Агульский район: миграция и современные условия выживания малочисленного этноса на своей земле



Скачать 144.59 Kb.
Дата10.11.2016
Размер144.59 Kb.
АГУЛЬСКИЙ РАЙОН: МИГРАЦИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ УСЛОВИЯ

ВЫЖИВАНИЯ МАЛОЧИСЛЕННОГО ЭТНОСА НА СВОЕЙ ЗЕМЛЕ

А.З.Адиев1


В России устойчиво идет процесс вымирания села. С карты страны исчезли тысячи сельских, некогда населенных пунктов. Как правило, это следствие урбанизации - многие городские зоны растут именно за счет упадка сельских регионов, что вынуждает обнищавших жителей сельских районов переезжать в города в поисках работы. Однако трудовая миграция не уменьшает проблему с безработицей в сельской местности, и наоборот, стимулирует все новые сокращения и реорганизации государственных учреждений в сельских районах в связи с уменьшением обслуживаемого ими населения. В этой работе анализируются причины и последствия миграции и социально-экономического упадка в высокогорном Агульском районе Дагестана. Доказывается, что отток населения является не только следствием, но одновременно и главной причиной социально-экономического упадка горных районов Дагестана.

Агульский район состоит из 18 населенных пунктов, расположенных в верховьях рек Чирагчай и Кошанапу. Населяют район агулы (или агульцы) – малочисленный этнос (всего около 34 тыс.чел.)2, исторический ареал проживания которого находится в горах южного Дагестана, а именно – в Агульском районе и северной части соседнего Курахского района. Есть в районе и несколько даргинских населенных пунктов (Чираг, Амух, Шари), но в них проживает всего около 2% от общего количества жителей Агульского района. Всего в районе проживают по официальным данным чуть более 11 тыс. человек3. Однако есть серьезные основания полагать, что официальная статистика не отражает реальную демографическую ситуацию в районе. Так, например, по данным Избирательной комиссии Республики Дагестан в Агуле зарегистрировано по состоянию на 1 июля 2012 года 5762 избирателей4. То есть именно столько жителей от 18 лет и старше проживает в районе. Если учесть что количество детей школьного и дошкольного возраста составляет примерно 1\4 от всего населения района, то в Агуле проживает не более 8 тыс. человек.

Это предположение подтверждается и местными жителями, опрошенными в ходе полевого исследования5. Так, во втором по величине селении района – Рича, официально проживает 1500 чел., а по данным местного фельдшера, их не более 1010 человек. В другом крупном селе (по меркам района) - Буркихане официально проживает 1200 человек, а по данным местного участкового и других жителей села их не более 600 человек. Как сообщил выходец селения Буркихан, проживающий в настоящее время за пределами района (в городе Смоленск) из 10 его одноклассников в селе остались только двое. Все остальные уехали. Примерно такая же картина и в других поколениях, сообщил респондент6. Если ситуация со статистикой во всех остальных селениях района аналогична приведенным выше примерам, то в Агуле фактически проживает 7-9 тыс. человек.

Демографическая ситуация в Агульском районе весьма типична для горных районов Дагестана, где нет промышленных и государственных объектов, а также крупных хозяйств. Масштабы миграции имеют сильную зависимость от состояния социально-экономической жизни района. Как сообщили респонденты – основные неудобства проживания в районе составляют: полное отсутствие газификации в районе; слабое напряжение электроэнергии особенно в зимний период; труднодоступность населенных пунктов района даже до районного центра, т.е. слабая дорожная инфраструктура и трудность транспортного сообщения. Все это в купе с развалом коллективных хозяйств советского времени и весьма ограниченными возможностями для ведения успешной сельскохозяйственной деятельности сегодня, становится в Агуле неумолимым аргументом для местной молодежи в пользу миграции в города и другие регионы страны. Ежедневно между районом и Махачкалой курсирует маршрутное такси. Проезд из с.Тпиг до Махачкалы – 300 руб. (расстояние, примерно, 270км., это 3-4 часа езды).

По словам жительницы селения Рича, молодежь уезжает на заработки или на учебу и те, у кого есть возможность - не возвращаются в район. У кого позволяют финансы – отправляют детей учиться в ВУЗы (Махачкала, Москва, Питер и т.д.), а у кого финансы не позволяют - те не могут отправлять своих детей на учебу и они уезжают на заработки. В основном это работа на стройке в крупных и развивающихся городах России7.

Невооруженным глазом видно, что условия для жизни и выживания в горах Агула очень суровые. Зимой часто дороги становятся непроходимыми из-за того, что родниковая вода, вытекающая во многих местах на проезжую часть дороги, замерзает, образовывая на ней опасные для проезда участки. В летнее время так же из-за родников, а еще из-за ливней и оползней дороги часто размываются и нуждаются в восстановлении не без помощи спецтехники.

Зимой, как бы удивительно это не звучало в начале 21 века, но большинство жителей Агульского района (за исключением жителей районного центра – села Тпиг) топят свои дома кизяком - прессованным навозом с примесью соломы. При таком способе отопления, по словам местных жителей, обычно только одна комната (где расположена печь) способна сохранять тепло, а остальные помещения зимой не пригодны для жилья. Поэтому, многие выходцы Агула, обосновавшиеся в городах (Дербент, Махачкала и др.) стараются забирать к себе на зимний период родителей и пожилых родственников, оставшихся в районе.

Вообще, проблема старения сельского населения является актуальной для многих районов Дагестана, что обусловлено оттоком молодежи из сельской местности, особенно из горных районов. В этих условиях пожилые люди, оставшиеся в горах, лишаются традиционной поддержки со стороны семьи и даже могут оставаться без адекватных финансовых средств. Пожилые женщины в сельских районах являются особенно уязвимыми в экономическом плане, прежде всего потому, что их роль ограничивается выполнением неоплачиваемой работы на дому, а их поддержка и выживание зависят от помощи других лиц.

Местных жителей спасает то, что в Агульском районе нет особых проблем с питьевой водой – природные горные родники имеются в обилии почти в каждом селе. Традиционным для данной местности способом ведения сельского хозяйства является животноводство. Агулы держат крупный рогатый скот, лошадей и овцепоголовье. Многие жители содержат также домашнюю птицу: кур, гусей и уток. В минимальных масштабах занимаются овощеводством (картофель, морковь, капуста). Овощи выращивают не на продажу за пределы района, а для внутреннего потребления, так как климатические и почвенно-рельефные условия не благоприятствуют данному виду сельскохозяйственной деятельности. Садоводство в районе также не развито: выращивают в незначительных масштабах абрикосы, яблоки, сливу и другие культуры. Пашни (где при колхозах и совхозах выращивали рожь, ячмень и другие злаковые культуры), почти повсеместно используются теперь как сенокосы и пастбища. Но животноводство в районе развито не на промышленном уровне и в основном удовлетворяет внутренний спрос, что опять-таки обусловлено скудными природно-климатическими условиями высокогорного района. Ежегодно на содержание КРС выделяются федеральные субсидии (хотя положено 1300 руб. на голову, но до адресата, по словам местных жителей, доходят лишь 600-700 руб. за голову). На эти средства с учетом сенокосных площадей по 1га на одно хозяйство, оно может содержать до 3-5 голов КРС.

Сенокосные участки вокруг сел распределяются между односельчанами на 2-3 года вперед на специальных сельских сходах посвященных решению данного вопроса. Таким же способом решаются вопросы: о местоположении родника, о возведении мостов через реку Чирагчай, о ремонте дорог после оползней и другие общественно значимые вопросы. Если кому-то в прошлый раз достался плохой сенокосный участок (с низким травостоем или труднодоступный для транспорта участок), то в этом году он может претендовать на лучшие места. Сено, заготавливаемое с 1га, хватает, как уже было сказано, максимум, на содержание 3-5 голов КРС, что не способствует бурному развитию животноводства в Агульском районе. Кроме того, ведение эффективного подсобного хозяйства требует наличия в семье молодых и взрослых трудоспособных мужчин, которых с каждым годом в районе все меньше из-за трудовой миграции. Молодежь стремится в города, а оставаться в горах не целесообразно не только с экономической точки зрения, но и социально не престижно. Вынужденность оставаться в селе, где нет широких перспектив как в городах, воспринимается молодежью как жизненная неудача.

Таким образом, основным источником выживания жителей Агула является ведение подсобного хозяйства и бюджетная работа, а также различные государственные пособия и субсидии. Иногда выплачиваются компенсация за причиненный стихийным бедствием ущерб дому и хозяйству, но со значительным урезанием выделяемых средств, а то, и вовсе не выплачиваются.

Бюджетная работа есть в основном у жителей районного центра (с. Тпиг), так как там расположены учреждения обслуживающие население района. Но из года в год, территориальные пункты федеральных государственных учреждений, обслуживающие население Агульского района переносятся за пределы района (в Хивский и Сулейман-стальский районы) и принимают статус межрайонных. Очевидно, что реорганизация госструктур связана, прежде всего, с уменьшением населения в сельских муниципальных образованиях, для обслуживания которых государство уже не считает целесообразным дальше сохранять свои учреждения в каждом районе. Но есть и обратное влияние данной политики - из-за административной реформы (укрупнения и слияния госструктур, обслуживающих сельские районы) многие сельские жители лишились работы, не говоря уже о неудобствах. «За простой справкой из ГАИ или выпиской из налоговой инспекции, нужно ездить в соседний район» - жаловались жители Агула корреспонденту Интернет-СМИ «Кавказский узел» в декабре прошлого года8. Поэтому трудовая миграция не может решить проблему безработицы в сельской местности. Чем больше уезжают в поисках работы и лучшей доли – тем больше госучреждений подлежат реорганизации и сокращениям, что вызывает новую волну вынужденной трудовой миграции. Это напоминает прогрессирующую спираль, показывающую как население из сельской местности, выдавливается в городские агломерации, вместе с вымыванием социально-экономической основы их существования в селе.

В остальных селах Агульского района бюджетной работой обеспечены лишь учителя, воспитатели детских садов, работники сельской администрации, где она есть, уполномоченные участковые из МВД, а также работники ФАП (фельдшер и медсестра). Средняя зарплата в селе на момент полевого исследования не доходила и до 10 тыс. рублей в месяц.

Отдельной проблемой является состояние социальной инфраструктуры в районе. Средние общеобразовательные школы и детские садики, а также фельдшерско-акушерские пункты, судя по отчету главы МО «Агульский район» за 2011 год есть во всех населенных пунктах района9, но налицо ветхость социальной инфраструктуры большинства сел района. Только в районном центре - селении Тпиг общественные здания новые или отремонтированные. В других селах эти объекты почти повсеместно в аварийном состоянии. Так, здание клуба в селении Рича закрыто уже 3 года, восточная стена здания ФАП (действующего) рушится, половина здания, где расположен детский сад, закрыта и постепенно разрушается, что говорит о невостребованности этой части здания. Видимо, связано с уменьшением количества детей в селе.

На данный момент трудно оценить возможности Агульского района: какое количество населения оптимально для района? Какие меры должно осуществлять государство для того чтобы сохранить сельскую жизнь в республике? Ведь город и городское население не самодостаточны. Город нуждается в селе и сельском производителе. Со вступлением России в ВТО в условиях нынешней государственной политики в отношении села, уровень зависимости страны от импорта сельхозпродукции может дойти до отметки, с которой начинается продовольственный кризис. Города и регионы будут защищены от этого только в условиях адекватной поддержки и стимулирования, мелких сельхоз производителей, сети которых должны разрастаться в каждом регионе. Иначе мы получим перенаселенные города, не способные урбанизировать огромные массы мигрантов из села, которые в результате этого маргинализируются, превращаясь в протестно настроенную социальную прослойку общества, критическая масса которой способна свергать политические режимы.

Механизмы социально-экономического развития Агула, разработанные в министерстве экономики Республики Дагестан, опираются на слишком оптимистичные стартовые условия района, которые видимо, имеют место лишь в официальных документах и отчетах различных госучреждений.

Так, стратегия социально-экономического развития территориальной зоны Республики Дагестан «Горный Дагестан», куда входит и Агул, определяет базовые приоритеты и направления развития данной территориальной зоны:

Торгово-транспортно-логистический комплекс – т.е. развитие автодорожной сети «Касумкент-Курах-Тпиг-Уркарах», «Тпиг-Вачи». Развитие автодорожной сети (с. Чираг, с. Амух, с. Буршаг, с. Бедюк, с. Фите). Строительство мостов (местность «Магу-дере»). Развитие транспортной сети района.

Промышленный комплекс - создание системы современного фармацевтического производства и разработки лекарственных средств. Строительство цеха первичной обработки, прядения шерсти и производству шерстяных изделий. Строительство предприятия по переработке шерсти и кожевенного сырья.

Агропромышленный комплекс - строительство и реконструкция животноводческих комплексов. Создание и расширение сети специализированных племенных хозяйств по направлениям. Закладка новых площадей виноградников. Создание цеха по переработке мяса (колбасный цех). Создание мини-цехов по первичной переработке мясной продукции (скотобойня, холодильник) в крупных населенных пунктах в сельской местности. Создание мини-заводов, предусматривающих переработку молока, хранение и реализацию молочной продукции с высокой долей добавленной стоимости. Создание цеха по производству сыра (с. Тпиг, с. Чираг). Организация розлива горной питьевой воды. Организация производства кондитерских изделий (печенье, вафли).

Строительный комплекс - строительство жилья для специалистов (с. Тпиг). Строительство, реконструкция и модернизация сетей и объектов коммунальной инфраструктуры. Строительство (реконструкция) и модернизация сетей и объектов водоснабжения. Строительство (реконструкция) и модернизация сетей и объектов водоотведения. Строительство (реконструкция) и модернизация сетей и объектов газоснабжения. Энергосбережение и повышение энергетической эффективности в жилищном фонде и системах коммунальной инфраструктуры.

Топливно-энергетический комплекс - строительство (реконструкция) и модернизация сетей и объектов электро- и теплоснабжения. Строительство двух МГЭС (между с. Чираг – с. Рыча – с. Тпиг).

Социально-инновационный комплекс - строительство, реконструкция и модернизация объектов здравоохранения (с. Рича, с. Буршаг, с. Хутхул, с. Буркихан). Строительство, реконструкция и модернизация объектов образования (с. Тпиг, с. Рича). Развитие инфраструктуры физической культуры и спорта. Строительство Дворца спорта (с. Тпиг). Реконструкция объектов культурного наследия. Строительство Дома культуры (с. Тпиг).

Туристско-рекреационный комплекс - создание Тпигской архитектурно-ландшафтной туристкой зоны-заповедника. Строительство туристических кемпингов в направлениях «Тпиг-Чираг», «Тпиг-Буршаг». Организация разработки и освоение лечебной воды (с. Тпиг). Строительство и реконструкция туристических объектов10.

Как видно из текста Стратегии, она весьма оптимистична и неправдоподобна. О реконструкции и модернизации, каких сетей газоснабжения, водоотведения и коммунальной инфраструктуры может идти речь, если там вообще-то нечего реконструировать и модернизировать? Этих сетей в природе не существует. О закладке, каких площадей виноградников может идти речь, если в Агуле виноград не растет? Большинство мер в рамках стратегии имеют формулировку «строительство…», и все это запланировано сделать до 2025 года. С учетом нынешнего социально-экономического состояния и всей социальной инфраструктуры Агульского района в целом, для реализации Стратегии потребуются миллиарды рублей. К тому же эта Стратегия не увязывается с нынешней политикой государства в отношении района, где с каждым годом все меньше бюджетных рабочих мест.

Измерить уровень финансового благосостояния сельского населения в условиях необъективных официальных статистических данных очень трудно. Не способствуют этому и прямые социологические опросы конкретных людей, так как финансовый вопрос – вопрос довольно личный, и оценивать его могут совершенно по-разному. Например, респондент, отвечающий на вопрос: «как Вы оцениваете свое финансовое состояние по пятибалльной шкале, где оценка «1» – не удовлетворительное, а «5» - отличное», может довольствоваться и тем, что имеет, или прописать, что доволен. А другой респондент с таким же финансовым положением, как и первый, укажет, что крайне не доволен своими финансами. И оба будут отвечать искренне. В связи с этими трудностями для объективного исследования вопроса благосостояния населения Агульского района, наиболее оптимальным из имеющихся социологических инструментов явился косвенный опрос на тему свадебных и похоронных обычаев. Дело в том, что в Агуле как и во всем Дагестане на свадьбы и похороны в сельской местности обычно приходят почти все жители села, (если оно не большое) чтобы выразить свое почтение, уважение и участие в жизни односельчан. Индикатор того, сколько денег принято в агульских селах дарить молодоженам на свадьбу, и сколько - принято делать саадака (пожертвования/помощь) на соболезнованиях, поможет представить конкретные суммы денег, которыми оперируют в сельском обществе и которые являются приемлемыми в условиях Агульского района в качестве публичного подарка. Ведь, на свадьбах, как правило, ведется учет (пофамильный список гостей) кто и сколько дарил. Этот список сохраняется хозяевами дома, где играли свадьбу, и на него ориентируются в будущем, когда наступает их черед поздравлять других.

Банкетных залов в районе нет, и свадьбы принято играть во дворах. В районном центре принято официально приглашать на свадьбы, а в других селениях официально никого не приглашают, за исключением приезжих гостей, и на свадьбу приходит почти все село. В среднем по району - 150-200 хозяйств. Расценки подарков молодоженам в конвертах в разных селах варьируются от 500 – до 2000 рублей. Родственникам, в зависимости от степени родства стараются дарить больше – от 3000 рублей и выше.

Свадьбы в целом, обходятся каждой стороне (и жениха и невесты), в среднем, в 300-500 тыс. рублей. Принято, что сторона жениха должна подарить невесте хорошую шубу (около 100 тыс. руб.), а также золотых украшений на 80-100 тыс. рублей. Сторона невесты, в свою очередь, должна обставить мебелью квартиру (если они собираются жить в городе) или дом молодоженов - спальная и кухонная гарнитуры. На свадьбы нанимают музыкантов и певцов/певиц; накрывают стол на 300-500 гостей. Как правило, гостей приглашают к обеду, а сама свадьба длится до полуночи, хотя взрослые расходятся ближе к 22 часам (в летнее время)11.

Что касается похоронных обычаев, то на 3-й день принято делать саадака (в среднем 200-400 руб.) и выразить соболезнование тоже приходят все жители селения и родственники, друзья, коллеги из других сел.

Таким образом, сопоставляя среднемесячный доход сельской семьи с «обязательными» с точки зрения обычаев расходами мы увидим, что в Агуле, как и во всем Дагестане преобладает «престижное» потребление. Под этим феноменом подразумевается использование потребления для доказательства обладания богатством и как средство поддержания репутации в обществе. В народе этот феномен оправдывается словами: «чтобы не быть хуже людей», что на самом деле оборачивается в потребление с целью вызвать чувство зависти. Данный вид потребления также очень негативно сказывается на экономике района: ведь эти средства (значительные по местным меркам) затрачиваемые на демонстрацию достатка (игра пышных свадеб, дорогие, но неликвидные подарки), могли бы быть использованы в целях развития малого предпринимательства или личного благоустройства молодых семей.

Политическая жизнь в районе тихая и не заметная. Действующий глава района - Исмаилов Ю.Г. возглавляет его с 2001 года. Активной политической борьбы или серьезных акций протеста в районе не наблюдается с давних времен. Хотя среди опрошенных местных жителей на политическую тематику было много недовольных властью (местной, республиканской и федеральной), но они так и не смогли озвучить конкретные претензии к власти (в том числе и к районной администрации). Скорее всего, жители района осознают социально обусловленную неизбежность депрессивности района и что местная власть вряд ли способна самостоятельно выправить социально-экономическую ситуацию.

Полевое исследование и социальный опрос местного населения позволили ознакомиться с общественной (социальной) жизнью в одном из уголков южного Дагестана, которая, будучи в недалеком прошлом весьма насыщенной и разнообразной сегодня, на наш взгляд, свелась к минимуму. Сейчас общественная жизнь в Агуле это свадьбы и похороны, а также жеребьевки на распределение сенокосных участков и по другим жизненно необходимы вопросам. Результаты исследования доказывают, что влияние социально-экономической ситуации на демографические и миграционные проблемы Агула дополняется и обратным влиянием: власти, очевидно, не видят целесообразности в прокладке газопроводов к труднодоступным горным селениям Агульского района ради обеспечения природным газом 7-9 тыс. человек, которых с каждым годом, скорее всего, будет все меньше и меньше. Неудивительно в этих условиях и то, что федеральные госучреждения переводятся в другие районы. Придет ли сюда инвестор поднимать животноводческий потенциал района сказать трудно, но очевидно, что сегодняшние условия для этого не благоприятствуют. Слишком велик разрыв между реальным состоянием социальной инфраструктуры района с ожидаемыми результатами по Стратегии развития территории до 2025 года. Таков современный быт малочисленного агульского этноса на своей земле - в горах южного Дагестана – местах живописных и суровых.



1 Адиев Асланбек Залимханович – научный сотрудник Регионального центра этнополитических исследований Дагестанского научного центра Российской академии наук, кандидат политических наук.

2 http://www.perepis-2010.ru/results_of_the_census/results-inform.php

3 http://president.e-dag.ru/map/35/

4 http://dagestan.izbirkom.ru/electorate/sx/art/953038/cp/1/br/937944.html.html

5 8-10 августа 2012 года группой исследователей Регионального центра этнополитических исследований ДНЦ РАН было проведено полевое исследование в Агульском районе по вопросам оценки социально-экономического, демографического и общественно-политического состояния района.

6 Из материалов полевого исследования. – Агульсий район, с. Буркихан. – 8 агв. 2012г.

7 Из материалов полевого исследования. - Агульский район, с. Рича. – 9 авг. 2012г.

8 http://dagestan.kavkaz-uzel.ru/articles/197766/

9 http://msu-dag.ru/load/otchety_glav_mo/otchet_glavy_mo_quot_agulskij_rajon_quot_za_2011_god/15-1-0-66

10 Стратегия социально-экономического развития территориальной зоны Республики Дагестан «Горный Дагестан» до 2025 года. – Министерство экономики Республики Дагестан // http://www.minec-rd.ru/data/cont/1304499593/1346140110/1346391131.pdf

11 Из материалов полевого исследования. – Агульсий район, с. Буркихан и с. Тпиг. – 8 агв. 2012г., с. Рича. – 9 авг. 2012г.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница