А. Н. Резанова Семантические отношения внутри дисфемистических преобразований



Скачать 84.58 Kb.
Дата20.11.2016
Размер84.58 Kb.

А.Н. Резанова

Семантические отношения внутри дисфемистических преобразований.

Поскольку в основе всех семантических преобразований, в том числе и изменений наименования (семантических трансформаций) лежат формально-логические отношения между понятиями, определить семантические трансформации можно, исходя, прежде всего из типов этих связей, отражающих ассоциации, способные возникнуть в сознании человека. В.Г. Гак выделяет пять основных отношений между понятиями: равнозначность (совпадение объемов двух понятий); внеположенность или исключение, контрадикторность, подчинение или включение, перекрещивание или пересечение (Гак, 1963: 12). Им соответствуют пять основных семантических процессов и типов трансформации наименования: отношения равнозначности, отношения внеположенности, отношения контрадикторности, отношения подчинения понятий (порождающие два противоположно направленных семантических процесса: расширение или сужение), отношения перекрещивания.

Универсальность семантических трансформаций, основывающихся на операциях с понятиями, подтверждается психолингвистическими экспериментами, а также тем, что они обнаруживаются всюду, где имеет место изменение наименования. Действительно, везде, где идет речь о семантических связях слов или замене названий, выступают одни и те же закономерности преобразования, определяемые логическими отношениями понятий.

Теперь попытаемся рассмотреть, какие виды семантических отношений характерны для преобразований в рамках дисфемии.

Как известно, с семантической точки зрения дисфемия представляет собой процесс переименования, если выражаться точнее: негативного именования денотата. Однако для дисфемии характерной чертой является сохранение денотата, то есть процесс изменения происходит в коннотативном компоненте. В случае дисфемии денотат может быть как отрицательным или нейтральным. Рассмотрим первый вариант:


  1. отрицательный денотат: в основе дисфемии заложено некоторое понятие, изначально оцененное социумом как пейоративное. К числу подобных понятий относятся: смерть, болезни, человеческие пороки и прочее. Таким образом, употребляя дисфемию, говорящий усиливает негативную составляющую этого понятия. Возьмем, к примеру, английское слово: «prostitute», в качестве потенциальных дисфемизмов для обозначения такого социального статуса могут употребляться следующие сленгизмы и вульгаризмы: «slut, whore, hustler, judy, hackette» (ODMS) и множество других. Ср. также: «fool» - «half-ass, half-cut, mug, muggings, motor mouth, poop-stick» и др. (ODMS); fuck-up a mess, muddle; fairy – male homosexual; clobber – clothes.

«The sort of half-assed dottiness they dish out in West End comedies». (Observer, 8.12.2006)

Этот пример является выдержкой из статьи, посвященной критике современной кинематографии. Учитывая статус журнала, вульгаризм «half-assed», означающий «Ineffectual, inadequate, mediocre; stupid, inexperienced», служит основой для образования дисфемии.

Другая сфера человеческих пороков затронута в приведенном выше примере: дисфемизм «crocked» - «Drunk, origin from the verb crock, to collapse, disable», употреблен в критической статье, посвященной премьеры спектакля в New York Metropolitan Opera.

«Rents as high as $52 a month for crappy quarters» (Weekly Guardian, 5.2005).

Прилагательное – вульгаризм «crappy», несущее значение «Rubbishly, inferior, worthless, disgusting» бесспорно является дисфемизмом, так как употреблено в престижном публицистическом издании.

«Between the ages of fifteen and twenty he had been a rent boy, a boy prostitute living and working» (Daily Telegraph, 11.10.2005).

Пример взят из статьи, тема которой «мужчины в модельном бизнесе». Вульгаризм «a rent boy», имеющий значение «A young male homosexual prostitute», использован для придания изложению эмоционального негативного оттенка.

Таким образом, подобный вид отношений внутри дисфемистических преобразований можно определить как интенсификацию негативности, априори характерную для денотата.



  1. нейтральный денотат: понятие, заложенное в дисфемизме относится к нейтральным. Таковыми являются: обозначения национальной принадлежности индивидов, наименования некоторых государственных учреждений, должностей или профессий, частей тела, а также множество предметов повседневного обихода. Вследствие некоторых социопсихологических установок, речь о которых пойдет в последующих главах, у говорящего возникает потребность в использовании дисфемистических выражений. То есть благодаря перефразу к нейтральным денотатам добавляется негативная коннотативность, которая и иллюстрирует само явление дисфемии. Уникальность этого процесса состоит в том, что денотат остается прежним, как и в предыдущем случае, однако в языковую игру вступает оценка со знаком «минус». Приведем примеры, подтверждающие наши рассуждения: возможным дисфемизмом для понятия «church» могут служить сленгизм: «a ring – ding God box», которое в случае употребления будет несомненно нести отрицательную оценку, выражать пренебрежение говорящего к религиозным институтам. Известны также случаи употребления сленгизма «fuzz» в значении «the police»; «funny farm» - «a mental hospital»; «fungus» - «a beard or other facial hair»; «faggot» – «woman»; clobber – clothes.

Сравним еще два примера:

«Enforcement agents blame Jamaican posses for some 500 homicides and… gun-running» (Boston, 5.10. 1997).

«Did you see the girls, when you were out there? … The sort of black velvet that sometimes makes me wish I wasn’t a policeman» (Chicago Tribune, 3.10.2002).

Интересно, что в настоящее время практически любое упоминание расовых меньшинств ведет к неизбежному возникновению дисфемии, это отчасти связано с набирающим обороты движением за политическую корректность: сленгизм «posses» в вышеприведенном примере несет значение «Black (esp. Jamaican) youths involved in organized or violent crime, often grugrelated. (from earlier sense, body of men summoned by a sheriff, etc. to enforce the law»; «black velvet» во втором предложенном примере означает «Offensive; a black-skinned or coloured woman, esp. as the sexual partner of a white man; such women collectively». В первом случае автор статьи прибегает к дисфемии, рассказывая о возросшем уровне преступности в среде афроамериканцев, во втором – вниманию читателей предстает интервью со служащим полиции, который в довольно грубой и оскорбительной форме отзывается о темнокожих американках.

«The most he needed was some bicarbonate of soda and a physic, not a croaker” (Punch, 3.06. 2004).

Этот пример показывает, как нейтральное понятие, обозначающее профессию врача, может приобретать в определенном контексте негативную оценку и, выражаясь в сленгизме «a croaker» - «A doctor, esp. a prison doctor. (from “croak” with ironic reference to the sense “kill”, also obscene slang crocus quack doctor, from the Latinized surname of Dr. Helkiah Crooke, a 17th century surgeon)», являть собой дисфемизм.

Необходимо отметить, что этот второй вид отношений внутри дисфемистических преобразований и отличает дисфемию от эвфемии. В последней, как известно, установлены лишь случаи замены пейоративного денотата мелиоративным (Н.И. Бердова, Л.В. Артюшкина, Г.Г. Кужим, И.П. Павлова, U. Giezek и др.). Таким образом, в выделенной вышеупомянутыми исследователями дихотомии «эвфемия – дисфемия» происходит определенного рода смещение в способе образования этих явлений, а именно – дисфемия, на наш взгляд, с семантической точки зрения представляет собой более сложную речевую единицу, исходя из критерия структурной организации. Действительно, из многочисленных примеров можно будет увидеть, что довольно большое количество понятий «поддается» дисфемизации. Причем этот процесс будет вынужденным не в силу культурных особенностей отдельно взятой нации, как в случае эвфемии, а будет вызван прагматическими интенциями говорящего вне зависимости от его национальных принадлежностей. В этой связи, можно говорить о том, что дисфемия функционирует как интернациональное и широко распространенное в современной речевой практики явление.

Исходя из вышеизложенных рассуждений, можно утверждать, что сам принцип выделения дихотомии «дисфемия-эвфемия» основывается на общности самого явления – переименования или перефраза в силу прагматических интенций говорящего. Однако отправной пункт для этого процесса может быть неодинаковым для двух явлений.

Таким образом, высказанные выше предположения о семантической природе дисфемии, позволяют прийти к важному заключению: имеются весомые основания для выделения чистых (устоявшихся) дисфемизмов и контекстуально обусловленных дисфемизмов.

Первые представляют собой употребление тех слов сниженного стиля, которые изначально являются дисфемизмами вне зависимости от условий контекста. К таковым, прежде всего, относятся так называемые «four letter words». Действительно, появление в дискурсе подобных слов всегда вносит диссонанс в речевое высказывание и является иррелевантным статусу говорящих. В этом можно видеть причину того, что во всех пособиях, посвященных разрешению конфликтных речевых ситуаций, рекомендуется избегать такие способы выражения своих мыслей.

С семантической точки зрения эту группу дисфемизмов составляют вульгаризмы, а также некоторые сленгизмы. Интересно, что в английском языке таких слов немного, однако тот спектр значений, которые они передают, поражает своим разнообразием. Итак, приведем несколько примеров: во-первых, к вышеобозначенной группе относится вульгаризм «fuck» и всевозможные от него производные «fuck about (to fool about, mess about), fuck off (to go away; also an expression of contemptuous or angry rejection), fuck up (to make a mess of; to blunder, fail), fuck-all (absolutely nothing), fucker (one who copulates; also a general term of abuse), fucking (used as an intensive to express annoyance)», также вульгаризм «ass» и образованные от него «ass-bandit (a sodomite; also a male homosexual), ass-end (the near part or end), ass-hole (a stupid or obnoxious person) или asshole of the universe (an unpleasant or godforsaken place), ass-licking (toadying) или ass-licker (a sycophant, toady; an obsequious hanger-on), to have one’s ass in a sling (to be in trouble), ass-kiss (to flatter,truckle to)», из чистых дисфемизмов также можно выделить «dick» - male sexual organ, «slag» - an objectional or contemptible person, «slut» или «whore» - а promiscuous or unprincipled woman; a prostitute» и прочие. В русской лексикологии подобные слова называются «ругательства, инвективы или деррогативы».

Вторую группу контекстуально обусловленных дисфемизмов составляют любые лексические единицы, большинство которых относится все же к лексике сниженного стиля: жаргонизмы, сленгизмы, просторечия и. др. лексические единицы, которые в определенных условиях контекста функционируют в роли дисфемизмов. Подробнее такие условия будут рассмотрены в третьей главе, посвященной изучению собственно прагматики дисфемизмов. В настоящих целях важным являлось выделить эти группы дисфемизмов: чистые и контекстуально обусловленные в семантическом аспекте, но поскольку дисфемия – явление речевое, соответственно рассмотрение одной его характеристики неизбежно вызывает экстраполяцию на другую.

В этой части работы автор намеренно не приводит примеров, иллюстрирующих отмеченные выше лексические единицы в функции дисфемии, поскольку достаточно объемный корпус примеров будет исследован в последующих параграфах.

Возвращаясь к теме семантических отношений, выделенных В.Г. Гаком, можно с уверенностью утверждать, что в способах образования для появления дисфемизмов характерны четыре вида связей:



  1. отношения лексико-семантической равнозначности;

  2. отношения смещения;

  3. процессы семантического сужения;

  4. отношения перекрещевания.

Таким образом, из приведенных выше видов легко заключить, что отношения контрадикторности явлению дисфемии не присущи.

Необходимым теперь представляется проследить, как все четыре вида лексико-семантических связей функционируют в процессе дисфемизации и, каким удивительным способом они нередко переплетаются, образуя сложные комплексные тандемы и даже триады.

Итак, отношения лексико-семантической равнозначности характерны для дисфемии, прежде всего в силу самого процесса, априори заложенного в этом явлении – переименования. Как уже отмечалось ранее, денотат, точнее само понятие, заложенное в лексической единице при дисфемистическом перефразе, не меняется, добавляется лишь дополнительная отрицательная оценочность. Вследствие чего можно говорить о наличии синонимических рядов, т.е. из ряда лексческих единиц: дисфемизмов – недисфемизмов говорящий делает выбор в пользу первых. Однако основным отличием дисфемизмов от синонимов является то, что дисфемия, появляясь при определенных обстоятельствах дискурса, представляет собой прагматически обусловленный процесс вторичной номинации. Таким образом, синонимия и дисфемия соотносятся друг с другом как единицы языка и единицы речи соответственно.

Рассматривая отношения смещения, можно сказать, что их присутствие в дисфемии тоже является довольно частотным, поскольку наличие фразеологических единиц в составе дисфемии не редкость. Примечательно, что говорящие иногда в процессе коммуникативного акта изобретают фразеологические сочетания, проявляя талант словотворчества. При выделении конкретных способов дисфемизации из примеров будет видно, каким образом реализуются эти процессы в говорении.

Отношения сужения, как было отмечено ранее, характеризуются добавлением коннотативного, оценочного компонента лексической единице. Таким образом, можно сделать вывод о том, что отношения сужения присутствуют в каждом дисфемистическом выражении, а точнее являются неотъемлемым компонентом в сложной цепи образования дисфемизмов.

И, наконец, отношения перекрещивания также возможны при образовании дисфемизмов. Действительно, нередко можно встретить метафорические и метонимические варьирования в дисфемистическом дискурсе.



Таким образом, рассмотрев, виды семантических отношений внутри дисфемистических высказываний, можно прийти к выводу, что главенствующим типом является сужение. Именно в этом виде отношений и заложен основной механизм функционирования дисфемизмов в речи: происходит замена нейтрального значения эмоционально окрашенным, несущим отрицательную оценку денотата.

Что касается, других трех видов лексико-семантических отношений, а именно отношения равнозначности, смещения и перекрещивания, то они по отдельности представляют собой вспомогательное средство для образования собственно дисфемистических выражений.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница