемирно известный семинар и журнал «Алгебра и логика». Каждый математик, наш и зарубежный, считает для себя честью бывать на этом семинаре, печататься в журнале «Алгебра и логика». Очень правильно, хорошо сделали новосибирцы, решив посвятить Десятый всесоюзный алгебраический коллоквиум шестидесятилетию со дня рождения А. И. Мальцева, выдающегося ученого и мыслителя, одаренного и сильного человека, который делает честь русской и советской науке, ее академии. Я думаю, что лучшим памятником Анатолию Ивановичу было бы создание института дискретной математики и математической логики, о котором он мечтал, и присвоение ему имени А. И. Мальцева.



Профессор Ю. Л. Ершов (Новосибирск). Хочу отметить несколько черт Анатолия Ивановича, о которых еще не было сказано. Прежде всего, меня поразило в нем и показалось необычным следующее. Здесь уже говорили, что Анатолий Иванович был широко образованным, эрудированным человеком, следил за развитием не только алгебры, но и всей математики, внимательно прислушивался к мнению различных людей и всегда понимал, какое направление в алгебре и вообще в математике в данное время является главным, важным. Но одно дело следить за новейшими результатами, быть эрудитом, а другое — относиться к этому действенно. Удивительно, что Анатолий Иванович в 37 лет впервые сел за рояль и сумел научиться играть. Но какое мужество требуется от человека, когда он в 50 лет садится за учебники и изучает новую для себя науку, причем так, чтобы потом работать в ней! Я имею в виду теорию алгоритмов. Математическая логика — это был первый интерес Анатолия Ивановича, поэтому возврат к ней можно объяснить возвращением к старой любви, теорией же алгоритмов он до 50 лет не занимался. И вот на реферативном семинаре он изучает новые работы, занимается тем, что делают обычно аспиранты. Человек с мировым именем, крупный ученый, он изучает не только музыку, чтобы играть в домашнем кругу, а и новую науку, чтобы работать в ней — потому что осознал, что теория алгоритмов в наше время является очень важным разделом математики. По крайней мере, четыре или пять работ по теории алгоритмов и теории нумераций написаны им. Анатолий Иванович много также сделал по пропаганде этого предмета. Он добивается того, что курс теории алгоритмов становится обязательным в Новосибирском университете, пишет книгу по этому курсу. А ведь это был период расцвета его творческих сил. Все понимают,— чтобы написать хороший учебник, требуется много времени. И он, очень занятой человек, его находит. Учебник «Алгоритмы и рекурсивные функции»— один из лучших в этой области.

Еще одна специфическая черта. Есть разные способы обучения или руководства, скажем, аспирантами или студентами, учениками. У Анатолия Ивановича манера была весьма своеобразной, руководство было ненавязчивым, практически незаметным и в то же время очень действенным и глубоким. Даже трудно объяснить, как он умел воздействовать. Влияние Анатолия Ивановича на людей, которых он близко знал, чрезвычайно велико.

Секретарь Советского райкома КПСС Новосибирска кандидат философских наук Р. Г. Яновский. Мне довелось впервые услышать Анатолия Ивановича в 1947 году. Я не математик, но меня, тогда совсем молодого человека, поразила в Анатолии Ивановиче страсть к науке. В 1950 году я поступил в Ивановский пединститут, и мне вновь посчастливилось несколько раз встречаться с Анатолием Ивановичем. Он был депутатом четвертого и пятого созывов Верховного Совета СССР, и нам приходилось участвовать в сессиях областного Совета. Вы хорошо знаете, что он не был блестящим оратором, но всегда то, что он говорил, было богато по содержанию. Мы, гуманитарии, испытывали хорошую человеческую зависть, видя вокруг Анатолия Ивановича, стоящего у доски с мелом в руке, всегда так много молодежи. Вся его жизнь была связана с молодежью и с выдвижением ее. Я помню его деятельность уже здесь, в Новосибирске, его страстную речь на одном из последних Президиумов, когда он говорил о воспроизводстве научных кадров, о том, что необходимо "выращивать молодежь в пауке. Радостно сейчас видеть мальцевские черты золотой россыпью в его учениках. Нам всем в меру сил, в меру интеллектуальных возможностей надо брать то богатство, которое оставил этот великий ученый. Надо научиться беречь при жизни эти черты. Та гражданственность и та добротность, которые в нем были, навсегда останутся у нас в памяти.

Член-корреспондент АН СССР А. И. Ширшов (Новосибирск). Очень многогранной была его личность: и ученый, и профессор университета, можно говорить о нем и как об администраторе (хотя он всячески от этого открещивался), ведь он все же руководил и кафедрой, и отделом. Именно руководил. Можно говорить о нем и как о знатоке искусства, живописи и как о путешественнике — мне не на одну гору пришлось с ним подняться, пройти не один километр. Можно сказать о нем как о гостеприимном хозяине, удивительно простом человеке, который мог одинаково просто разговаривать и с академиком, и со студентом первого курса, и с человеком, случайно встретившимся. При всей своей значимости он всегда оставался простым. Я уверен, что те идеи, те семена, которые посеял Анатолий Иванович, с каждым годом будут давать все больше и больше всходов. Я уверен, что недалеко время, когда теоремы А. И. Мальцева войдут в учебники для высшей школы, а постепенно и в учебники средней школы. Память об Анатолии Ивановиче Мальцеве будет жить в наших сердцах, а имя его навсегда останется в пауке.

В. В. МОРОЗОВ


  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница