Абдул аль-Хазред



страница22/26
Дата04.05.2016
Размер4.36 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26
Размер значения не имеет.

Майлз Форкосиган

- Скажи, а ты веришь в родство душ? – между делом спросил я.

Я мерил воздушное пространство над выжженными пустошами Инкванока. Крылья не шевелились – я парил подобно могучему альбатросу. Еще четверть часа, и на горизонте покажутся сине-зеленые воды Глубинного Царства – великого океана, на дне которого стоит дворец Дагона, лежит затонувший город Р’льиех и спит великий Ктулху.

- Нет, не верю, - ни на миг не задумался Рабан.

- Почему?

- Потому что это выдумка.

- А откуда такая уверенность?

- Знаешь, патрон, миф о том, что для каждого человека где-то существует его половинка... это из разряда сказок про Деда Мороза, разносящего подарки.

- Подожди... Мы же встречались с Дедом Морозом! Даже разговаривали!

- Вот именно. Ты его сам видел. По-твоему, этот повелитель снегов и буранов, хозяин Зимы и Стужи, великий Ледяной Старец станет подкладывать конфеты под елочку? Он же божество, патрон!

- Понятно... – нахохлился я. – А все-таки, насчет родственных душ...

- Патрон, любовь – это сочетание физиологических процессов в железах, либидо и симпатии, порожденной разумом. В этом чувстве нет ничего волшебного.

- Тебе-то откуда знать – ты вообще бесполый.

- Патрон, ты обидел меня до глубины души. Между прочим, понятие «пол» включает в себя не только анатомическое строение.

- А что же еще?

- Душу, конечно. Души делятся на животные, человеческие, демонические, божественные, стихийные... А еще на мужские и женские. И они могут трансформироваться друг в друга. Вот мы, керанке, рождаемся средним родом, тут ты прав. Но одни из нас попадают в мужчин, а другие в женщин. И за счет того, в чьем мы мозгу, мы и сами постепенно принимаем схожие черты со своим носителем. Чтобы был больший комфорт, понимаешь? Душа керанке – это почти идентичная копия души его носителя.

- Ты на меня не похож! – возмутился я.

- Я для этого уже староват, мне перестраиваться поздно... – вздохнул Рабан.

- Хм-м-м... Так ты что – похож на Волдреса?

- Очень похож.

- Ненавижу Волдреса... – пробурчал я.

- О мертвых плохо не говорят, - строго напомнил Рабан. – Ты, патрон, не переживай – может, со временем я все-таки и под тебя трансформируюсь. Я же твой симбионт.

- Угу. Дождешься от тебя... Так, выходит, у тебя мужская душа? Я даже не знал, что она у тебя вообще есть... душа...

- Душа есть у всех! – обиделся Рабан. – Даже у амеб! Хотя у них она тоже... одноклеточная. Но тут сам знаешь, как бывает – вечное переселение душ, вечный круговорот... Вот что получается, когда женская душа по ошибке попадает в мужское тело?

- Голубой, я знаю! – отмахнулся я.

- Верно. Но это только на одну жизнь – к моменту следующего перерождения это уже будет мужская душа, а не женская... А что получается, когда душа животного нечаянно попадает в разумное существо? Слабоумный. Очень важно, кому принадлежала душа раньше – это всегда накладывает печать и на новую жизнь...

- Все, заткнись, надоел! – оборвал его философствования я. И, чтобы заглушить по-прежнему что-то бормочущего Рабана, начал декламировать: - Чем измерить кошку – может быть, мехами? Может быть, когтями, может – красотой! Я измерю кошку убитыми мышами, я измерю кошку... блин, ни одной рифмы нет...

- Catus felis domesticus, - тут же сообщил Рабан. – Царство – животные, тип – хордовые, класс – млекопитающие, отряд – хищники, семейство – кошачьи, род – кошки малые, вид – кот обыкновенный домашний.

- Рабан, ну с чего ты взял, что это интересно? – вздохнул я. – Давай поиграем в игру, а? Кто дольше промолчит? Кто скажет слово или звук, тот будет лысый бурундук!

Рабан недовольно замолчал, и дальше мы летели уже в тишине.

В этих местах Птиц Лэнга почти не встречается – слишком близко к Глубинному Царству, тут для них небезопасно. И не могу сказать, что меня это огорчает – после недавних событий эти мелкие крылатые демоны вызывают у меня неприязнь. Хотя они и раньше ее вызывали.

- Ладно, ты выиграл! – с явным облегчением воскликнул Рабан. – Смотри, патрон, глубинные лярвы!

- А ты теперь лысый бурундук... – рассеянно сообщил я, глядя на проплывающих внизу склизких безногих монстров, похожих на побелевших моржей. Глубинные лярвы отличаются от обычных примерно так же, как тюлени от медведей.

- Патрон, я керанке. Мозговой полип. Я размером с ноготь и похож на гнилой кедровый орех. Неужели ты думаешь, что сравнение с бурундуком меня обидит?

- Ах да... – разочаровался я.

Долина Инкванок закончилась. Начались бушующие воды Глубинного Царства. Я стал сопоставлять пейзаж с картой, тут же вывешенной в мозгу Рабаном. Он хорошо умеет рисовать такие вот мысленные картинки.

Единственный крупный водоем Лэнга не слишком велик. Больше любого из земных морей, но меньше даже самого маленького океана – Северного Ледовитого. Воды здесь очень холодные и мутные – уже на метровой глубине дно совершенно исчезает из видимости. Регулярны шторма – тут частенько бывают моретрясения, а подводные скалы порой просто ходят ходуном. Имеется около двух десятков гигантских водоворотов вроде Мальстрема. Даже больше и опаснее – мореходство в Лэнге было бы самоубийственным занятием. Про рифы я вообще не говорю – их тьма-тьмущая. Островов, как таковых, нет, но из воды во многих местах торчат высоченные пики, похожие на огромные каменные гвозди, воткнутые в дно. Сходство просто поразительное: у них действительно есть «шляпки» – что-то вроде округлых платформ. Летающие создания порой останавливаются на них, чтобы передохнуть. Я тоже иногда останавливаюсь.

Хотя летающих существ тут как раз мало. Бывает, залетают порой с северо-востока неосторожные Птицы Лэнга, выныривают из воды демонические летучие рыбы, да на большой высоте иногда проносится дымный след – Курильщик, залетевший из Мертвого Царства. Я и сам стараюсь держаться повыше – среди тварей, водящихся в этих водах, есть такие, что могут проглотить меня целиком. Вон из воды как раз выстрелил длиннющий скользкий столб с присосками – щупальце исполинского спрута. А если бы столб был потолще и почернее, без присосок, но зато с глазами и зубами – это Дракон Лэнга, монстр, похожий на огромного мозазавра.

Мурашки по хитину ползут, когда вспоминаю, что всего через несколько минут придется нырять. Не люблю я этого, но что ж тут поделаешь? На горизонте уже виднеются спиралевидные скалы – надводная часть Р’льиеха. Когда-то это был огромный город, часть самых высотных зданий до сих пор торчит на поверхности. Сверху все это похоже на огромный атолл из металла и камня...

Древние, которые строили Р’льиех, были очень предусмотрительными существами. Они возводили свои постройки так, чтобы те могли выдержать любой катаклизм. И значительная их часть действительно пережила потоп и то, что произошло после него – падение Ктулху. Циклопический демон разрушил центральную часть города, но окраины уцелели. И там все еще живут существа, дышащие воздухом. Дома Р’льиеха (те, что уцелели) совершенно герметичны.

- Тухлятиной какой-то попахивает, - пробормотал я.

- Патрон, у тебя же нет обонятельных рецепторов, ты не можешь чуять запахи.

- Ну и что? У тебя вот нет мозгов, но ты ведь как-то думаешь?

Насчет запаха я, конечно, наврал – просто захотелось поддразнить Рабана. Заранее знал, что он не удержится, чтобы не проявить врожденную занудливость. Но про тухлятину я и так знаю – тут всегда так пахнет. Ктулху спит уже шесть с половиной тысяч лет – конечно, вода вокруг него немного попортилась. А вы, когда спите, себя контролируете?

Складываю крылья и начинаю планировать по крутой спирали все ниже и ниже – к мутной зеленоватой воде. Несколько секунд, и вот уже верхние руки, вытянутые вперед, с плеском погружаются в океан. А за ними и все остальное. Складываю крылья треугольниками, обвертываю перепонку вокруг бедер – теперь это уже подводные крылья. Хвост закручиваю спиралью и вращаю им с бешеной скоростью. Ступни вытягиваю почти горизонтально, пальцы складываю вместе, и загребаю всеми шестью руками одновременно. Мчусь со скоростью рыбы-меча – двести километров в час. Да, под водой я так же хорош, как на суше или в воздухе. Яцхен – универсальная модель, подходит для любой физической среды. Огнеупорный, бронебойный, скоростной... и очень скромный!

На что похож океан Лэнга... Видели когда-нибудь такие лампы, заполненные разноцветным гелем? Включаешь ее, и там начинают плавать вверх-вниз симпатичные шарики. За этим можно наблюдать до бесконечности – очень успокаивает. Вот здешний океан – это такая же лампа, только увеличенная в миллионы раз. Шарики, плавающие тут, выглядят почти так же, и по консистенции похожи на гель... но это не гель. Это разновидность живой слизи – бесформенные создания, не имеющие ни мышц, ни органов чувств. Они служат кормом для всякой водяной живности, а сами питаются... да всем подряд. Если неосторожно позволишь такому комку слизи прилепиться к тебе, он начнет впитывать твой пот, отмершие частички волос и кожи... а потом и не отмершие. Может и дырку проесть. Поэтому отрывать эту мерзость надо сразу же, как только попала на тело – если останется хотя бы крошечный кусочек, он обязательно въестся в кожу, а потом и еще глубже. Мне это, к счастью, не угрожает – мой панцирь для живой слизи слишком твердый кусочек. Но все равно неприятно. К тому же ткань они тоже пожирают, а штаны мне пока что дороги...

Мне опять вспомнилась тема, поднятая, пока мы летели – насчет родства душ. Несмотря на скептицизм Рабана, я верю, что для каждого человека где-то есть половинка. И мне очень хотелось бы знать, где моя, и как она выглядит. Хочется, конечно, думать, что это леди Инанна... ну у меня просто не получается об этом не думать!

- А ты ей скажи об этом, патрон, - тут же посоветовал Рабан. – Признайся, что она тебе нравится.

«Думаешь, стоит?» - подумал я. Разговаривать вслух под водой неудобно.

- Думаю, стоит. По крайней мере, сделаешь ей приятное.

«Думаешь, ей будет приятно?»

- Думаю, будет. Как следует похохотать – что же тут неприятного? Всем будет весело – ей, мне...

«Мне – нет», - мрачно подумал я.

- Хорошо, не всем. Но два из трех – неплохой результат.

«Знаешь, Рабан, с каждым днем ты нравишься мне все меньше и меньше».

- Да ладно, патрон, не переживай. У тебя все равно ничего не получится – вы разных биологических видов. Она-то человек... ну, биологически. Бывают боги-демоны, как Йог-Сотхотх, боги-звери, как Анансэ, а она бог-человек.

«Сам знаю...»

- И вообще – флиртовать с боссом нельзя. Тебя уволят, а ей устроят импичмент.

«Кто?!»

- Ну чего ты ко мне пристал? Я пошутил. У меня есть чувство юмора. А вот у тебя нет.



«Шуток на эту тему я не люблю», - мрачно подумал я. – «А чувства юмора нет как раз у тебя».

Я включил маленький фонарик для подводного плавания, предусмотрительно прихваченный из замка. Света этот простенький приборчик дает меньше, чем больной светлячок-инвалид, но для моего сверхзрения это как огромный прожектор. К тому же там нет батареек – заряжается от тряски. Если бы только не эта проклятая муть, застилающая все вокруг! Даже собственные руки различаю с трудом!

Подо мной начало проявляться что-то огромное, похожее на подводную гору. Гигантский зеленоватый купол, едва заметно поблескивающий в свете моего фонарика. Он привалился к полуразрушенному зданию, обнажив все внутренние помещения. Вокруг не было ни души – в этом районе Р’льиеха отсутствует даже живая слизь, столь густо заполнившая океан.

Мурашки по хитину... С трудом сдерживаюсь, чтобы не повернуть назад. Ведь эта колоссальная штуковина подо мной – Ктулху! Хотя мне видна только самая макушка – все остальное где-то там, в бескрайней черноте Глубинного Царства. Он, правда, находится не вертикально, но и не горизонтально – как бы полусидя. Учитывая его рост, неудивительно, что я уже достиг цели, хотя до дна плыть еще довольно долго.

Лысая голова под ногами похожа на дирижабль. Большой, очень большой, просто огромный дирижабль. Под куполом виднеются медленно шевелящиеся сосискообразные отростки – ротовые щупальца. Ужасно хочется надеяться, что шевелятся они из-за течения, а не из-за того, что Ктулху заметил мое присутствие. Он, конечно, дрыхнет, но вдруг именно сейчас задумал устроить грандиозную побудку? Лет на пять пораньше запланированного?

«Слушай, а может, мне его... ну, ты понимаешь?..» - страшась собственных мыслей, предложил я. – «Забурюсь в эту черепушку, устрою большой миксер в мозгах...»

- Патрон, я понимаю, что у тебя подзатянулось воздержание...

«Не напоминай!»

- Но ум-то у тебя пока не атрофировался? В этом осьминожьем боге полтора километра росту! Ты для него мельче муравья!

«А ты – мельче микроба!» - огрызнулся я, осторожно опускаясь ниже – ко рту.

Плыл я очень медленно и аккуратно – если и есть на свете вещи, которые пугают меня сейчас сильнее, чем неосторожный гребок, я о них не знаю. Понимаю, что все это глупо – Ктулху спит уже шестьдесят пять веков, и за эти бесчисленные годы демоны Лэнга перепробовали все, чтобы его разбудить. Первые века они только этим и занимались – всем Лэнгом толкали и пихали спящего исполина. Физическая сила, магия, громкие крики в ухо, даже частичная откачка воды из океана... Как видите, он все так же сладко почивает.

Я повернулся... и как-то очень быстро переместился метров на десять назад. А вы что бы сделали, увидев перед собой глаз размером с небольшого кита?! Открытый!!!

«Рабан, он не спит, у него глаза открыты... ну, левый, по крайней мере!»

- Патрон, да у него же век нету, - лениво сообщил керанке. – Он глаза закрыть не может. Ты тоже спишь с открытыми глазами.

«Надеюсь, он спит не так, как я!» - пробрало меня до самых костей. – «Он же тогда все слышит и видит!»

- Сомневаюсь. Смотри, зрачки неподвижные, мутные, а радужка еще и слизью затянута.

Я внимательно вгляделся в эти глаза... глаз. До второго сначала надо доплыть. Око Ктулху больше всего напоминает осьминожье – а у осьминога глаза, как известно, почти человеческие и очень мудрые. Да, мудрость тут явно присутствует... ужасная ледяная мудрость бесчисленных тысячелетий, проведенных на дне океана в мертвом сне. Если ему сейчас что-то снится, то скорее всего то, как он превращает земные города в мертвые пустыни.

«Какой огромный...» - растерянно подумал я. Пузырек с волшебным порошком стал казаться ужасно малюсеньким – вряд ли Ктулху даже заметит такую ничтожную пылинку. Вот если бы его сюда хотя бы бочку...

Одно хорошо – за этой диверсией меня уж точно никто не застукает. Ктулху лежит прямо посреди большого города (практически ненаселенного, но все-таки), однако у меня больше шансов встретиться с кем-нибудь на Северном полюсе, чем здесь. Дворец Дагона находится в противоположном конце Глубинного Царства – даже сам хозяин этих холодных вод опасается приближаться к своему квартиранту.

Я опустился еще немного ниже. К огромным извивающимся трубам длиной в сотню метров каждая. Плывя между ними, я почувствовал себя карликом, забредшим в дремучий лес, в котором все деревья живые... и пьяные. Очень уж причудливо они подергиваются – как будто Ктулху собирается чихать.

Надеюсь, на самом деле не собирается.

За ротовыми щупальцами показалась огромная пещера – пасть демона. Не вижу отсюда, есть ли у него зубы... да и не могу сказать, что меня это волнует. Даже если и есть, я свободно помещусь у него в дупле.

«Что, кидать прямо туда?» - неуверенно подумал я. – «Или сначала все-таки открыть?»

- Давай сначала подплывем поближе? – предложил Рабан.

«Даже не обсуждается».

- Боишься? – сочувственно спросил мой симбионт.

«Не хочу подвергаться глупому риску. Герой – это не тот, кто бросился на амбразуру, а тот, кто выжил».

- Это лозунг американской армии, что ли?

«Нет, это я сам придумал. Так все-таки – открывать или так бросить?»

- Патрон, ты думай скорее, а то Ктулху, кажется, сейчас вдох сделает!..

Действительно, течение все явственнее тянуло меня туда – в громадную черную пещеру. Сильнее, сильнее, еще сильнее... С каждой секундой вода все быстрее устремлялась в пасть осьминожьего бога. Ктулху дышит ртом, а не жабрами, как обычные осьминоги – все-таки он не имеет ничего общего с моллюсками, просто внешне похож. Да и то только голова.

- Ктулху дышит очень медленно, - просвещал меня Рабан, пока я боролся с течением, что есть мочи загребая всеми руками и распахнув крылья парашютом. – Семь-восемь минут – вдох, потом трехминутная пауза, а за ней выдох.

Я кое-как догреб до ближайшего ротового щупальца и вонзил в него когти, уцепившись, как белка за дуб. Разумеется, Ктулху моих потуг даже не заметил – он не заметит, даже если я отрежу это щупальце под корень. Хотя проще будет спилить корабельную сосну пилочкой для ногтей...

- Патрон, бросай, пока вдох не закончился! – завопил Рабан. – Или хочешь еще четверть часа ждать следующего?!

Этого я не хотел. Пузырек с магическим порошком был извлечен из кармана, и я направил луч фонарика прямо в рот Ктулху – прикинуть, куда удобнее будет кидать. Нижние и средние руки по-прежнему крепко удерживали ротовое щупальце – меня тащило с такой силой, что я почувствовал себя хомячком, затягиваемым в пылесос.

Но все-таки – сначала открыть или бросать так?! Ну почему, почему я не попросил у миледи более подробных инструкций?! Может, прямо сейчас прыгнуть на Девять Небес, а потом обратно?..

- Патрон, не надо! – испугался Рабан. – Я не смогу вернуть тебя точь-в-точь в то же место! А вдруг мы приземлимся внутри Ктулху?!

Ладно, примем соломоново решение – вытащим пробку наполовину. Вот так, чтобы еле держалась, чтобы выскочила от первого же толчка. Тогда Ктулху вдохнет полную порцию... но все-таки, почему так мало? Чем может помочь такая ничтожная пылинка?..

Я размахнулся со всего плеча и швырнул в пасть осьминожьего бога... фонарик. Перепутал руки.

- Патрон, ты меня разочаровываешь, - укоризненно сообщил Рабан.

Ну ошибся, с кем не бывает? Я проводил взглядом исчезающую во мраке искорку и повторил бросок. Теперь в зев Ктулху отправилось именно то, что требовалось.

Особых усилий прикладывать не понадобилось. Кидать вещи в воде, конечно, труднее, чем на воздухе, но спящий колосс сам втягивает в себя тысячи тонн жидкости – что ему еще одна крохотная капелька? Течение моментально подхватило пузырек и понесло все дальше и дальше... Поскольку он не светился, я почти моментально потерял его из виду – очень трудно что-либо разглядеть в такой мути. Но Направление тут же сообщило – пробка все-таки вылетела. Ктулху получил свое снотворное.

Результат последовал незамедлительно. Ну, что-то, во всяком случае, точно произошло.

Течение стихло почти мгновенно – вдох прервался, не закончившись. Я нерешительно отцепился от ротового щупальца и сделал большой гребок – оставаться здесь уж точно не собираюсь. К тому же из исполинской пасти вода потекла в обратном направлении... а потом мне показалось, что содрогнулся весь океан. В сотне метров надо мной шевельнулось что-то огромное – зрачок Ктулху пришел в движение.



- ЛА-ЛА-РТУ?!!! – прогрохотал проснувшийся бог.

Глава 27


Меня – будить?!!

Александр Герцен

- Брррруэт!!! – невнятно булькнул я, увертываясь от ротового щупальца.

Безуспешно – его сосед ударил по мне так, что я полетел куда-то вдаль, как торпеда. Несколько мгновений ужасного бурления сквозь мутную воду, не слишком успешная попытка сгруппироваться, притормозить полет... и меня впечатало в стену полуразрушенного здания. Хитин в затылочной части сухо треснул, и я впервые после превращения в яцхена почувствовал, что могу кивнуть. Только как бы голова не отломилась...

Прямо вслед за этим в меня ударил еще один сюрприз – Ктулху плюнул вслед. От души, что называется – ком густой чернильной гадости, ударивший в меня с силой пушечного залпа, разворотил изрядный кусок стены. Впервые я понял, что испытывает стрекоза, встретившаяся с лобовым стеклом автомобиля... Правда, я все же покрепче – выдержал и даже не потерял сознания.

«Наш малыш произнес первое слово...» - мысленно простонал я, медленно сползая в черную пропасть. Навалилась невероятная слабость. – «Я что, его разбудил?!»

- Только на мгновение, патрон, на одну секундочку! – торопливо успокоил меня Рабан. – Проснулся, ругнулся и снова заснул! Похоже, микстура была горьковата...

«Надо было сахара добавить... Какой же он злой спросонья, а?!»

- Ничего, он уже успокоился. Слышишь – опять посапывает...

«Слава тебе, Господи, а я уж решил, что все пропало...»

- Рановато радуешься, патрон! Я бы на твоем месте убрался отсюда побыстрее!

«Дай передохнуть... отдышаться...»

- Ты не дышишь! Патрон, Ктулху не в восторге, что ты его отравил! Он здорово недоволен!

«Удивил... А что он мне сделает-то? Он же опять заснул, верно?»

- Он – ничего. А вот они...

Я кое-как отлепился от стены и погружение ускорилось. Но навстречу мне поднимались гроздья бледных пузырей... гейзер, что ли?

Через миг я понял, что это такое. Там, на дне Р’льиеха, в расщелинах подводных скал и трещинах в фундаменте, живут многие тысячи крупных осьминогов – личное войско Ктулху. Только эти полуразумные существа не боятся жить по соседству с грозой и надеждой всего Лэнга. Ужасные головоногие питаются придонными крабами и двустворчатыми моллюсками, у них очень мощные челюсти и не менее могучие щупальца. И они несутся прямо на меня.

Их тысячи.

Вода за ними кипела и бурлила. Каждый осьминог – это маленький реактивный двигатель, своего рода живая торпеда. Они плавают задом наперед, выталкивая воду из воронки. Очень, очень крупные – каждый два метра в длину (если вместе со щупальцами). И очень, очень разъяренные!

- Octopus vulgaris Langa, патрон! – завопил Рабан. – Спасай нас, быстрее!

Я пребывал в неподвижности ровно одно мгновение. А потом резко сорвался с места, оставляя за собой капли черной слизи, вырывающейся из раны на затылке. Ноги сами собой начали отталкиваться на лягушачий манер, руки замелькали с бешеной скоростью, и я понесся прочь – подальше от Ктулху и проклятых осьминогов. Но не вверх. Плыть к поверхности нельзя – там тоже виднеются бледные пузыри осьминогов. В Р’льиехе они живут не только на дне, но и на крышах зданий. Меня попросту окружают!

Принимать бой я не стал. Одного-двух, десяток, даже сотню я одолею, но их же здесь столько, что можно наполнить чашу олимпийского стадиона! С горкой! И еще очень хорошо, что тут только сравнительно небольшие – гигантским осьминогам и спрутам в развалинах Р’льиеха слишком тесно, они предпочитают более просторные воды.

Направлению пришлось поработать как следует. Я плыл с бешеной скоростью, проносясь между циклопическими зданиями утонувшего города. И искал, искал хотя бы одно уцелевшее, чтобы можно было укрыться.

Пока что безуспешно. Из каждой дыры, к которой я бросался, выползал очередной осьминог. Несколько штук я превратил в студенистую лапшу, но обычно просто увертывался и мчал дальше – на пятки наступало основное войско. Ползают осьминоги чрезвычайно медленно, но плавают... мало кто может сравниться с этим существом в его природной стихии.

Зрение стало практически бесполезным. Вода и без того ужасно мутная, а тут еще осьминоги то и дело выпускают густые чернильные облака, совершенно затуманивая обзор. Хотя в какой-то степени это пошло мне на пользу – по этим облакам я уже заранее понимал, откуда приближаются новые отряды головоногих. А они все прибывали! Со всех сторон! По-моему, все осьминоги Глубинного Царства поднялись на зов Ктулху!

В узком проеме между полуразваленными башнями показались две фигуры, совсем не похожие на осьминогов – намного меньше щупальцев. Собственно, совсем нет – ноги, руки, в руках трезубцы. Вместо ртов присоски, глаза скрыты под кругляхами из прозрачного янтаря. Дагониты – более хлипкий подвид Жрецов Глубин. В отличие от последних, являются не полноценными демонами, а всего лишь надзирателями. И магией не владеют. Но зато почти в сто раз многочисленнее.

Замечательно! Выходит, я уже добрался до обитаемой части Р’льиеха! Я промчался мимо растерянных дагонитов, не обращая внимания на недоуменное шипение и урчание, и предоставил им разбираться с осьминогами.

Но те не стали. Увидев, кто меня преследует, подданные Дагона предпочли прижаться к стенам и освободить дорогу. Поток осьминогов пронесся по каменному коридору, оставляя за собой бушующую чернильную реку, и головоногие солдаты ринулись прямо на меня – торопливо поворачивающего колесо шлюзовой камеры. Древние, жившие в Р’льиехе, предвидели, что однажды их город погрузится на морское дно. Хотя Ктулху не предвидели.

Я не успел. Колесо оказалось слишком тугим, этим входом не пользовались много лет, бешеное течение, порождаемое тысячами осьминогов, несущихся единым маршем, сносило меня назад, да и не привык я работать в таких условиях...

К тому же я крутил не в ту сторону.

Я прижался спиной к холодной бронзовой поверхности. Нижние руки повернулись в суставах, продолжая крутить колесо, а четырьмя остальными и хвостом я начал отбиваться от атакующих осьминогов. Огромные моллюски сгрудились так плотно, что часть из них, по-моему, просто расплющили. Всем хотелось добраться до меня первыми. Хотя я бы на их месте не слишком торопился – вода рядом со мной приобрела нежно-голубой цвет от осьминожьей крови.

За спиной еле слышно поскрипывало бронзовое колесо. Из щелей вырывались пузырьки воздуха. А вокруг взметались и оседали на дно отрезанные щупальца и клочья роговых клювов. Некоторые щупальца так и оставались висеть на плечах и животе – присоски этих тварей удивительно трудно отдираются. Особенно от такой поверхности, как мой хитин – ведь ощупью он похож на карапакс их любимой пищи. Наверное, со стороны я сейчас похожу на новогоднюю елку, увешанную гирляндами. Сизыми, пупырчатыми, кровоточащими гирляндами...

Колесо с тихим щелчком провернулось. Задвижки вышли из пазов, и массивная бронзовая дверь откинулась в сторону, придавив одного из осьминогов. В шлюзовую камеру хлынул поток воды, внося с собой меня и еще десяток осьминогов. Оказавшись на полу, моллюски тут же утратили значительную часть прыти и начали корчиться. Но вода почти мгновенно поднялась до потолка, и теперь мне пришлось действительно тяжело – биться в тесной каморке с существами, у которых больше рук, чем у меня, оказалось не слишком-то легко. Меня просто оплели эти скользкие канаты. Правда, разбавив воду кислотой, я сумел привести осьминогов в замешательство. Кто угодно придет в замешательство, если начнет разваливаться на кусочки.

Постепенно я начал сокращать их число. Но бесполезно – на освободившиеся места лезли их соратники снаружи. Я с огромным трудом продрался к двери, распихивая осьминогов и обрубая щупальца, и изо всех сил потянул дверь на себя. Внутренняя дверь шлюзовой камеры не открывается, пока открыта наружная.

С помощью хвоста я кое-как расчистил небольшой пятачок чистой воды. Двухметровый хлыст с жалом на конце так и свистал в воде, пронзая осьминогов, как гарпун. Помочь ему руками я не мог – сейчас они требовались все. Хорошо, что я не слабак – по-моему, эта дверь весит не меньше тонны. Да еще добрый десяток осьминогов собрался с другой стороны и тянул ее в свою сторону. А эти моллюски на удивление сильны!

Но в конце концов я все-таки сумел захлопнуть дверь и торопливо обрезал щупальца, ею прищемленные. Пока я крутил колесо, откачивая воду, два осьминога пытались оторвать мне голову, а третьего я резал на кусочки нижними руками – он прицепился к заднице. У вас на заднице никогда не висел моллюск больше вас самих? Впервые я понял, что каждый день испытывает Монсеррат Кабалье!

- А если бы он прицепился спереди, ты почувствовал бы себя Лолой Феррари, - задумчиво сообщил Рабан.

- Это кто еще такая? – прохрипел я, с наслаждением поднимая голову выше уровня воды и вырывая у правого осьминога глаз.

- Одна дама из «Книги Рекордов Гиннеса». Но она уже умерла.

Вода уже плескалась ниже пояса. Впрочем, вряд ли этот суп из моллюсков можно назвать водой – по-моему, если немного подогреть, получится вполне съедобно. Между делом я добил последних осьминогов, проникших со мной в шлюзовую камеру и с тревогой прислушался к тому, что происходит снаружи – слуги Ктулху явно не желали так просто оставлять меня в покое.

- Патрон, осьминоги почти разумны, - сообщил Рабан. – Думаешь, они не догадаются повернуть колесо?

Мысль здравая. Я прислушался к организму – один кислотный заряд еще остался. Как следует сплюнуть, добавить беспорядку когтями... да, теперь это уже не дверь, а просто бесформенный кусок металла. Открыть получится только автогеном.

Однако снаружи по-прежнему доносится шум. Конечно, стены тут металлические, толщиной в руку, специально предназначенные выдерживать чудовищное давление миллионов тонн воды, но мне все равно как-то не по себе. А ну как навалятся всей кучей, ударят... Выдержит ли?

- Эх, жалко, я в «Росно» не застраховался, - задумчиво прохрипел я. – Сейчас бы

1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница