Абдул аль-Хазред



страница23/26
Дата04.05.2016
Размер4.36 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26
к ним в дом ломились тысячи разъяренных осьминогов... Вот тогда бы они точно попали!

Все, вода ушла. По колено в мертвых моллюсках я пробрался к внутренней двери и начал ее открывать.

- Патрон, опять не в ту сторону крутишь.

И в самом деле – не в ту. Я торопливо исправился, гадая, почему в Р’льиехе это дело устроено шиворот-навыворот. Обычно вентили завинчиваются по часовой стрелке, а отвинчиваются против, я прав? Большинство живых существ – правши. А тут наоборот...

Ну наконец-то я прошел через шлюз. Впервые в жизни посещаю Р’льиех. Необычное место...

Если брать по площади, столица Глубинного Царства намного больше Ирема. Но если по населению – намного меньше. Всего тут что-то около пяти-шести тысяч жителей, и основная концентрация приходится на противоположный конец города – самый далекий от спящего Ктулху.

Древние, строившие Р’льиех, были поклонниками архитектуры город-дом. Все здешние здания связаны между собой перемычками – при желании можно пройти из одного конца города в другой, ни разу не выйдя наружу. Сейчас, правда, уже не так – упавший Ктулху разрушил треть города и еще столько же серьезно повредил. Уцелел только своеобразный обруч вокруг него. Но жить все еще можно.

- На базу «Уран» похоже, - ностальгически осмотрелся по сторонам я. – Только мертвецов нет.

- Немножко есть, - не согласился Рабан. – Пройди подальше, найдешь целую кучу – там отстойник, трупы сбрасывают.

- Чьи?


- Рабов, конечно.

Ну да, как это я не догадался. Рабов тут, ясное дело, побольше, чем жителей – тысяч сто наберется. Хотя в открытую они не бродят – кто ж им позволит? Все на рабочих местах и радуются, когда получают ежедневную пайку. Здесь их кормят не пшеничным хлебом, как на поверхности, а грибным – в Р’льиехе очень много грибных ферм. Древние были знатными микологами и вывели много ценных и полезных разновидностей.

Собственно говоря, большая часть внутренностей Р’льиеха заполнена грибницами. Прямо сейчас я иду вдоль бесконечных чанов, наводненных блямбами разных цветов и формы. Некоторые из них похожи на земные трюфели и трутовики, но большинство скорее напоминают спутанные кучи спор. Шляпочных почти нет, в основном плодовые. Грибам для роста не требуется света – лишь вода (ее здесь более чем достаточно) и подкормка (ее тоже хватает). Свет им, наоборот, мешает.

Многие из этих чанов стоят тут уже многие тысячи лет – Древние умели работать на славу. Эта великая, хотя и очень злобная раса владела множеством секретов, утраченных ныне. У них были сложные технологии и мощная черная магия. Фактически, именно Древние превратили Лэнг в Темный мир, а потом ушли на Землю, где попытались проделать то же самое. К счастью, безуспешно. С’ньяк, Иак Саккакх, Йог-Сотхотх – последние осколки этого погибшего народа. Ктулху – чудовище, выращенное в их магических лабораториях из простого Погонщика Рабов. Азаг-Тот – земной жрец Древних, поднявшийся до необозримых высот.

Если верить Направлению (а я привык ему верить), Склнътастар и Цюрмле сейчас оба здесь, в городе. Не слишком близко, но и не так уж далеко. Склнътастар подальше, Цюрмле поближе... почему у них такие неудобные имена? Их даже думать трудно.

- А, Рабан? Ну вот скажи – почему у демонов всегда такие имена? Вот Олег – простое и короткое имя. Хорошо звучит, легко произносится, моментально запоминается. Мне нравится.

- И Рабан тоже, - поддержал меня симбионт.

- Да, Рабан тоже легко выговаривается. По-моему, два слога для имени самое то. Если один – слишком уж примитивно, как у дикаря. А больше...

Меня упорно грыз червячок беспокойства. Не знаю, что понял Ктулху из произошедшего, но если он пробудится раньше рассчитанного срока, меня ожидают серьезные проблемы. Да и вообще – я только что пустил мощную волну по окрестным мирам. Ктулху слишком уж шумно ворочается – все, кто слышит магические колебания, последние десятилетия периодически ковыряют в ушах.

А интересно, почему это волнует исключительно миледи Инанну? Остальные не хотят связываться с Лэнгом? Или просто отвыкли воспринимать его всерьез? Впрочем, когда Гитлер готовил вторжение в Польшу, Францию, Советский Союз и так далее, в большинстве стран об этом тоже прекрасно знали, но даже не дергались. Мол, само собой все как-нибудь утрясется, а если вмешаться, то только сильнее завоняет. Помните, что ответила Англия, когда поляки попросили помощи, напомнив о прежнем договоре взаимовыручки? Вот именно – отделались парой сочувственных слов.

- Молодец, патрон, разбираешься в истории! – похвалил меня Рабан. – Гумилев!

- Просто хорошо учился в школе. Слушай, а какого хрена они нарисовали тут Кипелова?! Да еще одели в какую-то хренотень!

- Это Азаг-Тот, патрон. На нем одеяние Верховного Мага Шумера. Он был им семь тысяч лет назад...

- Правда? – не поверил я. – А как похож... Только губы потолще и нос пошире.

- Под одеждой не видно, но Азаг-Тот был довольно толстым. И почти лысым.

- Ну знаешь, это его не оправдывает. Азаг-Тот – сволочь. Хотя что-то хорошее в нем все-таки есть...

- Что? – удивился Рабан.

- На Кипелова похож.

- Мало ли кто на кого похож. Зюганов вот на Стинга похож. А ты на Лаларту.

- А на эту тему лучше не надо. Когда я вспоминаю про Лаларту, то злюсь. Тебе этого хочется?

Рабан сразу заткнулся. Он ужасно боится, что однажды я разозлюсь всерьез – для него это равносильно физической пытке. Наверное, в его родном мире царит мир и сдержанность, люди ходят спокойные и вялые...

- Неправда! – тут же возмутился Рабан. – Мы симбионты, а не кукловоды!

С другой стороны, он обожает ходить по лезвию бритвы – все время меня подкалывает. Думаю, товарищ Волдрес был очень вредным и ехидным человеком... Если судить по Рабану, конечно.

- Патрон, давай лучше поговорим о чем-нибудь приятном, - торопливо предложил керанке. – О богине Ашторет, например?

- Слушай, называй ее Инанной. Мне это имя больше нравится – почти что русское.

- Да просто похоже. А у вас в России вообще почти не осталось русских имен.

- Угу. А какие же остались – чукотские? У меня вот, по-твоему...

- Скандинавское, - не замедлил Рабан. – Искаженное Хельги. До Рюрика на Руси Олегов не было.

- Правда, что ли? – тупо зачесал в затылке я, пятью остальными руками перебирая грибницу в поисках зрелых плодов. Эта порода по вкусу похожа на трюфель. – Ладно, допустим... А Василий?

- Греческое.

- Антон?

- Римское.

- Александр?

- Греческое.

- Семен?

- Еврейское.

- Андрей?

- Не знаю.

- Ага!

- Но точно не русское!



- Доказательства, доказательства попрошу!

- Да что тут доказывать-то?! – поразился Рабан. – Имена на голом месте не рождаются! Любое имя что-то означает... на родном языке. Уцелевшие русские имена – Владимир, Станислав, Ярослав, Тихон... Ты вслушайся – каждое можно расшифровать. Владимир – Владыка Мира. Княжеское имя, простых русичей так не именовали.

- И правда... – задумчиво согласился я. – А мне как-то даже и в голову не приходило...

- Знаешь, патрон, беру свои слова обратно. Ни хрена ты не Гумилев! Таких простых вещей не знаешь!

- Ой-ей-ей! Это говорит великий академик? Или, может, знатный палеонтолог?

- А палеонтолог-то тут при чем?

Я что-то невнятно пробурчал, не желая вступать с этим полипом в дискуссию. Все время проигрываю – он намного старше и больше знает. Вместо этого я предпочел вгрызться в гриб.

- Неплохо, - признал я. – Только вязкий какой-то...

- Из них делают хлеб, - сообщил Рабан. – А в сыром виде это, считай, просто тесто.

- Тесто? Блин, не люблю тесто...

- А выращивают их на...

- Не договаривай! Я примерно догадываюсь, на чем, но пока ты не сказал, могу делать вид, что это не так!

- ...на перегное из старого мха.

- А-а-а, всего-то...

- И еще на человеческих трупах.

- Я же просил не договаривать!!!

Спустя три часа мы по-прежнему были там же, где и раньше. То есть – неизвестно где. Р’льиех казался еще мертвее обычного – по-моему, услышав зов Ктулху, все жители торопливо попрятались по норам. Здесь ждут пробуждения своего гигантского соседа с большим страхом – просыпаясь, этот человек-кракен наверняка переломает все, что не успел переломать, засыпая.

Если верить Направлению, армада осьминогов рассредоточилась, но по-прежнему не оставляет надежды добраться до архидемона, рискнувшего обидеть их бога. У животных все-таки такие чудовищные боги... Анансэ, например – паучий бог. А собачьего видели? Я не видел, но если верить описанию, ночью с этим монстром лучше не сталкиваться. Хотя на самом деле он добрый – когда сытый, никого не трогает. Правда, сытым он бывает еще реже меня...

А вот до Цюрмле остается уже недалеко. Подняться по ступеням... ступени тут какие-то странные – с аккуратными змееобразными канавками. Какими же были ноги, для которых это предназначалось? У Йог-Сотхотха вместо ног хвост, но он не настоящий Древний, а полукровка. Иак Саккакха я в прежнем теле не видел, но судя по описанию, ему это тоже не подойдет. К тому же за тысячи лет на Каабаре он очень изменился – подрос, располнел...

Барельеф ничего, симпатичный. Однообразный, правда – змеи, осьминоги и еще какие-то странные растения. Время от времени – фигуры архидемонов. Азаг-Тот, Йог-Сотхотх и, конечно, Ктулху. Только С’ньяка нет – его запрещено изображать в истинном виде.

Коридор постепенно сужается и ведет куда-то вниз. Надеюсь, не слишком глубоко – нижние уровни Р’льиеха затоплены, и там живут дагониты и... Жрецы Глубин. М-да, где же еще искать этого Цюрмле, как не под водой? Конечно, это не проблема, но я бы все-таки предпочел встретиться с ним в привычных условиях.

- Уже близко, патрон! – прошептал Рабан, нетерпеливо подхихикивая. – Прямо за тем поворотом! Нас пока не засек – сидит, читает.

- А где та шкатулка?

- У... да, далековато... - запнулся на миг мой симбионт. – Ничего, патрон, давай сначала с этим разберемся. Как будем брать – по-хорошему или по-плохому?

- По-плохому, конечно, - не задумываясь, ответил я.

Еще чего не хватало – с демонами тары-бары разводить.

Я бесшумно перебрался на стену и взобрался на потолок, густо увитый ползучими лианами. На нижних уровнях Р’льиеха очень влажно, коридоры и залы здесь превратились в настоящие джунгли. Порой под этими зарослями не видно даже самих стен.

Тихо и аккуратно проползаю в следующее помещение – это тоже своего рода шлюз наружу. Только попроще – обычный бассейн в полу, соединенный с океаном металлическим рукавом. Принцип подводного колпака.

Ползу по потолку без единого звука. Крылья полураскрыты, так что со стороны я похож просто на большое серое пятно. Точнее, серо-сизо-зеленое с черными пятнами – поплескавшись в тесном пространстве с кучей осьминогов, я приобрел какой-то странный цвет. Но так даже лучше – великолепная маскировочная окраска.

Цюрмле сидит по пояс в воде и сосредоточенно читает пухлый и очень мокрый том. Неудивительно, что ему пришлось вылезти для этого дела на воздух – как известно, под водой бумага удивительно быстро портится. Что он там читает... нет, этого языка я не знаю. Похоже, письменность Глубинного Царства – Глубинное Наречие я учил с помощью вавилонской рыбки, а она дает только устную речь.

Еще немножко продвигаемся вперед... У Жрецов Глубин великолепный слух, но только под водой – на воздухе они практически глохнут. Он один и, похоже, совершенно не готов к приему гостей. Направление сообщает, что поблизости нет никого, кроме парочки рабов двумя этажами выше и одинокого осьминога, ползущего по дну метрах в ста ниже и левее. Рассеялись, гады, меня ищут...

Самое главное сейчас – не спугнуть этого типа раньше времени. Надо застать врасплох. А то скользнет в воду, уйдет в океан, и ищи-свищи его там... Нет, я, конечно, найду, но Жрецы Глубин хорошо плавают и отлично дерутся под водой. Да и магия у них подводная, не слишком полезная на воздухе, так что здесь достойного сопротивления оказать не сможет. Опять же не будем забывать о подстерегающих меня осьминогах...

А может, все-таки попробовать завести мирную беседу? Может, ему самому не терпится излить душу и поведать все свои гнусные тайны первому встречному? Нет, вряд ли. А вдруг?.. Да нет, у меня обычно так легко не получается. В конце концов, это демон Лэнга – уже этого достаточно, чтобы как следует набить ему морду. Все равно их всех скоро убьют.

- Крылья, крылья, раскрывайтесь, когти, когти, выдвигайтесь... – пробормотал я, занимая самую удачную позицию для броска.

А потом бросился.

Глава 28


Только без рук!

Венера Милосская

Цюрмле начал поднимать голову, привлеченный странным шорохом, но больше ничего не успел – на него упал я. Мы вместе ушли на дно бассейна с оглушительным «бултых!», и я тут же потянул Жреца Глубин обратно – глотнуть свежего воздуха. Средними и левой верхней руками я удерживал его за плечи, правой верхней содрал дыхательную маску, а нижними сделал двойной хук в живот.

- Патрон, не выпускай когти, он нам живым нужен! – тревожно крикнул Рабан.

Без него знаю. Я работал с ювелирной точностью, обрабатывая «языка». Кольнул его в шею жалом, впрыснув успокоительное, но на Жреца Глубин это подействовало с точностью до наоборот – как укол адреналина. Он забился, словно рыба, вытащенная на сушу, а потом меня начало обволакивать чем-то туманным, как будто...

- Точно, патрон, это он к нам в голову лазил в Башне Пазузу! – обрадовался Рабан, вышвыривая Цюрмле из своего дома. – Через шкатулку работал!

Жрец Глубин злобно зашипел и задергался еще сильнее. Из-под когтей у него потек полужидкий дым – этот урод пустил в ход другой вид магии. Глаза почернели так, что я увидел в них свое отражение. Да как отчетливо!

Цюрмле оказался на удивление сильным. Он работал руками и ногами так, что я испугался, как бы он себе что-нибудь не повредил. Шкура скользкая, как у лягушки, удерживать трудно, да еще царапается... Конечно, его коготки мне не страшны, но раздражает.

Драка шла с попеременным успехом. Он стремился утянуть меня под воду, я, естественно, тащил наверх. Но на воздухе Цюрмле сразу начинает задыхаться, и его силы словно удесятеряются! А под водой он просто выскальзывает! И пытается присосаться ко мне в смертельном, высасывающем все соки поцелуе. Конечно, я не человек, мне это не страшно, но противно ведь!

- Изыди прочь, враг моего господина! – зашипел он, пока мы были под водой. – Ты не знаешь, с чем свшшшаа-пшшш-хшшууушш!!!

Как только я вытащил его на воздух, членораздельная речь тут же трансформировалось в невнятное шипение. Глубинное Наречие не предназначено для сухопутных жителей. И для человеческих ртов – чтобы нормально на нем говорить, нужно иметь ротовую присоску.

- Сдавайся, фашистская морда! – захрипел я. – Обещаю тебя не уббруабубабу!!!

Ну да, теперь он затянул меня обратно в воду – а я не умею внятно излагать мысли под водой. Судя по плавникам, замерцавшим голубоватым светом, этот гад применил какое-то заклинание – могу поклясться, что он стал намного сильнее и быстрее, чем минуту назад!

- Ты не возьмешь меня живым, Лаларту! – с ненавистью зачмокал присоской он. – Я хш-ш-шууушршшшш!!!

- А я архидемон! Приказываю бррбблллл!!!

- Меня не волнуют ничьи приказы, кромшушушххшшшш!!!

- Кто твой госпуурррррбл?!

- Ты никогда не узнашушушхххх-хпшшшш!!!

Я нащупал верхними руками жабры этой твари. Четыре круглых отверстия чуть ниже висков. Защемил их и дернул на себя – Цюрмле сразу зашипел и пнул меня в живот. И снова зашипел – теперь от боли. Да, живот у меня тверже дерева. И все остальное тоже.

Сам виноват. Я выпустил когти на нижних руках и резко полоснул его по бедрам. Вода в бассейне сразу окрасилась темно-зеленым. Цюрмле хрипло чвакнул присоской и плюнул в меня чем-то невидимым, имеющим металлический привкус. Явно какой-то магический трюк – мне показалось, что небо и земля поменялись местами. Руки сразу начали бестолково махать в воздухе, крылья рефлекторно распахнулись, а хвост воткнулся мне же в спину. Вот это ни хрена себе я жалюсь!!!

- Патрон, он сейчас смоется! – завопил Рабан.

А вот это вряд ли – я старательно прикрыл глаза верхними руками и нырнул в погоню, стараясь полагаться только на Направление. Его, к счастью, насланное на меня проклятие не затронуло. Хотя хвост продолжал бунтовать, постоянно заплетаясь в ногах и мешая плыть. Но через несколько секунд все же начал успокаиваться.

А я догнал и схватил улепетывающего в глубину Жреца. За ним стелился кровавый след, а ноги болтались бесполезными отростками. Я вывернул ему руки за спину и полоснул когтями по запястьям, лишая возможности сопротивляться. Надо было сразу это сделать! Он мне нужен живым, но «живой» и «неповрежденный» - не синонимы!

- Патрон, вколи еще порцию! У него кровь холодная, медленно разогревается!

Я послушно ударил Цюрмле хвостовым жалом еще трижды, каждый раз впрыскивая почти смертельную дозу. Жрец Глубин брызгал во все стороны зеленой кровью и истерически колыхал воду, рассылая во все стороны бестолковые магические всплески. Один ударил точно мне в грудь, и там вспухло что-то вроде здоровенного прыща. Надеюсь, это пройдет...

Когда я выволакивал Цюрмле из бассейна, он только шипел и вяло подергивал плавниками. Сморщенная присоска напоминала мокрую мочалку – один из моих уколов пришелся как раз туда. Ничего, все демоны страшно живучие, оклемается.

- Силен, гад! – уважительно протянул я, выбрасывая вялого Жреца Глубин на каменный пол. – Небось, самбой занимается!

- Патрон, надень ему маску, он же сейчас задохнется!

А, черт! Я торопливо опустил булькающего и кровоточащего демона в воду, на всякий случай врезав ему сразу шестью кулаками. Чтоб не сделал ноги, пока я буду искать эту маску... хотя чего ее искать – вон валяется. Правда, когда я ее сдирал, впопыхах разорвал цепочку... Придется придерживать.

- Во-о-от, красивый ты мой... – ласково прижал ему к лицу магический амулет я. – А теперь колись – на кого работаешь?!

- Пшшш-хашуушшшп-шашашшш! – язвительно ответил Цюрмле.

- Сволочь ты, - обиделся я, возвращая его обратно в воду. – Повтори еще раз, но членораздельно.

- Ты недостоин завязывать обувь моему господину, гнусный выродок! – послушно повторил Цюрмле.

- Раньше это звучало приятнее... – задумчиво признался я. – Знаешь что, большая жаба, мне с тобой рассусоливать некогда. Я Лаларту. Давай так – ты сейчас рассказываешь мне все, что я хочу знать...

- Ни за что! – прошипел Жрец Глубин, вылезая из воды и срывая с себя дыхательную маску.

- Дослушай сначала! – торопливо вернул ее на место я.

- Пш-ш-ш-шхшшшш!

- А я говорю – дослушай! Ты рассказываешь...

- Пшшшш...

- Заткнись! Глаз выколоть?

Цюрмле с опаской посмотрел на коготь, маячащий возле его глаза, и что-то вполголоса зашипел.

- Не колдовать! – врезал ему под дых я.

- Патрон, он просто ругался, - укоризненно сказал Рабан. – У него мана кончилась.

- Так быстро? – удивился я.

- А ты посмотри на его книжку.

Я нырнул в бассейн, нашел на дне промокший томик (еще чуть-чуть, и он уплыл бы в океан) и недоуменно перелистал разваливающиеся страницы. Буквы непонятные, похожие на жирные пьяные запятые, шатающиеся влево-вправо. Картинок нет. Плохо.

- Что-то вроде... как же это называется... ноутбук?.. покетбук?.. артбук?..

- Станбук, - снисходительно сообщил Рабан. – Специальная книга для магической тренировки. Что-то вроде колдовского тренажера.

- А-а-а, вот оно как... Может, мне ее мистеру Креолу презентовать?

- Да на фига ему? Он сам таких может сколько хочешь написать.

- Тогда его ученице. Этой... как ее?..

- А ей еще рано. Это для уже полноценных магов.

- Пшшхшш, - неожиданно попросил Цюрмле, жадно глядя на книжку.

- Тебе?.. Рабан, как думаешь?..

- Ну давай попробуем... – неуверенно сказал керанке. – Может, сговорчивее станет?

- Ладно, держи свое сокровище, - протянул я книжку Жрецу Глубин. – А теперь колись, а то начну играть в Родиона Раскольникова и старушку! И ты – старушка!

Цюрмле ехидно блеснул глазами и торопливо выкрикнул:

- Хопшашшшкшушушшушу!!!

Я торопливо дернул книгу обратно, но было уже поздно. Грохот, вспышка, меня отбросило назад, вода в бассейне взметнулась столбом, а на месте Цюрмле и станбука осталось только выжженное пятно, обугленный череп и хлопья пепла, среди которых виднелись кусочки обложки.

- Самоуничтожился... – раздосадованно подытожил Рабан. – Надо же, какой преданный камикадзе...

- Самоуничтожился, - согласился я, окунаясь в бассейн, чтобы смыть сажу. – А может, сбежал?

- Сбежавшие колдуны обычно не оставляют после себя череп, - хмыкнул Рабан. – Это череп Жреца Глубин, точно.

- Да, похоже, - согласился я. Направление молчало – Цюрмле действительно перестал существовать. – Тоже мне, Зоя Космодемьянская... А ты почему меня не предупредил, что так может быть?

- Да если б я сам знал... Извини, патрон, я все-таки не маг, я в этом не очень разбираюсь... Так, в теории немножко. А колдовское дело страшно сложное – десятки видов, все разные, в каждом виде свои подвиды, в каждом подвиде свои хитрости... Тут сто лет будешь учиться, до конца всего не выучишь.

- Угу. Надо бы и мне хотя бы теорию подучить... А то все хожу по вершкам. Говоришь, десятки видов?

- Что ж делать, патрон... Магия – это ведь такое же расплывчатое понятие, как «наука». Даже еще неопределеннее. Ведь не бывает же «просто ученых»? Есть биологи, физики, математики, историки, ну и прочее... Вот и «просто магов» не бывает – тоже свои профессиональные специализации... Хотя у них они часто скрещиваются – большинство чародеев все-таки работают в нескольких областях.

- Угу. Да, зря я в институт поступать не стал...

- А чем бы он тебе сейчас-то помог бы? На Земле магических школ нет.

- Ну хоть обычный. Высшее образование лишним не бывает. А у меня только мореходное училище. Да и то на тройки. У меня тогда как раз проблемы с мозгами начались, во сне ходить стал... Когда тут учиться?

- Ничего, патрон, вот будет у нас много свободного времени, поступим тебя в институт! В твой любимый РУДН, например...

- Ну-ну... – засомневался я. – Там, конечно, иностранцев много, но они все-таки не до такой степени иностранцы...

- Тогда в Академию Деорга! Там даже еще лучше! Помнишь, я тебе рассказывал?

- Не помню.

- Значит, не рассказывал... Ну ладно, будет время, расскажу. Там по высшему классу обучают!.. Хотя погоди, это же элитное заведение, туда рекомендация нужна...

- Чья?


- Какой-нибудь значительной фигуры. Бога... крупного демона... сильного мага... правителя солидного государства...

- Ну, у меня найдется парочка таких знакомых... – задумался я. – Ладно, делу время, потехе час. Один стукач не захотел сдаваться живым, пойдем брать другого. Где там этот Склнътастар?

- Налево по кольцу, в паре километров. И очень быстро куда-то бежит. По-моему, он уже знает, что Цюрмле... не захотел сдаваться живым.

- Откуда?

- Магия, патрон, магия... – вздохнул Рабан.

- Все понял, по второму кругу не надо. Пошли лучше на охоту.

К Цюрмле я шел неторопливо, собирая трюфели и любуясь пейзажами. Не было надобности куда-либо спешить – он же понятия не имел, что к нему приближается. А вот теперь лучше слегка прибавить шагу – чем больше времени я дам Склнътастару, тем больше неприятных сюрпризов он успеет приготовить. Мало ли – сообщить обо мне хозяину, вызвать подкрепление или просто сбежать куда-нибудь в другой город – эг-мумии это хорошо умеют. Что же мне – опять через весь Лэнг лететь?!

Кстати, насчет лететь...

Да, внутреннее пространство зданий Р’льиеха весьма велико. Все-таки это целый город-дом – коридоры тут широкие, а потолки высокие. В конце концов, многие демоны достаточно громоздки, им требуется максимум места. И этого максимума вполне достаточно и для одного летающего яцхена.

Аж ветер в ушах свищет. Воздух тут затхлый, спертый (как и во всем Лэнге – с растениями-то напряг!), но сегодня коридоры Р’льиеха слегка освежились. Я так работал крыльями, что опрокинул пару плохо закрепленных чанов, сбил с ног неосторожного дагонита и вышиб дверь, в которую врезался со всего разгона. Хорошо иметь таран на голове – можно врезаться куда угодно и ничего не будет.

Мне.

- Значит, так, патрон! Налетаем со всего разгона и сразу отрезаем ему голову! – кровожадно посоветовал Рабан. – Он эг-мумия, ему ничего не будет!



- Ничего себе ничего! Без головы! Говорить-то хоть сможет?

- Сможет.

- Тогда ладно.

Взвиваюсь вертикально вверх по каменному рукаву. Резкий поворот крыльями, сворачиваю налево, мчусь по крутой спирали выше, выше, выше... куда этот проклятый эг-мумия лезет?! На самый верх, что ли?! По-моему, мы уже поднялись выше уровня моря! Еще один поворот, огромный круглый зал, лестница, изогнутый коридор, усеянный барельефами и грибницами, пустующие рабские бараки, еще один рукав куда-то вверх...

Готов поспорить, Склнътастар этим путем не пользовался. Ни один эг-мумия тут не поднимется. Да и вообще ни одно бескрылое существо – это же просто гладкая труба! По-моему, когда-то это здание было чем-то вроде гигантской доменной печи – архитектура похожа. Интересно, чем все это заканчивается?..

Через пару секунд я увидел – чем. Прямо посреди трубы кто-то (думаю, Склнътастар) установил хитрую ловушку на яцхена – практически прозрачную задвижку из Глубинного Янтаря. На редкость гадкая штука – если в нее угодить, будет жутко больно и практически невозможно освободиться самому, даже с мономолекулярными когтями. Специально против демонов – из нее делают клетки для провинившихся слуг Йог-Сотхотха и Дагона. И я просто не мог в нее не угодить – ужасно разогнался, а видимость практически нулевая.

Но у меня есть Направление. Чувство, за которое я все время воздаю хвалы Богу и генетикам «Урана». Благодаря ему я заблаговременно почувствовал, что впереди преграда, и успел затормозить примерно за четверть метра до рокового столкновения. Крылья едва не вылетели из суставов, но это я как-нибудь переживу...

- Патрон, тут проход, давай туда!

- Слушаюсь, странный голос в моей голове!

Прямо под задвижкой действительно обнаружился узкий проход. Я влетел туда, как шомпол в ружейное дуло. Крылья сразу же пришлось свернуть – распахнуть их в этой норе не получается. А пола нет вообще – это вентиляционная система, а они в Р’льиехе устроены в форме ножевых лезвий. Я развел руки максимально широко, расставил ноги полным шпагатом (хорошо иметь шарнирные суставы) и быстро-быстро побежал вперед – к слабенькому источнику света.

Вентиляция все сужалась и сужалась, пока не привела меня к квадратной дырке, забранной решеткой. Металлической и очень прочной. Но пара взмахов, и она уже падает на пол кучей аккуратных цилиндриков. А я выпрыгиваю наружу.

Я оказался в просторном зале, усеянном огромными витыми раковинами, яркими растениями с огромными цветками и странного вида кристаллами. Один из административных пультов управления – Древние умело сочетали магию и технологию, породив множество заковыристых изобретений. Великолепных, но, тем не менее, дьявольских – их методы порой ужасают. К примеру, знаете, что является двигателем всего этого механизма, минуту назад чуть не убившего меня задвижкой из Глубинного Янтаря? Один-единственный раб. Точнее, искалеченное человеческое существо с вскрытой грудной клеткой, к сердцу и мышцам которого подключены электроды. Его сердцебиения вполне достаточно для того, чтобы снабжать энергией целое здание. Только для этого он должен находиться в полном сознании и ежесекундно испытывать нестерпимую боль – при грамотном подходе сильные эмоции вполне способны заменить электричество. Время от времени рабов меняют – они почему-то живут очень недолго.

Рядом с центральным пультом, больше всего похожим на орг

1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница