Абдул аль-Хазред



страница19/26
Дата04.05.2016
Размер4.36 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   26
Если шевелится – съешь. Если не шевелится – подожди, пока шевельнется. И съешь.

Пожиратель

- Привет, Пазузу, - мрачно ответил я, спрыгивая с потолка. – Вот, заскочил, тебя дома не было, решил подождать немного...

- Привет, Лаларту! – снова обрадовался Пазузу.

Я уже говорил, что Пазузу глуп, как пробка?

Но в лицо ему это осмелятся сказать немногие. Даже я вряд ли рискну с ним связываться – в бою этот демон может одолеть небольшую армию. Нет, я это тоже могу, но... но зачем мне такие заморочки?

Пазузу почти вдвое выше меня – в нем три с половиной метра. Светло-оранжевая кожа по прочности может поспорить с древесной корой, хотя моему экзоскелету все же уступает. Рук только две и пальцев на них всего по четыре, но эти громадные лапищи не намного хуже моих шести семерней. Когти тупые и не слишком полезные, но зато он одной рукой может вырвать из земли столетний дуб. Чудовищно силен. Рефлексы порядком уступают моим, на короткой дистанции я его обойду, но если придется бежать марафонскую, он стопроцентно победит. Летает тоже намного быстрее, хотя таких финтов выписывать не может. Если сравнивать с техникой, то я буду маленьким юрким вертолетом, а он тяжелым ТУ-104. У него могучий толстенный хвост, которым он может убить человека, и целых четыре крыла. Правда, рабочие только два – те, что растут из лопаток. Два других торчат на уровне ключиц, размером чуть больше моей ладони и совершенно бесполезны. Рудименты, не более. Ну а морда у Пазузу – нечто среднее между филином и черепахой. Роговой клюв на пол-лица, в котором, однако, растут изогнутые кривые клыки, круглые совиные глазищи, великолепный веер из розово-белых перьев на затылке и два небольших, но очень острых спиралевидных рога во лбу.

- Привет, Лаларту! – в третий раз воскликнул Пазузу, щелкая клювом.

- Привет, тупица... – пробормотал я, старательно изображая радость. – Пазузу, а кто это был?

- Где? – удивленно заглянул под стол Пазузу. – Ой, камешек!

- Я о тех двоих, что только что вышли. Эг-мумия и Жрец Глубин. Это твои друзья?

- Пазузу дружит с Лаларту, - кивнул он. – Лаларту – друг Пазузу.

- Замечательно... А все-таки?

- М-м-м? Лаларту, ты хочешь есть? Пойдем есть! Тетушка Нукхзе приготовила вкусный обед!

Я лихорадочно начал подыскивать предлог для отказа. В понимании Пазузу «вкусный обед» - это человечье мясо. Он людоед. И не просто людоед, а самый что ни на есть людоедистый. Остальные демоны тоже любят человечину, но они все-таки разнообразят рацион и другим мясом. Пазузу – никогда. Не припоминаю, чтобы он хоть раз проглотил при мне волоконце чего-то, не принадлежавшего человеческому существу.

- Тетушка Нукхзе, Лаларту пришел в гости! – крикнул Пазузу, без труда таща меня за собой по лестнице. Чуть руку не вырвал. – Накорми его! И меня накорми!

- Сейчас, сейчас... – пробурчала демоница, вытирая руки полотен... простыней и неприязненно поглядывая на меня. – Развелось нахлебников, все рады хозяина объесть... Лалассу все время заскакивает, теперь еще и братец повадился...

- Лалассу? – заинтересовался я. – И давно он... ходит к вам в гости?

- А тебе-то что? – прищурилась повариха. – Сейчас, хозяин, сейчас подам тебе обед, потерпи еще чуть-чуть!

- Быстрее! – капризно щелкнул клювом Пазузу. – Я проголодался!

Он взмахнул крыльями, едва не сшибив ближайшую колонну, и схватил со стола ближайший съедобный предмет – свежеиспеченный каравай хлеба. Рабская еда.

И Пазузу тут же подтвердил свое к ней отношение, понюхав батон и презрительно бросив его под ноги.

- Хлеб на пол?!! – взъярилась Нукхзе. – Да как тебе не стыдно?!

Интересно, почему эта свинорылая так нагло себя ведет? Да, у Пазузу мозги трехлетнего ребенка, но он же все-таки архидемон! Откуда такой гонор? Ведь разозлись он по-настоящему – просто превратит ее в отбивную котлету.

- Нельзя бросать хлеб на пол! – рявкнула повариха, поднимая каравай. – Пол только что вымыли, а ты его пачкаешь всякой дрянью! Хлеб надо бросать в помойную яму! Вот так!

Туда она его и бросила. В здоровенную дыру в полу, откуда в изобилии поднимаются зловонные пары. Чуять я этой вони не чую, но мне и не требуется – я ее вижу! Мусоропроводов в Лэнге нет, так что под каждой башней выкопан огромный погреб для отходов. Обычно там живут лярвы, которые всем этим питаются. А иногда и маскимы.

- Тетушка Нукхзе, еще двенадцать рабынь привели! – порадовал повариху кухарь. – Вот, образец!

Уродливый демон держал за руку прелестную и ужасно перепуганную девушку. Кожа и волосы пепельно-серые – как я говорил, обитатели Серой Земли порой отправляют демонам Лэнга и своих собственных сородичей. Интересно, чем эта красавица так провинилась? По-моему, казнить и то милосерднее, чем отправить в ссылку сюда.

- Ой, какая красивая! – восторженно посмотрел на рабыню Пазузу. – Она мне нравится, нравится! Я ее хочу прямо сейчас!

- Сейчас сделаем, - устало ответила Нукхзе, сдирая с бедной девушки одежду (если эти лохмотья можно так назвать) и взваливая ее на плечо. Та робко завизжала, уносимая в глубь кухни, а через миг раздался всплеск, дикий крик агонии... и все стихло. Похоже, будет мясной бульон.

- Интересно, она вкусная? – облизнул клюв Пазузу. – Хочешь ножку, Лаларту?

Я тем временем разрывался между двумя желаниями. Меня тошнило. И еще мне очень хотелось вспороть этому проклятому обжоре живот. Думаю, если я нападу на него прямо сейчас, он не успеет...

- Патрон! – прикрикнул на меня Рабан.

- А пахнет она еще лучше, чем выглядит, - втянул воздух Пазузу. У него на клюве есть пара ноздрей. – Я люблю женщин!

- Я тоже, только не в вареном виде... – с трудом прохрипел я.

- Так тебе ножку или ручку? – недоуменно спросил огромный демон.

- Пазузу... – уже еле сдерживался я. – Ты... ты...

- Я Пазузу!

- Ты... ты несколько дней назад доставил мне в замок письмо. Помнишь?

- Дней? – задумался Пазузу. – Что такое «дней»?

Ах да, в Лэнге же это понятие не в ходу, тут нет смены дня и ночи.

- Примерно четверть луны назад, - кое-как подсчитал местное время я. – Так ты помнишь?

- О чем? – удивился Пазузу. – М-м-м, как вкусно пахнет! Не знаешь, чем это пахнет?

Кого я спрашиваю? У Пазузу удивительно куцая память. Порой он посередине разговора забывает имя собеседника. Это меня он вызубрил – все-таки архидемонов слишком мало, чтобы можно было кого-то забыть. А вот когда речь идет о чем-то более мелком... Знаете, как он доставляет письма? Летит, держит письмо в руке и каждые несколько минут смотрит на адрес. Иначе забудет, кому это предназначено и куда он вообще летит. Поэтому ему никогда не поручают ничего, что требует хотя бы минимального напряжения мозгов. Уже и то удивительно, что он умеет читать!

Пожалуй, единственное, в чем Пазузу действительно рубит, так это в эпидемиях. Это ведь его основная специализация – насылать болезни сразу на очень большое количество людей. Один взмах громадного крыла, и вот уже целый город умирает от чумы. А Пазузу радостно хлопает в ладоши и подыскивает себе человечка поаппетитнее.

А еще он очень хочет к нам, на Землю... Он много раз бывал там до опечатывания Лэнга, и несколько раз – после. Был такой жрец – Абдул-бен-Марту, призвавший Пазузу, чтобы расправиться со своими врагами. Конечно, Пазузу охотно ему в этом помог. А потом сожрал самого жреца и уничтожил город Ершалаим, наслав чуму. Он продолжал бы развлекаться и дальше, если бы его не втянуло обратно в Лэнг.

- О, Лаларту! – обрадовался Пазузу, совершенно неожиданно обнаружив перед собой меня. – А я как раз недавно относил тебе письмо! Ты его получил?

- Получил... – скрежетнул зубами я. – Скажи, пожалуйста, а кто тебе его дал?

В совиных глазах Пазузу отразилась напряженная работа мысли.

- Нет, нет, не надо думать! – взмолился я. – Не думай, а то зависнешь! Давай я просто буду называть имена, а ты кивни, если угадаю.

Пазузу радостно закивал – это напоминало какую-то игру.

- Носящий Желтую Маску?

Пазузу важно кивнул.

- Носящий Желтую Маску?! – поразился я. – Надо же, с первой попытки... А Шаб-Ниггурат, значит, ни при...

Я не договорил – при имени Шаб-Ниггурата Пазузу снова кивнул. И не менее важно.

- Та-а-ак... – медленно поднял две правых руки я. – Знатоки берут дополнительную минуту, чтобы набить морду ведущему... Выходит, и Шаб-Ниггурат тоже замешан. А что насчет Нъярлатхотепа?

Пазузу кивнул в третий раз.

- И он?! – наотрез отказался верить я. – Все трое?! Это что – какой-то вселенский заговор против одного меня?! Не вижу смысла! Может, и Йог-Сотхотх...

Пазузу кивнул в четвертый раз.

- Хастур? Кутулу? Дагон? Нергал? Акхкхару? Лалассу? Азаг-Тот?

При каждом имени этот пустоголовый демон кивал с удивительно важным видом. Когда выяснилось, что письмо мне отправляла вся верхушка Лэнга во главе со С’ньяком и Ктулху, я начал подозревать, что на такой источник информации полагаться не стоит. А когда оказалось, что в этом злодеянии участвовали также Мардук, Инанна, Ленин, Сталин, Горбачев и Киркоров, я попросту плюнул Пазузу под ноги и отказался продолжать игру.

- Лаларту, ты точно не хочешь кусочек? – обиженно прочавкал Пазузу, копаясь в огромном тазу. – Раньше ты никогда не отказывался...

- Именно это запомнил... – злобно скрипнул зубами я, глядя в окно. Смотреть на трапезничающего Пазузу было выше моих сил. – Когда миледи отправляла меня сюда, она не говорила, что тут сплошь людоеды!

- А ты, между прочим, мог бы и спросить! – усмехнулся Рабан. – Хотя бы у меня.

- А ты, между прочим, пока этот козел обжирается, лучше говори о чем-нибудь, отвлекай меня! А то точно не выдержу – я же сейчас взорвусь, как чайник!

- А о чем говорить-то?

- Неважно! О чем-нибудь самом скучном, чтоб я успокоился!

- Самом скучном... Ум-м-м-гум-гум-гум... Сейчас, сейчас... Ага, вот, нашел! Первый постулат Бора. В атоме существуют стационарные состояния, в которых он не излучает энергии. Стационарным состояниям атома соответствуют стационарные орбиты, по которым движутся электроны. Движение электронов по стационарным орбитам не сопровождается излучением электромагнитных волн. В стационарном состоянии атома электрон, двигаясь по круговой орбите, должен иметь дискретные квантованные значения момента импульса...

- Достаточно, - оборвал его я. – Я уже успокоился. Даже засыпать начал. Это ты учебник физики цитируешь, что ли?

- Я же сказал – первый постулат Бора! – возмутился Рабан.

- Ну вот только не надо хвалиться своей ученостью, - проворчал я. – Ну забыл я, кто такой этот твой Бор, забыл! Что же меня – убивать за это?

- Привет, Лаларту! – воскликнул Пазузу, подняв голову от таза и обнаружив, что у него гости. – Тетушка Нукхзе, Лаларту в гости пришел, принеси ему поесть!

- Кратковременная память у парня совсем ни к черту... – констатировал я. – Пазузу, а ты свое-то имя не забываешь?

- Письмо пришло! – вскочил из-за стола тот, опрокидывая все на пол.

Двое мелких демонов тут же бросились подтирать за умственно отсталым хозяином. А в окно влетела жутковатая тварь, похожая на крылатую чешуйчатую обезьяну. Птица Лэнга. В руках монстр сжимал глиняную табличку. Он опасливо покосился на меня, передал ношу Пазузу и торопливо выпорхнул обратно.

- Бе и а, ба, ка и ы, кы, са и о, со, - начал читать по складам Пазузу. – Смотри, Лаларту, я получил письмо!

- Вижу, дебилушка, вижу... – хмыкнул я. – А что за письмо?

- Пы и ры, пры, гы и лы, глы...

- Приглашение.

- Сы и вы, совы...

- На совет.

- Кы, ды, фы...

- В Кадаф. Что-что?! Какой сегодня день?!

Мы с Рабаном начали торопливо пересчитывать дни и месяцы. В Лэнге с этим очень трудно – я до сих пор не привык мерить время по фазам этих красных лун. Но, пересчитав, мы убедились – действительно, подошло время очередного совета архидемонов. Уже третий за то время, что я нахожусь в этом мире. И пропускать его никак не годится – на двух предыдущих я получил больше полезной информации, чем за все остальное время, проведенное здесь.

Разумеется, прямо сейчас другая Птица Лэнга летит или уже прилетела в мой замок и оставила там точно такое же приглашение. Но меня-то там нет! Впрочем, неважно – это всего лишь формальность. Я архидемон и имею полное право посещать эти съезды народных депутатов. Хотя должен сказать, что меня, а тем более Пазузу туда приглашают чисто ради соблюдения приличий. Архидемоны помельче – Кутулу, Лалассу, Акхкхару – вообще никогда не посещают эти тусовки. Лаларту тоже раньше не посещал. А вот Пазузу всегда исправно является, сидит в углу и внимательно слушает все, что там говорят. Сам, разумеется, даже клюва не открывает – стесняется. Да и что он может сказать интересного?

- Кадаф... – задумчиво повторил Пазузу. – Большой черный замок на горе? В гости к Йог-Сотхотху? Хочу!

Слабоумный демон расправил крылья и решительно вышел в окно. Правда, оно было рассчитано на кого-то вдвое меньшего, поэтому гигант попросту разворотил полстены. Ничего страшного – камни уже собирались обратно, повинуясь воле демона-ремонтника.

Я проводил Пазузу завистливым взглядом – четырехкрылое чудовище на глазах превратилось в точку на горизонте. А потом и вовсе исчезло на фоне багровых туч, застилающих половину небосклона. Полетела пташка... Догнать его нечего и думать – этот реактивный истребитель с легкостью делает до тысячи километров в час. У меня скорость, конечно, тоже немаленькая, но все же намного жидче...

- Ну, что думаешь? – обратился за советом я.

- Думаю, надо лететь. Крылья у тебя уже почти в порядке – если осторожненько, ничего не случится. Я тебе сейчас всю слизь туда гоню – чтоб быстрее восстанавливалось.

- То-то я чувствую, перепонка чешется... – сообразил я. – Ладно, двинули в Кадаф... А что там наши друзья с черным ящиком?

Мы с Рабаном проверили Склнътастара и Цюрмле через Направление. И одновременно ругнулись – эти двое обнаружились далеко на юго-западе, где-то в Глубинном Царстве. Похоже, район Р’льиеха...

- Значит, Кадаф, - еще раз сказал я, вылезая в окно и расправляя крылья. – Посмотрим, что там интересненького происходит...

Перепонка действительно успела срастись. Не вся – кое-где еще остались прорехи. Но это уже пустяки, летать особо не мешает. Еще часок-полтора, и совсем ничего не останется.

Ониксовый Замок Кадаф находится в самом центре Лэнга, точно к западу от Ирема. Ну, если взять Ледяное Царство за север, конечно. Расстояние между главным городом мира демонов и его правительственным центром – что-то около четырехсот километров. Час полета. Пазузу, наверное, сейчас уже где-то на полпути...

Центральные области Лэнга – самый гористый район. Тут особенно много вулканов, а вот ледяные пики встречаются куда реже. Чем дальше от Ледяного Царства, тем их меньше. Хотя именно здесь расположена самая высокая гора в мире (этом) – центральный Полюс, торчащий в самом что ни на есть центре Лэнга. Да, я только что говорил то же самое про Кадаф, но Ониксовый Замок все же чуть в стороне. А вот Полюс, на вершине которого восседает бог этого мира – С’ньяк... От него лучше держаться подальше. Интересно, как он выглядит? Все никак не наберусь храбрости слетать и посмотреть.

Вдалеке уже слышен слабый тоскливый вой. Это На-Хаг. У самого подножия Полюса С’ньяка расположена пещера, запечатанная Двойным Затвором Мардука – ужасное заклятие, не позволяющее великому демону выбраться наружу. И очень хорошо. На-Хаг – повелитель кошмаров и безумия. Он насылает на людей чудовищные сны и сводит их с ума. Он начальник Диких Псов и Волков – еще две разновидности надзирателей. И если На-Хаг когда-нибудь освободится, Лэнгу это пойдет только на пользу. К счастью, в этом мире есть только три существа, способных сломать Двойной Затвор Мардука... хотя нет, только два. Иак Саккакх уже не в счет – он лишился прежних сил и вряд ли восстановит их в ближайшие века. Остаются С’ньяк и Ктулху. Но Ктулху спит и будет спать еще несколько лет, а С’ньяк... С’ньяку просто все равно. Он слишком стар и равнодушен.

Над головой по-прежнему пылают злобные багровые огни. Знаете, а это ведь не просто луны, как в обычных мирах. Во-первых, Лэнг – не планета. Принципы Ньютона и Галилея тут утрачивают смысл – здесь нет огромных шаров, вращающихся вокруг других шаров в холодной пустоте. Так что и лун быть не может. Во-вторых, до них явно можно долететь просто на крыльях. Поднимаясь ввысь, и слепой заметит, как они на глазах увеличиваются в размерах. Значит, расстояние до них сравнительно ничтожно. К тому же в Ледяном, Глубинном или Мертвом Царствах они кажутся намного меньше, чем в основной метрополии. А уж здесь, в окрестностях Кадафа, эти красные круги просто громадные! Значит, расположены где-то здесь, прямо над Полюсом С’ньяка...

Подо мной начали проноситься серые прямоугольные бараки. Это логовища Тощих Всадников Ночи – тут их основные территории. Они, как и Погонщики Рабов, подчиняются Носящему Желтую Маску. На горизонте уже виднеется Храм Ночи – именно там и обитает верховный жрец Лэнга. Уродливая громада из серого камня, в которой проходят круглосуточные службы, приближающие долгожданное пробуждение Ктулху. Я там пару раз проводил мелкие диверсии – ничего особенного, но все-таки выиграл несколько лишних дней.

Влетаю в долину Инкванок. Это огромное пространство размером где-то с Алжир. И в южной половине великая долина действительно долина – ни единой горы. А вот то место, где я нахожусь сейчас, входит в состав Инкванока чисто условно – как Турция чисто условно является частью Европы. Жаль, что мой замок находится не на юге – в Инкваноке климат помягче и населения побольше. Растения иногда встречаются...

- Надо мной в лазури ясной светит звездочка одна, справа запад темно-красный, слева бледная луна... – задумчиво поведал Рабан, глядя через мои глаза на мрачный пейзаж.

- Угу. А еще большую хренотень ты сморозить не мог?

- Это Пушкин, патрон!

- А я что говорю – замечательные стихи! Сразу чувствуется рука Александра Сергеевича!

Над головой то и дело шуршали крыльев Птиц Лэнга. В окрестностях Кадафа их тьма-тьмущая – вокруг самого замка они носятся тучами. Верная примета – чем больше в небе Птиц Лэнга, тем ближе к Ониксовому Замку.

- Патрон, тебе не кажется, что вон та Птица летит за нами от самого Ирема? - подал голос Рабан. – Это явно одна и та же...

- Точно? – засомневался я. – А с чего бы вдруг?

- Не знаю... Но мне это не нравится...

Его беспокойство передалось и мне. Я неожиданно обратил внимание, что вокруг меня как-то очень уж много Птиц Лэнга. Необычайно много даже для окрестностей Кадафа. Они как бы невзначай проносятся мимо... хотя обычно эти твари опасаются Лаларту.

- Кхрра-а-акк! – курлыкнула одна из них, которую я случайно лягнул ногой (как же, случайно!).

Я удовлетворенно проследил, как она падает вниз, усиленно взмахивая кожистыми крыльями. Перевел взгляд повыше... и резко затормозил, в свою очередь махая крыльями, как стрекоза. Со всех сторон на меня неслись десятки Птиц Лэнга, кровожадно оскалив пасти.

- Засада! – крикнул Рабан.

Глава 23


Я вижу Великую Тьму! Тьфу, опять капюшон сполз...

Король-Призрак

- Засада! – крикнул Рабан.

- Заткнись, шизофрения, сам вижу! – грубо огрызнулся я, делая «бочку».

Хорошо еще, что на меня напали не все Птицы, сколько их есть в Лэнге. Десятков пять-шесть, не больше. Но попотеть все равно пришлось – они просто остервенели. Я еще ни разу не видел этих сравнительно мирных созданий в таком бешенстве – на меня нападали со всех сторон, грызли и кусали хитин так жадно, как будто это слоеный торт. Местами им удалось его надорвать, и из царапин выступила густая черная слизь.

Еще ни разу в жизни мне не приходилось вести воздушные бои. Все те, с кем я доселе сражался (и обычно побеждал), ходили по земле (иногда ползали, прыгали или ездили). Дракон Рроулин был летающим существом, но в тесной пещере у него не было возможности подняться в воздух. Так что в первый момент я немного растерялся.

Но потом врожденные рефлексы взяли свое. Я бил крыльями, выписывая в воздухе хитрые вензеля, и махал всеми руками, словно огромный вентилятор. Птицы Лэнга, приблизившиеся на достаточное расстояние, падали вниз с таким видом, как будто побывали в вертолетном пропеллере. Несколько кислотных плевков и хвост, стреляющий во все стороны, еще больше добавили паники. Я рвал и резал, кромсал и колол, плевался и кусался...

- Первый, первый, я Кожедуб! – громогласно воскликнул я, уходя в крутое пике, чтобы догнать улепетывающих демонов. – Вижу цель, захожу на цель, потрошу цель! Распотрошил! Перехожу к следующей цели!

Крутанулся в воздухе, устроив им огромный пропеллер, раскидал стаю крылатых тварей, ударил крыльями, поднимая воздушную волну, перекусил одной шею, насадил сразу двух на нижнюю правую и среднюю левую руки, выстрелил хвостом, выкалывая третьей глаз... Еще один труп, еще, еще... Адреналин бушевал в крови, Направление само посылало туда, где можно было нанести самый эффективный удар, и враги убывали все быстрее и быстрее...

Под нами начали скапливаться лярвы – эти твари с жадным урчанием рвали убитых Птиц и подбадривали меня глухим воем, требуя продолжения банкета. Я охотно снабжал их пропитанием – все новые и новые демоны падали, изорванные в клочья. Теперь битва шла уже не вслепую – уцелевших осталось слишком мало, приходилось гоняться за ними по одному. Они пытались сбежать, но Рабан запомнил каждого из нападавших.

- Убегать бесполезно – у мальчика феноменальная память! – прохрипел я, всаживая в очередную Птицу тридцать когтей разом.

Всего за несколько минут я популярно разъяснил этим макакам, почему нападать на мирных прохожих нехорошо. Особенно когда у мирного прохожего в кармане припрятан автомат Дегтярева.

Надо бы, конечно, оставить пару-тройку – расспросить, кто их на меня натравил... Только не получится – Птицы Лэнга существа не слишком разумные, с ними нормально не побеседуешь. По уровню интеллекта – чуть повыше дельфинов или шимпанзе. Некоторые даже считают, что их следует причислять не к полноценным демонам, а к демоническим животным, как лярв, шилопауков или маллахулов.

Я обратился к Направлению, ища новую жертву, но в ответ получил пустоту – все нападавшие бесславно погибли. Я отделался десятком царапин на хитине, слегка порванной перепонкой и обломившимся когтем – застрял в черепе одной из Птиц. Ничего, отрастет.

Небо стало на удивление чистым. Те Птицы Лэнга, что на меня не нападали (их ведь тут многие тысячи), предпочли покинуть опасную территорию. Думаю, теперь они будут обходить меня еще старательнее, чем раньше. Достаточно посмотреть на стаю сыто икающих лярв, чтобы понять, почему.

- Звездочку, что ли, нарисовать? – задумчиво поскреб грудь я, расправляя крылья в свободном парении. Восходящие потоки воздуха держали меня так бережно и заботливо, что я едва не задремал. – Твое мнение?

- А чего одну-то? – хмыкнул Рабан. – Ты убил пятьдесят четыре Птицы Лэнга, вот и рисуй пятьдесят четыре звездочки.

- Ну да. А потом еще добавлю красно-белых полосок и стану совсем как американский флаг. Хотя в чем-то ты прав – одной звезды за такую кучу мало... Но пятидесяти много – это ж не самолеты. Так, обезьяны летучие...

- Патрон, а я знаешь чего подумал – давай заглянем в какой-нибудь мир, где сейчас Вторая Мировая, и притащим оттуда десяток крутых летчиков с самолетами. Кожедуба твоего, Покрышкина, Гастелло, еще кого-нибудь... Пусть небо очистят!

- Идея оригинальная, - признал я. – Глупая, но оригинальная. Подкину Инанне с Креолом – пусть поразмыслят.

Лярвы вяло затявкали, то ли благодаря за угощение, то ли требуя добавки. Скорее второе, чем первое – благодарность этим падальщикам несвойственна. Несколько самых упорных бежали за мной следом, видимо, надеясь, что я еще кого-нибудь пришибу.

Я сделал разворот – посмотреть, что осталось от Птиц, убитых несколько минут назад. Как и предполагал – ничего, кроме кучи костей, уже частично перемешавшихся со снегом и пеплом. Место лярв заняли еще более мелкие демоны – зуннабьяны. Им не достается даже падали, так что приходится грызть кости в надежде получить капельку сладкого мозга.

А я, однако, неплохо тут намусорил! Если Лаларту хотя бы раз в год устраивал сходное побоище, за шесть с половиной тысяч лет (примерно столько прошло с тех пор, как Лэнг запечатали) он и в одиночку мог завалить этот мир костями!

- А ведь у нас теперь новый подозреваемый... – пригорюнился я, ложась на прежний курс. – Птицы Лэнга служат Нъярлатхотепу...

- И еще Дагон, патрон! Все Жрецы Глубин повинуются только Дагону!

- Ну, один отщепенец еще ничего не значит. Вот эг-мумии – слуги Йог-Сотхотха. А он-то уж точно ни при чем!

- Откуда такая уверенность?

- Йог-Сотхотху не нужно подсылать ко мне убийц! – раздраженно объяснил я. – Он может просто приказать, и меня убьют в собственном замке! Он же тут самый главный!

- После С’ньяка, Ктулху и Азаг-Тота.

- Ты еще Червя вспомни... Он самый главный среди тех, кто действительно что-то значит, так лучше? Ладно, в Кадафе будут и Носящий Желтую Маску, и Шаб-Ниггурат, и Нъярлатхотеп... да и Дагон должен быть – у нас же совет!

Да уж, Дагон этого никогда не пропускает. Сам, правда, сидит тихо и скромно, но по каждому предложению голосует «за», всегда и во всем поддерживает Йог-Сотхотха.

О-о-о, а вот и сам Кадаф! Громадная ледяная гора, а на ней огромный черный замок, похожий на какое-то жуткое диковинное насекомое. Уйма шпилей, башенок, балконов и, конечно, дверей. Ониксовый Замок еще называют «Замком Десяти Тысяч Дверей». Хотя врут – их там, конечно, много, но десяти тысяч все-таки не будет. Может, пять наберется. Хотя если считать всякие кладовки, отхожие места, погреба и прочие подсобные помещения, тогда... хотя нет, десяти тысяч все равно не будет.

Небо над Кадафом закручивается водоворотом – именно здесь тысячи лет назад Мардук Двуглавый Топор запечатал Лэнг. А ведь когда-то Ониксовый Замок был окружен настоящим кольцом из порталов, ведущих в самые разные миры... На одну только нашу Землю вел десяток проходов! Один, самый большой, располагался в Аравии, в городе Ирам. Искаженное «Ирем». И выглядел он почти так же – сплошные башни и уйма демонов.

Распугивая Птиц Лэнга, я мягко приземлился на ближайший балкон, на лету складывая крылья плащом. Посмотрел на каменный парапет и усмехнулся – там красовалась надпись «Йог-Сотхотх – земляной червяк». И еще одно слово из трех букв. Все это нацарапано четвертым когтем средней правой руки в прошлое мое посещение Кадафа.

- Совет еще не начался? – крикнул я на ходу первому попавшемуся Твари.

- Нет-ет, властелин-елин Лаларту-ларту, - ответил сразу двумя глотками Тварь. – Через-ерез четверть-етверть эондра-ондра.

Я облегченно расслабился – успел вовремя. Эондр – мера времени Лэнга. Я сам ею не пользуюсь – привык к нашим, земным. Но, разумеется, я знаю, чему она равна. Это почти что полные земные сутки. Значит, времени еще с избытком... Впрочем, всегда лучше явиться раньше, чем опоздать. Можно пока прогуляться по Кадафу, послушать, о чем шепчутся стены и обитатели...

Ониксовый Замок Кадаф – это почти что небольшой город. Здесь постоянно находится больше тысячи демонов и свыше пяти тысяч рабов. Впрочем, последние очень быстро сменяются – сами понимаете, почему. А вот демоны... Добрая половина верхушки Лэнга живет в этих мрачных чертогах, где каждая колонна хранит какой-нибудь жуткий секрет. В тайных кулуарах Кадафа каждый день творится такое, такое... такое, что лучше не рассказывать.

Я уселся на восьмереньки прямо посреди коридора и прислушался. Ученые «Урана» проделали колоссальную работу – я могу услышать шаги муравья, крадущегося на цыпочках в соседней комнате. Обычно я не обращаю внимания на шумовой фон, постоянно сопровождающий меня (а то и спятить недолго), но когда надо...

Шепот. Голоса. Басовитые, гулкие, шипящие, звонкие, каркающие, свистящие, сипящие, жужжащие, писклявые, клекочущие, громогласные, рокочущие, квакающие... Среди жителей Кадафа уйма самых разных тварей – кое у кого из них даже рта нет. Вот вы когда-нибудь слышали речь будхи? Это жуткий сип, пронизывающий вас до самых костей. А маскимы? Такое впечатление, что разговаривает какая-нибудь ожившая болезнь!

Немного погодя я вычленил интересный разговор, напрямую касающийся меня... ну, не совсем меня, но напарника моей начальницы – Креола. А значит, и меня тоже. Я подкрался чуть поближе, втянув когти так, чтобы не цокать. Потом взял зеркальце и самую малость выдвинул его вперед. Правым и верхним глазом начал следить за двумя другими коридорами, а левым уставился в зеркало. Тринарное зрение – очень полезная вещь.

Там стояли Эмблемы. Вторая, Четвертая и Тринадцатая – Заган, Элигор и Анабот. Первый похож на быка, который начал превращаться в человека, но остановился на полпути. Второй – почти что обычный человек, только волосы у него длинные, как у заядлого хиппаря. Третий – огромная желтая жаба, скользкая и противная.

- ...сломал заклятие?! – пробасил Заган. Его маленькие глазки налились кровью. – Элигор, ты всегда был бесталанным глупцом!

- Куак это могло буыть? – раздвинулись толстенные губищи Анабота. – Куамень Врат, великий артефакт, тваурение Отца нашего! Куак смертный муаг мог противостоять ему?!

- Я не знаю, не знаю! – закричал на них Элигор. Эта беседа явно звучала не в первый раз. – Креол Урский всегда был твердой костью! Он единственный, кто смог обойти Договор!

- Но Куамень Врат! – квакнул Анабот. – Отец дуолжен буыл пуакарать тебя!

- Ты обманул доверие Отца! – ткнул Элигора копытом в грудь Заган. – Брат, как ты мог?!

- Пуадажди, муожет буыть, у него есть уабьяснение! – протянул склизкую ладонь Анабот. – Элигор, мы тебя слушаем – расскажи, куак буыло дело.

- Да вы и так все знаете... – неохотно буркнул Элигор. – Когда Отец узнал, что Креол воскрес, он решил все-таки заполучить его душу. Поэтому и подарил ему Камень Врат со встроенным... сюрпризом. Я помогал...

- Плуохо!

- Основную работу сделал Отец! – огрызнулся Элигор. – Вы хотите сказать, что заклинание Йог-Сотхотха могло быть дефектным?!

- Нет, этого мы скуазать не хуатим. Мы хуатим скуазать, что

1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   26


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница