37. Романы Белля как образец лирической прозы



Скачать 55.31 Kb.
Дата16.11.2016
Размер55.31 Kb.
37. Романы Белля как образец лирической прозы
Кратко о Белле:

Генрих Белль (1917-1985) - родился к Кельне, не вступил в гитлерюгенд, уклонился от призыва, войну прошел пехотинцем. В первых новеллах чувствовалось стремление к усиленной акцентированности аллегорических построений, событийность всегда была связана с постепенным проявлением второго плана. Участник «Группы 47».

Романы:

Где ты был, Адам? - у нас его нет в списке, я его тоже не читала, но на всякий случай: это самый подробный беллевский отчет о войне, именно здесь немецкая история поставлена им впервые перед судом совести: судьба и поступки одного человека на войне, мера его вины и совиновности, испытание совести и изменение представлений о добре и зле. Все это дальше в более или менее концентрированном виде будет иметь место.

И не сказал ни единого слова, 1952

Дом без хозяина, 1954

Бильярд в половине одиннадцатого, 1959

Глазами клоуна, 1963

Групповой портрет с дамой, 1971

В 1972 г. получил Нобелевскую премию.
Кратко о том, что такое лирическая проза (по книге Рымаря):

Исходный пункт лирического изображения - сознание человека, оно воссоздает, утверждает себя в мире вещей как самоценную сущность, опредмечивая себя в явлениях окружающего мира. В лирическом произведении лирический субъект становится организующим, структурообразующим началом. Структурирование художественного содержания происходит в лирике посредством особого формирования лирического членения предметного мира. Лирическое членение предполагает такую деформацию предметного мира, в котором могла бы реализоваться суверенность сознания лирического субъекта. Если в эпическом произведении отбор и членение материала есть результат анализа действительности, это разложение с целью познания отношений между элементами, то для лирического произведения - это выражение субъекта, создание системы субъектного, лирического смысла. Исходя из вышесказанного, можно выделить следующие характерные особенности лирической прозы, которые я прокомментирую на примере прозы Г. Белля:

1. перемены временного плана: имеется в виду внезапная, ничем не маркированная смена. Например, «Когда мы пришли в сумерках в кафе Тришлера и уселись на красные стулья, блики на козырьках вспыхивали то тут, то там. Я любовалась прекрасными руками молодой хозяйки кафе, подавшей нам жареную рыбу, вино и такой зеленый салат, что глазам было больно, я любовалась руками молодой женщины, которые через 28 лет обмыли вином истерзанную спину моего сына. Зачем ты накричал на Тришлера, когда он позвонил по телефону, чтобы сообщить о несчастном случае с Робертом?» (Бильярд). Здесь важно, что время фактически не разграничено: формально действие романа происходит в течение одних суток, но реально оно растягивается до 50 лет. Некоторые исследователи отмечают, что для героев Белля единственная возможность сохранить достоинство - это неучастие в истории, во времени, а потому их жизнь принципиально синхронна, а не диахронна. Однако это неучастие во времени нужно понимать правильно: с одной стороны, все, что над человеком, над совестью (власть, деньги и т.д.) - лишнее, герои Белля принципиально асоциальны (например, главный герой "Глазами клоуна"), они противопоставлены своей социальной роли (например, старший Фемель иронично относится к своей роли, его жена тоже не воспринимает ее всерьез и т.д.), поскольку все это противоречит внутреннему содержанию. Социальную роль можно играть, но нельзя воспринимать ее всерьез. С другой стороны, одна из важнейших категорий в творчестве Белля - память. Именно способность помнить является отличительной чертой положительных героев - они не забывают того, о чем общество предпочитает забыть (так, Ганс (Глазами клоуна) не может простить матери семерки червей (если вы читали роман), не может простить того, что она, не колеблясь отправившая, покоряясь моде февраля 1945, свою шестнадцатилетнюю Генриетту "гнать пархатых янки со священной немецкой земли", а на деле быть вскоре закопанной под Леверкузеном, теперь принимает самое активное участие в организации "Смягчим расовые противоречия". Похожая история и с героями «Бильярда»: Неттлингер для них навсегда останется тем, кто принял причастие буйвола, а мир уже никогда не будет прежним, потому что "в нем не нашлось места ни для Ферди, ни для Эдит, не нашлось места ни для отца Шреллы, ни для Гролля, ни для мальчика, имя которого мы так и не узнали, ни для поляка, поднявшего руку на Вакеру». али, ни для ва Шреллы, ни для Гролля, ни для мальчика, имя которого мы так и не узнали, ни для вя отлигорий в творчестве Белля - память.яачеловеком, над совестьюа.ственная возможность сохранить достоинство - это лением второго плана.

2. внешняя разорванность, бессвязность, прерывистость; резкая смена тем речи - об этом см. предыдущий пункт. Это собственно не разорванность, потому что времени нет, это все о том же, только другими словами: «А ведь Ферди улыбался даже в ту минуту, когда его уводили; он был ангелом из предместья, выросшим на навозной куче Груффельштрасе. Только три квадратных сантиметра кожи на пальце Шреллы, дотронувшемся до кнопки звонка, ощутили прошлое; он вспомнил обожженные ноги учителя гимнастики и последнего агнца, убитого осколком; отец бесследно исчез, его убили даже не при попытке к бегству. И никто так и не нашел мяча, который забил Роберт». Кажется, что все это очень обрывочно, однако в образной системе романа данный пассаж абсолютно понятен.

3. смена повествовательных перспектив: этот вопрос имеет две стороны, которые мы рассмотрим на примере "Бильярда". С одной стороны, в 50-е годы у Белля появляется тенденция к смене повествовательных перспектив: одни и те же события показаны глазами разных героев (в Бильярде это доведено до предела - герои не просто вспоминают одни и те же события, они вспоминают одними и теми же словами, о чем далее). В «Бильярде» - 11 повествовательных перспектив, большая часть романа - внутренние монологи. Традиционно внутренний монолог - средство индивидуализации, но здесь у всех монологов один ровный, неостановочный ритм, единая, почти до патетики возвышенная окраска, а также совпадение образности мышления. Монологи воспроизводят работу памяти (некой общей памяти). Почему так происходит? Потому что это лирическая проза, а для лирической прозы, как пишет Рымарь, характерно наличие одной точки зрения. Лирическая позиция тяготеет к монологизму. В «Глазами клоуна» это обнажено - весь роман - внутренний монолог одного героя. В «Бильярде» единую нравственную правду представляет группа героев. Благодаря разности героев углубляется единое лирическое сознание. В лирической прозе нет объективации - есть одна нравственная позиция, которая не является предметом рефлексии или участником диалога, так как она - субъект повествования. То есть необходимо различать точку зрения как формальную литературоведческую перспективу - в этом смысле они действительно резко сменяют одна другую, однако с глобально ценностно-мировоззренческой позиции это одна точка зрения и другой быть не может.

4. Повторяемость элементов: с одной стороны, повтор - это один из элементов лирической структуризации текста, поскольку он создает определенный ритм, а сама повторяемость усиливает содержательность детали. Для Белля повторяющиеся элементы всегда аккумулируют в себе некую глобальную идею: например, стук типографских машин, лейтмотивом проходящий через весь "Бильярд", - это символ монотонности жизни. Для "Бильярда" повторяющиеся элементы - это основа романа, поскольку именно они образуют систему персонажей, которые связываются между собой именно этими словами: например, «зачемзачемзачем» произносят Иоганна Фемель, мать Гуго (бой в гостинице), а также оно слышится, когда наконец воссоединившиеся Шрелла и Роберт играют в бильярд. «Агнец божий» - так называется и Эдит, и Гуго, и Ферди (казненный мальчик), Шрелла говорит, "Мы агнцы". «Хочу ружье» - это произносит маленький Генрих (который умирает), а затем Иоганна (но уже по отношению к тем, кто раньше это произносил).

5. стиховая организация текста, нарушение/отсутствие лексико-синтаксических связей в тексте - поверьте, что это так, но приводить перевод в данном случае бессмысленно

6. нанизывание однородных сказуемых к одному подлежащему: это технический способ введения уже упоминавшегося мотива монотонности: «Они нападали на Шреллу, когда тот шел домой, затаскивали его в подъезды, избивали около мусорных ведер и поломанных детских колясок, спихивали вниз с темных лестниц…» (Бильярд).


Одним словом, Белль - один из ярчайших представителей лирической прозы, «лиризм» которой проявляется на уровне стиля (см. 2,4,5,6), на пространственно-временном уровне (1), на глобально-идейном уровне (см. 3).


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница