8. Сестринское дело в XIX веке сестринское дело за рубежом



Скачать 238.23 Kb.
Дата12.11.2016
Размер238.23 Kb.

8. СЕСТРИНСКОЕ ДЕЛО В XIX ВЕКЕ

Сестринское дело за рубежом (первая половина XIX в.)

Для оказания помощи больным в странах Европы, начиная с первой половины XIX века, начинают создаваться общины сестер милосердия (Франция, 1817; Германия, 1825; Италия, 1821; Россия, 1844).

Так как со времени утверждения христианства, как государственной господствующей религии в Европе, заботу о немощных и больных взяла на себя христианская церковь, эта обязанность лежала на дьяконах (от гречес­кого diakonos — служитель). Им помогали женщины, на­зывавшиеся дьякониссами. В число дьяконисс нередко входили лица знатных фамилий и даже особы царского рода. В начале XIX в., в связи с появлением и распространением в Европе протестантства, появляются протестантские общины дьяконисс. Наиболее крупная сеть таких общин была создана в Германии 1836 при участии пастора Теодора Флиднера (Theodor Fliedner, 1798 – 1864). Называлась она “Союз для ухода за больными в Рейнской провинции и Вестфалии”. Подобные протестантские общины создаются также в Северной Америке (1849, Питтсбург), на Ближнем Востоке (Константинополь, Александрия, Бейрут), в России (1859, Петербург). Для ухода за беременными женщинами и новорожденными создаются “Дома матери” (Сион и др.).

Развитие сестринского дела в России в первой половине XIX в.

Впервые в России женский труд для ухода за больными в госпиталях и лазаретах был использован при Петре I. По его указу в 1715 г. были созданы воспитательные дома, в которых должны были служить женщины. Однако, затем привлечение женщин для работы в больницах было отменено. Роль сиделок была отведена отставным солдатам. Так, в Воинском уставе 1716 г. записано: «...потребно всегда при десяти больных быть для усмирения одному здоровому солдату, которые оным больным жить имеют и платье на них мыть».

Женский труд в гражданских больницах вновь начали использовать в середине XVIII века. Его осуществляли «бабы-сидельницы», которые являлись женами или вдовами больничных солдат. И в то же время до конца века специальных сестер для ухода за больными в светских больницах не было. Поэтому можно считать, что сестринское дело в России началось в 1803 году, когда при воспитательных домах в Петербурге и Москве были учреждены так называемые «вдовьи дома», предназначен­ные для призрения неимущих, увечных и престарелых жен и вдов лиц, состоящих на государственной службе. В 1804 го­ду попечителю Московского воспитательного дома было предложено построить рядом с больницей для бедных новый дом для вдов с тем, чтобы некоторые из них за умеренную плату приняли на себя присмотр за больными так, чтобы «все больные получили бы надзор благотвори­тельных вдов».

Следующий шаг в развитии женского ухода за больны­ми - появление службы «сердобольных вдов». В 1813 году при Петербургском вдовьем доме было принято решение употребить некото­рое число вдов для работы в Мариинской больнице для бедных, а также для ухода за больными на дому. Дежур­ные вдовы должны были наблюдать за благоустройством в палатах, за порядком в раздаче больным пищи и лекарств, за чистотой и опрятностью больных, их постелей и белья, за поведением больных и посетителей. Доктора и лекари должны были давать вдовам необходимые наставления по уходу за больными. «Сердобольные вдовы» должны были осваивать некоторые медицинские приемы, чтобы в случае необходимости самим оказывать помощь больным.

В 1814 г. по распоряжению императрицы Марии Федоровны из Петербургского «вдовьего дома» на добровольных началах были приглашены и направлены в больницу женщины для «пря­мого назначения» ходить и смотреть за больными. Вдовы, осу­ществляющие надзор в больницах, наблюдали за порядком раз­дачи и приема пищи и лекарственных препаратов, за чистотой и опрятностью больных, их постели и белья. «Сердобольные вдовы» должны были осваивать и некоторые медицинские при­емы для оказания помощи больным. Существование службы «сердобольных вдов» определялось доходами «вдовь­их домов» и крупными пожертвованиями благотворителей.

После годичного испытания 12 марта 1815 года 16 из 24 вдов были приведены к присяге, и императрица на каждую посвященную возложила особый знак — Золотой Крест, на одной из сторон которого было написа­но: «Сердоболие». Зо­лотой Крест предписывалось носить на шее всю жизнь, даже если «сердобольная» выходила в отставку. Со второго года службы «сердобольные вдовы» могли посещать больных в частных домах, получая за свой труд плату.

В 1818 году из Петербургского вдовьего дома в Москву были посланы четверо «сердобольных вдов» с целью руководства двенадцатью избранными на испытание вдо­вами в московскую больницу для бедных. В этом же году в Москве был создан Институт сердобольных вдов, а при больницах стали организовывать специальные курсы сиде­лок. С этого времени в России начинается специальная подго­товка женского медицинского персонала.

При подготовке «сердобольных вдов» преподавание велось врачами по учебному руководству Xристофора фон Оппеля. В 1822 году главный врач Мариинской больницы для бедных в Москве, опытный врач и первый организатор службы сестринской помощи в России X. Оппель выпустил «Руководства и правила, как ходить за больными, в пользу каждого, сим делом занимающегося, а наипаче для сердо­больных вдов, званию сему особенно себя посвятивших». Это было первое руководство на русском языке для специальной подготовки персонала по уходу за больными.

Во введении к учебному пособию Х. Оппель писал: «Без надлежащего хождения и смотрения за больными и самый искусный врач мало, или и никакого даже в восстановлении здоровья или отвращения от смерти сделать не может, и поэтому предмет сей особенно заслуживающий внимания благодеятельного правительства о жизни граждан пекущегося». В пособии X. Оппеля описывались принципы отбора ухажива­вшего персонала, требования к их физическим и нравственным качествам, т. е. впервые давались основы деонтологии. Отдельные главы пособия посвящены особенностям ухода за тяжелобольными, выздоравливающими, травмированными, умираю­щими, ранеными, младенцами и в особенности за больными “c прилипчивыми болезнями». X. Оппель уделял большое внимание гигиеническим условиям содержания больных. Описаны методики выполнения основных медицинских процедур и приема лекарственных средств.

Оппель, считавший, что сердобольная вдо­ва – «орудие в руках врача», невольно указал на необхо­димость партнерских отношений в лечении больного. Об­ращаясь к «своим любезным друзьям и помощницам», он призывал их следовать своему долгу, выполнять «стократ­но повторяемые вам мною правила, как ходить за больны­ми в больницах и посторонних домах».

До середины XIX века служба «Сердобольных вдов» оставалась единственной формой профессионального участия женщин в уходе за больными в России. Сердобольные вдовы явились своего рода предшественницами сестер милосердия и в течение длительного времени существовали одновременно вместе с ними.

В средние века в Европе создавались общины сестер и братьев милосердия. Позднее уход за больными целиком взяли на себя женские общины. Первая такая община сестер милосердия была учреждена Павлом Винцентом во Франции.

В России в 1844 году по инициативе великой княгини Александры Николаевны и принцессы Терезии Ольденбургской в Петербурге было открыто «Сердоболь­ное заведение», деятельность которого была бы вверена общине сестер милосердия. В основу первой в России общины сестер милосердия была положена мысль о том, что попечение о больных и другие формы милосердия могут быть делом личного подвига. Община была открыта 9 марта 1844 года. Через 4 года был утвержден устав «За­ведения общины сестер милосердия». В 1873 году община получила название «Свя­то-Троицкая». Перво­начально она включала 7 отделений: отделение сестер милосердия, женскую больницу, богадельню для неизлечи­мых, пансион, приют для приходящих детей, исправитель­ную детскую школу, отделение кающихся, или Магдалин. Со временем большинство отделений было закрыто и де­ятельность общины направилась исключительно на служе­ние бедным больным и на подготовку сестер милосердия. В 1845 году был открыт «Покой для приходящих боль­ных», не нуждающихся в больничном лечении, получив­ший позже название амбулаторной лечебницы.

По уставу общины в нее принимались девушки и вдовы от 20 до 40 лет. Первый год работы был испытательным, женщины проходили курс обучения и на деле проверяли свои душевные и физические качества, необходимые для этой трудной работы. Обучение осуществлялось врачами, состоящими в общине на службе. Сестрам преподавали правила ухода за больными, способы перевязки ран, фар­мацию и рецептуру. Через год сестры давали присягу и становились полноправными членами общины. Это была особая форма подвижничества, выдержать которую могли только сильные духом. Сестры принимали больных, дежу­рили в больнице и в частных домах. Со временем их стали приглашать в частные и государственные больницы и госпитали. Условия жизни сестер милосердия резко отличались от таковых у «Сердобольных вдов». Исполне­ние тяжелых и сложных обязанностей, аскетический быт, дисциплина, отсутствие зарплаты, пенсии, выходных и отпусков приводили к тому, что многие сестры покидали общину через несколько лет. Только четвертая часть сестер пробыла в общине более 10 лет. Тем не менее работа их была более значительна по объему и качеству медицин­ского обслуживания населения, чем деятельность «Сердо­больных вдов».

Кроме врачей, состоявших на постоянной службе в общине, с консультативной целью для лечения больных приглашались многие известные врачи Петербурга. С 1845 по 1856 годы больницу общины посещал великий хирург Николай Иванович Пирогов, производил в ней наиболее сложные операции и вскрытия тел умерших. Работа в общине позволила ему высказать впоследствии следующую мысль: «Доказано уже опытом, что никто лучше женщин не может сочувствовать страда­ниям больного и окружать его попечениями неизменными и, так сказать, несвойственными мужчинам».

Так как спрос на деятельность сестер милосердия на­много превышал возможности одной общины, в России назрела необходимость создания новых общин. В конце 1844 года в Петербурге княгиня М.Ф. Барятинская осно­вала «Общину сестер милосердия литейной части», целью которой было «оказание помощи нуждающимся и страж­дущим», проживающим в этом районе города. В 1853 году община получила устав и название «Община во имя Хрис­та-Спасителя в Санкт-Петербурге». Сестрами становились после предварительного шестимесячного испытания совер­шеннолетние девицы и вдовы. Они были обязаны ходить за больными, преимущественно бедными, в их жилищах. В 50-х годах при общине были организованы приемная для больных, женская больница и ясли с больничным отделением. С 1853 по 1875 годы 23 сестры милосердия этой общины оказали помощь 103758 больным.

В том же 1844 году Софья Степановна Щербатова (в девичестве Голицына) на правах первой дамы столицы основывает благотворительное общество «Дамское попе­чительство о бедных в Москве», вошедшее в состав Ве­домства учреждений императрицы Марии. Под эгидой этого общества открываются один за другим детские приюты, богадельни для престарелых, училища и прочие благотво­рительные заведения. В 1845 году Софья Степановна при­нимает на себя обязанности председательницы Совета детских приютов. В 1848 году во время эпидемии холеры в Москве, С.С. Щербатова основывает общину сестер милосердия, получившую название Никольской. К орга­низации данной общины она привлекла известного докто­ра Федора Петровича Гааза. Ф.П. Гааз был одним из первых врачей, привлекших женщин к уходу за больными. Им первым в штатное расписание Павловской больницы в Москве был включен женский обслуживающий персо­нал: «Для улучшения ухода за больными вместо состоящих для ухода инвалидных солдат и жен их поставлено опре­делить по найму исключительно женскую прислугу - сидельниц, вместо поваров иметь кухарок».

В 1850 году в Одессе была учреждена «Стурдзовская богадельня сердобольных сестер». Богадельня состояла из общины сестер и больницы для их практического обуче­ния. Позже была организована бесплатная лечебница для приходящих больных и детская больница. Медицинское обслуживание получали только больные женского пола. При больнице состояли старший врач и несколько врачей и лекарей-помощников. Как и Петербургская служба сес­тер милосердия, одесские «Сердобольные сестры» едва справлялись с наплывом желающих получить хотя бы какую-нибудь медицинскую помощь.

Уход за ранеными и больными в России во время войны

Во время войны 1812 года по­мощь раненым на добровольных патриотических началах оказывали русские женщины. Они кормили и обогревали раненых солдат, перевязывали им раны, выхаживали вплоть до выздоровления. Это привело к созданию в ноябре 1812 года в Петербурге «Патриотического женского об­щества», предназначенного для оказания помощи населе­нию, пострадавшему от нашествия врага. Жизнь показала, что при большом поступлении раненых и больных лечеб­ные учреждения были не в состоянии обойтись без вспо­могательного женского труда. Поэтому в 1818 году была создана государственная служба сиделок, которые обуча­лись в больницах санитарно-гигиеническому уходу за боль­ными и имели штатные должности при больницах.

Однако свои требования к более широкому развитию женско­го ухода за больными в России предъявила Крымская война 1853-1856 гг. Во время Крымской войны особенно остро проявился недостаток сестер милосердия.

В музее Черноморского флота в Севастополе вместе с други­ми реликвиями войны хранится фотография 1901 г. На ней среди 13 участников обороны Севастополя немолодая женщина в бе­лом платке и темном платье, на котором три боевые медали. Это Даша Севастопольская. Ей было 15 лет, когда она для того, чтобы попасть в войска, обороняющие Севастополь, подстриглась под мальчишку, наде­ла старенький матросский костюм, бескозырку и... стала похожа на юнгу. Недалеко от окопов Даша устроила пункт первой помощи, который оказался в центре потока раненых.

Н.И. Пирогов в письме к жене (1853) сообщает: «Когда наши войска, проиграв сражение 8 сентября, возвращались обратно после продолжительной и упорной битвы к Севастополю изнуренными, обессиленными физически и морально, со мно­жеством раненых и изувеченных, истекающих кровью, Дарья «обратилась» в сестру милосердия и принялась безвозмездно помогать страдальцам. К счастью, нашелся в ее повозке и уксус, и кое-какое тряпье, которое употребила она для перевязки ран… Проходившие мимо нее команды с ранеными являлись к ней, как на перевязочный пункт за помощью, и только тогда пре­кратилось пособие, когда израсходовались у нее все заготов­ленные запасы. Таким образом, повозка Даши была первым по приходе неприятеля в Крым перевязочным пунктом, а сама она первой сестрой милосердия». На протяжении всей осады Севастополя она проводила дни и ночи на перевязочном пункте на коромысле переносила воду солдатам, стирала им белье, бинты, перевязывала раненых.

В документах 1854 г. упоминается, что «...в ухаживании за больными и ранеными в Севастополе оказывает примерное старание девица по имени Дарья, которой была вручена медаль «За усердие» на Владимирской ленте для ношения на груди, и пятьсот рублей серебром».

После первой бомбардировки Севастополя в октябре 1854 г. началась почти годичная осада города англо-франко-турецкими войсками. В этом же месяце в Петербурге для ухода за ранеными и больными не только на перевязочных пунктах, но и в военных госпиталях великая княгиня Елена Павловна (сестра императора Николая I) на свои средства учредила и организовала Крестовоздвиженскую общину сестер милосердия. Главной целью общины была подготовка сестер мило­сердия для ухода за ранеными и больными в действующей армии. Устав общины был составлен Пироговым. Н.И. Пирогов разделил сестер на группы: сестры перевязывающие, которые помогали врачам во время операций и при перевязках; сестры-аптекарши, которые готови­ли, хранили и раздавали лекарства; сестры-хозяйки, следившие за чистотой и сменой белья, содержанием больных и за хо­зяйственными службами. Пирогов разработал специальные инструкции для каж­дой из этих групп. Сестры милосердия вели журнал, где отмечали недостатки в уходе за ранеными и больными, обнаруженными во время дежурств. Это значительно повы­ло качество их работы и ответственность.

В конце ноября 1854 г. первый отряд сестер милосердия из 28 человек прибыл в Крым. Возглавляла этот отряд А.П. Стахович. В январе 1855 г. в Севастополь прибыл 2-й отряд сестер милосердия во главе с Меркуловой. Начальницей 3-го отряда стала Е.М. Бакунина.

Сестры Крестовоздвиженской общины помогали хирургам во время операций: следили за пульсом, держали руку или ногу во время ампутации и даже накладывали лигатуру на сосуд, из которого после отнятия конечности сочилась артериальная кровь. Они помогали докторам на перевяз­ках подавали больным лекарство, питье. Многие сестры умирали от тифа, некоторые были ранены или контужены. Но все они, перенося безропотно трудности и опасности, бескорыстно жертвуя собой, служили на пользу раненых и больных. Забывая собственную опасность, эти самоотверженные женщины дни и ночи проводили в госпиталях и на перевязочных пунктах. Ни гангрена, ни тиф, ни холера - ничто не страшило этих отдавшихся на великий христианский подвиг женщин. С необыкновен­ной кротостью и терпением отвечали они на капризы больных, успокаивали их ласковым словом, утешали ско­рым выздоровлением.

«Первым крестовоздвиженским сестрам пришлось идти прямо в огонь Крымской кампании», – писал Н. И. Пирогов. «Если они так будут заниматься, как теперь, то принесут, нет сомнения, много пользы. Они день и ночь попеременно бывают в госпиталях, помогают при перевязке, бывают и при операциях, раздают больным чай и вино, наблюдают за служителями и за смотрителями, и даже за врачами. Присутствие женщины, опрятно одетой и с участием помогающей, оживляет плачевную боль страданий и бедствий» (Пирогов Н.И., Севастопольские письма, 1853). В результате перегрузки передовых госпиталей ранены­ми Н.И. Пирогов предложил создать госпиталь в Екатеринославле. После его развертывания началась эвакуация раненых из Крыма. Н.И. Пирогов лично организовывал отправку раненых и больных, выделял для ухода за ними в пути лучших сестер милосердия. Много сделали сестры милосердия для улучшения медицинской помощи раненым и больным при введении Н.И. Пироговым сортировки.

Впервые в мировой истории сестры милосердия стали оказывать помощь раненым и больным на поле битвы. Великая княжна Елена Павловна, учредив общину, оказала услугу истинно страдающим, сделала переворот в госпиталях, введя в них службу сестер милосердия, призвание которых – проявлять чуткость и заботливость при уходе за больными.

В октябре 1855 г. в Севастополе Н. И. Пирогов для каждой категории сестер Крестовоздвиженской общины разработал подробную инструкцию деятельности, изложенную в его «Правилах для сестер Крестовоздвиженской общины», однако и от врачей, особенно молодых, он требовал «исполнения опыта сестер», считая, что сестры «не слепые исполнительницы приказов лица, только что вступившего на врачебное поприще». «Разве знание личности больного, – писал он, – приобретенное постоянным уходом за ним, ничего не значит для врача, видевшего его только раз или два день».

Членами общины были женщины разных сословий и уровня образования. Это о них писал Л.Н. Толстой в рассказе «Севастополь в мае»: «Сестры, со спокойными лицами и с выражением не того пустого женского болезненно-слезного страдания, а деятельного практического участия, то там, то сям, шагая через раненых с лекарством, с водой, бинтами, корпией мелькали между окровавленными шинелями и рубахами» (Толстой Л.Н., Севастополь в мае, 1855).

Среди начальниц отрядов особое место занимает Е.М. Бакунина. Н.И. Пирогов вспоминает: «Ежедневно, днем и ночью, можно было застать ее в операционной комнате, ассистирующей при операциях; в то время, когда бомбы и ракеты то перелетали, и недолетали и ложились кругом... она обнаруживала со своими сообщницами присутствие духа, едва совместимое с женской натурою...» (Пирогов Н.И., Севастопольские письма, 1853).

Отец Екатерины Михайловны – генерал-губернатор Петербур­га, мать – племянница М.И. Кутузова. Е.М. Бакунина получила прекрасное, всестороннее образование. Когда фор­мировалась община сестер милосердия для помощи ране­ным на театре военных действий, Е.М. Бакунина жила в Москве и оттуда, руководствуясь лучшими побуждениями, стремлением оказывать помощь раненым на бастионах Севастополя, она ходатайствовала о зачислении в общину. В связи с этим Е. Бакунина стала посещать московские больницы с целью знакомства с делом ухода за больными. Из Петербурга не было известий, родные и близкие были против затеи Екатерины Михайловны, и она вынуждена была написать в Петербург следующие замечательные сло­ва: «Внучка адмирала Ивана Логиновича Голенищева-Кутузова желает ходить за матросами, то странно, кажется отказывать ей в этом...» Е.М. Бакунина все-таки выехала в Севастополь и своей деятельностью там заслужила пол­ное признание и любовь со стороны раненых и уважение Н.И. Пирогова: «Е.М. Бакунина вела все дела присмотра за уходом больных с таким тактом, энергией и совестли­востью, что полученный успех оказался блестящим и для всех здравомыслящих людей неоспоримым. Все, что преж­де удерживали и не выдавали, и теперь еще старались удерживать, но Бакунина, пунктуально исполняя мои и других медиков предписания, настоятельно вытребовала недоданное».

После Крымской войны Е.М. Бакунина принялась за созда­ние новой общины сестер милосердия. Но, к сожалению, ее стремление, ее борьба против превращения общины в религиоз­ный орден, за дальнейшее совершенствование подготовки сестер не принесла успеха.

После путешествия в Германию и Францию, куда Екатерина Михайловна отправилась, чтобы познакомиться с деятельностью иностранных сестринских общин, у нее появилось твердое убежде­ние в том, что в основу таких общин следует положить не религиозные, а моральные принципы. Неважно, к какому вероис­поведанию принадлежит сестра, а важны ее общественные взгля­ды и моральные принципы. Однако с этими ее убеждениями не согласилась великая княгиня Елена Павловна, и летом 1860 г. Бакунина навсегда простилась с общиной, где она была сестрой-настоятельницей. На склоне лет ею были написаны «Воспомина­ния сестры милосердия Крестовоздвиженской общины, 1854-1860 гг.». Помимо ее незабываемой деятельности в период Крымской кампании, Е.М. Бакунина считается родоначальницей сестринской службы и сельской медицины в России.

Простившись с общиной, Е.М. Бакунина у себя в имении, в Тверской губернии, организовала на собственные средства не­большую лечебницу для крестьян. Когда было необходимо, об­ращалась за советом к врачам, вызывая их на собственные средства из города. Вскоре (также на собственные средства) у себя в лечебнице она поставила несколько кроватей и в соб­ственном доме устроила аптеку, где сама готовила лекарства.

Ее самостоятельная деятельность в течение 7 лет принесла свои плоды: местное губернское земство приступило к организа­ции общественной медицинской помощи сельскому населению. Лечебница Е.М. Бакуниной вошла в общеземскую сеть, ей в помощь был назначен фельдшер, и 3 раза в месяц регулярно стал приезжать врач.

По предложению земского собрания Е.М. Бакунина приняла на себя обязанности попечительницы медицинских учреждений Новоторжокского уезда Тверской губернии.

В 65-летнем возрасте Е.М. Бакунина участвовала в русско-турецкой войне (1877-1878) в качестве члена отряда Крас­ного Креста на Кавказе, где она возглавила работу отрядов сестер милосердия.

Подводя итог деятельности Крестовоздвиженской общины, следует сказать, что всего на театре военных действий работали 160 сестер, 17 из них погибли при исполнении своего долга. В целях поощрения и увековечения заслуг сестер в Крымской войне комитетом Крестовоздвиженской общи­ны был учрежден позолоченный крест, которым были награждены 158 сестер, 68 сестер были представлены к бронзовой медали «За оборону Севастополя», среди них Екатерина Хитрова, Екатерина Бакунина, Дарья Севасто­польская и многие другие.

В марте 1856 года в Петербурге Обществом призрения бедных была создана Максимилиановская лечебница для приходящих больных. За два месяца существования она оказала бесплатную помощь 180 больным. В этой лечебни­це по инициативе главного врача Крестовоздвиженской общины В.И. Тарасова работали сестры милосердия, вер­нувшиеся с Крымской войны. Они были также прикоман­дированы к больницам для чернорабочих, к Елизаветин­ской детской больнице. Немного позднее сестры милосер­дия были введены в военно-сухопутные госпитали. Цель В.И. Тарасова состояла в подготовке «деятельных помощ­ниц врача», но, кроме того, и в помощи бедным больным, которым предоставлялась возможность бесплатно лечиться.

Во время Крымской войны действующей армии также помогали сестры Никольской об­щины вместе с отрядом «Сердобольных вдов» Московско­го вдовьего дома.

Флоренс Найтингейл

В развитии сестринского дела в странах Европы в XIX веке большую роль сыграла деятельность выдающейся личности, англичанки Флоренс Найтингейл (Florence Nightingale, 1820-1910). Флоренс родилась во Флоренции (Италия), в богатой аристократической семье и получила блестящее образова­ние для женщины своего времени. Она прекрасно знала литературу, владела пятью иностранными языками, изуча­ла математику и естественные науки, занималась живо­писью и музыкой. Но спокойная и обеспеченная жизнь не привлекала девушку. Флоренс искала возможность активно помогать бедным и больным. Но в то далекое время деятель­ность, связанная с милосердием, оказанием помощи нужда­ющимся, считалась занятием, не достойным знатной жен­щины. Девушка пожертвовала личным счастьем, дорогими отношениями с родителями, но осталась верна своему при­званию. Благодаря упорству и настойчивости, она в 1851 году поступает в общину сестер пастора Ф. Флендера в Гер­мании, где и получает сестринское образование.

Через два года Флоренс занимает пост заведующей больницей для учительниц в Лондоне. Во время эпидемии холеры в Лондоне, она работает сестрой милосердия в холерной больнице. Имя Флоренс Найтингейл приобрета­ет известность, и ей предлагают заведовать Королевской больницей, но начавшаяся Крымская война изменила ее планы.

В ходе боевых действий английская армия несла боль­шие потери, которые возрастали из-за плохой организации военно-медицинской службы. Поэтому, военное министерство искало опытного, знающего человека с организа­торскими способностями, которому можно было доверить возглавить отряд медицинских волонтеров. Таким челове­ком и оказалась Флоренс Найтингейл. Она лично отобра­ла 38 будущих сестер милосердия и отправилась с ними в английский госпиталь в Скутари (Турция). Отважных жен­щин ожидала страшная картина: прогнившие, грязные ба­раки, кишащие паразитами тюфяки, нехватка белья и перевязочного материала, отсутствие топлива. Более 2000 раненых лежали вповалку на прогнивших нарах, больные тифом и холерой не были изолированы от других больных и раненых.

Сестры милосердия во главе с Флоренс энергично взя­лись за переустройство госпиталя, за обеспечение в воен­но-полевых условиях максимально эффективного санитар­ного режима и сестринского ухода. Они добились сниже­ния смертности с 42% до 2%. По ночам повсюду мелькал огонек Флоренс Найтингейл. Прозванная солдатами «Жен­щиной со светильником», она не отходила от больных и раненых. К концу войны под руководством Флоренс ра­ботало уже 125 сестер милосердия. После окончания войны, перед отъездом в Англию, она на свои деньги поставила на высокой горе над Балаклавой в Крыму боль­шой крест из белого мрамора в память о погибших солда­тах, врачах и медицинских сестрах. Помощь на театре военных действий принесла Флоренс еще большую из­вестность. Ее именем на родине был назван корабль. Ко­ролева Виктория неоднократно приглашала замечательную женщину в резиденцию и подарила ей бриллиантовую брошь с надписью: «Блаженны милостивы».

После окончания Крымской войны Флоренс Найтин­гейл продолжила свою деятельность в медицине, но уже на другом уровне. Она пишет много книг и статей о на­значении, роли, деятельности и подготовке сестер. Выхо­дят в свет такие работы как «Заметки о госпиталях», «За­метки о сестринском деле», «Как надо ухаживать за боль­ными» и многие другие, которые получают восторженную оценку медиков и в настоящее время. Влияние мисс Най­тингейл на положение женщин в Великобритании было огромным. В 1856 году одна высокопоставленная дама так отозвалась о мисс Найтингейл: «Важнейшим делом Фло­ренс было то, что благодаря ей в обществе возросло мне­ние о возможностях женщин, их работе».

Много времени и сил отдавала Флоренс делу подготов­ки медицинских сестер. В 1860 году по инициативе Най­тингейл в Лондоне при больнице Святого Фомы была открыта испытательная школа для сестер милосердия. В течение 27 лет этой школой руководила подготовленная Флоренс квалифицированная медицинская сестра. Закан­чивая школу, сестры милосердия произносили составлен­ную Найтингейл торжественную клятву, где были такие слова: «Всеми силами я буду стремиться помочь врачу в его работе и посвящу себя обеспечению здоровья тех, кто обратился ко мне за помощью».

Умерла Флоренс Найтингейл в возрасте 90 лет, она похоронена в кафедральном соборе Святого Павла в Лон­доне. Самоотверженная женщина стала примером служе­ния людям и прообразом международного милосердия. Медалью с ее изображением награждают за особые заслуги отличившихся медицинских сестер. На оборотной стороне медали латинская надпись по кругу гласит: «Pro Vera Misericordia et cara Humanitate Perennis décor universalis» — «За истинное милосердие и заботу о людях, вызывающие восхищение всего человечества» и посередине гравирован­ная фамилия владельца. Медаль Флоренс Найтингейл была учреждена в 1912 году. К настоящему времени этой ме­далью награждено около 1000 человек, из них 46 россий­ских медицинских сестер.

В 1934 году Международный Совет медицинских сестер совместно с Лигой обществ Красного Креста основал меж­дународный денежный фонд имени Флоренс Найтингейл, целью которого является содействие делу подготовки и переподготовки медицинских сестер во всем мире. Имя Флоренс известно во всем мире. Ей посвятил поэму «Свя­тая Филомена» американский поэт Т. Лонгфелло. В ее честь в Лондоне и во Франции воздвигнуты памятники. Изображение Флоренс мы можем встретить и на денеж­ных купюрах, и на почтовых марках. Ежегодно, 12 мая, в день рождения Ф. Найтингейл, во многих странах прово­дится в ее память «День больницы». Ее имя носят многие медицинские школы в разных странах.

Международный Красный Крест

В 60-х годах 19 века для оказания помощи военнопленным, больным и раненым воинам в Европе создаются первые общества «Красного Креста», в арабских странах – общества «Красного полумесяца», в Иране – «Общество Красного Льва и Солнца», в мирное время оказывающие помощь пострадавшим от стихийных бедствий.

Мысли об организации международной частной и доброволь­ной помощи пострадавшим на войне, без различия их званий и национальности возникли у швейцарского общественного деятеля Анри Жана Дюнана (Henry Dunant, 1828-1910), лауреата Нобелевской премии Мира (1901) под влиянием поразившей его деятельности сестер в период Крымской войны: с одной стороны – Крестовоздвиженской общины, с другой – Флоренс Найтингейл. Кроме того, 25 июля 1859 г. в разгар франко-итало-австрийской войны, случайно оказавшись в местечке Сольферино (Северная Италия), Анри Дюнан был потрясен картиной, которую он увидел на поле боя: раненые умирали из-за отсутствия своевременной медицинской помощи. В 1862 г. он издает «Воспоминания о Сольферино» и принимает окончательное решение о создании международной организации помощи жертвам войны. В 1863 г. в Швейцарии был организован постоянный Международный комитет помощи раненым, пере­именованный в 1876 г. в Международный комитет Красного Креста. В 1864 г. в Женеве состоялась дипломатическая кон­ференция, на которой представители 12 стран подписали между­народное соглашение – «Женевскую конвенцию об улучшении участи раненых и больных воинов в действующих армиях». Эта конвенция положила начало международному гуманитар­ному праву, действующему по сей день. На этой конферен­ции был учрежден особый международный отличительный знак, обеспечивающий правовую защиту на поле боя: красный крест на белом фоне.

Россия присоединилась к Женевской конвенции в 1867 г., когда в Петербурге на основе Крестовоздвиженской общины было создано «Российское общество попечения о раненых и больных воинах», в 1976 г. переименованное в Российское общество Красного Креста (РОКК).

С 1871 г. женщинам было разрешено работать в госпиталях и в мирное время. В 1875 г. было издано положение о сестрах Красного Креста для ухода за больными и ранеными во время войны. Отряды сестер Красного Креста оказывали помощь раненым на полях русско-турецкой, русско-японской войн.

Движение сестер милосердия стало распространяться по России. Несколько сестринских общин было открыто в Москве. Из Никольской общины выделилась группа сес­тер милосердия во главе с княгиней Н.Б. Шаховской, которая в 1866 году учредила общину сестер милосердия «Утоли моя печали». Сестры этой общины работали в тюремной больнице. Через 8 лет было выстроено главное здание общины, в котором было устроено общежитие сестер. На третьем этаже здания была психиатрическая больница на 70 коек, а в центре здания находилась церковь. Плата за лечение была довольно высока: в общей палате – 100 руб; в отдельной – 200 руб. В 1892 году начала функционировать бесплатная амбулатория, названная Александро-Мариинской. Была выстроена больница, которая давала приют и лечение детям и молодым людям до 18 лет, тут же размещался приют для престарелых сестер общины на 30 человек.

В 1866 году Дамское попечительство о бедных создает совершенно новое для России учреждение – приют во имя св. Марии Магдалины для женщин, девушек и мало­летних девочек, занимавшихся проституцией и пожелав­ших встать на праведный путь. Первой руководительницей приюта была княгиня Ольга Алексеевна Голицына – дочь С.С. Щербатовой. Женщины и девушки, прожившие в приюте 3 года, получали право на его попечение, заклю­чавшееся в оказании помощи в трудоустройстве. Они ра­ботали сиделками в больницах, устраивались в мастерские и частные дома. Выходившие замуж получали скромное приданое.

Вслед за Александровской в Москве открылись другие общины сестер милосердия. Наиболее крупной была Покровская. При этой общине действовали: приют для детей-сирот, шестиклассная школа, фельдшерские курсы, школа шелководства, амбулатория, больница, госпиталь, дом для престарелых монахинь и сестер милосердия. В Уставе общины определялись следующие задачи: подго­товка сестер милосердия, оказание помощи больным, вос­питание детей. Существовало три разряда сестер: испыту­емые, младшие, старшие - крестовицы (5 лет работы). Все те, кто хотел поступить в сестры милосердия, предвари­тельно проходили испытательный срок по крайней мере один год. В конце 60-х годов появились общины сестер милосердия и Одессе, Харькове, Тбилиси. В 70-х годах Е.П. Карцевой, дочерью помещика Новгородской губернии, под руководством С.П. Боткина была органи­зована община Святого Георгия (Георгиевская) по подготовке сестер милосердия, которая прошла с войсками путь через Балканские горы к Андрианополю, затем от Плевны до Сан-Стефано. К 1877 году Россия имела 300 дипломированных сестер.

Опыт Крымской кампании получил развитие в русско-турецкой войне (1877-1878) на театрах военных действий в Черногории и в Сербии. Перед началом русско-турецкой войны на учете было всего 279 сестер. Председатель общества попечения о ране­ных и больных запросил у Главного военно-госпитального комитета об ускоренной (6-недельной) подготовке сестер. Ряд общин медицинских сестер Петербурга (Свято-Троиц­кая, Крестовоздвиженская, Георгиевская и Покровская) стали принимать женщин на курсы. Аналогичные курсы подготовки сестер милосердия открылись и в других городах России.

Весной 1878 года в войсках разразилась эпидемия тифа. Тиф с каждым днем разрастался, и вскоре все госпитали оказались переполнены больными. Почти все медсестры переболели тифом, немало их погибло. Несмотря на неве­роятно тяжелые условия работы в госпиталях, сестры по-прежнему сохраняли самообладание и с еще большей са­моотверженностью обслуживали раненых и больных. Они провели гигантскую работу на эвакопунктах. Если учесть, что Дунайская армия за всю кампанию потеряла ранены­ми 43 416, а больными 875 543 человека, значительная часть которых была эвакуирована в Россию, то можно себе представить титанический труд сестер, работавших на эвакопунктах и санитарном транспорте. Более 5% от общего числа сестер стали жертвами тифа и других заболеваний.

Все участницы войны получили медали, учрежденные в память о русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Шесть ме­дицинских сестер были награждены серебряными медаля­ми «За храбрость», и почти все сестры – знаком отличия Красного Креста. Многие сестры милосердия, вернувши­еся домой, остались материально необеспеченными. По ходатайству главного военно-госпитального коми­тета 23 января 1879 года был издан приказ о материальной помощи и назначении пенсии, что несколько улучшило положение сестер, вернувшихся с войны.

В 1897 году Российское общество Красного Креста учреди­ло в Петербурге институт, существо­вавший до 1917 года, целью которого была подготовка мужского персонала по уходу за больными и ранеными и оказанию помощи в несчастных случаях. Срок обучения в институте составлял 2 года. К этому времени 2-годичной подготовкой сестер занимались в 109 общинах. Курсы сестер милосердия были открыты при больницах. К 1913 г. в России насчитывалось 10 000 сестер мило­сердия.

В целом, общины сестер милосердия были своеобраз­ными трудовыми коммунами, где функционировали дет­ские приюты и школы, больницы и амбулатории, ремес­ленные и художественные мастерские и обязательные по­стоянно действующие курсы медицинских сестер. Уставы общин мало чем отличались один от другого. Неизменны­ми их условиями были целомудрие и строгость поведения, любовь и милосердие к ближнему, трудолюбие и самоот­верженность, дисциплинированность и беспрекословное подчинение начальству. Уставы общин хотя и были стро­гими, но в отличие от монастырских сохраняли за члена­ми общины некоторые элементы свободы. Сестры имели право владеть наследственным и собственным имущест­вом, при желании могли вернуться к родителям, вступить в брак. Среди сестер милосердия было много женщин и девушек знатного происхождения. Однако устав не позво­лял никому делать никаких скидок, да никто и не стре­мился к привилегиям, все с одинаковой самоотвержен­ностью переносили тяготы трудовых будней мирного вре­мени и лишения и опасности фронтовой жизни.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница