А. И. Иконников сообщил из Скерневиц о нем следующее: Мубаракшах с неделю тому назад (5 июля) был у меня. Он вернулся в полк, но не служит. Его, как он говорит, освободили на год на поправку. Я как-то писал вам, что



Скачать 261.25 Kb.
Дата01.05.2016
Размер261.25 Kb.
НИОР РГБ. Ф. 345. Карт. 51. Ед. хр. 1. Материалы об отказе от военной службы

Мубы-Галшах-Гадильши-Оглы Гадыльшин (Мубаракши). 18 л. машинописные копии.

Мубаракши гадыльшина

1
Мубаракша Гадыльшин МЮ дело на всю компанию, он там есть 1886 г.р. , крестьянин Лаишевского уезда Казанской губ.



Отказы от военной службы в 1906 г.

Муба-Галшах-Гадильша-Оглы.
Муба-Галшак-Гадильша-Оглы – член Староверческого Ваисовского Божьего полка, исповедующий св.свтой или священный Ислам» магометанской религиозной суннитской секты аглисоннот-увал-джамаат убрать суннитской суниннскойсуннитской, исполняет магометанский обряд по постановлению святого Корана.

Муба-Галшах мубаркша призывался в 1906 г. в Казани. Он отказался от военной одежды, отказался стать в строй, взять в руки винтовку и сказал командиру полка: «Нам грешно служить, мы Божьяго полка». На вопрос командира: «Кто же у вас командир полка?» - он ответил: «Тот, кто сотворил небо и землю, всю вселенную – всемогущий Творец-Бог» и затем сказал еще: «Мы можем молиться за всех людей».

Во время чтения приговора на суде он повернулся спиной к судье и стал молиться Богу.

А.И. Иконников сообщил из Скерневиц о нем следующее:

«Мубаракшах с неделю тому назад (5 июля) был у меня. Он вернулся в полк, но не служит. Его, как он говорит, освободили на год на поправку. Я как-то писал вам, что полковое начальство сочло его немного в роде ненормальным и отправило в Варшаву. В Варшаве он лежал в военном Улездовском госпитале, в палате сумасшедших. Старший врач госпиталя признал его, как говорит Мубаракшах, неспособным к военной службе, а присутствие (и он не знает какое) отпустило его на один год на поправку. Из полка он еще не уехал, но должно быть скоро уедет к себе в Казань. Просил передать вам его привет. На вопрос мой к нему: «Ну а на будущий год служить будешь?» - «О, что твоя говорит», - в ужасе и с удивлением ответил он. И мне неловко сделалось за себя, но как бы не растерявшись говорю ему: «В таком случае на будущий год постарайся судиться за отказ, а не за не исполнение приказания – как на этот раз». – Да, моя скажет, что я отказываюсь от военной службы, - говорит он (И.Ф. Наживину – 11 июля 1907 г.)

2

И.А. Беневский – Чертковым (13 марта 1907 г.)



Ст. Дубровка Р.О. ж.д.
Глубокоуважаемый и дорогие Владимир Григорьевич и Анна Константиновна. Прежде всего извещаю вас о получении мной из Москвы от Вашего имени 100 (ста) руб. на помощь пострадавшим и от лица всех их благодарю Вас. Благодаря отказанной помощи у меня завязалась очень интересная переписка, и я узнал более подробные сведения о каждом их тех, кому была оказана помощь. Каждый из них сообщил некоторые подробности из своей жизни, своего отказа, суда и дальнейшей участи.

1) А.И. Иконников – человек развитой, довольно хорошо грамотный, читающий с интересом книги серьезного содержания, - отличается большой твердостью убеждений, проникнутых вполне христианским духом любви, терпения и кротости, что особенно ярко выражается в его отношении к начальству и вообще виновникам его заключения, которое он переносит легко, благодаря хорошему настроению.

2) Ив. Куртыш – человек малограмотный, менее развитой, еще недавно только понявший христианские взгляды, но тем не менее решившийся с большой твердостью проводить их до конца. На суде он ответил решительным отказом от военной службы, за что осужден на пять лет в арестантские роты с лишением прав. Отбывает заключение в Варшаве на гауптвахте Александровской крепости.

3 и 4) Федор Корнеевич Мокрый и Кузьма Корн. Молосай, отбывающие тюремное заключение в Херсонской губернской тюрьме – оба иеговисты. Они отказались от какого бы то ни было участия в военном деле – даже в работах – основываясь на св. писании. До заключения в тюрьму им пришлось перенести нечто вроде пыток в дисциплинарном батальоне.

5) Затем получил еще об одном человеке интересные сведения. Делаю выписку из письма Иконникова. «Посадили ко мне в общую камеру, где и я сижу, одного татарина, который отказался от военной службы (он этого 1907-го года). Звать его – Муба-Галшах-Гадильша-Оглы. Впечатление он производит человека тихого, кроткого, доброго, любящего. Он член «Староверского Ваисовского Божьего полка», исповедующий «св. ислам» Магомет. религ. секты «аглисоннот-увальджемагат-Сунитской». выбрать один вариант джемагатИсполняет магометанский [обряд так в тексте] по постановлению святого Корана. Он
3

отказался от военной одежды, стать в строй, взять в руки винтовку, и сказал командиру полка: «Нам нельзя служить, нам грешно служить, мы Божьего полка». На вопрос – кто же у вас командир полка? – ответил: «Тот, Кто сотворил небо и землю и всю вселенную – Всевышний творец – Бог». и затем сказал еще: «Мы можем молиться и молимся Богу за всех людей». Во время чтения приговора на суде он повернулся спиной к судьям и стал молиться Богу». Даю нарочно такую подробную выписку, т.к. меня крайне заинтересовал такой случай с «магометанином» - тем более, что он не один, а является представителем целого направления в магометанстве.

Пока до свидания. Напишите, пожалуйста, о ваших планах на приезд в Россию. От души желаю вам всего хорошего. Привет Алеше и Диме.

Искренно уважающий и любящий вас И. Беневский.


Приговор над сестрой утвержден и ее уже отправили из Москвы в Мальцевскую каторжную тюрьму в Забайкальский округ, близ г. Нерчинска. Сестра чувствует себя здоровой и с бодрым духом переносит все неудобства в дороге. Последняя весть была из Иркутска.
4

Ваисов. Казань. 28 июня 08 г.


Всего мира государственный молитвенный дом миктяб гирфан,

т.е. мусульманская академия в Казани их не любят просто пуритане

и автономное духовное управление и Канцелярия сотрудника всего мира духовного отца Сардара Староверского О-ва Мусульман Ваисовского Божьего полка. В г. Казани по 5-й части. Существует с 1862 г.
Милостивый Государь, великий писатель, господин Лев Николаевич ТОЛСТОЙ.

Считаю священным долгом принести великому писателю, Вашему Сиятельству, мою искреннюю благодарность за присланные мне Вашего сочинения неоцененные книги и за Ваше сочувствие и внимание.

Я получил в Мае м-це, но я пред Вашим Сиятельством извиняюсь, что до настоящего времени не мог сообщить о получении. С моей стороны заслуживает причиной то обстоятельство, повременить – это – священного долгу. Я очень был занят общественной работой, потому что я не имею никакой посторонней помощи в нашем духовном правлении. Благодаря нашему Староверскому Мусульманскому Обществу Ваисовского Божьяго Полка распространен по всей местности России… И о ней во всех отношениях обращаются в нашем автономном правлении Махкямяи Шаргия-и мусульманский шариатский суд Мухамадия Канцелярии Сардара Ваисова, как известно исполнителя природного духовного Божьего издания, святой закон мы ваисовский Божий полк мусульман староверы, ни в каком отношении не подчиняющиеся светским властям, кроме духовно-верховной власти согласно Божьего издания святой закон Каранильмезит-и Шариат Мухаммед.

Сего года в конце апреля в г. Казани в наше духовное правление у меня Сардара Ваисова лично посетил господин Иван Федорович Наживин. Приехал из Москвы, как он госп. Наживин объяснил, что заинтересовало наше обстоятельство Ваше Сиятельство Льва Николаевича, и он приехал по вашим предложениям и в подробности расспрашивал о наших обстоятельствах и убеждениях, хотя в такое краткое время невозможно было объяснить и ознакомить о всех убеждениях или о прошлых наших встреченных неописанных бедствий за исполнение наших религиозных убеждений со стороны светских властей и от невежих народов; но все-таки нашими обстоятельствами кой-какими более важными заинтересовавших госп. Наживина, по всей вероятности – ознакомился; а что нужно от нас – я дал слово быть слугою сообщить письменно, а после отъезда


5

госп. Наживин точно же прислал в наше духовное правление из Москвы для ознакомления разных книг; но только к сожалению я, Сардар Ваисов, плохо знаком с русской литературой, потому что я неученый; не потому что я сам не учился по своему желанию, или не учили мои родители, а на это причина заслужила то обстоятельство, а, именно, судьба Божия, потому что с 4 лет я остался сиротой от всех моих родителей и некому было дать меня на учение.

Как известно, в 1884 г. в г. Казани собственные наши дома и неоценные наши богатства разгромили и уничтожили до праха и до настоящего времени неизвестно, а самого нашего духовного отца Ваисова заключили в сумасшедший дом, и он находился до 1893 г. жив и здоров. А последователей его всех сослали в разные места Сибири и на каторгу, а остальных, где только оказались, разорили и избили; но благодаря Вселенному Великому Богу, Бог – за правду и с правдой. В настоящее время наше имя и титулы распространяются по всему миру. Хотя я, Сардар Ваисов, сам неученый, не учился нигде, но ученых я очень от души люблю и учиться, т.е. ученых именно по Божьяго издания святую науку Гирфан. И от Великого Бога я молюсь день и ночь, чтобы в скором времени Бог великий дал бы мне успех в моем старании за правду и послал бы мне помощь, чтобы основать и открыть для нашего Божьяго Полка великую мусульманскую академию и учить Божий народ обоего пола по божьему изданию святой науки Гирфан и распространять в мире Божием между всеми божиими народами правду и справедливость и благоденство, потому что Бог великий в своем писании сказал так: (по-татарски).

Согласно божьяго издания последний Божий посланник пророк Божий Мухаммед (по-татарски)….

В вышеизложенном арабском тексте 14 веков до ныне сказано великим посланником Божиим Мухаммедом по-татарски, т.е. мир существует на четырех тумбах или предметах: 1) Духовенство, ученый божьими науками и исполняющий по буквам божью обязанность согласно Божьяго издания святой закон. 2) Их воспитанники власть наблюдающие справедливость между божьими народами по божьей науке. 3) Их воспитанники по божьей науке богатое купечество, распространяющее между бедными божьими народами своими капиталами благоденство. 4) Общий мир, божий народ бедный класс, поклоняющийся усердно великому Богу святыми молитвами для блага всего мира народу. Если из вышеизложенных четырех один не будет существовать в мире, то последним немедленно грозит великая опасность в мире Божием всему народу, спаси Бог великий своей милостью все божии народы
6

в мире от всех опасностей в этом и в будущем мире. Аминь, Аминь, Аминь.

Великий писатель Лев Николаевич, извините, что я, Сардар Ваисов, изложил бессмысленно это мое письмо, я избегаю всем моим старанием, чтобы Вас не обидеть лишними словами или с моими неаккуратностями, а в случае что-либо окажется бессмысленно в моем письме, тоя прошу Вас простить меня. Молюсь Богу за Вас, чтобы Бог послал вам доброго здоровья на долгие лета и бодрость и вознаградил бы вас спасениями Божиими вашу душу.

Искренно преданный слуга с почтением к Вам (по-татарски).


7 То же: НИОР РГБ. Ф. 345. К. 47. Ед. хр. 6. Лл. 28-37.
ОТКАЗ ОТ ВОИНСКОЙ ПОВИННОСТИ ТАТАРИНА МУБАРАКШИ

(Воспоминания А.И. Иконникова).


***

Когда я сидел еще на гауптвахте в Скерневицах, 26 февраля 1906 года прямо с суда привели Мубаракшу на гауптвахту. Посадили его ко мне, в общую камеру, уже приговоренного полковым судом к двум годам дисциплинарного батальона.

До самого суда Мубаракшу долго держали в роте. Это, конечно, не лучше, такое же почти заключение. А по моему мнении, даже хуже, потому что в тюрьме не испытываешь нравственной тягости, которую испытываешь в роте.

Как жилось Мубаракше в роте? Со слов солдат и моего друга Штифта, насилия над Мубаракшей начальство не делало, кроме принуждения на словах, служить, становиться в строй.

Мубаракша пользовался в роте относительной свободой. Куда хотел свободно уходил из роты. И начальство, видимо, не боялось того, что Мубаракша убежит, как, вероятно, не считало опасным и держать его в роте. Это исключение, допущенное начальством по отношению к Мубаракше объясняется, вероятно, тем, что Мубаракша свой наружностью другого [?дурного?] впечатления на начальство не производил, т.е. того, когда начальство ни с того, ни с сего вдруг считает нужным запереть на гауптвахту. Кроме того, Мубаракша не знал русского языка, на котором едва говорил, едва
8

осиливал сказать несколько русских слов. И потому полковое начальство поняло, что ничего неприятного на благополучие роты не получится о того, если держать в роте немого, каким почти являлся Мубаракша. Он прожил в роте именно так: молча, в стороне, в невольно уединении все два месяца, со дня прибытия в полк – до суда. Со своими татарами в роте Мубаракша не говорил, по другим хотя причинам. Потому что они презирали его и не хотели с ним говорить. Но Мубаракша не обижался на них, как он мне после рассказывал. Татары были очень настроены против того, что он отказывается от военной службы и принадлежит к еретическому мусульманскому обществу. Русские солдаты, как мне передавали, шутя подтрунивали над татарами, что, «мол, Мубаракша, вас только срамит». Татары и без того были недовольны Мубаракшой, считали его «поганым». Как мне объяснили, татары словом «поганый» выражают степень глубокого презрения.

Многие русские солдаты пытались с Мубаракшой говорить. – Это ведь интересно, татарин отказывается от военной службы – почему? Но Мубаракша, к сожалению, ничего не мог им рассказать, ни даже отвечать на русском языке. А как он говорил по-русски, оно не понятно.

При Мубаракше на гауптвахте находись интересные бумаги, род документов, официальные, с печатью их общества, которые были выданы Мубаракше его мусульманским обществом Божьего полка и возвращенные Мубаракше полковым начальством после того, как оно прочло их.

Я думаю, что бумаги эти выданы Мубаракше его обществом для того, чтобы ими облегчить, по возможности, трудность его положения при его отказе, в том отношении, что Мубаракша не знает русского языка. А бумаги отпечатаны на русском языке, шрифтом
9

скоропечатной ручной машины. Если для этого, то в этом отношении бумаги его достигли своих целей и Мубаракша был понят, кто он, его религиозные верования, его общество, причины, по которым он отказывается от военной службы и т.д.

Копии с его бумаг я тогда переписал и переслал Ивану Фед. Наживину. Но на память о Мубаракше себе я сделал некоторые выдержки из его бумаг, которые нашел более важными. Выдержки эти следующие:

1) Член староверческого Ваисовского Божьего полка Мубаракша Годильша Оглы.

2) Вероисповедание: Святого Ислама магометанского.

3) Религии: Ханафей Имам Агзамской.

4) Секты: Аглисоннат Увальджемагат Суннитской.

5) Обряд, как есть магометанский по правилам святого Корана.

6) Канцелярия духовного отца Ваисова, сотрудника всего мира, староверческого мусульманского общества, сущ. с 1862 г. в г. Казани.

7) Печать: Сардар Ваисовского Божьяго полка староверческого общества мусульман.

8) Осужден 26 февраля 1907 г. полковым судом к 2 годам дисциплинарного батальона, но по комиссии врачей освобожден и отправлен на родину.
Гауптвахта 38 пех. Тобольского полка г. Скерневицы.
***
Сейчас шесть лет прошло с тех пор, как судили Мубаракшу. Он из Казанской губернии. Призывался в военную службу в 1906 году.

10

Наружность Мубаракши татарина Уфимской или Казанской губ. откомм с бритой головой. Он среднего роста, плотно сложен, чуть сутуловат. Лицо широкое, загорелое, грубое. Нос средний, но широкий и толстый. Губы толстые. Глаза карие. Взгляд спокойный. Одет в татарской полинялой поддевке. На голове круглая низкая шапочка из материи, такая же поношенная и порыжелая, как и поддевка. Под шапочкой на голове вторая нижняя мелкая шапочка, ермолка. Обут в кожаные тонкие чулки и кожаные калоши. Походка его неторопливая, но легкая. Разговаривает охотно. Наблюдая его, когда он спорно говорил на гауптвахте с солдатами татарами, Мубаракша так не горячился и не волновался, как его собеседники.



Мубаракша очень религиозный и мусульманских обрядов он не оставляет и на гауптвахте. Где все русские так все оставляют и воображают себя неверующими с таким видом, как будто они от этого много поумнели. Некоторое время заключенные продолжали смеяться над Мубаракшей за его религиозность. Не знаю, рассчитывали они на мою поддержку им, вследствие тех соображений, что за мной не замечали никаких обрядов. Вообще не знаю, что они думали, только все не оставляли смеяться над Мубаракшой и с каждым днем все усиленнее. Мубаракша кротко и молча сносил их насмешки и, как казалось по наружному виду Мубаракши, ему все это было непонятно, как человеку не понимающему русского языка, но вместе с тем он не мог не чувствовать, что выражалось недовольным выражением его глаз, чувство обиженного от надоевших уже ему насмешек, которых, если он не понимал, то не мог не чувствовать.

Потом я заступился за Мубаракшу и шутить над ним оставили. А потом с ним все подружились. И после этого, когда Мубаракша


11

молился Богу, то его уж никто не трогал и улыбочек не строили, чему, конечно, я был доволен. Я находил тогда, что скорее русского солдата никто не сходится с иноверцем. И также был доволен этим.

Об отказе Мубаракши от военной службы первыми сообщили мне караульные солдаты, которых отказ татарина волновал, как и всех в полку. Затем стали офицеры мне говорить о нем короткими фразами, в роде: «ваш товарищ по отказу?» Или: «ты тоже Божьего полка? А то вот в полку тебе товарищ, он их Божьяго полка и также не признает военной службы!». И каждый офицер говорил мне об это разно, кто с иронией в том, а то прямо с усмешечкой. Но находились офицеры, серьезно относившиеся к Мубаракше и чувствовалось, что ему (забыл фамилию этого штабс-капитана) название Божий полк не казалось столь странным, глупым и смешным, как это казалось очень многим другим офицерам в полку.

Об отказе Мубаракши караульные солдаты рассказывали мне так: прибыли в полк новобранцы (осенью 1906 года), в 13-ю роту назначили новобранца-татарина, который как и вы, отказывается служить на военной службе. Он не хочет есть казенной пищи. Принимает только хлеб и кипяток. Обеда и ужина есть не хочет, ни с нами вместе, ни отдельно, говорит: «моя нельзя». От порции мяса тоже отказывается. Не хочет становиться в строй. Взводный ему говорит: «Становись»! Татарин отвечает: «моя служить нельзя, моя не может!». Фельдфебель спрашивает его, «почему?». «Царю известно, моя бумаги имеет», - отвечает Мубаракша. Доложили о нем ротному. Татарин и ротному говорит то же самое и на требование ротного отдает ему свои бумаги.

Меня, конечно, заинтересовал отказ татарина от военной службы. Впечатление в то время от его отказа я испытывал смешан
12

ное. Я видел в полку татар, наблюдал, как часовой-татарин верно охраняет меня. Я с ним пытался заговорит, но он злобно поводил на меня глазами. Имея от офицера исключительный приказ относительно меня, татарин не мог относиться ко мне иначе. Я видел в татарах ужасно тупую верность по отношению к военной службе, несравненно большую, чем у русских, которые по добродушию своему и любознательности забывают исключительный приказ и как следует говорят со мной. Татарин же помнит приказ, не говорит со мной и нравом он дик и зол. Осталось его от всего полнейшая. Хотя вне службы он несколько изменяется, становится немного лучше. Это я вижу по татарину, который приносил мне часто обед на гауптвахту и всегда подавал его мне с улыбкой, которая у него была хорошая, и мне было приятно. Этот же татарин на посту уже был совершенно другим, проникнутый обязанностями службы. И из-за этого я меня было спутанное представление о татарах. Раньше я их совсем не знал. И вдруг отказ татарина от военной службы. Это мне казалось очень необыкновенным, удивительным и в то же время ужасно радостным.

Я упоминал в начале имя Штифта. Это - мой друг, солдат, еврей, почти из интеллигентных, который служил посредником между мной и Мубаракшой для передачи ему от меня поклонов и обратно. Полное его имя Густав Саульевич Штифт. При всем его франтовстве, с которым он одевался, и легкомыслии, он был относительно интересен. Штифт очень легкомысленно относился к своей военной службе. За три года службы он треть ее просидел в заключении на гауптвахте за самовольные отлучки из полка. Он не любил отпрашиваться. И ели ему нужно было куда-нибудь пойти, он всегда самовольно уходил из роты. Он житель города Лодзи, и туда он часто отлучается и не является в роту по двое,

13

по трое суток. И если б не его отец, из-за которого и сожаления к нему начальство не отдавало его под суд, а всегда наказывало арестом на гауптвахте. И все же, он продолжал самовольно отлучаться. Он был смелым, передавая что-либо заключенным на гауптвахте. Лучше его никто в полку не мог бы этого делать. Если на посту стоит часовой-татарин, Штифт все-таки сумеет передать и часовой не заметит. Кроме того, благодаря Штифту, я имел частный адрес, по которому в Скерневицах я постоянно получал письма, деньги, книги. Штифт передавал поклоны от меня Мубаракше. Он при этом умел рассказать Мубаракше, чтобы ободрить его, чтобы тот ничего не боялся. Он рассказал Мубаракше, что Мубаракша не один в полку, а что и русский давно тут сидит за такое же дело. И Мубаракша был рад этому, как он после сам мне рассказывал.



Представляю себе положение Мубаракши в роте с первых дней по прибытии в полк. Когда всякий русский новобранец, прибывши в полк, попадает в чуждые условия, испытывает растерянность, боязнь. Но тем труднее татарам. Когда кроме всех чуждостей еще чужой язык, которого татары не понимают, им тяжелее, чем русским. Татары заговорят – русские не понимают. А Мубаракша притом отказывается от военной службы и этим еще больше отдалялся и отчуждался от всех в роте. И если бы не Штифт, который с первых дней и все время не оставлял Мубаракшу одного, Мубаракше было бы гораздо труднее.

- Она хороший человек, - говорил мне после Мубаракша, рассказывая про Штифта. – Моя с татарами в роте не говорил, моя с ним говорил.

Т.е. если Мубаракша с татарами не говорил, то он особенно не скучал, потому что ему было с кем поговорить.

После первого личного свидания с Мубаракшой, которое устроил


14

нам Штифт, он привел Мубаракшу на гауптвахту, упросил караульного начальника из унтер-офицеров и таким образом устроил свидание, обойдя разрешение высшего начальства. Конечно, туту был риск, был риск и делалось это «на авось»*. После этого Мубаракша стал один навещать меня. Но уже не в самую гауптвахту, а постоит против наших окон на расстояние 5-ти шагов и таким образом мы с ним виделись ежедневно. Окна нашей камеры были большие и низкие, как в частных домах, но с железной решеткой.

26-го февраля 1907 года был полковой суд над Мубаракшей, который, как я упоминал уже, приговорил его к двум годам дисциплинарного батальона. На суде произошел следующий интересный инцидент. Заседание полкового суда помещается в небольшом зале офицерского собрания. Состав суда – 4 офицера того же полка, председатель подполковник, две члена чином ниже и секретарь подпоручик или поручик. Разбирательство дела, как всегда, тянется неинтересно, скучно, вяло. Время полдень. После короткого совещания судей, для чего подсудимого выводят в прохожую, а судьи совещаются на местах, а вводят Мубаракшу. Минута оттяжки. Но вот судьи встают и председатель суда дает знать секретарю, чтобы тот прочитал приговор. Начинается чтение приговора и в это время, вместо того, чтобы слушать приговор, Мубаракша вдруг оборачивается спиной к суду и начинает молиться Богу. Изумленные судьи после попытки с помощью конвойных поставить подсудимого лицом к суду, остающейся безуспешной, - из-за заявления Мубаракши суду:

- Моя время молиться, - корректно приостанавливают дальнейшее чтение приговора и, поняв в чем дело, решают ждать, когда оригинальный подсудимый окончит молиться. Мубаракша, окончив молиться, сам повернулся лицом к суду. После этого суд приступил к чтению прерванного приговора.


15

Об этом случае рассказывал мне Штифт, который был в числе конвойных Мубаракши на суде. Сам Мубаракша после рассказывал мне об этом так:

- Моя сказал им, моя время молиться, моя молилась за них.

После суда Мубаракшу посадили на гауптвахту. Поступок Мубаракша на суде не прошел ему безнаказанно. После суда полковое начальство решило подвергнуть Мубаракшу врачебному осмотру и не долго прошло времени, как Мубаракшу отправили в Варшаву.

В Варшаве враги Мубаракши, совершенно здорового в умственном и физическом отношении, признали по их термину не способным к военной службе. И по возвращении его обратно в полк, его вскоре освободили из заключения и от военной службы и отправили на родину. Всего Мубаракша пробыл в полку почти год. Когда он уезжал, он заходил ко мне на гауптвахту проститься.

Мубаракша просидел на гауптвахте всего 2-3 месяца. Свое короткое заключение он переживал бодро и хорошо. В некоторой степени, может быть, от того, что он наивно верил в значение своих бумаг, что может быть служило ему в известной степени нравственной поддержкой. После суда Мубаракша, хотя так же спокойно и невозмутимо, но упорнее стал говорить о том, что из его бумаг, которые начальство читало, оно поймет Мубаракшу и доложит о нем царю.

- Царю известно мое общество.

Этим Мубаракша часто заключал свою беседу со мной.

Я понимал Мубаракшу и могу сказать, что он в своей наивности (веры в значение своих бумаг) не высказывал именно то, что царь помилует его, если начальство его доложит царю, а то, что истина его верования царю известна.

- Моя общество царю известна.


16

Т.е. «царю известно наше общество и наши верования, против которых он, царь, ничего не имеет и даже приказал, как об этом и упоминается в его бумагах, не преследовать их мусульманское общество и возвратить все отобранное у их общества имущество». В виду этого Мубаракша наделся, что и его поэтому не должны преследовать.

Как передавали мне солдаты, что эту свою наивную надежду Мубаракша высказывал начальству в роте еще до суда. Конечно, начальство по-своему воспользовалось этим. Но донесло не царю, а врачу.

И таким образом надежда Мубаракши разрешилась.

Общество мусульман Божьего полка должно быть интересным, судя по отказу Мубаракши от военной службы. Не известно, какие материалы вывез Наживин из Казани об этом обществе мусульман, за которыми он ездил туда, о чем Наживин мне писал тогда в тюрьму и обещал передать от меня поклон Мубаракше.

На гауптвахте первое время Мубаракша продолжал кормиться тем, чем в роте: покупал себе селедки и белый хлеб. Но потом заключенные придумали давать ему кашу с постным маслом и Мубаракша ее охотно ел и перестал есть селедки.

А. Иконников

г. Скопин, Ряз. губ.

7 августа 1913 года
17

Из письма А.И. Иконникова


***

И.Ф. Наживину

Скерневицы, 11 марта 1907 г.
… Постараюсь ответить на ваши вопросы относительно Мубаракши (* Татарин, принадлежащий к секте «Божий полк» и за отказ от военной службы сидевший в одном дисциплинарном батальоне с Иконниковым). Последние восемь лет он жил в Казани, у одного татарина. Летом работал в саду, зимой лепил коробки для мыла. Когда я спросил его, курил ли он раньше, он ответил: - Да, раньше моя курил и вино пил и как все наши татары, занимался воровством; но как только вступил в наше общество, узнал, что не надо делать всего этого, п.ч. грешно, и перестал делать его.
18

[карточка, сверху изображение звезду и полумесяца, надпись по-арабски]

ВСЕГО МИРА, государственный молитвенный дом мяктяб гирфан, т.е. мусульманская академия

и автономное духовное управление и Канцелярия Сардара староверческого О-ва мусульман Ваисовского Божьего Полка.

Сардар, т.е. поверенный Ислама Худжа Мухаммед Гайнан Багаутдин Оглы Эльбулгари Ваисов.

В городе Казани, по 5-й части.




НИОР РГБ. Ф. 345. К. 44. Ед. хр. 41. Материалы об отказе от военной службы

Ваисова Х.М.Г. Сардара. 1912 г. 4 л. Машиноп. копии
1 очень много ошибок

Ваисов – В.Г. Черткову

г. Томск ( июня 10 1912 г.)

М.Г. Глубокоуважаемый Брат Владимир Григорьевич, Вашему любезному семейству шл. искренний душевный привет и почтение. Я в настоящее время жив и здоров, того же желаю вам. Я нахожусь в заключении в исправительном арестантском отделении в г. Томске. По всей вероятности вам было известно, как нас осудили к наказанию. Я был в прошлом году в марте из г. Казани выселен в г. Тобольской роты. 777А там я находился 40 дней. Затем был отправлен в г. Томск. А так же мое семейство приехало сюда в Томск. Они проживают на квартире. В каждое воскресенье посещают меня, так как я ничего не кушаю тюремных пищ.

Бр. Владимир Григорьевич, я открытой душой к вам обращаюсь, откровенно как свой родной. В последнее время мое семейство сильно страдает в материальных отношениях, так как в чужой стране не имеет никаких родных и друзей. Хотя и были бы ну так как по вражде к убеждениям невозможно ничего хорошего ожидать. В виду чего прошу вас во имя человеколюбия не отказать в помощи моему семейству до моего освобождения. Ваша милость для моего семейства, для меня страдальца будет вечна память и вечно буду молиться Богу за вас. Ну я к сожалению не могу написать более по-литературному, извините меня. Плохо пишу по-русски. Ну страдания моего семейства в настоящее время более усилило мое личное страдание. Я осмелился обратиться к вам окровавленным сердцем, простите. Ваш искренне любящий брат Сардар Хозя Мухамед Генанутдин Ваисов.

Адрес моего семейства: г. Томск, Большая Королевская улица, дом Скутина, № 27. Г-же Биби-Сайран Гайнутдиновой Ваисовой.


2

мой адрес: № 1-ое Исправит. Арест. Отделение Сардар Х.М.Г. Ваисову. найти в 18 году убили

С нетерпением буду ожидать от вас ответа. Страдаю неописуемо со всех сторон. Помилуй Бог Великий. Аминь.

Это письмо отправлено нелегальным путем, через администрацию. Невозможно ничего подобных писем прислать. Хорошо вам известный. Затем досвидание.


3

ВАИСОВ – Н. ГУСЕВУ


(г. Томск, 3 октября 1912 г.)

Глубокоуважаемый, дорогой брат Николай Гусев. Ваше письмо-открытку от 26-го июля я получил 12-го августа. Благодарю от чистого сердца, затем шлю душевное почтение и привет дорогой сестре Александре Львовне и дорогому брату Владимиру Григорьевичу и всем братьям и сестрам. В настоящее время я жив и здоров. Того же желаю я и вам всем. Я в августе месяце вам посла письмо через контору Ар. отд. По всей вероятности получили, но я от вас до настоящего времени ответа не получал. Семейство мое тоже живо и здорово и шлет Вам от души почтение и привет. Каждое воскресенье у меня на свидании побывает и приносит на неделю провизию, потому что я со дня заключения тюремного приготовления пищи не принимаю и мне за эту за пищу тоже ничего не отпускают, ввиду чего приходится помириться со всякими жестокими обстоятельствами, т.е. голодом и холодом. Затем в вашем письме, дорогой брат, вы просили написать, как я живу. Я живу, благодаря Богу Великому, жив. но жизнь моя не особенно благоприятна. А именно здешняя тюремная обстановка очень печальная и очень скверная. В администрации никакой человечности и справедливости нет, кроме зверства и варварства. С какими-либо просьбами обратиться не к кому, и невозможно что я вам хотел бы познакомить со здешними обстоятельствами. С раннего утра до самого позднего вечера гоняют на работу всех без исключения, но платы никакой, хотя не совру, некоторые работают по мастерскими и по заимкам, за месяц получают по 30 коп. и 40 коп. и уж очень большая получка 1 р. А многие получают за месяц 15 к. и 10 к., но я работаю по хозяйственным работам и не получаю ничего, работаю, что заставляют, и на пищу не дают ничего. В бараках

Я считаю неописуемо и невозможным для меня поместить в этих страницах в моем письме.
4

Продолжение письма Ваисова Н. Гусеву

стр. 2

4 камеры, в каждой камере по 100 человек и больше. А в камерах койки для помещения заключенных (40 и 45, остальные спят и валяются на грязном полу). Ну воздух до того зараженных, зловонный и грязь неописуемая, и ввиду этого обстоятельства очень много больных и поумирают тоже много от туберкулеза. Об остальных я уж не пишу. Вы сами всей поймете. Затем, дорогой брат, у меня здесь никакой книги для чтения нет. В виду [этого я] принужден обратиться к Вам с просьбой: по получении сего письма не найдете ли возможным выслать нижеследующие книги: 1) журналы 10-го и 11-го года. и именно «Внутреннее обозрение», 2) журнал «Ниву» и журнал «Кругом света» и кроме того, популярно-научных книг о все возможных предметах, которые очень полезны для современной жизни. Затем курс русского правописания и самоучитель французского и немецкого языков. Я бы по вечерам занимался чтением. Я в течение двух лет ничего не читал и очень отупел. Хотя здесь в тюрьме тоже существует звание библиотеки, но все книги старые и никуда не годные, все барахло (сибирское название, вроде дрянь) и то не всегда доступны.



Затем до свидания, буду ждать с нетерпением ответа. С совершенным почтением Ваш брат Страдалец Сардар Х. Мухамет Генанутдин Ваисов.
За неимением почтовой марки я принужден Вам послать доплатным. Простите. Это письмо посылается нелегальным путем. Затем Вы писали, что в Томске меня будут навещать. Ко мне никто до сего времени не приходил. Я буду ожидать от Вас, дорогие братья и сестра. Ваш брат Ваисов.
НИОР РГБ. Ф. 345. К. 44. Ед. хр. 42. Материалы об отказе от военной службы

Ваисова Сардара. 1912, 1918. Автограф. 4 л.
1

1912-го Августа 15-го

Г. Томск

Глубокоуважаймое дорогая Сестра Александра Львовна. Присланный Вами перевод на имя моего Семейства от 25-го Июля получила, покорнейший благодарю от глобины души за Ваше сочувствие ко мне и моему Семейству. Затем я и мое Семейство в ностаящий время жив и здоров того жилаем Вам от глобины затем шлю искренный душевны потчтение и превет всем Братьям и Сестрам жилаю от глобины души всем благо получия и доброго здоровья от 26-го июля открытка от Брата Н. Гусева получил благодарю от все души, затем мой обстоятельства в ностаящее време Вам известны более подробны все т.е. нохожусь в каких участь судьбе! … одно мой утешение духовный молетва Великому Тварцу чтобы он дал бы нам Великое Терпение и Послал Спасение от заблождений Аминь…

Искренний Любящий Вас Брат Сардар Ходзя Мухаммад Генацтдин Ваисов
2

Конверт со штампом из Томска: 20-8-12

Адрес: Ясенки в Тульское губ. Г-же Александре Львовне Толстая от Сардара Ваисова Г. Томск

на обратной стороне конверта штамп: Просмотрено


3

[письмо на бланке Совета Всероссийских Волжских, Болгарских Мусульман. Автономное духовное верховное Управление Ваисовских Божьих Воинов, существующее с 1852 г. г. Казань. 5 февраля 1918 г. № 1.] рукопись


Дарагой Брат Владимир Григорьевич. Шлю привет и вашему Сопругу и Сыну и всем прочим Братьям. Я уже давно не имел с вами переписки и духовный связь, по все вероятно Вы меня уже забыли. Затем прошу дарагой Брат передать душевный привет дарагой Сестре Александре Львовне и прошу сообщить мне адрис Александры Львовны. Я нынче в мае месяце был в Москве и искал Квартеру ее – наканиц не мог разыскать, ну тулька слышал что она на фронте и думаю, теперь она уже приехала.

Я, всегда воспоминаю покойника дарагой Брата Льва Николаевича, и которого у меня сохраняется последнее одно письмо Льва Николаевича к мне, написанный личнаручной при моего заключение в тюрьме и постаянна я, во все вижу Льва Николаевича, кагда я был у Льва Николаевича вы по все вероятности тоже пазабыли, я ежеминутна воспоминаю, всегда у меня при глазах находется его фигура, затем прошу сообщить дарагой брат, в ностаящий время, каковы Ваши деятельность в каком положении, А также Александре Львовна занимает сам политиратуру и Какие новые последние произведения, естли вас не затруднет, то прошу сообщить мне подробнее. Я в настоящее время работаю при Своих Братьев Божиих Войнов в г. Казани.


3 об.

ну я настолько хочу Вас ведеть и бисидовать с Вами, Толька одному богу известно.

Также я Александру Львовну не могу забыть некогда, оно Ангел божия, единственная наследница Великого Путеводителя Льва Николаевича. Дарагой Брат, пишите мне послячитаю? постоянна, письмо, также прошу передать дарагою Сестре Александре Львоне, чтобы она воспоминала бы Своего духовного Брата, позакона бога Священный долг наш Любить друг друга и дать духовной пищи путем беседы или путем письменным.

Извиняюсь, простите, я плуха пишу по-русски и нелогично, ну все-таки кой-как поймете.

А также мой просьба не откажите , пишите мне, буду ожидать с нетерпением.

Любящий Вас брат

Ходзя Мухаммад Генанетдин Ваисов.
Пометка: отв. 23 ф.
4

Конверт со штампом организации: на адрес Черткова, 10-2-18, Казань

в гарфе след. дело надуманное
их выпустили
НИОР РГБ. Ф. 345. К. 47. Ед. хр. 6. Материалы об отказе от военной службы

Иконникова Антона Ивановича, 1911-1913, б.д. 97 л.

22
…Помнится, что Мубаракша отказался в 1905 г. в Казани. Пищи в полку он никакой не принимал, кроме хлеба и воды, но это по своим магометанским законам. А из лавки покупал себе селедки и если бы там находились какие татарские блюда, то он бы кушал их. Из этого я заключаю, что он не вегетарианствует. Что с ним сделали? Его подержали некоторое время в роте и на гауптвахте, а потом отправили его на комиссию, как это практикуется в таких случаях начальством и как это же самое и было со мной, но Мубаракша к сожалению по-русски скверно объяснялся и поэтому с ним врачи поступили так, как им хотелось, т.е. под предлогом на поправку его отправили домой.


57

машинопись, копия

А.И. Иконников – И.Ф. Наживину

(Скерневицы, 11 июля 1907 г.)

Дорогой брат Иван Федорович! И деньги Ваши 5 руб., и последнее письмо я получил. Спасибо. Мубаракша с неделю тому назад был у меня. Он вернулся в полк, но ен служит. Его, как он говорит, освободили на год на поправку. Я как-то писал Вам, что полковое начальство сочло его немного вроде ненормальным и отправило в Варшаву. В Варшаве он лежал в Воен. Уездов. госпитале в палате сумасшедших. Старший врач госпиталя признал его, как говорит Мубаракша, неспособным к военной службе. А присутствие, и он не знает какое, отпустило его на один год на поправку. Из полка он еще не уехал, но должно быть скоро уедет к себе в Казань. Просил передать Вам привет.

На вопрос мой к нему: ну, а на будущий год служить будешь? – О, что твоя говорит, - в ужасе и с удивлением ответил он, и мне неловко сделалось за себя, но как бы не растерявшись, говорю ему: В таком случае, на будущий год постарайся судиться за отказ, а не за неисполнение приказаний, как на этот раз».

- Да, моя скажет, что я отказываюсь от военной службы, - говорит он.

Полк теперь в лагере стоит. Оставшийся здесь офицер пока еще не предъявил ко мне требования стать в строй. И думаю, что писать командиру полка также погодим.

Сердечно благодарю жену и Вас за привет и все хорошее. И со своей стороны шлю Вам обоим братский привет и сердечное пожелание быть здоровым.

Любящий Вас Ант. Иконников

P.S. Я бодр и здоров и не могу сказать, что жизнь в страдании и перенесении всяких испытаний не стоит того, чтобы жить для нее.
РГАЛИ. Ф. 552. Оп. 1. Д. 2961. Черткова А.К. Письмо Ваисову Х.Г. Приложены снимки Л.Н. Толстого с дарственными надписями Чертковой А.К. В деле л. 6 справка почтового отделения о причине недоставки письма. 4 док. - 6 л. 1918 г.
1

рукопись, автограф

Х.Г. Ваисову

11 февр. 1918 г.

Многоуважаемый брат Ходзямухаммед Генанетдин.

Вчера мы получили Ваше доброе письмо, за которое сердечно Вас благодарим. Владимир Григорьевич поручил мне ответить Вам, так как сейчас очень занят и не справляется со своей перепиской с друзьями. Все мы – муж мой и я, и сестра моя Ольга Константиновна Толстая и сын Дима – хорошо помним Вас и сохранили о Вас самое приятное воспо


1 об.

минание – о Вашем посещении нас на нашем хуторе в Тульской губ. и о Вашем посещении Льва Николаевича в Ясной Поляне. Много тяжелого пережито за эти годы и Вами, добрый брат, и нами – и всем народом в нашей несчастной России… И нет уже среди нас нашего общего друга – дедушки Льва Николаевича, чей голос так нужен теперь, в наше безумное, жестокое время войны внешней и внутренней! Одно утешение, что народ начинает опоминаться и ищет


2

другого выхода из этого заколдованного круга – чем путь насилия, на который толкают людей все эти вожаки разных партий, потакая дурным страстям темных людей, ради своей выгоды, ради достижения власти над ними! Бог – Отец наш общий – да будет им Судьей за все то зло, которое они причинили всему народу – не только материальное, но духовное, заглушив нравственное чувство, совесть в душах людей! – Сколько есть наших сил, мы стараемся распространять книжки


2 об.

Л.Н. Толстого среди народа, и спрос на них такой большой и так растет, что мы не успеваем удовлетворять его и не хватает у нас средств на печатание всего в достаточном количестве… На Ваш вопрос об Александре Львовне скажу кратко, что она к сожалению отошла от нас после смерти отца и эти 3 ? года провела на фронте, заведую разными отделами и летучими санитарными отрядами и очень увлекаясь войной… Теперь она вернулась, но у нас не бывала уже очень давно.

С удовольствием посылаю Вам некоторые наши издания, вышедшие за эти месяцы. Просим принять их от нас на добрую память. Сестра по духу Анна Черткова.

Прилагаю также несколько фотографий с изречениями Льва Николаевича.


3

открытка с Толстым на смертном одре


4

открытка с портретом Толстого


5

конверт:


Заказное

г. Казань

Совет Всероссийских Волжских мусульман, духовное управление

Ходзямухаммеду Генанетдину Ваисову

от А.К. Чертковой

Лефортовский пер. 7



Москва

6причина недоставки: не выдано за смертью адресата


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница