Абдул аль-Хазред



страница17/26
Дата04.05.2016
Размер4.36 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   26
Ты – Родина моя, и уже поэтому прекрасна!

Из «Гимна Скарабеев»

Я вошел в Ирем с севера. Конечно, в Лэнге нет привычных нам сторон света – этот мир не имеет ничего общего с планетой. Просто я сам для себя обозначил тот конец, где располагается Ледяное Царство, за север. Так проще ориентироваться. Соответственно, Глубинное Царство лежит на юго-западе, а Мертвое – на юго-востоке.

Этот город зажат меж Гирла Уриа – крупнейшим из вулканов Лэнга, и цепью ледяных пиков. Тут довольно-таки холодно, почти всегда идет снег, а со стороны Гирла Уриа то и дело наплывают дымовые облака и сыплется пепел. Демоны любят подобные места.

Башни, башни, башни... Ирем – это город тысяч башен. У каждой есть собственное название. Хотя зачастую они чисто условны – как у нас названия улиц. В конце концов, если улица называется Ленинской, это же не значит, что она действительно имеет какое-то отношение к Ленину? Так и здесь.

Из архидемонов в Иреме живет только Пазузу. Да еще у Нъярлатхотепа есть что-то вроде запасной квартиры. А вообще все «угловые» демоны большую часть времени проводят в Кадафе.

Впрочем, тут хватает населения и без них. Есть башни, принадлежащие одному-единственному владельцу, но этих не так много. Большинство – «коммуналки», заполненные демонами до отказа. Возле каждой башни теснятся ряды полуразрушенных бараков – обиталища рабов. Даже у самого мелкого демона имеется хотя бы два-три раба.

Это поразительно нечистоплотный город. Демоны справляют свои естественные надобности прямо на улице. Здесь они едят, ходят в туалет, размножаются... Вы никогда не видели, как размножаются демоны? Тогда считайте, что вы ничего в этой жизни не видели. И я вам очень завидую.

Ирем можно условно разделить на кварталы. На окраинах обитают в первую очередь малые и мельчайшие демоны – то бишь надзиратели. Сейчас, например, я нахожусь в квартале маскимов – это подчиненные Азаг-Тота. Чем дальше к центру, тем эти твари крупнее и сильнее, но здесь, на окраине, они мелкие и слабые.

В отличие от большинства обитателей Лэнга, маскимам не приходится жаловаться на господина. Азаг-Тот не загружает их работой – просто не может. В результате за тысячи лет безделья эти демоны ужасно разболтались, задрали нос и держатся на особицу от остальных. Хотя маскимам очень хочется, чтобы Азаг-Тот вновь обрел тело – а то в последнее время все упорнее ходят слухи, что их передадут Шаб-Ниггурату. А уж этого точно не назовешь добрым и снисходительным! Из своих подчиненных он выжимает все соки!

Еще тут есть кварталы будх, алуа, Погонщиков Рабов, Тощих Всадников Ночи и множества менее распространенных подвидов. Ближе к центру находятся башни низших из Господ – эг-мумий, рядовых дьяволиц, адских духов. В данном случае «адский» употребляется в переносном значении, к Аду они не имеют отношения.

Утукку в Иреме почти нет – это полудикие существа, и даже такая анархическая цивилизация кажется им слишком... давящей, что ли. Они равномерно распространены по всему Лэнгу. В Ледяном Царстве живут ш’хиды и ш’хукатаны, в Глубинном – ш’аа и ш’зины, в Мертвом ш’во. А обычные утукку, те, что похожи на ксеноморфов, встречаются где угодно.

Гулять по улицам Ирема приятно и весело... если ты архидемон. А вот попробуй-ка тут прогуляйся кто-нибудь помельче рангом – обязательно огребет полные карманы проблем. Вот, как раз пример – какой-то алуа забрел в чужой квартал. Тут же подскочили местные ребята, спросили, какого он тут забыл, а для профилактики врезали разка два... топором по шее. А потом скушали то, что получилось. В Лэнге царят свободные нравы.

В квартале маскимов я стараюсь надолго не задерживаться – эти проклятые копрофаги разводят ужасающую вонь. Меня это, конечно, не беспокоит, но всех остальных – еще как! Не все демоны любят такие запахи.

То, что в Иреме нет и намека на хоть какое-нибудь дорожное покрытие, меня тоже не беспокоит, я привык к местному снегопеплу. Но в квартале маскимов он еще и пропитан толстым-претолстым слоем навоза. Ходить очень противно. А еще у них везде торчат каменные статуи – идолы Азаг-Тота. Молятся, чтобы господин к ним вернулся. Что ж, каждый развлекается, как умеет...

Завернув за угол, я едва не споткнулся о двух детей, расположившихся буквально на дороге. Один – нормальный человеческий ребенок. Второй – детеныш маскима. Уродливый, как то, что они едят. Похоже, играют в какую-то игру.

Маскимы – духи, они бесполы и не могут размножаться, как обычные живые существа. Новые маскимы появляются, когда один из них вселяется в беременную женщину – ее ребенок рождается уже не человеком. Они вообще очень часто вселяются в людей – им это необходимо, чтобы расти. Как известно, существует семь рангов маскимов. И для того, чтобы подняться в ранге, маским должен «окуклиться» внутри живого человека. Чем дольше он пробудет в состоянии «куколки», тем легче пройдет превращение, поэтому эти демоны обычно избирают самых молодых и здоровых особей, чтоб подольше прожили. Переход от первого до седьмого ранга может занять много веков и всегда уносит ровно семь человеческих жизней (считая самую первую – младенца, умерщвленного для того, чтобы маским вообще мог родиться).

- Что ты делаешь? – сурово спросил я, заметив, что мой сородич (бывший) хнычет и отбивается от демоненка.

- Я его угощаю, а он не ест! – обиженно ответил маленький маским, запихивая в рот человеку еще один кусочек лакомства.

Да, обида неудивительна – демоненок, похоже, кормит товарища по играм своим любимым блюдом. Навозными шариками. На Земле дети измываются над котятами и щенками, а тут демонята мучают детей... есть в этом некая высшая справедливость.

Я попытался объяснить демоненку, что люди дерьмо не едят. Тот не поверил. Даже расхохотался – мол, неужели есть такие дураки, что отказываются от этой вкуснотищи?! Дядя Лаларту шутит, точно!

- Мастер Лаларту, пожалуйста, не ешьте моего раба! – с ужасом подскочил ко мне какой-то мелкий демон, заметив, что я наклонился над мальчиком.

- Маскима? – удивился я.

- Что вы, что вы, мастер, разумных существ запрещено держать в рабстве! – возмутился демон. – Человека, конечно! Не ешьте его, пожалуйста!

- Ладно, не буду, – попытался улыбнуться я.

- Слава Червю... – слегка расслабился демон. – Я так испугался... Я всего лишь бедный демон, мастер, мне не по карману каждый день покупать рабов... Если вы его съедите, я сегодня останусь без обеда...

Я почувствовал, как когти пытаются выскочить из пазух. Но невероятным усилием воли все-таки сдержался, твердя себе, что тут это совершенно нормально.

- Поганый маским! – заорал демон на демоненка. – Не смей кормить мою еду своей едой! Она же будет дурно пахнуть!

Я молча развернулся и зашагал, как сомнамбула, спеша уйти, пока демоническая кровь все-таки не заставила совершить непоправимое. За спиной демон продолжал ругать маленького маскима.

Башня Пазузу расположена на западной окраине. А Башня Бумаг (что-то вроде местного паспортного стола) в самом центре. Как раз нормально прогуляемся... только вот от маскимов лучше бы уйти побыстрее.

Вошел в кварталов Тощих Всадников Ночи. У этих еще ничего, все вполне прилично. Навоза, правда, тоже хватает – они держат в своих башнях уйму ездовой живности. Но тут эту дрянь, по крайней мере, вычищают. Опять-таки маскимы. Ну да, они убирают дерьмо по всему Ирему, и отвозят к себе – любят его очень. У меня в замке тоже работают три маскима – прирожденные золотари. Я, если честно, раньше думал, что эта профессия не нравится никому. А вот видите, как оказалось...

Площадь Желаний... Волшебное место, где исполняются все желания. В самом центре большой каменный помост со ступенями, а на нем возвышается белоснежная арка. Она ведет прочь из Лэнга... точнее, полностью наоборот. Уйти этим путем невозможно, зато попасть сюда проще простого.

Эта площадь – гениальная идея Носящего Желтого Маску. Пятьдесят лет назад наш верховный жрец додумался, как можно обеспечить Лэнгу стабильный приток новых свежих душ, да еще на совершенно добровольной основе. Идея проста, как апельсин.

Листовки. Именно так – самые обычные листовки с приглашениями. Конечно, не все так просто. По сути, это тот же фокус, что был использован против меня в Москве. Пишется много-много листочков с одним и тем же заклинанием, и наугад вышвыривается в окрестные миры (это не слишком сложно). Большая их часть пропадает впустую, но какой-то процент попадает в руки разумных существ, обладающих душой. И вот тут начинается самое интересное...

Каждая из таких бумажек – простейший контракт по купле-продаже души. Причем составлен он поразительно хитро – Лэнг поднаторел в юридической казуистике. Итак, все, что от вас требуется, так это прочесть вслух две короткие фразы. Там и заголовок стоит: «ПРОЧТИ ВСЛУХ». Разумеется, внизу есть предупреждение о том, что сделав это, вы передаете все права на свою душу Лэнгу, а в обмен получаете одно желание. Только написано это предупреждение на Наг-Сотхе... вот вы, например, читаете на Наг-Сотхе? Само заклинание и заголовок – дело другое, они специально зачарованы так, чтобы прочесть их мог любой, даже совершенно неграмотный.

Так вот, предположим, вы неосторожно выполнили то, о чем вас попросили. Что дальше? Дальше перед вами предстает совершенно безобидный мелкий демон и вежливо просит сообщить, чего вы желаете. Конечно, вас сразу предупреждают, что возможности Лэнга не безграничны... но очень велики. Вот, по сути, и все – больше от вас ничего не требуется.

Рядом с белой аркой растет огромное сухое дерево с белой корой. А вокруг него обвивается исполинская белая змея. Это Скор – седьмая Эмблема Йог-Сотхотха. Именно он курирует данный план, и именно он отвечает за то, чтобы желания исполнялись качественно и в срок. Конечно, в этом ему помогают сотни демонов. У всех у них предельно узкая специализация – каждый может что-то одно, но зато уж так, что заткнет за пояс кого угодно. К примеру, один демон может обучить любому языку, но больше ни на что не способен. Другой с легкостью вызывает землетрясение, но не сможет сдвинуть даже перышка. Третий может вывалить вам на голову мешок золота, но уже с серебром у него ничего не получится. Вот примерно так.

А теперь самое интересное – что происходит с бедным халявщиком после того, как его желание исполнится. Да вот это самое и происходит – его засасывает сюда. В Лэнг. И отсюда ему уже никуда не деться – теперь он весь принадлежит демонам. Не только телом, как обычные рабы, но и душой. А это для Лэнга очень ценно.

Да пожалуйста, смотрите сами. Вот из арки выходит отдувающийся толстяк, волокущий на плечах сразу два мешка, набитых золотом. Похоже, нежданное богатство не слишком долго его радовало...

А вот молодая женщина катит перед собой тачку, на которой... больше всего это похоже на еще два огромных мешка. Ну что ж, не она первая совершила эту ошибку – захотела увеличить грудь, не уточнив, насколько именно.

А вот из арки выходит... чертовски похож на Ван Гога. Точно, Винсент Ван Гог, я как раз недавно видел портрет. И ухо отсутствует. Но откуда он тут... а-а-а, понимаю! Наверняка этот парень пожелал стать великим художником. И кто может сказать, что он им не стал? Правда, не в смысле таланта, но тут уж сам виноват – надо было выражаться точнее.

Именно так. Демоны Лэнга (да и любого другого Темного мира) никогда не упускают случая извратить высказанное желание. Если отыщется хоть малейшая возможность истолковать ваши слова двусмысленно, они ею непременно воспользуются. Истолкуют. Так ведь намного веселее. Конечно, с сильным магом они шутить не осмелятся – тот же Креол, например, за такие шуточки может и цепью хлестнуть, и в банку посадить... А вот поиздеваться над простым смертным – да хлебом не корми!

Что делать – большая халява почти всегда таит в себе подвох...

В Башне Бумаг меня моментально проводили к старшему канцеляристу.
Эта башня – всего лишь жалкий огрызок былой славы. Здесь занимаются статистическим анализом и реконфигурацией данных (и только не спрашивайте меня, что это означает!). Когда-то, тысячи лет назад, данное заведение было целым комплексом строений, в нем хранились имена бесчисленных легионов демонов, великие маги склонялись пред мощью Лэнга, окрестные Светлые миры трепетали перед ликом Азаг-Тота, а Темные искали его дружбы. Но теперь... теперь все работает скорее по привычке, чем из какой-то серьезной надобности. Правда, за последний век демоны начали претворять в жизнь новые планы, но до прежнего величия еще очень далеко...

Вору-Абса-Мааш, главенствующий здесь уже почти два столетия, выглядит довольно жалко. Он вдвое меньше меня, весь скрюченный, лицо больного Дауна, коротенькие ручки и ножки и совершенно никакого вкуса в одежде. К тому же этот напыщенный уродец говорит только на Ша-Ккине, его родном наречии. Хотя Наг-Сотх – официальный язык Лэнга, и уж административный работник, казалось бы, просто обязан его знать! Но нет – все, кто хочет попасть на прием, обязаны либо выучить язык Ледяного Царства, либо захватить с собой переводчика. К счастью, не так давно я позаботился о том, чтобы говорить на всех четырех языках – и всего-то понадобилось, что три вавилонские рыбки.

Я сурово уставился в эти нагловато-подобострастные глаза. Вору-Абса-Мааш демон мелкий, даже мельчайший, но в юстиции и бухгалтерии настоящий гений, поэтому ему и достался такой ответственный пост. Передо мной и прочими крупными демонами он стелется, как медуза, но подчиненные от своего директора буквально стонут. К тому же он редкостный похабник – у него огромный гарем, и он постоянно ищет возможности его пополнить, скупая всех красивых рабынь в Лэнге. Платит он щедро (золото в Лэнге не в цене, но своя денежная единица имеется). Правда, на последних великих празднествах Вору-Абса-Мааш здорово напоролся – попытался купить... вроде бы жену одного из послов, я точно не знаю. А та оказалась не робкого десятка и подбила незваному покупателю глаз. Тот попытался скандалить, но посол, кажется, был серьезным магом, и скандал заглох в самом начале. Старший канцелярист еще очень долго после этого ходил злющий и мучался простатитом.

Хотя он им и раньше всегда мучался.

- Господин Лаларту! – псевдорадостным голоском воскликнул Вору-Абса-Мааш, потирая сморщенные ладошки. – Какое счастье видеть вас! Присаживайтесь, вот и ваше личное креслице!

Этот лизоблюд держит у себя в кабинете кресла под задницы всех архидемонов. Мы ведь все разные, и большинство из нас на обычном стуле не усидит. Табуретка Нъярлатхотепа, например, больше похожа на какую-то авангардную статую.

- Доброе утро, - лениво махнул рукой я, убирая хвост назад.

- Доброе... что вы сказали?!! – в ужасе возопил уродец, забираясь под стол. – Утро?! Господин Лаларту, вы... вы серьезно?!!

- Да пошутил я, пошутил, сам посмотри, - хмыкнул я, отдергивая занавеси от окна.

Вору-Абса-Мааш выглянул наружу, убедился, что там по-прежнему глухая ночь, освещаемая лишь парой красных лун, и смахнул со лба пот.

- Господин Лаларту, чем я вас прогневил? – жалобно заскулил он. – За что вы так пугаете бедного чиновника?

- Оговорился просто, расслабься.

Состоявшийся разговор нуждается в пояснении. То, что в Лэнге всегда ночь, вы уже знаете. Солнца тут попросту нет. Поэтому слова «утро», «рассвет», «заря» и прочие, имеющие отношение к восходу солнца, очень нервируют местных жителей. Обычно, конечно, не так сильно, но Вору-Абса-Мааш существо трусоватое.

В Лэнге есть даже предание, что однажды над всем этим миром вспыхнет свет зари, и это станет началом Великого Рассвета. Так здесь называют Апокалипсис.

- Вольно, солдат, - хлопнул карлика по плечу я. Тот аж упал – я немного не рассчитал силу (а на самом деле – как раз рассчитал!). – Слушай, слушай, и не говори потом, что не слышал – зарэжу, да!

- Э? – кое-как поднялся с пола канцелярист.

- Йот’урраки. Эрангхо. Жрессар. Имена знакомы?

- Алуа из ю-гзераков, утукку из ш’аров, утукку из ш’хидов, - на автомате ответил Вору-Абса-Мааш.

Теперь понимаете, за что ему доверили такой пост?

- Что конкретно вас интересует, господин? – деловито спросил карлик, щелчком пальцев раскрывая возле себя пространственную складку и извлекая оттуда три пергаментных свитка.

- Все, - коротко ответил я, забирая досье.

- Попрошу! – взъерепенился Вору-Абса-Мааш, вновь щелкая пальцами. Свитки исчезли из моих пальцев и вернулись к нему. – Господин Лаларту, вы же знаете порядок – бумаги строжайше запрещено передавать в другие руки! Я вам бесконечно доверяю, но порядок, порядок... Что скажет Йог-Сотхотх?

- А что скажет Кальтенбруннер?! – возмутился я. – Ладно уж, читай сам. Все, что есть интересного.

- Тут много интересного... – задумался канцелярист. – Может быть, все-таки что-то более конкретное?

- Ну начни хотя бы.

- Так... Так-так-так... Ну, тут все вполне стандартно. Все трое состоят в одном легионе Шаб-Ниггурата, генерал Нанаксарра, третий да-барр. Утукку в первом наплыве, алуа во втором, поддержка девятой линии, проказа. Эрангхо отмечен б’рхса, был в седьмом налете на ак’кааба. Йот’урраки обладает правом на и-трегби, облечен властью Ирмуллиха...

Я почувствовал, что стремительно тупею. Армейская система Лэнга чрезвычайно сложна и запутана – я до сих пор толком не разобрался, как это все у них устроено. Рабан тоже.

- А, вот это вас, возможно, заинтересует, - дошел до конца свитков Вору-Абса-Мааш. – Все трое сегодня скончались. Значит, переносим в архив, в архив...

То, что смерть данных лиц уже отображена в бумагах, меня ничуть не удивило – в Лэнге такая система контроля и надзора, до которой не дошли ни Гестапо, ни НКВД. Каждое такое дело пишет себя само – любое мало-мальски важное событие в жизни рядового демона тут же отражается в архивах. Вот с шишками покрупнее такого, к сожалению, не провернешь – а то бы я просто посмотрел, кто из них послал ко мне... Хотя почему к сожалению?! К счастью! Если бы на архидемонов велись такие же дела, я никогда в жизни не смог бы подменить Лаларту! А без меня вся эта затея с завоеванием Лэнга изначально бессмысленна.

- Скромнее, патрон, скромнее! – укоризненно потребовал Рабан. – И без тебя бы управились.

- Но с трудом.

- Э? Господин Лаларту, я не совсем понял... – робко пропищал Вору-Абса-Мааш. – Может, мне сделать вам копии бумаг?

- Давай на всякий случай, - согласился я.

Канцелярист свистнул, вызывая демона-переписчика. Тот обмакнул коготь в чернила и застрочил на свеженьком пергаменте – еще вчера был кожей грудного младенца. Пятнадцать секунд, и три абсолютно идентичных копии лежат передо мной – на типографию тут не отвлекаются, демоны работают споро.

- Вот тут есть еще кое-что, - ухмыльнулся Вору-Абса-Мааш, доставая из пространственной складки глиняную табличку, испещренную клинописью. – Некто Склънтастар несколько дней назад спрашивал о тех же троих, что и вы сейчас, господин.

- Склънтастар? – не без труда повторил это корявое имя я. – Кто это?

- Эг-мумия. Интересует? Я мог бы дать вам эту информацию... но закон, закон, ах, закон против... да, это строго запрещено...

- А как закон отнесется вот к этому?

Я протянул ему крохотный позвякивающий мешочек. Вору-Абса-Мааш развязал тесемки, с наслаждением втянул носом воздух и с умильной улыбкой протянул мне табличку. Чиновничья братия везде одинакова, в любом мире. Они напоминают механические часы – точно следуют предписаниям и постоянно нуждаются в смазке.

А в мешочке валюта Лэнга – зубы. Именно так, в качестве денежных единиц тут используются самые обыкновенные зубы. Есть даже своего рода таблица сравнительной стоимости зубов разных существ.

Самые дешевые у людей – за целую челюсть вы сможете купить разве что кусок мяса. У демонических животных они подороже – клык лярвы или шилопаука стоит три-четыре человеческих. Будхи, утукку, Погонщики Рабов, Дикие Псы, Волки и прочие надзиратели уже могут считать себя богачами – каждый из них имеет возможность пару дней кутить на всю катушку, выбив себе все зубы. Ну а я презентовал Вору-Абса-Маашу добрый десяток кусалок настоящего демона, хотя и мелкого. Царская взятка – он мне теперь еще и должен.

Кстати, Вору-Абса-Мааш во время разговора то и дело бросал жадные взгляды на мою пасть. За зуб Лаларту в Лэнге можно приобрести... да проще сказать, чего за этот зуб нельзя приобрести! А если учесть, что утраченный клык отрастает у меня заново где-то за неделю... да, я мог бы недурно зарабатывать на этом. Впрочем, экономика в Лэнге находится в зачаточном состоянии, и тут богатство может приносить разве что моральное удовлетворение.

- Ох, господин Лаларту, как же я мог забыть! – спохватился карлик, заметив, что я разворачиваюсь к дверям. – У меня же есть кое-что специально для вас – пришло с последней почтой! Сейчас, сейчас я поищу, не извольте беспокоиться!

Почта? Мне? Да еще сюда, в Ирем? Так сказать, «до востребования»? Интересно, и что бы это могло быть? Ума не приложу. Письмами в Лэнге вообще не слишком злоупотребляют – у них есть простая и быстрая телепатическая связь. К примеру, Шаб-Ниггурат в любой момент может переговорить с каждым из своих солдат, Носящий Желтую Маску – со своими разведчиками, а Йог-Сотхотх – вообще с кем угодно. Конечно, вне этого мира связь рвется, но здесь...

Правда, у Лаларту ни с кем такой связи не было – он не владел даже зачатками телепатии. Еще одна причина, по которой Инанна выбрала именно его. Было бы довольно странно, если бы я вдруг оборвал линии со старыми связниками... к счастью, их не существует в природе.

Так что письма мне доставляют вручную – тут есть и такой вид почты. Послание просто вручается ближайшей Птице Лэнга, и та закидывает его адресату. Хотя ко мне они летать очень не любят, да и нельзя этим макакам доверять что-то важное – всем растреплют. Вот и пришлось моему неизвестному шантажисту прибегнуть к услугам Пазузу...

- Прошу простить, господин Лаларту, что-то я никак не могу... – сконфуженно рылся в своем карманном складе Вору-Абса-Мааш. – Будьте так милостивы, обождите еще минуту-другую...

Я молча хрустнул всеми сорока двумя пальцами. Карлик нервно содрогнулся – кто в Лэнге не знает, что такое когти Лаларту? И кто пожелает испытать их бритвенную остроту на себе?

За окном послышались приглушенные крики. Я оперся на подоконник, с интересом глядя на творящееся внизу. Там между башнями несся совершенно голый мужик с гитарой наперевес. Хорошая гитара...

Что это за чудик такой, хотелось бы знать? Точно не демон – среди демонов есть человекоподобные, но их все равно нетрудно отличить от людей. Достаточно лишь слегка приноровиться. И не раб – тутошние рабы нагишом по городу не бегают. И продавшим душу он быть не может – тех тоже нетрудно отличить. М-да, необычный фрукт...

Додумать я не успел – мужика наконец-то догнали. За ним мчалась целая кавалькада разномастных демонов, и вот они прижали его к одной из башен. Несчастный прикрыл срам гитарой и, кажется, попытался взять пару аккордов... но больше он ничего не успел. Исчез под лавиной когтей и клыков, в считанные секунды превративших его в клочья.

Скорее всего, это был начинающий маг, неосторожно забредший в Темный мир. Типичный случай – научится парень (или девка) паре фокусов и сразу задирает нос. Мол, теперь круче меня только гора Монблан, да и то ненамного! И все – море по колено, сразу лезет на медведей с кулаками. Хорошо, если рядом есть более опытные и умелые товарищи (а лучше учитель), тогда еще как-то обходится. А чересчур храбрые юнцы-одиночки обычно долго не живут.

Тут ведь оно как – крутость крутостью, талант талантом, но опытом тоже пренебрегать нельзя ни в коем случае. А первый опыт – он самый дорогой. И обходится порой очень дорого. Для мага особенно – вот вы думаете, почему среди сильных магов совершенно нет молодежи? Да все потому же – потому что без опыта, знаний и тренировок одинокий талант ничего не стоит. Молодой маг – это такая же редкость, как молодой профессор квантовой физики. А архимаг моложе сорока – это вообще нечто из разряда детских сказок.

Так что если смотреть с этой стороны, мне здорово повезло, что я заполучил Рабана. Хоть он и подкалывает меня каждую свободную минуту, без его советов и подсказок жизнь была бы заметно сложнее.

- Вот именно, патрон! – не преминул влезть в чужие мысли проклятый керанке. – А ты меня совершенно не ценишь!

- Да ценю, ценю, успокойся... – рассеянно отмахнулся я. А все-таки – почему он был голый?

- Э? – поднял голову Вору-Абса-Мааш, доставая запечатанный конверт. – Вы что-то сказали, господин?

- Мысли вслух. Это оно и есть?

- Оно самое, оно самое, господин. Извольте получить, - расплылся в умильной улыбке уродец.

Я торопливо разрезал конверт прямо когтями – запечатали его на совесть. На душе скребся червячок нехороших подозрений...

И они не замедлили сбыться: в конверте обнаружилась одна-единственная коротенькая фраза – «Я слежу за тобой!».

Глава 21


1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   26


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница