Адиз кусаев писатели чечни /Очерки жизни и творчества/ Грозный 2011 : Литературный редактор



страница14/35
Дата02.05.2016
Размер6.91 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   35

Умар АХМАДОВ


(1927-2003)

С Умаром Ахмадовым мне довелось работать бок о бок в Государственном комитете ЧИАССР по телевидению и радиовещанию во второй половине шестидесятых годов XX в. более пяти лет. Ахмадов был моим начальником, главным редактором радио. И смею вас заверить: журналистом он был отличным, чеченский язык знал прекрасно, а человеком и руководителем запомнился умным, тактичным, терпеливым и внимательным. Познакомился же я с ним много раньше: когда в качестве внештатного сотрудника республиканской газеты «Ленинский путь» заносил в редакцию свои материалы, а он, заведовавший отделом культуры и быта, редактировал и публиковал их. Наши творческие и дружеские отношения продолжались и позже. Прерывались они только в период первой чеченской войны, когда мы стали беженцами. И окончательно прервались в октябре 1999 г., в начале второй военной кампании, когда снова вынуждены были покинуть родной Грозный. Умар умер в 2003 г. - с пером в руке, как воин с оружием в минуту атаки...

«Умар Ахмадов писал до последней минуты, - вспоминает главный редактор урус-мартановской региональной газеты «Маршо» Сайда Хажалиев. - За два-три дня до смерти он занес в редакцию очередной материл о долгожительнице нашего города и сказал, что заканчивает новый очерк из цикла «Выдающиеся урус-мартановцы».

Когда же мы публиковали его очерк, нам пришлось, как бы не хотелось верить в случившееся, печатать и некролог об авторе - старейшем журналисте и писателе, летописце Урус-Мартана, человеке, которого уважали и почитали во всей Чечне, особенно - в нашем городе».

Думаю, что за более чем сорокалетние дружеские и творческие связи я хорошо узнал его, как человека и как творца. И запомнился он мне широко образованным и начитанным, кристально честным, благородным человеком с доброй душой, справедливым, требовательным и работящим. Читая все, что выходило из-под его пера (очерки, рассказы, повести и романы), просматривая все спектакли, которые ставили по пьесам У мара Ахмадова на своих сценах наши театры, говорю твердо, что он был человеком разносторонне одаренным: прозаик и публицист, драматург, просветитель и переводчик. Подтверждаю, что был он мастером слова, интриги, композиции и создателем запоминающихся персонажей, живых, не похожих друг на друга...

Как и каждый чеченец его поколения (рождения конца двадцатых годов XX в.), Умар прошел долгий, сложный жизненный и творческий путь. «На его долю выпало немало испытаний, - писала в заметке «Сын своей Отчизны» газета «Марию» в день смерти писателя. - Но рук он не опустил».

В одном из своих последних художественных очерков, посвященном великому чеченскому писателю С. Бадуеву и его братьям и сестрам, оставившим яркий след в культуре и искусстве Чечни, Умар Ахмадов писал: «Все они отличались воспитанностью, вежливостью и высокой культурой». Эти слова он мог в полной мере отнести и к самому себе.

Умар Ахмадов родился 25 октября 1927 г. в с. Урус-Мартан в семье работящих и религиозных людей. Отец его Ахмад был уважаемым сельским муллой, хорошо знал и был дружен со всеми известными тогда в Чечне религиозными авторитетами-Солса-Хаджи Яндаровым, Дудой Исмаиловым, Билу-Хаджи Гайтаевым и другими, которые, кстати, тоже были уроженцами Урус-Мартана. Вместе с ними он был репрессирован, когда сыну Умару не было еще и пяти лет, в печально известные тридцатые - период жесточайших гонений на религиозных деятелей: сотни, тысячи их были расстреляны, замучены в тюрьмах, сосланы в Сибирь, на Колыму.

Учился будущий писатель и журналист в сельской школе, закончить которую не успел, потому что был депортирован в 1944 г. в Казахстан. Об этих трагических днях и пути в никуда Умар Ахмадов писал впоследствии: «Нас везли по незнакомым просторам. Мы терпели много неудобств, лишений. В сутки из вагона выпускали только один раз. Над безоружными переселенцами военные часто издевались: людей без причины избивали, нередко оставляли без воды и топлива. Набирать воду разрешали только на определенных станциях. Ехали в страшной тесноте. На этом долгом и страшном пути нас сопровождало много неприятностей. Прямо в вагоне умер мой двоюродный брат, которому отроду не было и двух месяцев...»

Жила семья Ахмадовых в г. Мерке Джамбульской области, где Умар окончил школу с золотой медалью, которая ему, спецпереселенцу, так и не была вручена - НКВД не допустило. Но юношу это не очень-то огорчило: Умар поступил на физико-математический факультет Казахского государственного университета в Алма-Ате и с отличием окончил его. По направлению вернулся в г. Мерке и учительствовал там до возвращения на родину. Здесь, в Грозном, и началась его журналистская и, по существу, писательская деятельность. В 1957 г. Умар Ахмадов пришел в редакцию республиканской газеты «Ленинский путь», где вырос от корреспондента до заведующего отделом культуры и быта. Затем стал главным редактором Чечено-Ингушского радио, а в восьмидесятые годы работал инструктором отдела пропаганды и агитации Чечено-Ингушского обкома КПСС. В девяностые ушел на пенсию, но продолжал сотрудничать в газетах, журналах, альманахах. После первой чеченской войны и до начала второй работал ответственным секретарем газеты «Защитник Отечества», а с 2000 г. много писал и публиковался в урус-мартановс-кой региональной газете «Маршо» и изредка - в журнале «Орга».

Писать У мар Ахмадов начал в пятидесятые годы, но долго из-за своей скромности никому не показывал свои сочинения. Однажды на мой вопрос: «Почему начал печататься поздно?» - Он со свойственным ему простодушием ответил: «Ну что мог я сказать нового в литературе после таких корифеев, как Сайд Бадуев, Магомед Мамакаев, Нур-дин Музаев?.. Поэтому и робел перед их именами. А потом - ссылка, не до литературы было...»

Печатать свои произведения У мар Ахмадов начал в шестидесятые годы после возвращения на Родину. Публиковался в районных и республиканских газетах, альманахах, в коллективных сборниках молодых литераторов республики. Это были в основном художественные очерки и детские рассказы. Написаны они были с хорошим знанием предмета повествования и психологии юного читателя. Годы работы в школе дали автору возможность проникнуться миром детства, отрочества. Это, во-первых. А во-вторых, У мар всегда учился у опытных детских писателей: Аркадия Гайдара, У мара Гайсултанова, но более всего - у Антона Семеновича Макаренко, который писал: «Для молодого читателя необходимы совершенно доступные пониманию и воображению схемы духовной борьбы. Какого бы то ни было психологического расцвечивания сюжета не должно быть в детской книге. Дети должны иметь перед собой совершенно ясные и здоровые картины отношений. Даже тематика внутренних конфликтов, коле-баний, соблазнов - то, что в литературе для взрослых мо-жет послужить основанием для очень сложных драматических сюжетов в детской книге должна выражаться в виде простых и конкретных моментов. Тем более неуместны для молодого читателя сложные и изощренные сю-жетные ходы по линиям духовного разложения, страдания и наслаждения». Все эти требования четко соблюдал У мар Ахмадов, им следовал в своих детских сборниках рассказов, притч, сказаний.

За годы творчества У. Ахмадов выпустил несколько сборников рассказов и очерков для детей и взрослого читателя: «Мужество», «Сатирические народные рассказы», повесть «Вероломство» (о жизни чеченского села и событиях, происшедших в нем в трагические тридцатые годы - период строительства первых колхозов в СССР), роман «Завет отца» (о суровых испытаниях, выпавших в трагические годы Великой Отечественной войны на долю чеченского народа и его славных представителей - красноармейцев на полях сражений) и другие.

Но главный след У мар Ахмадов оставил в литературе и театральном искусстве Чечни как мастер драматургии. Он написал более десятка пьес и особенно удавались ему сатирические: его произведения расцвечены сочным и легким юмором, народным остроумием, что говорит о прекрасном знании фольклора чеченцев, хотя в жизни автор не был острословом. Особенным успехом у зрителей и признанием режиссеров-постановщиков пользовались пьесы У. Ахмадова «Дорогая сноха», «Тетушка с хутора», «Без вины виноватый», «Шейх поневоле» и другие. Они были поставлены на сценах Чечено-Ингушского государственного театра имени X. Нурадилова и Республиканского русского театра имени М.Ю. Лермонтова в переводе на русский язык самого автора. Спектакли всегда шли при переполненных залах, восторженно принимались не только зрителями и театральными критиками Чечено-Ингушетии, но и всего бывшего Советского Союза. Так, спектакль по пьесеУ. Ахмадова «Дорогая сноха», включенный в репертуар гастрольных поездок Республиканского русского драматического театра имени М.Ю. Лермонтова, триумфально прошел по сценам многих городов Советского Союза и был принят на «бис» в Москве и Ленинграде, Киеве и Минске, Харькове и Иванове. Не есть ли это истинное признание и высшая оценка мастерства писателя-драматурга!

По пьесам Умара Ахмадова было поставлено пять спектаклей на Грозненской студии телевидения и еще больше на Чечено-Ингушском радио, и они никого не оставляли равнодушным - ни телезрителей, ни театральных критиков, ни историков искусства. Происходило так потому, как писали в газетах тех лет, что «драматург умел поднимать в своем творчестве самые жгучие, самые актуальные проблемы. Он писал всегда на злобу дня».

Произведения Умара Ахмадова получали обычно очень разные оценки и отзывы: от самых критических до самых восторженных. В подтверждение сказанного приведем два противоположных мнения о спектакле, поставленном на сцене Чечено-Ингушского госдрамтеатра им. X. Нуради-лова в середине семидесятых годов по остроумной, колоритной пьесе «Шейх поневоле». Их высказывали искусствовед и журналист А. Горнов в статье «Уроки комедии» («Грозненский рабочий», 10 марта 1975г.) и бывший главный режиссер Чечено-Ингушского госдрамтеатра им. X. Нурадилова В. Вайнштейн в рецензиях на спектакль («Ленинский путь», 21 марта 1975 г.). Первому пьеса не понравилась. «Сюжет ее нелеп, - пишет А. Горнов. - Характеры персонажей по преимуществу прямолинейны, конфликты надуманы».

Совершенно другого мнения второй. Не отказывая автору в праве обращаться к жанру комедии, как к одному из действенных средств борьбы с нравственными недостатками и духовным упадком, В. Вайнштейн пишет: «В пьесе Умара Ахмадова - острая сатира, направленная против нравственных перегибов в обществе. Из этого следует, что комедия не является откровенно развлекательной, а несет глубокий смысл. Кроме того, пленяет простотой ясный, искрящийся веселым и живым юмором язык комедии, вобравший в себя все образновыразительные средства народной мудрости: остроумие и красочные перевертыши, пословицы, поговорки. Характеры написаны достаточно определенно и четко. Произведение драматурга имеет и ряд других художественных достоинств». Такие споры могут вызывать только действительно яркие творения художника слова.

Восторженные отзывы у театроведов и литературных критиков вызывали и такие пьесы У мара Ахмадова, как «Богатая сноха», «Тетушка с хутора». Так, исследователь чеченской драматургии Ю. Айдаев писал: «Воспитательная роль их высока, ибо они являются острым оружием, позволяющим эффективно бороться с разного рода явлениями, не соответствующими требованиям современной жизни». А известный литературовед К. Гайтукаев констатировал: «Пьесы У. Ахмадова - новый шаг вперед в развитии чеченской сатирической драматургии». И, наконец, вот мнение литературоведа и опытного драматурга Н. Музаева, высказанное в его монографии «Взаимосвязи литератур Северного Кавказа в процессе становления жанров»: «Комедии У. Ахмадова привлекают своей непосредственностью, занимательностью, сочным юмором, острым языком. Они отмечены чертами народности. В своем творчестве автор обильно использует фольклорные образные богатства, народные обряды и обычаи. Однако все эти элементы не просто этнографическое обрамление или вставные развлекательные атрибуты. К ним автор прибегает для того, чтобы раскрыть духовную жизнь людей, показать их одаренность, продемонстрировать их творческие возможности».

Вот так - не больше, не меньше!

Немало сделал в чеченской литературе Умар Ахмадов и как публицист. С первых дней работы в газете «Ленинский путь» он публиковал в ней и на страницах альманаха «Орга», коллективных сборниках глубокие художественные и документальные очерки. В годы работы главным редактором радио им создано множество запомнившихся слушателям радиоочерков о людях труда, ветеранах Великой Отечественной войны, которые впоследствии становились прекрасными рассказами.

В последние годы жизни Умаром Ахмадовым написаны и опубликованы в газете «Марию» прекрасные очерки-рассказы об известных односельчанах, оставивших яркий след в истории и культуре Чечни. Очерки объединены в единый цикл «Выдающиеся урус-мартановцы», многих из которых автор знал лично. В их числе Сайд Бадуев (автор констатирует, что хотя писатель и родился в Грозном, он «по существу является урус-мартановцем, потому что родители его родом из этого села»), Мовлди Бадуев (брат Сайда Бадуева), первый актер чеченского театра, Билу-Хаджи Гайтаев, У мар Димаев и др.

Кроме того, в 1998-2002-м г. Умар Ахмадов написал серию рассказов-былей о войнах в Чечне (особенно берет за душу рассказ «Большой отец» - о трагической судьбе девочки, раненной при взрыве бомбы); очерки-воспоминания о журналистах и писателях, с кем довелось ему работать, знаться и дружить: о У. Касумове, Д. Кагерманове, 3. Мехтиеве, М. Джабраилове, С. и Л. Магомаевых и других - живых и давно ушедших из жизни. У мар успел закончить историческую книгу-летопись об одной из ветвей тейпа гендаргеной. Но, к сожалению, за редким исключением, увидеть свои работы опубликованными не успел, они не напечатаны до сих пор.

Я мог бы еще долго рассказывать об этом большом таланте, раскрывшемся во всей своей силе поздно, человеке, прожившем достойно, оставившем добрый след в сердцах людей, создавшем много незабываемых произведений, но хочу закончить словами из очерка-рассказа У. Ахмадова «Исмайлан Дуда»: «Он был знаменит не набегами на соседние народы и угоном скота или табунов, не битвами с соседями, как многие чеченские фольклорные герои, а своим благородством, мудростью, щедростью и уважительным отношением к людям. В то же время он смело отстаивал честь своего народа».

Именно таким был и сам Умар Ахмадов -воплощением доброты, жизнерадостности, человеколюбия. Все его рассказы, повести, романы, пьесы были освещены верой в победу добра над злом, созидания над разрушением. Именно таким был он и в жизни, и в творчестве. И таким останется навсегда в чеченской литературе и в памяти людей, признания и уважения которых заслужил своим трудом и талантом...



Хамзат САРАКАЕВ

(1927)

«Щедрая природа, из особой любви, отдала этому горному краю самые яркие свои краски.

Стремительно мчится по каменному руслу прозрачная речка Хулхулау, изумрудной травкой и пестрым ковром цветов покрыты полянки ее всегда прохладных берегов. На густых горных лугах белеют головки громадных ромашек с желтыми, бархатными глазами посредине, звенят лиловые цветы колокольчиков, алеют звездочки гвоздики. И надо всей этой красотой, как бы обрамляя ее, стоят таинственные леса, острые скалы гор, глубина чистого, синего неба...»

Так описывает высокогорное, щедро наделенное красотой природы село Ведено колыбель своего детства - известный чеченский писатель Хамзат Саракаев в повести «Крепость в горах». Здесь были его корни: жили прадеды и деды, родился и вырос отец - широко известный на Кавказе (в начале XX в.) журналист и писатель, бывала там и мать - первая чеченская журналистка. Видимо, от родителей получил Хамзат в наследство свой многогранный дар прозаика, поэта, публициста, переводчика, издателя.

Родился X. Саракаев 31 декабря 1927 г. в с. Ведено. Он по праву может гордиться своей родословной. Отец Ибрагим-Бек Саракаев старейшина чеченской литературы и глубокий знаток истории и культуры родного народа. Халид Ошаев так писал об Ибрагим-Беке: «В 1905 г. молодой человек уезжает в г. Тбилиси и там начинает свою журналистскую деятельность, сотрудничая в журнале «Кавказ». Он близко знакомится с такими выдающимися грузинскими писателями-классиками, как Илья Чавчавад-зе, Акакий Церетели, Важа Пшавела. Общался с академиком-языковедом Н. Марром и другими деятелями грузинского просвещения. В 1909 г. Ибрагим-Бек Саракаев переезжает в г. Владикавказ и поступает на работу в редакцию газеты «Терек». В ней и других изданиях северного Кавказа он опубликовал множество статей и заметок из жизни горцев Чечни. В 1912-1913 гг. им написаны и изданы книги «Чечня и пленение Шамиля» и «По трущобам Чечни». Это были первые в истории книги, написанные чеченцем о неизвестной жизни чеченского народа».

Есть сведения, что Ибрагим-Бек не просто активно сотрудничал в изданиях Терской области, но и редактировал некоторые из них.

Дальше судьба Ибрагим-Бека Саракаева делает резкие зигзаги. Гонения за крамольные статьи, бегство от ареста в Азербайджан, участие в первой мировой войне на австро-германском фронте в составе Азербайджанского конного полка, служба офицером в знаменитой «Дикой дивизии», возвращение после Октябрьской революции (1917г.) в Чечню, работа в редакциях, гонения со стороны советской власти за службу царю и Отечеству, покушения и смерть.

Мать Мариам Саракаева-племянница знаменитого нефтепромышленника Абдул-Меджида (Тапы) Чермоева. Выпускница - первая из чеченок - Грозненской женской гимназии. X. Ошаев писал о ней: «В 20-х гг. XX в., когда в чеченском обществе еще крепко бытовали законы адата и шариата, которые строго-настрого запрещали женщине участвовать в общественно-политической жизни, Мариам была первой горянкой, ставшей в 1925-1926 гг. сотрудницей первой чеченской газеты «Серло». Она работала в редакции переводчицей». Надо добавить, что она тоже была вскоре репрессирована, и Хамзат остался сиротой. Воспитывался в семье дяди Азиза. Учился в Веденской школе-интернате для сирот. В 1944 г. был депортирован в казахстанские морозные степи. Жил в городах-Джамбул и Чимкент. Закончил в 1951 г., рискуя жизнью, без разрешения коменданта выехав из Казахстана в Туркмению, училище речного и морского плавания в г. Чарджоу (Туркменистан). Плавал по реке Иртыш, пока в 1957 г. не вернулся на родину. Об этих годах Хамзат Саракаев и писал в одном из своих стихотворений:


Мы путями легкими не шли,

Но повсюду, с чем бы мы ни знались,

Берегла нас горсть родной земли –

Только ей мы всюду поклонялись...

Мы уйдем или падем в бою,

Но за нас не будет стыдно людям.

Мы забывших родину свою

И судили, и сегодня судим.

После возвращения сразу же приступил к работе, о которой многие годы мечтал и к которой много лет шел: продолжил дело отца и матери - стал журналистом. В разные годы сотрудничал и редактировал различные газеты и журналы.работал старшим редактором Чечено-Ингушского радио. В последние годы был главным редактором и издателем журналов «Низам», «Вайнах» и газеты «Терек». И все эти годы - и журналистская, и писательская карьеры шли в его жизни и творчестве параллельно. Однако писательство было в его творчестве первичным.

Страсть к сочинительству пробудилась в Хамзате Саракаеве довольно-таки рано: видимо, сказался все-таки талант родителей. Начал он, как обычно бывает в молодые годы, с поэзии: первое стихотворение будущий поэт написал в 1938 году, а опубликовал в республиканской газете «Ленинский путь», в 1939г. (двенадцати лет от роду!). В 1940 г. его стихи были напечатаны уже в коллективном сборнике молодых литераторов-«Наши песни». Начинающему писателю повезло: у истоков его творчества стояли умные и уже известные тогда всей Чечено-Ингушетии корифеи чеченской литературы: Халид Ошаев, Магомед Мамакаев, Нурдин Музаев и другие. С тех пор X. Саракаев никогда не расставался с пером. Многие годы не имел возможности печататься, но верил, что придет и его время.

И оно пришло: с 1957 г. - повести, рассказы, стихи, переводы X. Саракаева регулярно печатаются на страницах республиканских газет, альманахов, коллективных сборников прозы, поэзии и публицистики. Первый сборник его произведений «Первый подвиг» вышел в Грозном в 1972 г. В него вошли рассказы и повесть, давшая название книге и рассчитанная на молодого читателя. И в этом сборнике, и во всем своем творчестве-для детей, юношества и молодежи - Хамзат Саракаев строго следует требованиям, предъявляемым к детской литературе А. М. Горьким, который писал:

«В детских книгах человек должен быть показан ребенку, прежде всего, как герой, как смелый путешественник по неизведанным странам, как рыцарь духа, боец за правду и мученик идей, влюбленный в свою мечту... Дети должны быть с малых лет вооружены именно верою в человека и в великий смысл его творчества - это делает их крепкими духом, стойкими борцами». Всего этого так не хватает сегодня нашим детям!

Этим принципам писатель остается верен во всех своих книгах стихов, рассказов, повестей, романов, выходивших в разные годы в Чечено-Ингушетии: «Крепость в горах», «Счастье трудных дорог», «Нихларский мост», «Дороги Эдилхана», «Вслед за солнцем», «С верой в победу» и других. Рассчитанные на детей среднего и старшего возраста, они рассказывают об их праздниках и буднях, мечтах, поисках и находках. Поэтому язык их - простой и точный, яркий и образный. Читаются книги легко, запоминаются надолго.

Большинство произведений X. Саракаева написано в форме воспоминаний и впечатлений их главного героя Эдилхана. Это собирательный образ, хотя основные черты его характера «списаны», конечно же, автором с себя: писатель рассказывает о виденном, слышанном, прочитанном и пережитом им самим. Об этом X. Саракаев и признавался в беседе со мной: «Таких детей, как Эдилхан, -говорил он. -до Великой Отечественной войны немало было в горном Ведено. Одни из них учились со мной в опорной школе, их я хорошо знал, с живыми дружу до сих пор. До войны и в дни войны, мы, в меру сил, помогали колхозу, заботились об одиноких стариках и семьях, проводивших на фронт отцов и старших сыновей. Собирали для бойцов Красной Армии теплые вещи, подарки односельчан, готовили посылки на фронт. Черты этих детей и собраны в моем любимом лирическом герое Эдилхане. Так же в образе героя повести «С верой в победу» слились воедино не только черты и воспоминания офицера-артиллериста Абдулы Гакаева, прошедшего всю войну, но и других ее ветеранов, которых я хорошо знал, а с некоторыми встречаюсь и сейчас».

Галина Яблокова, переводчица многих произведений Х. Саракаева, так писала об особенностях его творчества: «Писатель затрагивает самые сокровенные мечты юного читателя; он прекрасно знает и понимает детскую психологию, потому что пишет о себе и своих товарищах, потому что с детства был романтиком по духу, много путешествовал, даже рискуя жизнью, многое видел и многое пережил. Поэтому так достоверны, понятны и близки читателям герои Хамзата Саракаева».

В последние годы писатель закончил два крупных произведения на исторические темы: повесть «Неведомыми тропами» и роман «Ибрагим-Бек» - о жизни, творчестве и приключениях своего знаменитого отца. Он продолжает писать и стихи, работает над очерками и рассказами.

С творчеством X. Саракаева знакомы читатели не только Чечни и Ингушетии. Они переводились и издавались на украинском, казахском, русском, латышском языках. В то же время, член Союза писателей и Союза журналистов России, самобытный поэт, прозаик, публицист, он и сам является прекрасным переводчиком. Это благодаря его переводам, мы сегодня имеем возможность читать народном языке повести и рассказы великого Льва Николаевича Толстого: «Хаджи-Мурат», «Казаки», «Набег», «Рубка леса» и другие.

«Его переводы (как и все другие) способствуют взаимообогащению и сближению национальных культур,- писал литературовед X. Туркаев. - Традиции и достояния культур других народов помогают и в развитии национальных литературных сил, оказывают влияние на их формирование. Душа художника вмещает многонациональный мир. В нем не последнее место занимают крупицы опыта самых различных литератур, вольно или невольно проникающих в сознание писателя».

«Я много ездил по стране, - писал от имени Эдилхана автор повести «Крепость в горах». - Но куда бы ни забрасывала меня жизнь, всюду - и в далеких казахстанских степях, и в опаленных солнцем песках Туркмении, и на берегах свирепого Арала, и на волнах воспетого в песнях Иртыша - я помнил и никогда не забывал родных сердцу мест». Его всегда тянет в страну детства, и чем старше он становится, тем сильнее эта тяга. В одном из своих стихотворений X. Саракаев пишет (перевод - А.К.):

Года идут.

Со старостью соседство

Мы ощущаем каждый день и час,

Но не дает нам

Расслабляться детство,

Живущее еще поныне в нас.

Да, не дает расслабляться. Но каждое «возращение в детство» дает X. Саракаеву новые темы для новых произведений. И он радует читателей стихами, рассказами, повестями, потому что еще жива в нем жажда творчества.

Начинал Хамзат Саракаев свой творческий путь, как и подавляющее большинство писателей, с сочинения стихов. Но, по мере роста таланта, убедился в том, что его призвание - проза. Об этой эволюции в жизни любого писателя Ян Парандовский так пишет в книге «Алхимия слова»: «Поэзия открывается в том периоде жизни, когда чувства еще свежи, очарование миром всего сильнее, когда все представляется новым и необычайным. Молодость субъективно лирична... Иное дело проза: она требует зрелости. Недостаточно воздыханий, восторгов, метафор. Надо вникать в жизнь, научиться многому и, прежде всего, самому искусству прозы». Первый же опубликованный в печати, рассказ X. Саракаева «Нихларский мост» показал, что он выучился этому искусству.

За ним последовали и изданы многие рассказы, повести и романы. Несмотря на возраст, Хамзат и сейчас продолжает плодотворно работать. И не принимая всерьез слова поэта А. Межирова: «До тридцати поэтом быть почетно, но срам кромешный - после тридцати», продолжает работать и в поэзии. И не считает это зазорным, потому что:

... Перо бежит само -

Нику да от прошлого не деться:

И под грушей я пишу письмо

Другу детства, возвращаясь в детство.

Почти все творчество X. Саракаева рассчитано на детей среднего и старшего возраста. Поэтому главными темами его произведений являются любовь к отчему краю, романтика дальних дорог и открытий, дружба, познание природы, жажда подвига. Написаны они с прекрасным знанием мира детства.

«В книгах Хамзата Саракаева, - писала в рецензии на его повесть «Крепость в горах» Г. Яблокова, - прослеживается главная тенденция современной детской литературы - пристальное внимание к внутреннему миру своих героев, к формированию личности ребенка в наши дни. Все это органически вливается в описание современной жизни и истории страны, выражая крепкую связь поколений. ..» Это очень точно подмечено. К сожалению, о жизненном и творческом пути X. Саракаева не написано критиками и литературоведами почти ничего. Его имя, в лучшем случае, иногда просто упоминается в перечне авторов, пишущих для детей и никогда - в серьезных аналитических исследованиях. И это до обидного мало в сравнении с тем, что он сделал для чеченской литературы в прозе, поэзии, переводах. Наш этюд - слабая попытка устранить этот пробел.


Раиса АХМАТОВА

(1928-1992)

Начнем с цитат: «Богатые жизненные впечатления, обществен- /jpr \ ная работа, постоянные встречи с читателями, выезды за пределы Чечни и Кавказа, за рубеж обогащают ее творческую палитру. От сборника к сборнику совершенствуется мастерство поэтессы. К чему бы ни обращалась она, к чему бы ни прикасалась душою, это всегда остается с нею, всегда пропущено через ее сердце. Поэтому широк и многозначен диапазон ее поэтического вдохновения. О чем бы ни писала поэтесса, стихи ее пронизаны постоянным чувством верности родной земле, отчему дому, народу своему». (Ю. Верольский, литературовед, кандидат филологических наук).

«Лучшие стихи ее, касаясь тончайших струн сердца, открывают его навстречу всему светлому и доброму. Они облагораживают душу, делая ее чуткой и восприимчивой к красоте и дружбе, верности и чистоте и другим нетленным ценностям человеческой морали. Трепетно-нежный голос ее не спутаешь ни с чьим голосом. Например, вот это: «Тут кровь отцов на скалах затвердела, и слава их бессмертье обрела. О, нет, не зря от этого предела во все края земля моя пошла!» (К. Гайтукаев, литературный критик, кандидат филологических наук).

Все это сказано об одном человеке- всенародно признанной и любимой народной поэтессе Чечено-Ингушетии Раисе Ахматовой, весь смысл творчества и жизни которой заключался в словах:

Так будь благословен мой каждый миг,

Неудержимый и неповторимый,

Когда всей силой дел и чувств моих

Служила я Чечне моей любимой».

Родилась Раиса Ахматова в 1928 г. в Грозном в семье рабочего, отсюда- привычка к труду, перенятая ею от отца еще в детстве и сохраненная на всю жизнь. Она заканчивала девятый класс, когда, как «враг народа», была изгнана с родной земли, жила в Казахстане, работала в колхозе. Вернулась после тринадцатилетней разлуки на землю отцов, продолжила образование: окончила Грозненское педагогическое училище, Чечено-Ингушский государственный университет, Высшие литературные курсы в Москве. Преподавала в школе, работала в редакции газеты, занимала пост заместителя министра культуры республики. Избранная в 1961 г. председателем правления Союза писателей Чечено-Ингушетии, руководила им свыше двадцати лет. Была неизменным членом Правления Союзов писателей РСФСР и СССР. За эти годы, в составах делегаций, побывала во всех уголках Советского Союза, во многих странах мира. Но, где бы ни бывала она, везде помнила об отчей земле:

Каспий, я гордилась бы тобою,

Но пойми меня и не брани:

Навсегда слита своей судьбою

Я с судьбой родной моей Чечни.

Много времени и сил отдавала Раиса Ахматова общественной работе: долгие годы была председателем Верховного Совета ЧИАССР, председателем республиканских отделений комитетов: советских женщин, мира, солидарности со странами Азии и Африки. Участвовала в работе Всемирного Конгресса за всеобщее разоружение и мир. Ее политическая деятельность и успехи в творчестве были отмечены высокими правительственными наградами того времени: орденами «Знак почета», «Дружба народов» и медалями. Она была удостоена почетного звания «Народная поэтесса Чечено-Ингушетии».

Писать стихи Раиса Ахматова начала рано, еще в школьные годы. Впервые они были опубликованы в 1942 г., когда ей было всего четырнадцать лет. Но, по известным при-чинам, первый сборник поэтессы увидел свет только в 1958 г. Я хорошо помню небольшую книжечку «Моя республика». Переводил я их с удовольствием, потому что были они искренни, просты и понятны.

В последующие годы Раиса Ахматова издала десятки книг стихов и поэм на чеченском и русском языках в Грозном и Москве: «Иду к тебе», «Медный листопад», «Перевал», «Лунной тропою», «Откровение», «Поющая чинара», «Разговор с сердцем», «Прикосновение» и другие.

Свой вклад внесла поэтесса и в развитие жанра поэмы в чечено-ингушской литературе. Ею написаны довольно-таки крупные поэмы: «Слово о хлебе» (о первой чеченке-комбайнере К. Дудуркаевой), «Алхазур - летящая птица» (о механизаторе-бригадире Герое Социалистического труда А. Кагерманове), «Поющая чинара» (о безымянных горских поэтессах), «Тропою памяти» и другие.

В своих стихах она являлась прорицательницей, а умение предвидеть далеко вперед-главная особенность настоящего поэта и настоящей поэзии. Раиса Ахматова будто о сегодняшнем дне писала в далеких шестидесятых годах XX в. в поэме «Поющая чинара»:

Уверенность в своей неженской силе

Я обрела в родимой стороне

И вспоминаю свежие могилы

Отцов и братьев, павших на войне.

Я вспоминаю черствый хлеб разлуки

И сироту, забывшего свой дом,

И женские грубеющие руки,

Неженским закаленные трудом.

Благодаря переводчикам (в том числе, мастерству поэтов: И. Озеровой, Г. Русакова, И. Минтяка, В. Богданова и т. д.), ее поэзия быстро становилась доступной для всесоюзного и зарубежного читателя. Стихи Р. Ахматовой переводились не только на русский язык, но и на многие языки мира: английский, хинди, французский, испанский, урду, венгерский и другие. Они публиковались во многих газетах и «толстых» журналах России, Украины, Белоруссии, Прибалтики, в литературной периодике Европы... Ее поэтические сборники издавались в Англии, Франции, Индии - всех стран и не перечесть. Некоторые стихи поэтессы вошли в библиотеку мировой литературы. Поэзия Раисы Ахматовой получила мировое признание и высочайшие оценки литературоведов, писателей, читателей...

«Раиса Ахматова- один из ведущих поэтов Кавказа и не только. Она признает своим самым высоким чувством любовь к отчему дому, родному народу, к самой жизни. Она - певец своей Родины. Жизнь и труд людей, их мысли и чувства, радости и горести, праздники и будни, настоящее и будущее, любовь ко всему живому, любовь женщины - вот содержание творчества чеченской поэтессы. Никакие расстояния не могут быть помехой ее стихам на пути к сердцам читателей, потому что они созвучны их чувствам и безупречны по мастерству» (К. Кулиев, народный поэт Кабардино-Балкарии).

«Никогда не будут забыты прекрасные книги стихов Раисы Ахматовой. На мой взгляд, они - значительное явление в литературе всего Кавказа. Она занимает достойное место в ряду талантливых писателей нашего времени, как яркая звезда в поэтическом созвездии талантов. И ясно одно: она поэт, достигший высшей творческой зрелости и мастерства. У нее есть что сказать людям. И она говорит об этом в своих книгах, каждая из которых - гордость всех народов Кавказа» (С. Михалков, поэт, Лауреат Государственной премии. Герой Социалистического труда).

«Одно из достоинств поэзии Р. Ахматовой - то, что она, рожденная как явление исключительно личное, становится родной и близкой для всех, народным достоянием. Рожденные в предгорьях Кавказа, ее стихи пришлись по сердцу читателям разных стран и континентов» (Р. Гамзатов, народный поэт Дагестана).

«Мне думается, что поэзия Р. Ахматовой популярна и любима потому, что она выросла из непреодолимой необходимости сказать людям то, что невозможно держать в себе. Проблема ее творчества-боль и противоречие, мучительные раздумья и ответственность, сомнения и поиски, мечты и чувства женщины - ее современницы. Недаром она любит повторять всегда, что говорит от имени горянок» (Д. Кугультинов, народный поэт Калмыкии).

Многие стихи Раисы Ахматовой быстро становились песнями, которые после первого же исполнения - зачислялись в народные. Случалось это потому, что ее стихи были совершенны по форме, безупречны по технике, просты по языку, мелодичны и музыкальны, лиричны, созвучны тончайшим движениям души. На них писали музыку замечательные композиторы: У. Бексултанов, А. Шахбу-латов. А. Халебский, 3. Чергизбиев, Али и Сайд Димаевы и многие другие. Эти песни занимали заметное место в репертуарах М. Айдамировой, В. Дагаева, С. Магомедова, М. Буркаева, Т. Дадашевой... Это тоже одно из свидетельств мастерства и таланта, всенародного признания одаренной чеченской поэтессы.

Великий Саади говорил: «Если ты поэт, зашей свои глаза, пусть видит твое сердце». Это будто сказано о Раисе Ахматовой: именно обостренным, сосредоточенным на любви к родной земле внутренним зрением и подкупали ее стихи. Хотя она безвременно ушла от нас в конце 90-х годов, с нами остались ее чудесные песни, стихи и поэмы, ее задушевная и глубоко человечная поэзия.

Потому и будет она жить в нашей памяти, что очень верила, когда писала:

Я по крупинкам собирала чудо

Счастливого сегодняшнего дня.

В стихах, Чечня, всегда с тобою буду:

Народ мой не забудет про меня!


Юрий ВЕРОЛЬСКИЙ

(1929-2004)

Юрий Борисович Верольский -поэт, литературный критик, краевед и педагог-просветитель был одним из тех русских писателей, которые почти всю жизнь прожили в Чечне, ставшей колыбелью их творчества. Он был одним из тех, кто весь поэтический и исследовательский талант отдал воспеванию Чечни и воспитанию ее литературной смены. Он всегда с гордостью считал себя крупицей нашего края, его сыном и по праву называл нашу республику «наш край», «наша республика», «наша Чечено-Ингушетия».

Я познакомился с этим удивительно скромным, мудрым, дружелюбным человеком высокой культуры в конце пятидесятых годов XX в., когда по возвращении на Родину в числе юношей, только-только делающих первые шаги в поэзии, я был принят в творческое объединение молодых литераторов при Союзе писателей Чечено-Ингушетии, которым и руководили уже сложившиеся и признанные в те годы поэты Юрий Верольский и Юрий Поволяев. На первом же сборе русскоязычной секции объединения они начали заинтересованно и доброжелательно знакомиться с нашими произведениями, внимательно читая и терпеливо разбирая их, давая дельные советы. Они всегда говорили с нами, как с равными, несмотря на разницу в возрасте и творческом опыте: не поучая, а советуясь, не высокомерно, а уважительно.

С этого времени Ю.Б. Верольский становится постоянным наставником, бессменным руководителем секции молодых чеченских литераторов, пишущих на русском языке, пропагандистом творчества чеченских и ингушских писателей. Часто выступает с анализом их творчества на ежегодных семинарах молодых литераторов, проводимых Союзом писателей Чечено-Ингушетии, на страницах республиканских газет, различных выпусков литературно-критических «Известий», сборников статей... Об этом свидетельствуют материалы из дела «Литературная жизнь Чечено-Ингушетии в 60-70-е г. XX в.» (фонд «Писатели Чечено-Ингушетии»), чудом сохранившегося в Национальном музее Чеченской Республики. В нем -вырезки из республиканских газет «Грозненский рабочий», «Ленинский путь» и «Комсомольское племя» за 1966-1975 г. Сохранились и подшивки этих газет за 1960-1980-е г. ХХв. Приведем некоторые выдержки из них, подтверждая сказанное о Ю.Б. Верольском:

«Молодым поэтам, прозаикам и драматургам, пишущим на русском языке, посвятил свое выступление на семинаре преподаватель ЧИГПИ Ю.Б. Верольский. Он называет имена молодых дарований М. Дикаева, А. Садулаева, А. Кусаева и других, творчество которых отмечено печатью несомненного таланта. Все они упорно трудятся над формой и поиском «единственного слова». (В. Омельяненко «Смотр поэтических сил». «Грозненский рабочий», 27 декабря 1967 г.)

«Русской секцией на семинаре руководил Ю.Б. Верольский. Она представляла поэтов и прозаиков разных национальностей. Всем запали в души и навсегда запомнились слова, сказанные Юрием Борисовичем о произведениях молодых: «Поэзия - это радость. Поэт должен дарить людям самое солнечное, счастливое и дорогое - радость». И еще: «Молодым надо активнее заниматься переводами, чтобы все больше чеченских и ингушских поэтов выходило к массовому читателю». (И. Минтяк. «Воспитай ученика». «Грозненский рабочий», 20 февраля 1971 г). Таких выписок можно сделать много!

Любовь к Чечне и преданность ей Ю.Б. Верольский подтверждал и всем своим многогранным творчеством. Так, одна из лучших поэм поэта «Взволнованная земля» была посвящена «памяти коммунистов и комсомольцев Чечено-Ингушетии, павших в борьбе за коллективизацию», а в содержательную и познавательную книгу «Наш край и русская литература» (г. Грозный, 1969 г.) вошли «Очерки литературного краеведения Чечено-Ингушетии». В своей поэме Ю.Б. Верольский убедительно точно и красочно описывал жизнь и быт горцев, которые хорошо знал, удачно вплетал в повествование чеченские имена и слова, которые нельзя было без потерь перевести на русский язык. Тем самым он подчеркивал самобытность чеченского языка и показывал свою привязанность к Чечне, обогащал свою лексику и стилистику:

Нет, не всех война вернула В край родной - Ал и убит. На окраинеаула В честь героя чурт стоит. И стоят в молчанье горы, Как во сне стоят леса... К чуртам в радости и в горе Каждый раз идет Муса.

Я хорошо знал Юрия Борисовича Верольского, много раз говорил с ним, принося на его суд свои произведения. Много раз бывал у него дома: мы жили недалеко друг от друга - он на улице Курортной, я - на Первомайской. В этих беседах в его небольшом и уютном кабинете он, конечно же, иногда рассказывал мне и о своей жизни.

Родился Юрий Борисович Верольский в 1929 г. в Грозном. В 1936г. пошел в первый класс, но окончить школу не успел - началась Великая Отечественная война. Учебу пришлось прервать, потому что в 1942г. город Грозный был объявлен на осадном положении и все школы города превращены или в госпитали для раненых бойцов Красной Армии, или в штабы различных дислоцированных или формирующихся здесь воинских подразделений. Школу Юрий Борисович закончил уже после войны и сразу же поступил на историко-филологический факультет Чечено-Ингушского государственного педагогического института, после окончания которого был оставлен в нем преподавателем. Тут же закончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Русские писатели в истории Чечено-Ингушетии». Стал доцентом, заведующим кафедрой русской литературы уже Чечено-Ингушского, затем Чеченского государственного университета и проработал в этой должности до начала первой чеченской войны, когда в 1994г. вынужден, был покинуть Чечню. В книжке «Кто есть кто в Чеченской Республике?», изданной в Грозном в 1994 г., его имя упоминается в последний раз в главе «Деятели науки Чеченской Республики»: «Верольский Юрий Борисович. Кандидат филологических наук. Ученый-литературовед. Доцент Государственного университета Чеченской Республики».

Но его и сегодня помнят в Чечне. С большой теплотой и благодарностью отзываются все, с кем бы я ни заговаривал о нем. Помнят его многочисленные ученики, преподаватели, которые немало лет работали с этим удивительным человеком, коллеги по писательскому и научному цеху, все, кто знал, общался с этой обаятельной личностью. И каждый из них просил меня: «Напиши о Юрии Борисовиче. Ведь он был настоящим чеченским писателем, сыном нашей земли и ее певцом». И я с радостью выполняю их

просьбы, потому что, благодаря именно подвижнической деятельности таких писателей, как Юрий Верольский, Елена. Ксендзова, Владимир Прядко, Юрий Поволяев, Михаил Лукин, заботой и трудом мэтров чеченской литературы Магомеда Мамакаева, Hypдина Музаева, Халида Ошаева и других, выхожены, выросли и стали впоследствии цветом и гордостью чеченской литературы поэты, прозаики, драматурги, публицисты: М. Дикаев, С. Юсупов, А. Садулаев, А. Кусаев, В. Богданов и другие. До последних дней пребывания в Чечне Ю.Б. Верольский не оставлял это благородное дело наставничества.

Творческий путь Юрия Борисовича начался в конце сороковых - начале пятидесятых годов XX в. с первых публикаций его стихов на страницах республиканских газет и коллективных сборников молодых литераторов. Первая авторская книжка поэзии «Стихи» Юрия Борисовича Верольского вышла в 1970 г., вторая - сборник поэм «Взволнованная земля» увидела свет в 1984-м - четырнадцать лет спустя! Случилось это не потому, что поэт не писал, а потому, что он очень требовательно относился к своей поэзии и в сборники включал все только самое совершенное. Происходило это еще потому, что он не печатал стихи никогда «с пылу, с жару» (ему было чуждо такое понятие, как слава) и потому, что Ю.Б. Верольский очень скрупулезно и тщательно работал над каждым словом. В этом он всегда следовал наставлениям своего любимого писателя-учителя А.С. Серафимовича, который писал: «Надо много знать, чтобы хорошо писать. Это - первое. Второе- надо писать только тогда, когда у тебя есть, что сказать людям и когда не можешь не писать. Третье - оружие писателя - слово. Но это же слово - орудие производства писателя - им он рисует героев произведения. Поэтому надо обогащать словарь, отбрасывать словесный хлам, выбирать те слова, которые наиболее ярко и точно передают и повествование, и характер действующих лиц и образы. Это трудно, но без этого писателем не станешь». Вся поэзия Юрия Борисовича Верольского -это гимн Грозному, которого он по праву называл «моим городом», его героической истории, трудовым будням его созидателей -рабочим. Это ярко выражено, например, в небольшом по объему, но емком по содержанию, ярком по образности стихотворении «Созвездие», опубликованном (вместе с двумя другими) в сборнике поэзии «Родному Грозному» (1970 г.):

Дыханье ночи принесло

Прохладу в город мой.

Созвездье Новых промыслов

Восходит над землей.

Оно лучит призывный свет

Во всей красе своей

И для меня дороже нет

На свете тех огней.

Мне не забыть отцовских слов –

Завет со мной всегда:

Созвездью Новых промыслов

Не гаснуть никогда!

Именно о небольших по объему, но емких по мысли книжках поэзии Ю.Б. Верольского писал М. Мамакаев в статье «Поэт»: «Поэта следует мерить не объемом книги. Важнее, как глубоко он осмыслил значение и сущность нашей жизни, значение и сущность пережитого им лично. И тогда маленькая книжка поистине может заменить большие тома» («Грозненский рабочий», 20 декабря 1970 г).

Вся поэзия Юрия Борисовича Верольского - величальная песня Чечне, ее истории, трудолюбивым, верным долгу и преданным в дружбе горцам, неповторимой природе нашего горного края. Песня торжественная, сердечная и лирическая. Вслушайтесь в его строки из стихотворения «Осеннее», чтобы по достоинству оценить сыновнее чувство поэта:

Весь город мой объят

Туманной синевой.

Деревья в скверах спят.

Осенний город мой,

Хорош, как песня, ты!

В тиши стоят мосты

Над Сунжой разлитой.

И осень бьет листы

Чеканкой золотой!

Много сделал Юрий Борисович Верольский и в литературном краеведении Чечено-Ингушетии, разыскивая связи русских писателей с нашим краем и исследуя их творчество, бывавших в Чечне, родившихся здесь и в своих произведениях воспевавших ее. Первая книга его исследований «Русские писатели и наш край» вышла из печати в Чечено-Ингушском книжном издательстве в 1969 г., вторая - «Кавказом рожденные. Очерки литературного краеведения Чечено-Ингушетии» - была издана в 1980 г. В предисловии к ней автор писал: «Множество художественных и публицистических произведений написано о нашем крае-Чечено-Ингушетии. В литературе-это могучий хребет, подобный громаде Кавказа. В нем и недосягаемые вершины - создания А. Пушкина, М. Лермонтова, Л. Толстого, и возвышенности поменьше, и, наконец, холмики и пригорки, которыми начинаются любые горы. Иные из этих произведений широко известны, других мы знаем мало». Именно Ю.Б. Верольский и явился открывателем для нас тех, «кого мы знаем мало»-рассказов Н.Г. Чернышевского и A.M. Горького, связанных с нашим краем, очерков А.С. Серафимовича, посвященных Чечне, стихов известного революционера-грозненца Н. Анисимова, поэтов VIII Красной Армии, произведений И. Катаева, Дз. Гатуева, Н. Остроменцкой и других о нашем народе. «Они помогают, - пишет исследователь, - нам лучше увидеть наш край, понять его жизнь и еще сильнее полюбить Чечню».

Кроме того, Ю.Б. Верольский был страстным пропагандистом литературной жизни нашей республики - одним из организаторов литературного музея в Чечено-Ингушском государственном университете первым и лучшим в Чечено-Ингушетии. Газета «Комсомольское племя» писала об этом 13 декабря 1990 г. так: «Хочется сказать благодарное слово об инициаторе создания музея. Это - Юрий Борисович Верольский. Он является выпускником нашего университета и «живой энциклопедией литературного краеведения Чечено-Ингушской республики». В литературном музее ЧИГУ были собраны тысячи подлинных и бесценных документов о связях русских писателей и их творчества с нашим краем до Октябрьской (1917г.) революции и позже, о чеченских, ингушских, русских писателях и о литературной жизни Чечено-Ингушетии...» Увы, сейчас, после двух истребительных чеченских войн, ни от музея, ни от главного здания университета не осталось ничего - только бурьян да пустырь...

Немало сделал Юрий Борисович Верольский и для развития литературной критики Чечено-Ингушетии. Он часто выступал с умными и авторитетными статьями и рецензиями на страницах республиканских газет, в различных научных изданиях и выпусках «Известий Чечено-Ингушского научно-исследовательского института истории, филологии и социологии», «Известиях государственного университета», литературно-критических сборниках. Не могу не назвать некоторые из них, бывших в свое время образцами литературно-критического анализа и увлекательно-познавательных исследований, открытий и находок. Это и «Заметки о посещении А.С. Серафимовичем Грозного и Чечни в 1929 г.» (в результате ее им был написан знаменитый очерк «В Чечне»), и «Повесть о чеченском мальчике Решиде и Мишке» А.С. Макаренко (исследование по повести Н. Остроменцкой «О Решиде и Мишке». Об этой замечательной книге о чеченском мальчике Решиде - воспитаннике детской трудовой колонии им. Ф. Дзержинского, созданной в тридцатые годы XX в. великим педагогом А.С. Макаренко, и его друге Мишке сегодня мало кто знает, хотя она дважды переиздавалась в республике в девяностые годы, и «Певец города нефти» (о поэте И. Катаеве, который в 1920-1922 г. жил и творил в нашем городе и редактировал газету «Красный труд», ставшую впоследствии «Грозненским рабочим») и т. д. Этих выступлений было много - всех не перечислишь.

Большой вклад внес Юрий Борисович Верольский и в дело знакомства русских читателей с произведениями чеченских и ингушских поэтов: он был внимательным и чутким к языку переводчиком, близко и хорошо знал литературную жизнь республики, особенности стиля и своеобразие чечено-ингушского стихосложения. Поэтому его переводы, часто публиковавшиеся на страницах местных и московских газет, журналов и альманахов, отличались всегда точностью, умением передавать образный строй, близостью к оригиналу и мастерством.

Таковы некоторые штрихи жизненной и творческой биографии Ю. Б. Верольского. В моем, несколько личном, рассказе о нем, конечно же, могут быть неточности. Если люди, более лучше знавшие его и работавшие с ним, подскажут мне, то я с радостью исправлю их при переработке этюда.

Закончить же рассказ-воспоминание о хорошем человеке и одаренном поэте, литературоведе, педагоге и краеведе Юрии Борисовиче Верольском хочется строками из его поэмы «Малгобекская история»:

Смены наставники ждут с нетерпеньем;

Записи сына читает отец.

Строго, придирчиво ищет решенья, -

Что же еще сотворил, наконец?

Ищет уверенно, веря и зная,

Что непобедимы воля и труд.

Натиску творчества уступая,

Людям строки тепло отдадут. -

как отдавали строки Юрия Борисовича Верольского. Да отдают и сейчас, волнуя наши сердца. Как отдавали тепло строки поэтов, воспитанных им. Да и продолжал воспитывать до самой смерти всем своим поэтическим и литературоведческим творчеством. Это и делало Ю.Б. Верольского одним из лучших чеченских писателей. Этим и будет он жить в чеченской литературе всегда. Вечно. Юрий Борисович Верольский заслужил это.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   35


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница