А. Базаров (Гном-Полуэльф). Мой анализ грамматики кхуздула. Часть первая: Род. Род



Скачать 404.93 Kb.
страница1/2
Дата14.11.2016
Размер404.93 Kb.
  1   2
А. Базаров (Гном-Полуэльф).

Мой анализ грамматики кхуздула.

Часть первая: Род.

  1. Род

ru.wikipedia.org/wiki/Род_(лингвистика)

Род в грамматике — грамматическая категория, свойственная различным частям речи и состоящая в распределении слов и форм по классам, традиционно соотносимым с признаками пола или их отсутствием. Род является классифицирующей категорией для существительных, анафорической для местоимений 3 лица единственного числа и словоизменительной для остальных частей речи.

В русском языке выделяют следующие виды грамматического рода:



  • мужской;

  • женский;

  • средний;

  • общий (двоякая модель согласования: бедный сирота/бедная сирота);

  • обоюдный (одна модель согласования: он/она настоящая собака).

Категория рода  — характерная черта грамматического строя  индоевропейских, семитских,  дравидийских и северокавказских языков. В синтетических языках  категория рода тесно связана с категорией одушевлённости/неодушевлённости и образует с ней единую категорию согласовательных классов. По мере усиления аналитизма функция различения рода переходит от флексии к артиклю, и при утрате родовых противопоставлений в именах род переходит в скрытую категорию, как это произошло, например, в английском языке.

Большинство языков мира не имеют рода, например, современные армянский,  японский,  китайский,  финно-угорские, тюркские, монгольские.



    1. Род в земных языках

      1. Род в иврите

Коган Л. Е., Лёзов С. В. Древнееврейский язык // Языки мира: Семитские языки. Аккадский язык. Северозападносемитские языки. М., «Academia», 2009. с.322, 323.

В древнееврейском (библейском иврите):

Именным лексемам Д.я. присуща категория р о д а. В единственном числе

лексемы мужского рода не маркированы, лексемы женского рода обычно оформляются родовым показателем, имеющим два основных алломорфа: -å и -(V)t. Алломорф -å характерен для большей части имен женского рода в абсолютном состоянии: sus ‛конь’ — sus-å ‛кобыла’, ṭob ‛хороший’ — ṭob-å ‛хорошая’. Алломорф -(V)t выступает в нескольких вариантах, распределенных следующим образом:

-at(-) — в сопряженном состоянии (перед другим именем и перед «тяжелыми» ме-

стоименными энклитиками — см. 2.4.0.) у имен с показателем -å в абсолютном со-

стоянии (sus-at ha-mmáläk ‛кобыла царя’, sus-at-ĸäm ‛ваша кобыла’);

-åt- — в сопряженном состоянии перед «легкими» местоименными энклитиками

(см. 2.4.0.) у имен с показателем -å в абсолютном состоянии (sus-åt-o ‛его кобыла’);

-ät — в абсолютном состоянии и в сопряженном состоянии перед другим именем у

имен некоторых морфологических типов (yošeb ‛сидящий’ — yošáb-ät ‛сидящая’,

lád-ät ‛рождаться’ (инфинитив), dalláḳ-ät ‛воспаление’), редко — в сопряженном со

стоянии перед другим именем у имен с показателем -å в абсолютном состоянии

(märkåbå ‛колесница’, st. constr. mirkáb-ät, mamlåkå ‛царство’, st. constr. mamlák-ät);

-оt — в абсолютном и сопряженном состоянии слов ʔåḥ-оt ‛сестра’ и ḥåm-оt ‛свекровь’ (ср. ʔåḥ ‛брат’, ḥåm ‛свекор’);

-t — в абсолютном и сопряженном состоянии у некоторых имен с вокалическим

исходом (главным образом, у относительных прилагательных на -i: yəhudi

‛иудейский’ — yəhudi-t ‛иудейская’; см. также bəki-t ‛плач’, kəsu-t ‛одежда’).

Присоединение показателей женского рода часто сопровождается вокалическими

чередованиями в основе (máläk ‛царь’ — malk-å ‛царица’, ʕégäl ‛теленок’ — ʕägl-å ‛телка’, måtoḳ ‛сладкий’ — mətuḳ-å ‛сладкая’, holek ‛идущий’ — holäk-ät ‛идущая’;

Между алломорфами -å и -(V)t нередко отмечается свободное варьирование:

nəḥuš-å/nəḥóš-ät ‛медь, бронза’, tipʔårå/tipʔárät ‛слава’, buš-å/bóš-ät ‛стыд’, yabbåš-å/ yabbáš-ät ‛суша’, taḥtiyy-å/taḥti-t ‛нижняя’.

Cуществительные женского рода могут не иметь специального оформления: ʔem ‛мать’, ʕez ‛коза’, ʕir ‛город’, ʔábän ‛камень’, bəʔer ‛колодец’, ḥáräb ‛меч’, yåd ‛рука’, rágäl ‛нога’, ʔäṣbaʕ ‛палец’. Для многих существительных, не имеющих маркера женского рода, отмечается согласование по обоим родам: dáräk ‛дорога’, låšon ‛язык’, šámäš ‛солнце’, ʔóraḥ ‛дорога’, káräm ‛виноградник’.

Существительные мужского рода во множественном числе обычно принимают показатель -im, существительные женского рода — показатель -ot (sus-im ‛кони’, sus-ot ‛кобылы’). Показатель -im обычно присоединяется непосредственно к основе (основное исключение — имена на -ä, где это окончание вытесняется: yåpä ‛красивый’ — мн. ч. yåp-im). При присоединении -ot к именам с показателем женского рода -å/-(V)t в единственном числе этот показатель обычно вытесняется (sus-å ‛кобыла’ — мн. ч. sus-ot; ср. также формы множественного числа имен на -it и -ut: miṣri-t ‛египтянка’ — мн. ч. miṣriyy-ot, malḵu-t ‛царство’ — мн. ч. malḵuyy-ot). Лишь у некоторых первичных имен с двусогласным корнем -t во множественном числе сохраняется (dál-ät ‛дверь’ — мн. ч. dəlåtot, ḳáš-ät ‛лук’ — мн. ч. ḳəšåt-ot), при этом нельзя исключать, что -t- в таких словах могло восприниматься как часть корня (против этого предположения свидетельствуют сходные образования от двусогласных имен женского рода с показателем -å: ŝåp-å ‛губа’ — мн. ч. st. constr. ŝip-u-ot ‛губы’).

Б. М. ГРАНДЕ. ВВЕДЕНИЕ В СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ СЕМИТСКИХ ЯЗЫКОВ. М. 1998, СТР 261-268, 339  





Мн.ч. ж.р.







      1. Род в арабском

Арабский язык имеет два рода, выраженные местоименным и глагольным соответствием. Соглашение по числам показывает специфическую 'полярность'. Роды определяются обычно как мужской и женский, но ситуация более сложна: 'женский' род также используется, чтобы выразить 'сингулятивность'.

Б. М. Гранде. Введение в сравнительное изучение семитских языков. М. 1998, стр – 283-284, 387







Мн.ч. м.р.

Мн.ч. ж.р.





      1. Род в других семитских языках

Б. М. ГРАНДЕ. ВВЕДЕНИЕ В СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ СЕМИТСКИХ ЯЗЫКОВ. М. 1998, СТР 261-268

























      1. Род в других языках

В турецком:

Кононов А. Н. Грамматика современного турецкого литературного языка. — М.-Л.: АН СССР, 1956. — с.39



В персидском:



И.Я. Рубинчик. Современный персидский язык, М. 1960, с. 49-50





В готском:

С.И.ДУБИНИН, М.В.БОНДАРЕНКО, А.Е.ТЕТЕРЕВЁНКОВ. ГОТСКИЙ ЯЗЫК. САМАРА 2006. стр. 29

К одному и тому же типу склонения могли принадлежать имена существительные разных родов. На фоне продуктивных классов (а – ô – i -основы) мало продуктивны были корневое склонение, классы на –nd / -r. За исключением существительных с r-основами (термины родства), с nd-основами (имена деятеля), ein-основами (абстрактные имена), словоизменительные ряды не были связаны с лексическим значением входивших в них слов. Маркированными в родовом отношении являлись лишь ô-основные существительные, принадлежавшие к женскому роду.



    1. Род в языках Арды

      1. Род в праязыках людей

а) халетский

В халетском собственно нет четких указаний Толкина на существование категории рода. Можно рассмотреть все мужские и женские имена людей народа Халет (WJ 235-238):

Мужские имена – Haldad, Haldar, Haldan, Halmir, Haldir, Handir, Brandir, Enthor, Agathor, Manthor, Hunthor, Hundar, Hundad, Hardang, Ebor, Albarth, Avranc, Forhend, Galhir, Gwerin, Sagroth, Glirhuin, Torbarth, Darlas и Daruin.

Женские имена - Haleth, Hareth, Hunleth, Meleth.

Возможно выделить вероятный женский род в именах Халет, Харет, Хунлет, Мелет (Haleth, Hareth, Hunleth, Meleth). В имени Haleth очевиден отмеченный в WJ:238, 270, 309 корень  hal "head, chief (глава, предводитель)". Окончание -eth может быть окончанием женского рода, т.к. Халет была и женщиной, и вождем. Это окончание похоже на возможное окончание ж.р. -eth в адунайском и синдарине (о роде в адунайском и других языках Арды см. ниже).

В мужских халетских именах можно выделить конечные элементы –dad, -dar, -dir, -thor. Возможно, -dar, -dir родственны праэльфийскому или валаринскому корню Этимологий DER- Adult male, man «мужчина», и были окончанием мужского рода имен.

б) беорский

Беорские (WJ 230-232):

Мужские имена: Bëor («вассал»), Eluréd (от rêda "наследник"), Balan, Baran, Belen, Boron, Beldir, Belemir, Angrim, Arthad, Baranor, Dairuin, Gorlim, Radhruin, Ragnor, Urthel.

Женские имена: Elwing, Beril, Bregil, Beldis, Eilinel, Beleth, Andreth

Также имя, данное эльфу-королю Фелагунду: Nóm «ученый, мудрец» и название его народа эльфов Nómin "ученые". Рукопись (WJ, стр. 217) упоминает форму Nómil.

Здесь также можно выделить в женских именах окончание –eth в Beleth, Andreth, как и в халетском, и адунайском. Возможно, это влияние синдаринского элемента –eth, окончания женского рода. Также возможно, что окончания –il, el в женских именах могли быть окончания женского рода. В адунайском конечный согласный –l признак женского рода. Но это также могло быть влияние эльфийских языков, в частности синдарина, где есть подобные окончания женских имен. И также известно мужское имя Urthel, где также конечный согласный –l, отсюда -el мог быть отдельным корнем, не связанным с женским родом.

Согласно «О гномах и людях» (РМ 324-325), эльфийское слово atan «человек» было по происхождению заимствованием из беорского. Оно может включать окончание общ. рода –an (подобно адунайскому суффиксу общего рода именительного падежа –ân, возможно с нунацией, определенным артиклем) и корень at, что может быть родственным праэльфийскому или валаринскому корню AT(AT)- «снова, назад, два» (LR 349), что также проявляется в satta «два» и окончании двойственного числа –at в адунайском (SD 428, 429). В WJ 403 сказано, что в валарине слово, обозначающее людей, означало «Вторые». Это соответствует легенде о том, что люди – вторые по счету дети Эру (после эльфов). Корень AT мог быть заимствован из валарина в беорский и адунайский через кхуздул.

в) хадорский

Хадорские имена (WJ 232-235):

Мужские имена: Agathor, Marach, Malach, Amlach, Imlach, Larnach, Hathol, Gundor, Hador, Arachon, Magor, Algund, Andróg, Asgon, Forweg, Gethron, Grithnir, Ragnir, Sador, Huor

Женские имена: Zimrahin

Возможно, что в Zimrahin – окончание –hin это не эквивалент эльфийского hin «дитя», а окончание женского рода -in с промежуточным согласным h, хотя это и слишком гипотетично. Но это может соответствовать действительности, т.к. элемент Zimra – явно не эльфийский и схож с адунайским элементом Zimra «драгоценность», а окончание –in сходно с суффиксом женского рода ед.ч. именительного падежа –în в адунайском, где возможна нунация (определенный артикль).

Многие имена могут быть эльфийскими, с интерпретацией в синдарине, многие из них не включены в представленный список имен.

В мужских именах хадорского происхождения можно выделить повторяющиеся конечные элементы –ach, -or, -on, -nir. Окончание –nir может быть близко праэльфийскому или валаринскому корню Этимологий NDER, NER- Adult male, man «мужчина», и были окончанием мужского рода имен. Окончание –on похоже на суффикс мужского рода в синдарине –on, и на суффикс мужского рода в адунайском и возможно в кхуздуле –ûn, где возможна нунация (определенный артикль).

г) другский

Друэданский (мужские имена): Sadog, Aghan (друэдайн Первой эпохи, PM 309, 325, UT 491), Ghan-buri-Ghan (Гхан сын Гхана, из друэдайн Третьей эпохи, PE 17/99). Возможно, что в Ghan и Aghan может быть суффикс мужского рода –an, подобно признаку среднего рода в адунайском (гласный а в конечном слоге слова), вероятно с нунацией (определенным артиклем) –n, что возможен в адунайском и кхуздуле.

д) талиска

Находятся также в разных рукописях Квенты (Сильмариллион) слова Widris и Vidri (WJ, стр. 202). Также известны слова taliska(n), skirditaila (TI 455). В Ламмас и Ламмасетен чередуются упоминания названия языка как taliska (LR 179, 191-2, 196, 279) и taliskan (LR 194, 196). Возможно, что в taliskan может быть суффикс среднего рода –an, подобно признаку среднего рода в адунайском (гласный а в конечном слоге слова), вероятно с нунацией (определенным артиклем) –n, что возможен в адунайском и кхуздуле.

е) другие языки людей Первой эпохи

Мужские имена истерлингов Первой эпохи (S 189, 243): Bor, Borlad, Borlach, Borthand, Ulfang, Ulfast, Ulwarth, Uldor, Brodda. Все они в Этимологиях интерпретированы как эльфийские (LR 353, 396), вероятно – прозвища, данные им эльфами.



      1. Род в адунайском

В «Отчете Лаудхема» (SD 425-427, 430-432, 434-438) сказано: Обычно существительные делят на мужской, женский, общий и средний род; хотя тут нет строгого разговора о каком-либо роде в адунайском (тут нет, например, прилагательных мужского, женского и среднего рода). Но именительный падеж (Subjective), как он может быть назван, различает четыре вышеназванных разновидности в ед.ч.; и образуется во множественном числе среднего рода иначе, чем для мужского, женского и общего рода. Это происходит из-за того, что именительный падеж был первоначально создан с местоименными аффиксами и адунайский различает род (или скорее пол) в местоимениях третьего лица единственного числа.

Все существительные - среднего рода, исключая: (1) собственные имена людей и олицетворения; (2) существительные, описывающие мужские или женские функции; самцов и самок животных, где они особо характеризуются: как «хозяин, хозяйка, кузнец, кормилица, сын» или «жеребец», «сука».

Существительные мужского или женского рода бывают олицетворениями природных объектов, особенно стран и городов, которые могут иметь форму среднего рода и олицетворение одновременно. Часто олицетворение проявляется лишь в создании имени собственного из существительного общего рода или прилагательного: таким образом, anadūni 'западный', Anadūnē ж.р. «Западная». Абстрактные понятия могут также быть персонифицированными и считаться субъектами: так Agān м.р. «Смерть», agan ср.р. «смерть». В таких случаях, однако, как nīlō ср.р. «луна», и ūrē ср.р. «солнце», по сравнению с персонифицированными формами Nīlū м.р. и Ūrī ж.р., мы имеем не столько явную персонификацию, сколько имена реальных особ или тех, кого адунаим считали реальными особами: духов-хранителей Луны и Солнца, в действительности «Муж Луны» и «Дама Солнца».

Существительными общего рода являются anā «человеческое существо», названия всех животных, которые не охарактеризованы особо, и названия народов (особенно во множественном числе как Adūnāim). «Примечание 11»

Где, однако, существительное имеет основной корень, там нет ограничений. Таким образом, pūh «дыхание»; rūkh «крик»; nīph «дурак»; urug «медведь»; pharaz «золото». Такие «основные» формы не были особо распространены, исключая существительные среднего рода и они очень редко они принадлежали женскому роду (т.к. особенно слова ж.р. обычно составлены с суффиксом ж.р. –ī, -ē из корней м.р. или общ.р.). Единственное часто встречаемое существительное ж.р. этого типа nithil «девушка».

Существительные мужского рода обычно имеют в конечном слоге ō, ǖ, или ā. Если они имеют аффиксы, они заканчиваются на – ō или –ū, или на согласные преимущественно мужского рода k, r, n, d, которым предшествуют ō, ǖ, или ā.

Существительные женского рода обычно имеют ē, ĩ, или ā в конечном слоге; и если они имеют аффиксы (как бывает обычно), они оканчиваются на –ē или ĩ или на согласные преимущественно женского рода th, l, s, z , которым предшествуют ē, ĩ, или ā. Существительные общего рода имеют формы существительных среднего рода или предпочитают окончание –ā или ā̌ в последнем слоге.

Существительные среднего рода не имеют ī или ū в последнем слоге корня, и в них не встречаются суффиксы, содержащие ū, ō, или ī, ē, т.к. они – признаки соответственно мужского и женского рода «Примечание 13».

Именительный падеж: в существительных среднего рода выражался а-укреплением последнего гласного в корне, в случае сильных существительных: как zadan с формой именительного падежа zadān; в слабых существительных использовался суффикс –а. В существительных мужского рода, сильных или слабых, использовался суффикс –un, в существительных женского рода - суффикс –in, в существительных общего рода суффиксы -an, и –n. Во множественном числе он имеет суффикс –а в существительных среднего рода и во всех других существительных суффикс –im.

Существительные мужского, женского и общего рода различаются только в именительном падеже единственного числа, где суффикс –n обычно отличался включением показателей пола или рода u, i, a. В поздних, но написанных еще до Изгнания текстах, существительные женского рода объектного падежа часто получали гласный i (так nithli для nithlu) по причине ассоциации гласного u с существительным мужского рода. Существительные женского рода «основных» форм редки, несколько из них относятся к склонению сильных существительных Ia типа, так как существительные женского рода специфически обычно образуются из существительных мужского рода.

Для этих существительных сложности перехода от склонения «сильных» существительных к «слабым» довольно смутно систематизированы и представлены, и есть неудобочитаемые моменты. Я колебался, печатать ли эту обработку, но в целом, кажется, жалко упускать это. Формы, данные здесь, кое-где редактированы, удалением повторов, небольшой подчисткой формулировок, пропуском очень неясных записей и использованием макронов повсюду в местах сбивающей с толку мешанины макронов и циркумфлексов в рукописи.

Существительные мужского, женского, общего рода различаются только в именительном падеже единственного числа, где суффикс для мужского рода -un, женского рода -in, общего рода -(a)n. Существительные женского рода также очень редко являются «основными», т.к. почти всегда образованы суффиксом от существительных мужского или общего рода (см. стр. 426).

Существительные мужского и женского рода также большей частью стали слабыми, т.к., как правило, они показывают удлинение в корне (в последнем слоге) как прием словообразования, а не склонения.

Поэтому, относительно сильных существительных I типа среднего рода, мы имеем малый тип существительных Ia, таких как tamar «кузнец» и малый тип (разновидность стяженных существительных) Ib, таких как phazān «принц, сын короля». Относительно сильных существительных II типа среднего рода, есть малый тип IIа, главным образом часто встречающихся существительных, таких как raba «собака», и тип IIb, существительных, оканчивающихся на -ū (м.р.), -ī (ж.р.), ā (общ.р.), к которым присоединены существительные, оканчивающиеся на ō (м.р.) и ē (ж.р.) (по ним см. ниже). Они обычно становились слабыми.

Примечание 11: Существительные общего рода могли быть превращены в существительные мужского и женского рода, когда получали соответствующие модификации или аффиксы; или, естественно, могли использоваться отдельные слова. Таким образом, karab «лошадь», мн.ч. karīb, по сравнению с karbū м.р. «жеребец», karbī «кобыла»; raba «собака», rabō м.р. «кобель» and rabē ж.р. «сука». Аnā «человеческое существо», anū «мужской пол», anī «женский пол»; по сравнению с naru «мужчина», kali «женщина». Nuphār «родитель» (дв.ч. nuphrāt «отец и мать» как пара), по сравнению с ammī, ammē, «мать»; attū, attō «отец».

Примечание 12: В большинстве наших записей из, приблизительно, периода Падения конечное –а, действительно, часто пропускалось в устной речи, не только перед гласным началом другого слова, но также (особенно) в конце (т.е. в конце предложения или фразы), и в других случаях; так что разговорный язык мог иметь разнообразные комбинации конечных согласных.

Примечание 13: Использование ǖ и ĩ (и ō из au, ē из ai) как показателей мужского и женского рода идет через всю грамматику адунайского языка. U и I являются основами местоименных корней для «он» и «она». Использование аффиксов –ū и –ī в конце слов для обозначения рода (или пола): как в karbū «жеребец», или urgī «медведица», возможно, является в действительности близкой параллелью с такими современными английскими образованиями, как 'he-goat', 'she-bear' «он-козел», «она-медведь».

Сильные существительные I(a) типа

Примеры: tamar, м.р. «кузнец», nithil, ж.р. «девушка», nimir, общ.р. «эльф», uruk, общ.р. «гоблин, орк».

Ед.ч.

Общ. пад.

tamar

nithil

nimir

uruk

Имен. пад.

tamrun

nithlin

nimran

urkan

Объектн. пад.

tamur- (tamru-)

nithul- (nithlu-)

nimur- (nimru-)

uruk- (urku-)

Дв. ч.




tamrāt

nithlāt

nimrāt

urkāt

Мн.ч.

Общ. пад.

tamīr

nithīl

nimīr

urīk

Имен. пад.

tamrim

nithlim

nimrim

urkim

Сильные существительные I(b) типа.

Примеры: phazān «принц»; banāth «жена»; zigūr «волшебник».



Ед.ч.

Общ. пад.

phazān

banāth

zigūr

Имен. пад.

phazānun

banāthin

zigūrun

Объектн. пад.

(phazūn-)

phazānu-



(banūth-) banāthu-

(zigūr-) zigūru

Дв. ч.




phazānāt

banāthāt

zigūrāt

Мн.ч.

Общ. пад.

phazīn

banīth

zigīr

Имен. пад.

phazīnim

banīthim

zigīrim

Сюда относятся только существительные мужского рода с ā, ū в конечном слоге и женского рода с ā. И они все могли склоняться по типу слабых существительных: мн.ч. phazānī, -īm, banāthī, zigūrī и т.д.

Сильные существительные II(a) типа

Существует совсем немного существительных мужского, женского и общего рода, у которых обычно есть корни с долгим гласным, и которые стали слабыми. Сюда принадлежат, главным образом, устаревшие слова naru «муж, мужчина», zini «дева, женщина» (в отличие от narū, zinī), и существительные, описывающие животных, такие как raba «собака».

Ед.ч.

Общ. пад.

naru

zini

raba

Имен. пад.

narun

zinin

raban

Объектн. пад.

naru-

zinu-

rabu-

Дв. ч.




narāt

zināt

rabāt

Мн.ч.

Общ. пад.

narī

zinī

rabī

Имен. пад.

narīm

zinīm

rabīm

Существительные, соответствующие типу IIb, все стали слабыми, исключая anā «человек, человеческое существо», которое образует множественное число anī помимо слабого существительного anāi.

Ед.ч.

Общ. пад.

anā

Имен. пад.

anān

Объектн. пад.

anū-

Дв. ч.




anāt

Мн.ч.

Общ. пад.

anī

Имен. пад.

anīm

Слабые существительные (a) типа.

Сюда относятся существительные, оканчивающиеся на согласный. Они редки как «основные» корни (исключая описанные выше в составных словах).

Примеры: bār «повелитель, лорд»; mīth «маленькая девочка»; nūph «дурак» [но nīph на стр. 426].

Ед.ч.

Общ. пад.

bār

mīth

nūph

Имен. пад.

bārun

mīthin

nūphan (или м.р., ж.р. núphun, -in)

Объектн. пад.

bāru-

(mīthu-)

mīthi-


nūphu- (ж.р. nūphi-)

Дв. ч.




bārāt

mīthāt

nūphāt

Мн.ч.

Общ. пад.

bārī

mīthī

nūphī

Имен. пад.

bārīm

mīthīm

nūphīm

Слабые существительные типа (b).

Сюда относятся (1) существительные мужского и женского рода, оканчивающиеся на ū и ī, существительные общего рода на ā. Также (2) новый класс существительных, мужского рода на ō, женского рода на ē. Они не совсем ясного происхождения. Они кажутся производными от: (1) основных корней на aw, ay; (2) от -aw, -ay, использованных как суффиксы мужского и женского рода, как варианты u, i; (3) от существительных общего рода с a + существительных м.р. с u, ж.р. с i вместо изменяемой гласной. Так, raba > rabau > rabō. Они особо используются для женского рода, хотя rabī могло показаться таким же, как существительное общего рода множественного числа.

Примеры: nardū «солдат»; zōrī «няня»; mānō «дух»; izrē «любимая»; anā «человек». К этому типу (особенно во множественном числе) относятся многие названия народов, такие как Adūnāi.

Ед.ч.

Общ. пад.

nardū

zōrī

mānō

izrē

Имен. пад.

nardūn

zōrīn

mānōn

izrēn

Объектн. пад.

nardū-

zōrī- (уст. zōrīyu)

mānō-

izrē (izrāyu)

Дв. ч.




nardǖwāt

zōrĩyāt

mānōt (mānawāt)

izrēt (izrayāt)

Мн.ч.

Общ. пад.

nardǖwī

zōrī

mānōi

(izrē) izrēnī

Имен. пад.

nardǖwīm

zōrīm

mānōim

(izrēm) izrēnīm

Кроме отмеченного в «Отчете Лаудхема», также возможно выделить показатель ж.р. –êth или –êth в словах Akallabêth, Arminalêth (SD 312, PM:145). Это окончание не отмечено в «Отчете Лаудхема», но может быть формой показателя ж.р., конечного согласного –th, также отмеченного в «Отчете Лаудхема» в слове mīth «маленькая девочка» от корня MIYI «маленький» (SD 427).

Akallabêth переведено как "She-that-is-fallen" (SD 312) «Она-павшая», отсюда возможно толкование окончания –êth как показателя ж.р., что подтверждается ранней формой названия – Akallabê (SD 375, 396). Arminaleth – это название города (на квенья Armenelos) и может быть женского рода, как отмечено в «Отчете Лаудхема», т.к. в адунайском географические названия могли быть персонификацией мужского либо женского рода (SD 426). Отсюда в Arminaleth также возможен показатель ж.р. –eth, он также возможен в халетском, об этом см. выше. Но также возможно, что окончание могло быть признаком причастия «павшая» от корня KALAB «падать» (SD 416).

Также окончание –th возможно в адунайском banāth (SD 437), где видится связь с праквендийским корнем BAN (bana, banya)»красивый» (LR 351), или вестронским ban, bana «половина» (PM 83), откуда также возможно использование суффикса –th как показателя женского рода. Так как th в позднем адунайском обозначало глухой зубной щелевой согласный /θ/, и сказано в этот звук перешел придыхательный глухой альвеолярный взрывной th /th/ из начального адунайского (SD 419) - отсюда возможно, что в первичном адунайском и в хадорском, его предке, был суффикс ж.р. -th /th/. Это могло быть следом кхуздула.

Также в адунайском можно выделить как показатель женского рода –el, подобно эльфийским языкам. Согласный –l отмечен как тот, на который могут заканчиваться существительные женского рода в адунайском (SD 427). Этот суффикс возможен в адунайском имени Zimraphel (кв. Miriel, UT 245, РМ 154), но он может быть также эквивалентом эльфийского элемента iel «дочь» (от праквендийского корня YEL «дочь», LR 400), или родственным ему (через валарин и кхуздул). Также возможно выделить суффикс женского рода -il в адунайском слове nithil «девушка» (SD 427, 436), которое кажется похожим или родственным праквендийскому корню NETH «юность» (LR 376, возможно через валарин и кхуздул). Также этот суффикс может быть близок окончаниям женских имен il, el в беорском.

Возможно, что и другие отмеченные конечные согласные существительных женского рода (-s, -z, SD 427) могли быть суффиксами, образующими женский род существительных. Также возможно, что -s, -z в позднем адунайском могли быть аллофонами близкозвучащего –th [θ].

А отмеченные конечные согласные существительных мужского рода -k, -r, -n, -d в адунайском (SD 427) также могут быть суффиксами, образующими существительные мужского рода. Это подтверждается производной формой mîk от корня MIYI «маленький» (SD 427), где возможно выделить суффикс -k. Суффикс мужского рода –n возможен в адунайском имени Мелькора Arun (SD 357, 367) от слова Ar «король» и в имени короля Pharazôn «Золотой» (PM 175) от Pharaz «золото» (SD 426). Суффикс мужского рода –r возможен в адунайском слове tamar «кузнец» (SD 436), что может быть подобно или родственно (через валарин и кхуздул) праквендийскому корню ТАМ «стучать, бить» (LR 380), tam+-ar.



      1. Род в валарине

В позднем валарине нет никаких оснований считать вероятным наличие рода.

В раннем валарине, что может быть представлен в Этимологиях, есть определенные корни, обозначающие род (LR 354, 360, 361, 377, 400):


  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница