45 лет со дня образования ндпа



Скачать 208.53 Kb.
Дата30.04.2016
Размер208.53 Kb.
45 ЛЕТ СО ДНЯ ОБРАЗОВАНИЯ НДПА

1 января 1965г. в Кабуле в доме Нур Мохаммад Тараки состоялся первый, учредительный съезд Народно-Демократической Партии Афганистана (НДПА). С тех пор прошло 45 лет. В советское время было принято к таким круглым датам писать программные статьи, провести круглые столы и т.д. Сейчас ничего этого не произошло, видимо, по простой прозаичной причине, - партия перестала существовать, была разгромлена, а многих её видных деятелей, в т.ч. тех, кто стоял у истоков этой партии и/или руководил ею в последующем, - постигла трагическая участь. Другая часть находится в эмиграции, тоже не на особом завидном положении. Сегодня в парламенте Афганистана едва ли найдется пара-тройка человек, которые стоят на позициях, отдалённо напоминающих установки партии Ватан, как эта партия в последние годы своего существования стала называться. Как же так получилось, что партию, боровшуюся против угнетения, эксплуатации, за развитие, прогресс, равноправие, сотрудничество, братство со всеми народами Афганистана, со всеми прогрессивными силами в мире, постигла такая печальная участь? Тут без определённой предыстории не обойтись, поэтому придется кое-что вспомнить из нашего недалёкого прошлого, которое до конца нами не осознано и не изучено.

Москву, как известно и – не без оснований, - обвиняли в экспансионизме, экспорте революции, попытках установить свой строй во всем мире. То, что Москва приложила немало усилий к возникновению НДПА (как в свое время к появлению «Туде» в Иране) – теперь это не особый секрет. И дело не только в борьбе двух систем, каждая из которых боролась против другой всем, чем могла, - все средства были «хороши», - столько в том, что НДПА появилась не на пустом месте, что для этого существовала определённая почва, что эта партия не могла появиться из воздуха, привнесённая только «злой и коварной» волей Москвы. Эта партия вобрала в себя наилучшее, что было в общественной, патриотической афганской мысли, - начиная от просветительской деятельности Махмуда Тарзи (одного из лидеров младоафганского движения-конституционалистов «Машрута хахан» в начале 20-го века), через попытки Мохаммада Гобара создать первые литературно-проветительские кружки «Виш Зальмиян» (Пробудившаяся молодежь) в 1947г, через литературную деятельность Нур Мохаммада Тараки, парламентскую работу Бабрака Кармаля…. Геостратегическое положение Афганистана обрекло его на отсталость и неразвитость, а традиционная политика изоляции, которую на протяжении 226 лет проводили эмиры Афганистана, начиная от Абдурахмана и кончая Мухаммадом Захир Шахом (с момента образования дурранийской державы в 1747г до переворота Дауда в 1973г), сыграла только на руку этому плачевному положению. Когда весь мир шел вперед, - строил новые города, самолеты, дороги, космодромы, поезда, - Афганистана, свернувшись в свой горный кокон, дремал, жуя свой насвай. Эта партия зародилась в стране, во главе которой 40 лет сидел один и тот же король, не давая никому ни продохнуть, ни чихнуть. И НДПА, одна из выразительниц левого спектра общественно-политических сил, возникла одновременно со многими другими партиями, группами, объединениями, причём как левого, так и правого толка, как светского, так и клерикального толка. Революционное общество трудящихся Афганистана, Организация трудящихся Афганистана, Организация федаинов Афганистана, Сетам-е мели (Национальный гнёт), Шоалей-е джавид (Вечное пламя) представляли левое крыло общественно политических объединений. В конце 60-х гг. началось формирование и других партий и движений правого или клерикального толка; их было около 15 организаций: - Исламская партия Афганистана, Движение исламской революции Афганистана, Исламская партия Халеса, «Ихван уль-Муслимин» – «Братья-мусульмане» и т.д. с их известными политическими лидерами: Сагбатулла Моджадеди, Барханутдин Раббани, Гульбеддин Хекматьяр, Юнус Холес, Мухаммад Наби, Саид Гейлани, Абдул Сайаф.

Этот момент в истории Афганистана следует особенно отметить, ибо есть много «учёных» и «друзей» афганского народа, которые любят обвинять НДПА в том, что именно эта партия явилась инициатором гражданской войны в стране. Здесь уместно напомнить, что в ходе дворцового переворота июня 1973г, приведшего М.Дауда к власти погибло всего 4 человека, что боевые действия против правительственных войск Ахмад Шах Масуд начал уже в уезде Бахарак в Панджшере в августе того же года, а вдохновители этой войны (Б.Раббани и Г.Хекматьяр) тогда сидели в Пешаваре и раздували оттуда пламя войны. М. Дауд находился как бы меж двух огней: в Кабуле – под натиском левых сил, самой крупной партией из которых была НДПА, а из-за рубежа, из Пакистана – под давлением исламистов. И тогда он пошел по пути своего друга иранского шаха Мухаммеда Реза Пехлеви: начал громить (мочить) и тех, и других. Не всегда это у всех получается… Реза Пехлеви разгромил партию Туде, выслал всех аятолл, а сына Хомейни – Мустафу убил. Мухаммад Дауд, надеясь, что правые противники находятся «далеко» в Пешаваре, решил расправиться с «оппозицией» (которая и привела его в 1973г к власти) у себя дома. Ну, а оппозиция решила по-своему: мы тебя породили, мы тебя и…Чем все это закончилось и для первого и для второго – известно.

Но вернемся к вопросу истории НДПА. Особенностью образования НДПА, как партии рабочего класса, было то, что она возникла на волне общедемократического движения, в стране, где рабочее движение только ещё зарождалось. К концу 60-х гг. лиц наёмного труда насчитывалось, по некоторым данным, около 880 тыс. чел. Из них занятых в промышленном производстве – более 30 тыс. Вот и вся социальная база НДПА!

Нечёткое классовое расслоение общества, политическая неразвитость общественно-политических сил (отсутствие массовых партий с продолжительным опытом деятельности), проявляющаяся в клановости, семейственности, землячестве, трибализме и даже кастовости, - не могли не сказаться на составе и жизнедеятельности партии.

С одной стороны, всеобщая отсталость страны порождала брожение в среде беднейших масс крестьянства, ремесленничества, рабочих. С другой стороны, позорным положением страны были недовольны и средние слои общества: госслужащие, военные, интеллигенция, представители которых в своём мировоззрении подымались выше своих узких интересов личного благополучия.

Итак, оба потока общественного движения были объединены одной целью: осознанием необходимости радикальных перемен в обществе и уничтожения помещичье-буржуазного строя в стране, феодальных и дофеодальных остатков, построения демократического общества в Афганистане. Эти общие цели делали их союзниками в борьбе. Однако неоднородность социального состава этих сил таила в себе опасность их дробления и разобщения.

Возникнув сначала как единая партия, НДПА вскоре в 1967г. распалась на две самостоятельные партии – «Хальк» и «Парчам» («народ» и «знамя» - соответственно).

НДПА-Хальк под руководством Тараки в социальном плане была связана с малообеспеченными трудовыми слоями преимущественно из периферийных районов, имела опору среди инженерно-технического персонала госсектора, мелкого чиновничества, младшего офицерства (особенно в танковых частях и ВВС). В Хальк не принимались выходцы из обеспеченных слоев во избежание компрометации партии перед широкими массами. Большая часть образованных халькистов имела дипломы и аттестаты советских учебных заведений. Халькисты считали себя подлинными революционерами (Тараки называл себя коммунистом), были склонны к политической трескотне и авантюризму, имели сильные позиции в армии.

НДПА-Парчам под руководством Б. Кармаля состояла преимущественно из представителей имущих классов и слоев городского, особенно столичного, населения (Б. Кармаль был депутатом Парламента от Кабула). Парчамисты были более образованы, с дипломами западных и привилегированных столичных учебных заведений. Они предпочитали либерально-реформистские легальные методы борьбы, критиковали тезис халькистов о "пролетарской" революции и настаивали на национально-демократическом характере предстоящих преобразований. Прием в Парчам производился без учета социального происхождения, на основании желания работать на платформе партии. Парчамисты считали себя более подготовленными в теоретическом отношении революционерами, чем их оппоненты из Халька. При том, что обе фракции по своему национальному составу принадлежали к доминирующим в стране пуштунам, Парчам был несколько более "интернационален" (мать Кармаля была таджичкой).

Выходец из бедноты, еле-еле овладевший грамотой, но услашавший от кого-то про какую-то райскую жизнь в Шоурави, которая построена в результате революции, выбившийся в люди бедняк, ставший офицером в результате пролитого собственного пота и собственной крови, без связей и волосатой руки, помнящий испытанные на себе поборы ханов и малеков, унижения и оскорбления, толкающие его на революционный путь и, в силу обстоятельств, оказавшийся в водовороте событий, - вот типичный портрет хальковца тех лет. У Тараки есть рассказы – «Скитания Банга», «Ца́ра» (Бедняк). В них как раз и рисуются портреты вот таких афганских «народовольцев»…

И – сын генерала, респектабельного министра, госслужащего, ездивший свободно за границу (потому что у него есть на это средства!), насмотревшийся на цивилизацию, начитавшийся просветительской литературы, возненавидевший нищету и безграмотность, отсталость и дикость собственной страны, - вот типичный портрет парчамовца тех лет.

В советской афганистике существовала точка зрения, что произошедший раскол НДПА явился болезнью роста партии. Однако «болезнью роста» какой-либо партии принято считать такое положение, когда она определила уже конечную цель своей деятельности и раскол в ней происходит из-за разногласий по поводу тактических приёмов достижения цели. В НДПА же сложилась другая ситуация, когда образовавшиеся партии ставили себе неодинаковые по глубине социального содержания цели. Поэтому здесь правомерно говорить не о двух крыльях партии, а о двух самостоятельных партиях с самостоятельными целями и задачами. Например, Н.М.Тараки в 50-ом номере газеты «Афган меллат» за 1967г. говорил, что Парчам не имеет никаких организационных связей с НДПА. Это заявление было сделано в ту пору, когда Парчам пыталась выступить в парламенте от имени НДПА. Самостоятельность Парчам неоднократно подтвердил впоследствии и Б.Кармаль, её лидер. Если рассмотреть платформы каждой из этих партий, то следует сказать следующее:

Партия Хальк ставила целью своей деятельности соединение зарождающегося в стране рабочего движения с марксизмом-ленинизмом, как революционного движения. Таким образом, конечной целью партии Хальк, как партии рабочего класса ставилась цель построения социализма. Хальк, конечно же, не могла не учитывать специфику Афганистана, заключающаяся во всеобщей экономической и политической отсталости страны, в неразвитости её производительных сил, опутанных феодальными и дофеодальными пережитками, в малочисленности рабочего класса и в отсутствии в стране рабочего движения. С учётом всего этого партия и строила свою деятельность. Большое подспорье в своей деятельности партия видела в лице Советского Союза и других стран социализма. В предисловии к книге «Новая жизнь», - предтечи распространения марксизма в Афганистане, вышедшей в 1961г., - Н.М.Тараки говорил, что опираясь на помощь соцстран, молодые развивающиеся страны могут миновать капиталистический путь развития, рассматривавшийся левыми силами, как источник социального зла. Поэтому первоначальные цели партии были: распространение марксизма, рост партии, создание сети партийных организаций по всей стране, работа в различных слоях общества: рабочего класса, крестьянства, ремесленничества, интеллигенции, военных. Необходимость для Хальк действовать и в других слоях общества диктовалась не только афганской спецификой, о которой говорилось выше, но и её стремлением возглавить общедемократическое движение в стране. Партия ставила себе и другие задачи, такие как «освоение» различных видов борьбы в рабочем движении: экономической, парламентской, организацию митингов и демонстраций. В первых двух апрельских номерах газеты «Хальк» за 1966г. – печатном органе НДПА – была опубликована «Демократическая программа движения «Хальк». Программа содержала социально-экономический анализ афганского общества, проблем, стоящих перед ним, а также пути их разрешения. НДПА – первая политическая партия в Афганистане, объявившая сознательный бой феодализму. Весной 1967г. был издан устав НДПА. Статья №1 Устава гласила: «НДПА представляет собой авангард трудящихся классов и высшую форму политической организации рабочего класса Афганистана. НДПА основана на принципах марксизма-ленинизма и добровольном союзе передовых и сознательных масс Афганистана – рабочих, крестьян, ремесленников и интеллигенции».

Заметим, что раскол в НДПА произошёл как раз тогда, когда настала необходимость определить промежуточные и конечные цели и задачи движения в стране.

Партия Парчам. Уже само название партии многое говорит об её политических целях и устремленности. Партия стремилась быть знаменосцем, авангардом общедемократического движения в стране, однако чёткой идейной платформы не имела. Конечной целью своей деятельности партия ставила построение демократического общества, т.е. такие преобразования, которые не меняли в корне структуру общества. Исходя из существовавших тогда реалий в стране и мире – как их понимала сама партия – она развивала свою деятельность в основном в среде интеллигенции, госслужащих, военных, считая эти слои общества наиболее реальной силой, которая смогла бы привести массы на революционные действия. В тот период партия считала наиболее эффективной парламентскую форму борьбы. Именно ей принадлежит идея образования Национально-отечественного фронта (НОФ), призванного стать организацией, объединяющей все патриотические и демократические силы общества в борьбе против старого режима.

Таковы две разные, как видно из вышеизложенного, платформы деятельности Хальк и Парчам, которые, из-за неидентичности, не могли не привести к расколу и образованию двух самостоятельных партий. Обе партии продолжали называть себя НДПА, однако действовали самостоятельно. У них были самостоятельные печатные органы, самостоятельные организационные структуры.

В течение 10 лет, последовавших после раскола, обе партии вели самостоятельную борьбу за свои цели, которые, как естественный результат борьбы, не могли не соприкасаться. Программа минимум Хальк состояла в проведении народно-демократической революции. Программа максимум Парчам состояла в построении такого же общества. Это обстоятельство, при прочих разногласиях, не могло не делать обе партии союзниками в борьбе.

Военный переворот Дауда летом 1973г. и обрушившиеся на демократические силы страны репрессии во многом изменили политическую ситуацию в Афганистане.

Во-1-ых, военный переворот Дауда, последовавшее за ним усиление реакции, фактический развал правящей коалиции и усиление авторитарных тенденций в политической структуре общества развенчали надежды партии Парчам на мирный, эволюционный, парламентский путь достижения своих целей.

Во-2-ых, возросшая активность народных масс подсказывала партии Парчам, что будущий исход битвы может быть не столь спокойным, мирным, ибо в движение могут прийти широкие низы общества, для руководства которыми потребуются другие, более радикальные установки.

В-3-их, горькие плоды правления Дауда, свернувшего монархию и провозгласившего широко разрекламированный его правительством новый экономический курс, ничего не давший народным массам и только усугубивший их и без того тяжёлое положение, развеяли иллюзии мелкой буржуазии насчет того, что применявшиеся до сих пор методы борьбы могут вывести страну из экономической катастрофы, в которой она оказалась.

И, в-4-ых, наряду с этим, возросшая популярность в стране Хальк, завоевание ею всё большего числа сторонников и сочувствующих среди всех социальных слоёв афганского общества, превращающие её в весомую силу, составили Парчам сильную конкуренцию, поэтому она вынуждена была пересмотреть некоторые свои программные установки, внести в них коррективы и искать пути сближения с Хальк. В этом была заинтересована и Хальк, т.к. обе партии рассчитывали, что своим слиянием они усилят революционный поток в стране и уберегут партии от обрушившихся на них репрессий. Под влиянием вышеперечисленных факторов партия Парчам внесла существенные коррективы в свои программные установки.

Во-первых, она признала себя партией рабочего класса, строящей свою деятельность на основе марксизма-ленинизма.

Во-вторых, конечной целью деятельности партии было провозглашено построение социализма.

Эти обстоятельства прямо способствовали слиянию двух партий. Организационно объединение двух партий произошло в 1976г. После этого объединившаяся партия продолжала называться НДПА. Предметом особого разговора заслуживает стать платформа, на основе которой произошло объединение. Идеологическая платформа, как было сказано выше, после корректировки программы Парчам, для обеих партий стала единой – марксизм-ленинизм. Обе партии были единодушны и в отношении тактики достижения промежуточных и конечных целей. Представляет интерес организационная процедура, при которой произошло объединение. Обе партии сошлись на следующем:


  1. Представители Хальк и Парчам в руководящих органах партии получают одинаковое представительство.

  2. Н.М.Тараки избирается генеральным секретарём ЦК НДПА, а Б.Кармаль – секретарём ЦК.

Слияние двух партий произошло не на съезде или конференции партии, где всесторонне обосновывалась бы необходимость или желательность для революционного движения в стране слияния двух партий, раскрывались и получили бы классовую оценку причины, приведшие Парчам к восприятию марксистко-ленинской платформы. После слияний двух партий был выпущен документ об единстве 1977г., где указывалось на необходимость объединения сил в борьбе против режима Дауда, перешедшего на путь реакции и преследования прогрессивных, демократических сил. Объединение состоялось путём личный контактов и договорённостей высшего руководства партий. При этом низовые партийные организации остались в стороне от объединения, т.е. они продолжали существовать, действовать в прежних рамках своих бывших партий, так как никакого слияния, «смешения» партийцев на местах не произошло. В этом смысле объединение Хальк и Парчам не было слиянием, синтезом качественно новой партии, а на самом деле было компромиссным образование блока двух партий, хотя руководство НДПА об этом и не объявляло. Такое положение порождало атмосферу неясности, давало повод для кривотолков, для неправильного истолковывания факта объединения партии, как со стороны партийцев, так и со стороны её противников.

Подобное во многом формальное объединение двух партий объясняется неразвитостью форм партийной работы, полулегальным положением партии, и, что особенно важно, - их социальным составом. Различный социальный состав двух партий создавал в них особый психологический и моральный климат, обусловленный клановостью социальных слоёв общества, корпоративностью афганского менталитета. Не мог же сын генерала, государственного служащего Афганистана 70-х годов считать себе ровней сына безграмотного, нищего дехканина или рабочего! Cостоя организационно в одной партии, Хальк и Парчам установили особые отношения руководства каждого крыла со своей фракцией, Это выражалось в том, что некоторые вопросы деятельности партии не выносились на обсуждение всей партии, а держались в строгой тайне в рамках своих фракций. Неудивительно поэтому, что к моменту вооружённого восстания фракция Парчам даже и не знала о существовании плана вооружённого восстания… Например, подавляющее большинство участников вооруженного восстания 27 апреля оказались членами фракции Хальк, хотя нельзя сказать, что у Парчам было мало сторонников в армии. И пришлось Парчам потом бежать вдогонку, чтобы успеть к дележу портфелей…

Итак, 27 апреля 1978г. в Кабуле произошло вооружённое восстание, положившее начало революции в стране, приступившей к глубоким преобразованиям в обществе.

Проведение земельно-водной реформы, составляющей основной вопрос революции, отмена долговой кабалы 11 млн. крестьян, создание сельхозкооперативов и сети потребительской кооперации, национализация промышленных предприятий, создание профсоюзов, установление 8-часового рабочего дня, отмена расовой дискриминации, уравнение в правах мужчины и женщины – такова канва революционных изменений, охвативших афганское общество. Однако, в первые же месяцы революции начались неизбежные (как мы показали) искривления и перегибы в практике. Линия, которую вела «Хальк» в НДПА была линией политического авантюризма в теории и практике.

Форсирование социально-экономического преобразования в стране, пренебрежение к укреплению и расширению социальной базы революции, политическое иждивенчество за счет помощи «мирового революционного движения и мирового социализма», забегания вперед в определении характера и движущих сил революции, провоцирование своими заявлениями международного «империализма» - вот лишь некоторые аспекты деятельности Хальк, обеспечившей себе большинство в партии и её руководстве и в силу этого сумевшей проводить в жизнь установки, которые, как показала жизнь, не соответствовали складывавшейся в стране ситуации. Величайшей авантюрой «хальковцев» было то, что они полагали свой рабочий класс готовым к революционным действиям, готовым к тому, чтобы вести массы на революцию и в силу этого положения провозгласили пролетарский характер свершившейся революции. Провозгласив пролетарский характер революции в Афганистане, руководство НДПА надеялось не столько на внутренние силы и ресурсы, сколько на поддержку СССР, соцстран и международного рабочего класса. «Это трудящиеся мира могут, - говорил Н.М.Тараки 20 февраля 1979г. на встрече с офицерами 99-ой ракетной части (в витиеватой восточной манере), - заставить или оказать давление на правящие и реакционные круги и предпринять шаги для своего освобождения. Мы на это не только надеемся, но и говорим, что это – их международная и историческая задача, которую они должны неуклонно выполнять. Между нашими рабочими и рабочими всего мира существует солидарность и братство. Мы желаем благополучия всем трудящимся мира и, не обращая внимания на национальность или политическую систему, считаем трудящихся, где бы то ни было, своими братьями. Например, трудящиеся Америки, Франции, Германии, Японии и остальных стран – наши братья и мы не отделяем их от себя и по отношению к ним, у нас есть лишь одно желание: чтобы они на основе своих международных задач защищали нашу революцию так, как защищают её наши трудящиеся. Это наше желание на международной арене и оно не является необоснованной, потому что так издавна повелось, что трудящиеся мира не знают границ и не обращают внимание на близость или отдаленность, и везде поддерживают народные революции, поэтому таковы наши требования и желание ко всем трудящимся мира».

Зная, что религия в Афганистане представляет собой наиболее массовую форму общественного сознания, отражавшего уровень социально- экономического и культурного развития страны, где чрезвычайно сильны патриархально- феодальные и даже родоплеменные отношения, где рабство в районах проживания хазарейцев было отменено лишь 1920г., фракция Хальк тем не менее проигнорировала эти моменты политической обстановки. Путь к модернизации в Афганистане лежит через дуканщиков, старейшин, мулл…

Историю НДПА имеет смысл разделить на два больших периода: дореволюционный и послереволюционный.

Если историю дореволюционного периода характеризует оптимальность революционной деятельности, приведшая партию к власти (ибо в силу обратной связи явления, как своеобразное следствие естественной борьбы оппозиционной партии в условиях подполья она вынуждена была действовать в рамках объективной действительности и условия подполья не давали ей отрываться от этой действительности; субъективные факторы не имели достаточно большого значения, могущего перечеркнуть на определённое время результаты борьбы), то послереволюционный период деятельности НДПА преподал этой партии (и не только ей) ряд тяжелейших уроков, обусловленных прежде всего тем, что став господствующей партией, она получила вместе с властью и «возможность» оторваться от действительности (ибо никаких естественных тормозов, за исключением мятежного движения, на её пути не существовало). Послереволюционный период НДПА характеризует командно-административные методы (которые не только неизбежно привносились извне Советским Союзом), но и неуклонно порождались внутри страны действиями самой НДПА, которая стала притеснять своих вчерашних союзников.

В условиях, когда в организме партии отсутствовал механизм саморегуляции, основным методом её деятельности после победы революции стал метод командно-административный, который перечеркнул во многом значение революционных завоеваний партии. Произошло знаменитое чудо превращения. Из партии, пользующейся широким сочувствием народа, НДПА превратилась в бойкотируемую партию. И выход из этого тупика партия попыталась осуществить не пересмотром и переосмыслением своей практики, не перестройкой своей работы, а избитым командно-административным способом, или, - называя вещи своими именами, - репрессиями. Началась широкая волна репрессий. И они проводились не только в отношении «классовых врагов», но и в отношении политических организаций и партий, способных стать союзниками НДПА в революции. Например, ещё в 1972г. в связи с несогласием с расколом партии, с разными взглядами на защиту национальных меньшинств из НДПА выделилась партия «Труд», также выступающая на революционной основе. После революции эта партия была объявлена вне закона. Ещё раньше, в 1970г., в результате раскола националистической группировки «Сетам-е мели» (Национальный гнёт), являвшейся сторонницей теории Мао Цзэдуна с его известным тезисом о ведущей роли крестьянства в странах третьего мира, о походе мировой деревни на город и т.д., выделилась партия РОТА («Революционная организация трудящихся Афганистана»), с близкой к идеям социализма платформой. Руководитель партии Тахер Бадахши, входивший ранее в состав ЦК НДПА, был казнён в октябре 1979г.

Такому положению дел в партии, в развитии революции активно сопротивлялись здоровые силы в НДПА, в основном – фракция Парчам, не воспринявшая ультрареволюционные фразы и действия Хальк. Это сопротивление навлекло на представителей фракции Парчам обвинения в трусости, пассивности, бездействии и даже сговоре с контрреволюцией. В партии и государстве начались гонения на «парчамовцев», устранение их от занимаемых должностей, незаконный арест и уничтожение. Все сколь-нибудь крупные фигуры Парчам 2 месяца спустя после победы восстания были удалены из страны: Бабрак Кармаль, занимавший пост заместителя премьер-министра (второй человек в государстве!) был назначен послом в Чехословакию, Анахита Ратебзад, министр общественных работ, - назначена послом в Югославию, Наджибулла, 1-ый секретарь Кабульского горкома партии, - послом в Иран. Другая часть видных деятелей Парчам была арестована, например, Султан Али Кештманд, Мухаммад Рафии, Абдул Кадыр. Уже 27 ноября, ровно 7 месяцев после прихода к власти, руководящее ядро Парчам (9 чел) было исключено из партии и объявлено врагом народа.

Из арсенала партии полностью были исключены методы разъяснения и убеждения членов партии, придерживающихся альтернативных взглядов на те или иные вопросы развития революции; в ход были пущены террор и физическое уничтожение членов партии, не согласных с курсом руководства партии. Отмежевание от союзников неизбежно привело к возвышению интересов крыла Хальк над интересами своих бывших союзников. Уже на 6-ом месяце апрельской революции она объявляется пролетарской по характеру (и это в стране, где на 17 млн. чел. населения – всего 60 тыс. промышленных рабочих, около 20 тыс. членов партии!). В директивах Политбюро ЦК НДПА к 1-ой годовщине саурской революции (т.е. к 27 апреля 1979г.) говорилось: «Наша революция является частью мировой пролетарской революции… Пролетарский интернационализм…является идеологией нашей партии, основным элементом стратегии и тактики нашей антиимпериалистической борьбы и находит яркое отражение во внешней и внутренней политике нашего халькистского государства». Возвышение своего интереса над интересами союзников обрекало партию на волюнтаризм в теории, авантюризм в политике. Положение в НДПА и революции катастрофически ухудшилось, когда Хафизулла Амин 14 сентября 1979г. физически устранил Н.М.Тараки (его задушили подушками охранники Амина) и стал полновластным хозяином положения.

Х.Амин довёл до абсурда политические установки Хальк. Революция в Афганистане была объявлена великой пролетарской революцией афганского типа. Если Монголия смогла из феодализма построить социализм, то почему мы, Афганистан, не сможем, - риторически спрашивал Амин…Если мы уничтожим всех мулл, то тогда ничто нам не будет мешать строить социализм. Нам хватит и 5 млн населения Афганистана…Короче, полпотовщина афганского типа.

Согласно господствовавшей в Москве теории научного социализма, любая революция, происходившая в мире, должна была непременно и немедленно развиваться если не по социалистическому, то уж по некапиталистическому пути – наверняка. В силу этого размеры идеологического, политического, экономического и военного содействия странам, где происходили революционные события, были строго дозированы и целенаправленны и в Москве достаточно зорко следили за тем, чтобы система, крепнущая на дрожжах этой помощи, по образу и подобию своему не отличалась от системы московской. Это – с одной стороны.

С другой стороны, стремление некоторых революций 60-х, 70-х годов перескочить через неизбежные этапы своего развития являлись порождением этого времени, своеобразной ответной реакцией на помощь социалистических стран, на которые эти революции опирались. Таким образом, полюса замыкались, дочерние командно-административные системы в третьих странах устанавливали прямой всесторонний контакт с родственной системой из Москвы. Именно это обстоятельство порождало у руководителей различных движений и партий иллюзии немедленной вседосягаемости поставленных перед собой целей. И они отрывали партии от реальной действительности и толкали их на путь авантюризма.

И вот эти две общественные группы, совершенно разные и абсолютно несовместимые по менталитету, по образованию, по своим связям и общественному весу и потенциалу, - стали союзниками в борьбе за свержение Дауда. Любому здравомыслящему человеку (кроме партийных советских советников, конечно) становятся ясно, что этот союз является временным, что при распределении портфелей неизбежно произойдёт конфликт, что кто-то будет обижен, кто-то посчитает себя обойдённым. А в стране, где вместо закона действует АКМ, - понятно, чем это может обернуться… И обернулось это тем, чем обернулось…

6 мая 1986г. под давлением советского руководства Бабрак Кармаль был смещён со всех партийных и государственных постов и заменён Мухаммадом Наджибуллой. Годы руководства Наджибуллой партией и страной ассоциируются с политикой национального примирения, т.е. отказом от некоторых идеологических установок в самой партии и попыткой установления мира в стране не путём физического устранения своих противников, а их политического примирения. 27-28 июня 1990 года состоялся 2-й съезд НДПА. Возник вопрос: почему второй съезд партии состоялся после Первого через четверть века?..Не случайно, что на этом Наджибулла даже изменил название НДПА на Ватан, - «Родина». Однако после поспешного вывода Советских войск из Афганистана, развала Советского Союза и прекращения военной помощи новой Россией, - в условиях, когда другие участники процесса мирного урегулирования вокруг Афганистана не только не соблюдали свои обязательства, но и в разы увеличили масштабы своего вмешательства во внутренние дела Афганистана, коалиция Наджибуллы и его усилия были обречены. 14 апреля 1992г. мятежники захватили без сопротивления Кабул, доктор Наджибулла нашёл убежище в здании миссии ООН в Кабуле. Партия фактически распалась и перестала существовать. Абсолютное большинство членов этой партии спаслось бегством в другие страны, - Россию, СНГ, Европы и Америки. 21сентября 1996г. Наджибулла был казнён в Кабуле. Похоронен на родине в провинции Пактия. Доктор Наджибулла не успел написать в своей жизни каких-либо трудов, однако это был лидер общенационального масштаба, который поднялся над узкими интересами какой-либо фракции, какой либо народности, на знамени которого было написано: мир. Мир для измученной 30-летней войной страны. Превыше всего он ставил интересы своей Родины, не зря он в последнее время часто повторял: ватан йа кофан! (родина или смерть!). Пройдут десятилетия, в Афганистане установится мир, и имя Наджибуллы станет в один ряд с такими именами, как Абдул Гафар Сархади, Махатма Ганди…



Бабрак Кармаль сильно переживал свое смещение и вынужденное удаление от дел (его интернировали в Москву «на лечение»), после провозглашения политики национального примирения Наджибулла допустил его возвращение домой, однако его попытки сплотить своих сторонников и обозначить какую-то отдельную деятельность в партии уже не увенчались успехом. В последнее время он презирал советское руководство, язвил по поводу «неактуальности Ленина», сильно пил. Умер своей смертью в 1998г. Был похоронен в Хайратоне. Когда талибы заняли Хайратон, они раскопали его могилу и пустили гроб по Аму-Дарье…

История партии НДПА – Ватан (несмотря на все её трагические ошибки и неудачи) заслуживает внимание тем, что это была первая и единственная до сих политическая партия в Афганистане в его новейшей истории, которая была правящей партией в стране. Если отбросить идеологический компонент, на основе которого она возникла, и некоторый период своей деятельности (до политики национального примирения) была вынуждена ему следовать, то надо отметить, что эта партия поднялась над другими узконациональными интересами какой-либо народности в Афганистане и являлась общеафганской партией государственного строительства. Будущие правящие партии в Афганистане во многом будут использовать её опыт…


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница