Абдул аль-Хазред



страница8/26
Дата04.05.2016
Размер4.36 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26
верующий священник, а не просто мужик в рясе). А для демона Лэнга требуются совсем другие средства – к примеру, храмовое благовоние Мардука... хотя у меня и к этому иммунитет. Я ведь не родился демоном.

- А я не шучу, между прочим! – возмутился вихрастый. – Сейчас стрельну!

Юра наклонился к нему и что-то зашептал.

- Правильно, не подействует, - подтвердил я.

Разумеется, чтобы я чего-то не услышал, звук должен быть тише комариного писка и звучать где-нибудь километров за десять.

- Выпустите меня, - потребовал я.

- Но...


- Выпустите!!! – заорал я во весь голос.

На этот раз они уже не бросились бежать. Но поджилки затряслись здорово. А толстый в пиджаке начал как-то странно переминаться с ноги на ногу – по-моему, случилось непроизвольное опорожнение кишечника. Длинная и сложная фраза, но если выразить ее одним словом, получится непристойность.

- Ну?!!

- Е... если мы... мы ва... вас выпустим, - робко пробормотал Юра, - вы... вы на... нас не съедите?..



- Нет.

Я не ем человечину.

- Ну, тогда все в порядке, - успокоился пацан. – Сейчас...

- Ботаник хренов! – пихнула его в бок Маша. – Да он же врет! Севка, вот ты ему веришь?

- Не-а, - мотнул головой вихрастый, отхлебнувший немного воды из пистолета – по-моему, решил, что от этого станет для меня ядовитым. – Точно, [цензура], [цензура]!

- Мишка?


- Ик! Ик! – ответил толстый. – Ик!

- Марат?


- Чего? – тупо уставился на нее высокий.

- Надька?.. ну-ка, вы, принесите ей воды, что ли, а то так и будет валяться...

- И мне!.. ик!.. ик!..

- Вот ты и сходи, - развернула его к дверям Маша. – Юрка, ну ты чего тупишь-то – ты же сам нам все уши прожужжал, как классно демона вызвать!

- Да я ж не думал, что получится...

- Но получилось же!

- С четвертой попытки, - сумрачно заметил Сева.

Я одновременно слушал их спор и Рабана, который уже успел просканировать их ближайшее прошлое с помощью Направления (жаль, что это так редко получается – насколько было бы проще работать, если бы я в любой момент мог заглянуть в чье угодно прошлое). И теперь вкратце излагал, как, собственно, все это получилось.

Насколько я понял, этот самый Юрий учится на третьем курсе какого-то престижного университета. И очень здорово учится – уверенно идет на красный диплом. Типичный зубрила – весь курс у него списывает. И вот полгода назад он нашел в какой-то библиотеке вот этот самый листок с заклинанием. Точнее, не он нашел, а Маша – и отдала его сокурснику, ибо у нее самой он никаких эмоций не вызывал. Другой на Юрином месте просто выкинул бы старую противную бумажку, сделанную из человечьей кожи, но не таков был наш друг. За какие-то две недели он перевел древний текст и немедленно загорелся испытать новые знания на практике. Уговорил пятерых друзей помочь и провел ритуал.

Результат налицо.

- Ну так что – меня выпустят или нет? – осведомился я.

- Сначала сделаешь, что скажут, понял? – нагло заявил Сева. – Я, [цензура], сейчас список составлю…

- Точно! – подтвердил Юра. – Мы тебя вызвали, так что будешь исполнять желания!

- Пацаны, вы кем себя возомнили? – удивился я. – Я вам кто – добрая фея? Или, может, добрый сантехник? Эх, такие большие, а все в сказки верите... Да я вообще не по этой части!

- А по какой? – быстро спросила Маша.

Я с намеком провел когтями по полу, оставляя глубокие борозды. По-моему, все шестеро (ну, может, кроме Марата) сразу поняли, по какой я части.

- Мамочки… - сглотнула Надя.

- А что ж делать-то? – растерялся Юра. – Не оставлять же его здесь? Послезавтра баскетбольная секция придет заниматься!

- Отправьте меня обратно, - предложил я.

- А как?


- Тебе лучше знать! Кто меня вызвал – ты или я?!

Юра поднял листок пергамента и внимательно осмотрел его с обеих сторон. Конечно, ничего нового там не появилось.

- Тут не написано… - грустно сообщил он.

- Здорово, приехали… Тогда просто выпусти – дальше я сам!

Молодые люди снова зашептались. Мнения разделились – Сева и Маша настаивали, что упускать удачу глупо, и нужно пользоваться, пока есть возможность. Мол, демона с такой специализацией тоже много для чего можно использовать. А Миша и Надя требовали немедленно отослать меня подобру-поздорову, ибо боялись меня до дрожи в коленях и не хотели связываться с таким опасным работником. Юра сомневался – ему тоже было дико страшно, но одновременно и интересно. Да и жадность взыграла. И только тугодум Марат не произнес ни слова.

- Товарищ Бритва, а шо це було? – раздался голос откуда-то снизу.

- Это вы в стенку врезались, товарищ полковник, - ответил я. – Осторожнее надо быть в следующий раз.

- А я и так осторожный, - хрюкнул полковник, осторожно ощупывая пол под собой. – Это я на чем лежу?

- На полу. Вставайте, товарищ полковник – он холодный.

- Не, я лучше еще поотдыхаю чуток...

- Товарищ полковник, нельзя прожить всю жизнь лежа, - строго сказал я. – Поверьте, я пробовал.

- Я тоже пробовал... – вздохнул Щученко, поднимаясь на ноги. – А де мы?

- Вам же сказали – мы в плену…

- Шо?! – возмутился Щученко. Я испугался, что он сейчас опять начнет все сначала. – Вот эти?! У-у-у, враги народа! А еще под советских, значить, пионэров маскируются! Товарищ Бритва, а шо ж с нами теперь, значить, будеть? Они ж, небось, военные тайны хотять выкрасть?! Не отдам!

- Думаю, ваши военные тайны им малоинтересны. Видите – сейчас они спорят, выпускать нас или нет.

- Скажите им, шо пусть лучше выпустять, а то я им устрою!

- Знаете, вы лучше посидите спокойно, - предложил я. – Устраивать буду я.

- А долго сидеть?

- Надеюсь, нет…

Щученко снял противогаз, подошел к границе гексаграммы и уже осторожно ткнул пальцем. Убедился, что наружу выйти не может и озадаченно почесал макушку.

- Эх ты… Технология, однако… Товарищ Бритва, а шо это за невидимая, значить, стенка? Продукт врждебно-капиталистического Запада, або я не до конца прав?

- Примерно, - не стал вдаваться в подробности я.

- А мы, значить, через нее так и не пройдем? – въедливо допытывался полковник. – А если динамитом подзорвать?

- А у вас он есть?

- Найдем шашечку... – начал копаться в портфеле Щученко.

- Запасливый вы, товарищ полковник! – удивился я. – Прямо хомяк!

- Профессия у мене, значить, такая, ответственная… Так шо – подзрывать?

- Не надо, не поможет…

- У, гады буржуйские! – погрозил кулаком полковник. – Товарищ Бритва, а мы тут с голоду-то не помрем?

- Есть такая опасность… - мрачно прохрипел я. – Я уже скоро проголодаюсь…

- А я?

- А вот вы не успеете, - успокоил его я, украдкой оценивая упитанность Щученко. Слой сала под кожей выглядел довольно внушительно, и я невольно облизнулся.



- Крх, крх, простите, можно вас отвлечь? – обратился ко мне Юра. – А какие у нас гарантии, что вы нас не тронете, если мы вас выпустим?

- Клянусь своими крыльями, что если вы меня выпустите, я не причиню никому из вас никакого вреда! – поднял руку я. – Между прочим, такую клятву нарушить нельзя!

На слово мне не поверили. Это я знаю, что внутри магического круга не следует давать необдуманные клятвы – нарушать их нельзя ни в коем случае. Но им-то это неизвестно.

- Нам нужны более веские гарантии! – заявила Маша.

- И какие же? – проскрипел зубами я.

Они снова начали совещаться. Проклятье, ну почему в наших школах не обучают хотя бы основам теории магии?! Я ведь уже не могу причинить им никакого вреда… если, конечно, меня выпустят. Магическая клятва надежнее тысячи контрактов, заверенных у тысячи нотариусов! Конечно, такую клятву можно дать двусмысленно, но я-то поклялся совершенно честно, без всяких скрытых толкований!

- А почему с этой стороны пройти можно, а с той нельзя? – вдруг ожил тупо глядящий на нас Марат, без труда протягивая руку там, куда только что ломился Щученко.

Тело среагировало само. Одним прыжком я подлетел к этому месту и схватил кисть парня сразу тремя руками. Он протестующе заворчал, попытался вырваться, даже ударить меня, но я легко втянул его внутрь, заломил руки за спину и приставил к горлу коготь.

- А вот теперь начинаем разговор заново! – удовлетворенно прохрипел я. – Я считаю до десяти – и если меня не выпустят, то начну отрезать по одному пальцу…

- Но вы же поклялись! – оторопел Юра.

- Но меня же еще не выпустили! – напомнил я. – Клятва пока что не вступила в силу! Ну что? Раз… два… три…

Марат что-то прогудел и попытался вырваться. Я слегка кольнул его хвостовым шипом, впрыскивая легкую дозу успокоительного, и он затих.

- Четыре… пять…

- Он же его убьет! – запищала Надя. – Сделайте что-нибудь!

- Пошла на [цензура], дура! – огрызнулся Сева.

- Лучше его, чем нас, - пожала плечами Маша.

- Шесть... семь...

Надя с ужасом посмотрела на мои когтищи, а потом резко дернулась и пнула одну из свечек, расставленных по углам гексаграммы. Я тут же бросил заложника и выпрыгнул наружу, прежде чем кто-нибудь из этих малолетних гаденышей успеет восстановить нарушенный контур.

- Дура... – застонал Сева, отшатываясь назад.

- А... а... а... – открывал и закрывал рот Юра, с ужасом глядя на меня.

Из штанов Миши что-то закапало. Но ему сейчас было не до этого.

- Выходите, товарищ полковник, - прохрипел я. – Теперь можно.

- Ну все, щас я их по законам военного времени!.. – обрадовался Щученко, перешагивая нарисованную черту и поднимая пистолет. – Ну-ка, пионэры, живо, значить, повернулись лицом к стене! Буду стрелять вам в затылок!

- Вы же обещали... – еле слышно пропищала Надя.

- Это, значить, товарищ Бритва обещал, а я, как настоящий партиец, сохранял глубокомысленное молчание! С мене взятки гладки!

- Успокойтесь, товарищ полковник. Ну, поигрались дети с черным колдовством, что же их за это – убивать?

Я отобрал у Юры листок из «Некрономикона» и грозно спросил:

- Копировал?!

- Не... не...

- Это хорошо, - успокоился я. Снимать копии с магических книг такой мощи – крайне опасное занятие даже для опытных магов. А для неофита – верная смерть. – Учти, пацан, в следующий раз все может быть хуже! Я хоть магией и не владею...

- Совсем? – разочарованно Юра.

- Совсем. Зато могу превратить вас всех в серпантин голыми руками. Тоже своего рода волшебство.

- А желания исполнять будете? – неожиданно подала голос Маша.

- А откуда столько наглости? – ответил вопросом на вопрос я. – Не буду. Рабан, стартуй обратно!

Я взял за руку Щученко и приготовился к переходу обратно на Землю-2016 – полковника нужно было срочно вернуть домой.

- Ллиасса аллиасса алла и сссаа алла асссалла! Алиии! Эсе! Энке илиалссаа оссса асса эллеасса оссо иииииии! Эссеееаааааааа! Алаасса!

Ничего не произошло.

Глава 9


Никогда не читайте заклинаний, призывающих демонов, даже в шутку.

Джузеппе Бальзамо

- И почему мы все еще здесь? – осведомился я секунд через десять, окончательно убедившись, что миры не торопятся сменяться.

Рабан не отвечал. Симбионт напряженно думал. Потом попросил поднести листок с заклинанием к нашим общим глазам – чтобы он мог изучить его с максимальной тщательностью.

- Товарищ Бритва, я, значить, по-прежнему не понимаю – шо за дела здесь вокруг меня творятся? Вы, значить, не молчите, а то я расценю это как оппортунизм!

Пока Рабан читал текст, а полковник зудел над ухом, я уселся прямо на пол и попытался расслабиться. Подростки, все еще присутствующие поблизости, постепенно начали подходить ближе – даже самый устрашающий монстр не способен устрашать вечно. Хм-м, тоже ничего каламбур... да я просто в ударе сегодня!

- Так как насчет желаний? – осторожно осведомилась Маша.

- А как насчет заткнуться? – огрызнулся я. – Найди себе цветик-семицветик, жадная девочка! Или вот еще зверек такой есть – хомяк-семимяк, примерно так же действует!

Марат поднялся с пола и очумело помотал головой неправильной формы. По-моему, он все-таки немного недоразвитый. Миша, куда-то уходивший, вернулся в новых штанах. Старые он брезгливо запихнул в полиэтиленовый пакет.

Мне пришло в голову, что они не такие уж и дети, как мне сначала показалось. Похоже, лет по восемнадцать-девятнадцать. Надя явно еще школьница, а Марату, кажется, перевалило уже за двадцать – вон какой дылда! Ну а остальные четверо, похоже, студенты разного возраста. Впрочем, это я и так уже знаю.

- Простите, э-э-э...

- Можно просто Олег, - милостиво согласился я.

Их тоже озадачило мое имя. Согласен, когда шестирукий монстр с крыльями называет себя Олегом, это выглядит странно. Но с другой стороны, теперь они смотрели на меня уже почти спокойно. Психологический фактор – если в чудовище есть что-то мирное и знакомое, он уже не такой страшный. К примеру, на многих людей успокаивающе действуют мои штаны – раз я достаточно разумен, чтобы носить одежду, значит, со мной можно как минимум поговорить.

Я на миг задумался, почему они не знают имени того, кого вызвали. Призвать демона, не владея его именем – крайне сложно. Это еще можно провернуть с утукку, алуа, будхой, маскимом или еще кем из рядовых чудищ, но уж никак не с архидемоном! Потом я посмотрел на текст заклинания – конечно, там упоминалось имя Лаларту. Только вот написано заклинание халдейскими буквами на Наг-Сотхе. Древнешумерскую клинопись этот башковитый Юра каким-то образом (интересно, как?) расшифровал и заклинание прочел, но смысла прочтенного не понял. Оказывается, он считал, что меня зовут Хеуэратор – это слово повторялось в заклинании чаще остальных. То, что оно означает попросту «призываю», он, конечно, не догадался...

- Олег Анатольевич, если хотите, - дополнил я, поняв, что у них язык не поворачивается называть ужасного демона так запросто.

- Олег Анатольевич, а вы правда нас... – промямлил Юра.

- Все, тема закрыта, - отмахнулся я. – Я сегодня добрый.

Еще бы – я же поклялся, блин! Есть, конечно, способы от этой клятвы освободиться, но как-то не вижу смысла – я бы этих пацанов и так не тронул, без всякой клятвы. Хотя, может, и следовало бы царапнуть разок-другой, чтобы крепко запомнили – с такими вещами не играют!

- Патрон, загадка разгадана, - уныло сообщил Рабан. – Тебя привязали.

- Угу. Привязали. А что это значит?

- Товарищ Бритва, вы, значить, с кем сейчас разговариваете? – поинтересовался Щученко.

Что интересно, на моего случайного попутчика никто из молодых людей не обращал внимания. Уж не знаю, за кого они его принимали, но им даже в голову не пришло озадачиться вопросом – а что это за лысый толстяк с портфелем? Бесплатное приложение к демону, что ли?

- Товарищ полковник, не мешайте мне пять минут, ладно? – попросил я. – И вы все тоже. Займитесь чем-нибудь – пол вымойте, что ли... А то сейчас через эту гексаграмму еще кто-нибудь припрется...

Конечно, я просто пошутил. Но мне поверили и сломя голову бросились за водой и тряпками.

Такой быстрой уборки школьный спортзал еще не видел.

- Объясняй, - приказал я Рабану.

- Ну что тут объяснять? Читай заклинание внимательно... Ты сейчас связан с этими шестерыми, и покинуть этот мир можешь только с их дозволения...

- А они что – запрещают? – удивился я. – Ничего, сейчас получим все дозволения...

- Да не так! Все должно быть по правилам! Чтобы получить свободу, у тебя есть три пути. Первый – если эти шестеро проведут обратный ритуал...

- Сразу отбрасываем, - хмыкнул я.

- Второй – если какой-нибудь достаточно сильный демонолог изгонит тебя обратно...

- А где я тут такого найду? Ждать, пока мистер Креол вернется из Рари?

- И третий – если ты заключишь с призвавшими тебя договор и выполнишь его. Но ты должен исполнить как минимум по одному желанию каждому.

- Не было мороки... – пробурчал я. – Ну ладно, это я еще как-нибудь осилю...

- Нет, есть еще и четвертый способ – простой-препростой... ты его раньше уже использовал.

- Угу?

- Убить их всех.



Я приветливо оскалился, обдумывая эту на редкость заманчивую мысль. Да уж, в этом точно нет ничего сложного... если бы я не поторопился дать клятву не причинять им вреда.

- А может?.. – покосился я на Щученко. Бравый полковник с удовольствием проведет расстрел кого угодно, если убедить его, что так нужно для блага Партии.

- Да какая разница? – обломил меня Рабан. – Что сам зарежешь, что другого попросишь – все равно ты виноват.

Я обвел Марата, Машу, Мишу, Надю, Севу и Юру недобрым взглядом. Глаза у меня красные, круглые, без зрачков, и понять по ним, о чем я думаю, в обычных условиях невозможно. Но сейчас об этом догадался бы и полный идиот.

Я злился.

- Позвольте представиться, Исполнитель Желаний, - издевательски произнес я. – Сейчас буду исполнять! Как полный идиот...

Молодые люди озадаченно нахмурились. Они явно не поняли, что я имею в виду. Я и сам толком не понял.

- Полковник, одолжите бумажку, - попросил я, отнимая у него портфель.

- А вы бы, значить, майку носили, как усе приличные люди, - проворчал Щученко. – У мене ненужных бумаг нет – усе государственные, усе учтенные, усе, значить, на государственном учете. Можеть, вам еще и карандаш одолжить? Або ручку?

- Не надо, у меня своя.

Ручку я постоянно держу во внутреннем кармане брюк – и это не просто обычная ручка. Точнее, совсем не ручка, а стило – специальная палочка для письма. Не простая, само собой – артефакт. Я нашел его в своем новом замке, в сокровищнице. Специальное стило для написания контрактов – каждое слово, начертанное этой штуковиной, имеет силу магической клятвы и не может быть нарушено ни в коем случае. У каждого архидемона есть такая – именно ими пишут договоры купли-продажи душ.

- Форма Ауриш-Д, на шестерых, стандартный вариант, - распорядился я, кладя стило на бумагу. – На русском.

Палочка тут же встала торчком и забегала по белой поверхности, оставляя четкие кроваво-красные буквы. Всего через несколько секунд она остановилась – типовая модель контракта была окончена.

На бумаге осталось следующее:


«Лаларту, архидемон Лэнга высшего порядка, именуемый в дальнейшем «ПРИЗВАННЫЙ», с одной стороны, и ______ _______ ______ ______ _______ _______, именуемые в дальнейшем «ПРИЗВАВШИЕ», с другой стороны, заключают договор о следующем:

1. ПРИЗВАННЫЙ обязуется не причинять физического вреда ПРИЗВАВШИМ.

2. ПРИЗВАННЫЙ обязуется исполнить по одному устному желанию каждому из ПРИЗВАВШИХ на их выбор.

3. ПРИЗВАВШИЕ загадывают желания по очереди. ПРИЗВАННЫЙ обладает трехдневным сроком на исполнение очередного желания. По истечении срока ПРИЗВАННЫЙ обязан предоставить ПРИЗВАВШЕМУ выполненное желание.

4. ПРИЗВАВШИЕ загадывают желание только один раз. В случае, если ПРИЗВАННЫЙ не способен выполнить загаданное желание в трехдневный срок, желание аннулируется, и ПРИЗВАВШИЙ не имеет права загадать другое.

5. ПРИЗВАВШИЕ не имеют права загадывать желания, несущие вред жизни или здоровью ПРИЗВАННОГО.

6. ПРИЗВАВШИЕ не имеют права рассекречивать существование ПРИЗВАННОГО или загадывать желания, неминуемо влекущие за собой таковое рассекречивание.

7. По исполнении желаний всех ПРИЗВАВШИХ ПРИЗВАННЫЙ получает полное освобождение от всех обязательств по отношению к ПРИЗВАВШИМ.

8. В случае нарушения ПРИЗВАННЫМ 1-го, 2-го или 3-го пункта Договора ПРИЗВАННЫЙ мучается от нестерпимой боли неопределенно долгий срок».
Я положил бумагу на пол и аккуратно расписался кончиком хвоста. Яцхеновский яд вполне может заменить черные чернила. Потом молча протянул договор остальным.

- Напишите свои имена и подписывайтесь, - мрачно потребовал я. – Вот вам для этого... товарищ полковник!

- А зачем нам товарищ полковник?! – ужаснулся Юра.

- Да это я не вам. Товарищ полковник, у вас в портфеле чего-нибудь острого не будет?

- Товарищ Бритва, у мене в портфеле нема ничего острее ваших когтей, которыми вы так замечательно умеете портить советское, значить, имущество, - ехидно заметил Щученко, ревниво прижимая портфель к пузу.

- Да, но это мои когти... А мне бы что-нибудь... ну, иголку какую-нибудь... А у вас нет?

- У меня есть, - холодно сообщила Маша, протягивая пакетик со швейными иглами. – Соседка просила купить...

- Миледи, я ваш вечный должник, - обрадовался я, принимая у нее иголки. – А теперь втыкайте их себе в пальцы!

- Зачем?! – снова ужаснулся Юра.

- Затем, что расписываться надо кровью, - сумрачно объяснил я.

- Обязательно?! А... а у меня ручка красная... ей можно?

- Можно. Только не подействует. Эх вы, волшебники недоделанные! Такой договор подписывают жидкостью из собственного тела... или заменителем.

- Давайте лучше заменителем? – предложил Миша.

- Нету... – развел всеми руками я. – Не захватил...

- А может, у нас есть?

- Сомневаюсь... – ядовито фыркнул я.

Ради интереса я зачитал им вслух рецепт этой бурды. Долго любовался отвисшими челюстями. После этого они согласились, что проще уж пожертвовать капельку крови.

- А может, другой какой жидкостью? – заныл Миша, когда на листе красовались уже три росписи, а Юра, Надя и Сева прижимали к пальцам ватки со спиртом. Вату и медицинский спирт пожертвовал Щученко – в бездонных недрах его портфеля обнаружилась небольшая аптечка. Кстати, иголки там тоже были, просто он пожадничал.

- Какой, например? – осведомился я.

Миша задумчиво посмотрел в сторону пакета с испачканными штанами...

- Хватит [цензура], жирный! – пихнул его в спину Сева. – Быстро подписывай, а то я тебе эту иглу в [цензура] воткну!

Миша взвизгнул, как недорезанный поросенок, но так и не решился уколоть сам себя в палец. Пришлось остальным ему помочь – Марат с Севой держали, а Маша колола. Оказывается, она учится на медсестру… только плохо, наверное, учится – истыкала всю мякоть, прежде чем добралась до крови. Хотя, может, это просто палец такой толстый – себе она сделала ту же операцию за секунду.

Осложнения возникли с Маратом. Этот никак не мог понять, зачем нужно колоть себе пальцы, ведь это же больно! Обычно им просто командуют – он действительно слегка тормознутый. Не слабоумный, а просто на редкость тупой. Двадцать один год парню, а до сих пор учится в десятом классе – оставался на второй год чаще, чем у меня рук. К тому же еще и подрабатывает тут уборщиком, а живет в подсобке – родных у него никого. Кстати, именно благодаря ему эти шестеро и попадают в школу по ночам.

Когда я получил все шесть подписей, то отнял у них договор и спрятал в самое надежное место – в портфель Ефима Макаровича. Оттуда он ни за что не пропадет – скопидомистый полковник никогда его не потеряет и голыми зубами загрызет любого, кто попытается его украсть.

- Товарищ Бритва, я, значить, требую немедленно вернуть меня в Москву! Или выстрелю вам в затылок! – вежливо попросил об ответной любезности Щученко.

- Мы и так в Москве, - отмахнулся я. – Товарищ полковник, я вам попозже все объясню, уи?

Ефим Макарович оценил мое знание иностранных языков и замолчал.

- А теперь приступаем, - сделал приглашающий жест я. – Ну что, кто первый загадывает? Сразу учтите – я вам не волшебная палочка! Как говорится, за двумя зайцами погонишься – надвое разорвешься.

Горе-колдуны неуверенно переглянулись, и Юра предложил:

- Я думаю – по старшинству.

Вперед вытолкнули Марата – в этой компании он оказался самым старшим. Ему долго втолковывали, что от него требуется, а он тупо таращился на меня и моргал. В конце концов Сева просто заорал на него:

- Скажи – «хочу миллиард долларов», [цензура]!!!

- Хочу миллиард долларов, - уныло повторил тормоз.

Из портфеля Щученко послышался какой-то тихий скрипящий щелчок. Я достал оттуда договор – подпись Марата с него испарилась. Как будто никогда и не было.

- Следующий, - ядовито ухмыльнулся я.

- Эй, это типа чего?! – возмутился Сева, явно уже рассчитывавший присвоить себе львиную долю чужого желания. – Где бабки, [цензура]?!

- Читай пункты четвертый и шестой, - доброжелательно ткнул ему в лицо договор я, целясь точно в глаз. – Я

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница