+355. 293 «1941» (477. 75) Черноморский флот: первые потери



Скачать 211.67 Kb.
Дата02.05.2016
Размер211.67 Kb.
УДК 355.463.6+355.293 «1941» (477.75)
ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ: ПЕРВЫЕ ПОТЕРИ (ИЮНЬ-ИЮЛЬ 1941 г.)
Бутовский А.Ю.

кандидат педагогических наук,

г. Тула
Ткаченко С.Н.

кандидат исторических наук

г. Феодосия, Крым

Эти события не обойдены вниманием историков, и во многих исследованиях – как советского периода, так и современных о начале войны на Черном море в июне 1941 года, упомянуты эти случаи [7, с.141; 12, с.132; 13, с.142; 8, с. 9; 11, с.409; 20, с.222]. Первые потери Черноморского флота в Великой Отечественной войне. Подорвался на морской мине и быстро затонул буксир "Севастопольский порт-12", более известный как СП-12. Затем плавкран, эсминец, торпедный катер….

Однако множество фактов - как подробностей гибели судов, так и информация о потерях кораблей в первую неделю войны - осталось неизвестным. Целью данной статьи является изучение истории первых потерь в корабельном и личном составе в контексте первых дней войны на Черном море. И – вспомнить всех поименно: ведь гибли не столько плавсредства, сколько люди….

Стоит отметить, что первыми потерями флота стали вспомогательные суда. К началу войны в Главной базе флота – Севастополе, числясь в отделе плавсредств и гаваней ЧФ, имелось 4 морских буксира, 6 рейдовых буксиров, 3 транспорта (еще один военный транспорт «Красная Кубань» в июне 1941 г. находился в рейсе у Кавказского побережья), 21 моторный катер, 3 плавкрана (СП-1, СП-2, 100-тонный кран завода №201), 1 самоходная баржа торпедная, 2 водоналивных бота, 2 самоходные баржи продовольственные, 2 мазутные баржи, 2 баржи котельной воды, 2 баржи береговой воды, 13 других самоходных барж грузоподъемностью от 150 до 450 тонн [17, с.362].

Важна также предыстория события, также известная и изложенная в исторической литературе [9, с.5-6; 10, с. 27-28]. 21 июня 1941 года корабли Охраны водного района (ОВР) главной базы находились в Стрелецкой бухте, за исключением 2-го дивизиона быстроходных тральщиков, которые по окончании флотских учений зашли в порт Одесса. Корабли эскадры стояли на якорях в Северной бухте и у Минной стенки Южной бухты.

22 июня в 01 ч 15 мин командующий флотом вице-адмирал Ф. С. Октябрьский по приказанию Наркома ВМФ объявил по флоту оперативную готовность № 1. На командный пункт ОВР прибыли командир соединения контр-адмирал В. Г. Фадеев, начальник штаба капитан 2 ранга В. И. Морозов и военком полковой комиссар Б. В. Сучков. Оперативный дежурный флагманский минер капитан-лейтенант И. В. Щепаченко доложил обстановку.

В 1 ч 55 мин корабли и город погрузились в темноту в целях светомаскировки. В 03 ч 7 мин посты СНиС и посты воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), находившиеся в районах Евпатории и мыса Сарыч, доложили о шуме моторов самолетов, идущих на Севастополь. Штаб береговой обороны объявил в главной базе воздушную тревогу. Корабли и катера отошли от причалов и заняли места на рейде согласно плану рассредоточения. Силы и средства противовоздушной обороны немедленно приготовились к отражению противника. В 03 ч 15 мин по самолетам открыли огонь береговые зенитные батареи, а вскоре к ним присоединились и корабельные зенитные установки.

Воздушный налет продолжался до 3 ч 50 минут. Был, по некоторым данным, сбит и рухнул в море самолет противника [20 , с. 221-222]. В районе улиц Щербака, Подгорной, а затем в районе Приморского бульвара раздались один за другим два сильных взрыва. Командующий флотом доложил Наркому ВМФ, что Севастополь бомбят. Однако, как выяснилось, с самолетов сбросили не бомбы, а мины на парашютах. Немцы попытались заминировать фарватер и блокировать в базе советские корабли. Враг рассчитывал на внезапность удара. Однако силы флота встретили его хорошо организованным, мощным зенитным огнем. Самолеты не смогли поставить мины прицельно и побросали их куда попало - на сушу, на мелководье, и только отдельные мины упали вблизи фарватера.

Командующий флотом в 04.35 приказал командиру ОВР немедленно провести траление в Северной и Южной бухтах, а также на внешнем рейде по оси Инкерманского створа.

Утром три малых охотника - «МО-041» лейтенанта П. А. Кулашова, «МО-051» лейтенанта С. А. Бычкова и «МО-061» лейтенанта С. Т. Еремина под командованием командира 2-го звена старшего лейтенанта И. С. Соляникова вышли на внутренний рейд бухты, а три малых охотника - «МО-011» лейтенанта Н. В. Перевязко, «МО-021» младшего лейтенанта П. Д. Чеслера и «МО-031» старшего лейтенанта А. С. Осадчего под руководством командира 1-го дивизиона сторожевых катеров капитан-лейтенанта В. Т. Гайко-Белана - на внешний рейд и провели траление. Для наблюдения за морем быстроходный тральщик «Трал» старшего лейтенанта А. М. Ратпера вышел в дозор.

Ни одной мины корабли не затралили. Дело в том, что траление осуществлялось обычными тралами, рассчитанными на якорные контактные мины, а самолеты люфтваффе выставили донные неконтактные мины, срабатывавшие под воздействием магнитного поля корабля. Кроме того, мины обладали приборами срочности (могли приходить в боевое состояние не сразу, а спустя несколько суток) и кратности (срабатывали не под первым проходившим, а под определенным по счету кораблем). Тралить такие поля следовало в течение многих дней, проходя по нескольку раз над одним и тем же местом. На вооружении ВВС ВМФ таких мин не было, применения таких мин никто не ожидал и от немцев. Но что хуже всего, у советского флота не было и специальных тралов, для того чтобы бороться с этими минами. Лишь накануне войны советские ученые занялись практическими экспериментами по размагничиванию кораблей при помощи специальных обмоток и создали принципиальную схему электромагнитного трала.

Анализ данных о подрыве кораблей и плавсредств навел на мысль о том, что противник поставил неконтактные донные магнитные мины. Требовалось в самые короткие сроки найти вражеские мины, чтобы раскрыть секрет их действия и создать эффективные средства для уничтожения. Донные мины, как принято считать, секретным оружием не являлись. В распоряжении НИИ минно-торпедного оружия имелись зарубежные образцы (в том числе и немецкие), на базе которых был разработан советский аналог. На полигоне в Феодосии, куда были приписаны некоторые боевые корабли, как раз накануне войны шли испытания советской донной мины и электромагнитного трала - электромагнитных тралов на советском флоте не было. Были только экспериментальные образцы [15].

Поэтому задача по надежной защите кораблей-тральщиков от неконтактных донных магнитных мин стала первоочередной. Всего по данным советской стороны за весь период обороны Севастополя противник выставил на подходах к порту и в его бухтах 131 мину [9, с.7]. По немецким данным [15], с начала войны до 4.7.1941 группа II/KG 4 выставила 120 мин в районе Севастополя и 50 в Днепровском лимане. Авиационную составляющую минных постановок в первый день войны подробно изучил И.И. Фурман [25, с.170-180].

А теперь о буксире. Это был стандартное судно такого типа. Заложен СП-12 в 1939 г. ("Севморзавод", Севастополь), спущен в начале 1940 г., сдан 1 августа1940 г. Водоизмещение: стандартное - 550 т., полное - 490 т., длина - 39 м, ширина - 8,7 м, осадка - 3,6 м. Мощность паровой машины составляла 800 л.с., и буксир развивал скорость в 12 узлов [4, с.278 ; 18, с.432].

Морской буксир СП-12 принадлежал отделу плавсредств и гаваней Черноморского флота. В целом катастрофа подробно описана в архивных документах из Центрального военно-морского архива. Согласно Внесрочному донесению командующему флотом вице-адмиралу Ф. Октябрьскому [29, л.60-61], это произошло 22 июня 1941 г. в 20 часов 35 минут, на внешнем рейде Севастопольской бухты, у Константиновского буя, при волнении моря 4 балла. При возвращении в бухту по выполнении работ по уборке артиллерийских щитов по приказанию оперативного дежурного по штабу ЧФ (возвращался с Тендровского рейда, после участия в маневрах), проходил по фарватеру и, несмотря на то что внешний и внутренний рейды протралили, подорвался на германской неконтактной донной мине. Сразу характер повреждений установлен не был, откладывая это дело до подъема судна, который во время войны так и не состоялся [5, с.26; 24, с.8].

В 1955 году останки буксира обследовали военные водолазы. В акте отмечено, что носовая и кормовая часть лежат без крена погрузившись в мягкий илистый грунт. Металлический набор надстройки видимых повреждений не имеет. Деревянные части изъедены, фок-мачта отсутствует, а грот мачта сломана у основания. Дымовая труба лежит на грунте по левому борту. А вот в акте обследования 1985 года уже отмечено, что кормовая часть корпуса не обнаружена - занесена илом. Носовая часть и надстройка практически полностью изъедены ржавчиной. Глубина залегания - 21 метр [21].

Погибло от катастрофы 26 человек команды буксира, и еще один умер позже в госпитале (по некоторым данным [23], это Иван Федорович Маруненко, но в архивных документах фамилии умершего пока не обнаружено, а старпом отмечен в общем списке). Ранено и контужено 4 человека (в т.ч. капитан буксира Михаил Чересиз), которые остались живы. Вышедший к месту гибели торпедный катер подобрал из воды этих пятерых раненых. По факту катастрофы велось расследование, результаты которого пока не найдены.

Нашим долгом считаем публикацию всех имен погибших на буксире – ведь именно эти 26 человек оказались фактически первыми из 26 миллионов последующих жертв Великой Отечественной войны. В донесениях о потерях [29, л.63-64], более подробно даны социально-демографические сведения на каждого погибшего, известно, например, что 8 человек имели семьи, все проживали в Севастополе.


Список личного состава морского буксира СП-12,

погибших 22 июня 1941 г. [29, л.64-64об]




  1. Андреев Владимир Александрович, 1922 г.р., кочегар, уроженец г. Николаев.

  2. Акентьев Кирилл Вениаминович, 1920 г.р., машинист, уроженец г. Ленинград.

  3. Бондаренко Леонтий Иванович, 1923 г.р., кочегар, уроженец г. Мариуполь.

  4. Борц Матвей Яковлевич,1923 г.р., машинист, уроженец г. Мариуполь.

  5. Балачевский Александр Сергеевич, 1913 г.р., машинист, уроженец г. Днепропетровск.

  6. Герасимов Николай Семенович, 1923 г.р., матрос 2 класса, уроженец с. Покровское Рязанской области.

  7. Година Иван Семенович, 1922 г.р., матрос 2 класса, уроженец с. Красное Знамя Николаевской области.

  8. Дениско Алексей Сергеевич, 1922 г.р., кочегар 2 класса, уроженец с. Баштанка Николаевской области.

  9. Еременко Петр Макарович, 1912 г.р., старший кочегар, уроженец с. Великая Лепетиха Днепропетровской области.

  10. Николаев Александр Дмитриевич, 1918 г.р., второй механик, уроженец г. Севастополь.

  11. Маруненко Иван Федорович, 1913 г.р., помощник капитана, уроженец с. Васильевка Винницкой области.

  12. Корытцев Владимир Ермолаевич, 1914 г.р., машинист, уроженец г. Троицк Челябинской области.

  13. Коваль Николай Иванович, 1921 г.р., матрос, уроженец с. Красное Николаевской области.

  14. Ларионов Алексей Алексеевич, 1912 г.р., боцман, уроженец г. Одесса.

  15. Машко Владимир Степанович, 1923 г.р., матрос, уроженец д. Альма-Тархан Бахчисарайского района Крымской АССР.

  16. Мартынюк Михаил Григорьевич, 1923 г.р., матрос, уроженец д.Росишка Киевской области.

  17. Ноздрачев Алексей Иванович, 1913 г.р., рулевой, уроженец с. Голая Пристань Николаевской области.

  18. Полевой Василий Романович, 1896 г.р., помощник капитана, уроженец с. Башаровка Ровенской области.

  19. Попов Николай Васильевич, 1911 г.р., старший механик, уроженец г. Севастополь.

  20. Прилуцкий Николай Николаевич, 1912 г.р., радист, уроженец г.Киев.

  21. Обориева Мария Михайловна. 1889 г.р., кок, уроженец г. Ростов-на-Дону.

  22. Розанов Владимир Николаевич, 1907 г.р., кочегар, уроженец аула Гунаб Дагестанской области.

  23. Селянин Андрей Иванович, 1917 г.р., машинист, уроженец д. Григорьевка Ивановской области.

  24. Сосновский Борис Андреевич, 1923 г.р., кочегар, уроженец г. Мариуполь.

  25. Шенкевич Феодосий Федорович, 1913 г.р., рулевой, уроженец с. Новоселовка Одесской области.

  26. Швец Михаил Авраамович, 1909 г.р., помощник капитана, уроженец с. Старо-Сбуровка Николаевской области.

Теперь о других потерях Черноморского флота. 24 июня подорвался 20-тонный кран, ведомый буксиром СП-2, 30 июня - шаланда «Днепр». 1 июля при выходе из бухты получил сильное повреждение эсминец «Быстрый». Это все – потери от германских магнитных мин, активно выставляемые в июньские ночи.

В ранние часы 24 июня в Севастополе опять зазвучали сирены воздушной тревоги, которая длилась четыре часа. Из-за затемнения немецким пилотам вновь не удалось точно отыскать город, в результате чего большинство мин (как минимум шесть) упало на сушу. Две мины взорвались на побережье Карантинной бухты, где разрушили пристань, а четыре легли на внешнем рейде базы. Одна из упавших на сушу мин не взорвалась, что стало ценным подарком для советских минеров. Тогда-то и отпали последние сомнения в том, мины какого типа применяет противник. Тем не менее днем вновь велось траление внешнего рейда обычными контактными тралами [6, с.326].

Однако 24.06.1941 г. в 12 часов 50 минут, кран СП-2 грузоподъемностью 20 т, ведомый рабочим буксиром СП-2 следовал из Севастопольской бухты для подъема сбитого ночью 22.06.1941 г.немецкого самолета, который упал в бухте Песочная. Уступая фарватер крейсеру "Червона Украина", входившему в Севастопольскому бухту, буксир начал разворачивать кран. На внешнем рейде, в районе гудящего буя при штиле в 12 часов 52 минуты под днищем крана прогремел взрыв. Кран затонул за время менее минуты, погибли люди, находившиеся на его борту. В процессе погружения, кран навалился на буксир стрелой, повредив его, в результате чего, погибло 8 человек, получили ранения шесть (а также трое – на буксире) [29, л.56-59; 20, с.46].

   

Список личного состава крана,



погибших 24 июня 1941 г. [29, л.58-59]


  1. Дорофеев Петр Степанович, 1899 г.р., ст. кочегар, уроженец д.Вергезки Нижегородской области.

  2. Завгородний Александр Георгиевич, 1912 г.р., такелажник, уроженец г. Севастополь.

  3. Краскова Екатерина Степановна, 1911 г.р., кок, уроженец с. Прогной Николаевской области.

  4. Михно Петр Максимович, 1880 г.р., такелажник, уроженец г. Воронеж.

  5. Надточий Петр Яковлевич, 1882 г.р., такелажник, уроженец д. Чоргунь, Крымская АССР.

  6. Черчин Петр Пантелеевич, 1890 г.р., ст. механик, уроженец г. Севастополь.

  7. Фугаджи Дмитрий Герасимович, 1925 г.р., ученик машиниста, уроженец г. Мелитополь.

  8. Рыжков Михаил Филимонович, 1923 г.р., такелажник, уроженец д. Новая Указнь Курской области.

Третьей ночью минирования стала ночь на 27 июня. Пять мин упали на внешнем рейде, одна - на военно-морское училище и одна - на рыбацкую деревню. Впервые немецкие летчики попытались минировать Днепровский лиман, где находилась важнейшая судостроительная и судоремонтная база ЧФ - Николаев. После этого Октябрьский предупредил всех командиров баз, что противник может попытаться заминировать их с воздуха, а способов траления донных мин все еще нет. В качестве единственного средства предлагалось организовать ночные посты наблюдения на шлюпках и катерах, которые в случае минирования точно засекали бы места падения мин, которые потом бы обвеховывались и уничтожались глубинными бомбами. Одновременно он доложил наркому ВМФ, что отсутствие средств борьбы с донными минами «частично парализовало активную деятельность флота. По этой же причине, а также из-за боязни потерять транспорты от атак подводных лодок и авиации противника, в первые дни войны на театре перевозки замедлились» [14, с.29-30]. Немецкие самолеты Не-111 бомбардировочной группы II/KG4 минировали внешний рейд базы в ночи на 28, 29 июня и 3, 4 июля.

По советским данным, начиная с первой военной ночи наблюдательным постам главной базы (ГБ) удалось заметить сброс 44 мин, из которых только 24 упали на выходе из Северной бухты [32]. Таким образом, даже если допустить, что часть сброшенных мин осталась незамеченной, немцам удалось выставить в заданном районе только около четверти от израсходованного числа, а остальные упали на сушу или далеко в море, где они не представляли большой угрозы (мины срабатывали под днищем корабля только на глубинах моря не более 25 м).

Кроме упоминавшихся выше Черноморский флот понес на минах еще несколько потерь. Днем 30 июня на выходном фарватере взорвалась паровая шаланда «Днепр» водоизмещением 925 т. Погибло четыре человека, и столько же получили ранения.

К началу Великой Отечественной войны Черномортехфлот и Азовский техфлот Наркомстроя, насчитывающие около 100 судов,  обслуживали порты всего Азово-Черноморского бассейна. Среди судов техфлота насчитывалось несколько десятков землеотвозных шаланд. При передаче судов техфлота ВМФ, эти шаланды были переоборудованы и стали сторожевыми судами, канонерскими лодками, тральщиками, вошли в состав плавсредств. В связи с началом войны, согласно мобилизационному плану, были мобилизованы и приняты в Наркомстроя 13 землеотвозных шаланд [2, с.57]. Среди них и была шаланда «Днепр», которую планировалось переоборудовать в Николаеве. Увы, списков погибших на «Днепре» в архивах ВМФ не найдено, видимо, из-за того, что личный состав мобилизуемых шаланд еще не был внесен в списки флота и потому донесения о потерях прошло не по линии ЧФ [22].

В некоторых современных книгах о войне на Черном море бездоказательно указывается, что шаланда «Днепр» подорвалась на советской мине, установленной по плану минных заграждений [27, с.43].

Но свою самую большую утрату ЧФ понес 1 июля. Днем новый эсминец «Быстрый» [33] вышел из главной базы в Николаев для ремонта. Перед ним по фарватеру прошли два транспорта, буксир и подводная лодка, но тем не менее в 14 часов 29 минут при проходе первой линии бонов (глубина 14-16 м) под кораблем прогрохотал мощный взрыв.

Катастрофа началась, и ее последствия были существенны [3, с.100-102]. Корабль подбросило вверх и вправо. «Быстрый» начал описывать циркуляцию вправо. Немного не дойдя до Константиновского равелина, он остановился с креном на левый борт: его затормозил левый якорь, самопроизвольно отдавшийся в момент взрыва. Котельные отделения № 1 и № 2 были затоплены сразу же, а через 10 минут после взрыва вода заполнила все помещения до 109-го шпангоута и между 159-м и 185-м шпангоутами. Крен на левый борт достиг 15, нос сел на грунт. Примерно в 15.00 вокруг «Быстрого» вспыхнул вытекший из цистерн мазут. Пришлось эвакуировать личный состав. На помощь подошли три спасательных судна, но пожар удалось потушить только к полуночи. Эсминец к тому времени почти полностью затонул: над водой возвышались только надстройка и часть полубака.

Утром 2 июля приступили к спасательным работам. Выяснилось, что нос корабля сидит на грунте на глубине 6 м, корма - на 12 м. Первым делом сняли 2 130-мм орудия, 3 45-мм полуавтомата и КДП. Но дальнейшим работам помешал разыгравшийся шторм. Командующий флотом вице-адмирал Ф.С. Октябрьский, осмотрев эсминец, определил его положение как безнадежное. Через два дня под ударами волн носовая часть корпуса отломилась по 34-му шпангоуту.

13 июля «Быстрый» все же был поднят аварийно-спасательной службой флота и поставлен в док. При детальном осмотре выяснилось, что восстановить корабль будет чрезвычайно трудно. Корпус в районе котельных отделений и между 34-м и 86-м шпангоутами был сильно деформирован, киль перебит, в районе взрыва (58-70 шп.) зияла огромная пробоина размером 5x3,5 м.

Тем не менее уже 30 августа корпус эсминца вывели из дока и отбуксировали в Килен-бухту для продолжения ремонта на плаву. Однако вскоре во время авианалета в него попало несколько бомб. «Быстрый» вторично затонул.

Носовая часть «Быстрого» осенью 1941 года была использована для восстановления «Беспощадного». А из снятых 130-мм орудий сформировали береговую батарею № 112. После войны, в 1945 году, его подняли и позже разобрали на металл.

В течение короткой боевой службы «Быстрого» его командиром (точнее, исполняющим обязанности командира) был капитан 2 ранга С.М. Сергеев [28].

На эсминце погибли 16 человек: 12 - при взрыве и в госпитале, и еще 4 утонули (некоторые современные исследователи уточняют, что прыгнув за борт во время возникшей паники и приводят почему-то цифры в 22 человека, что не подтверждается донесениями о потерях). 14 июля корабль сняли с мели и ввели в док, но отремонтировать так и не смогли - повреждения оказались слишком обширными, а при осаде Севастополя «Быстрый» получил многочисленные повреждения от бомб и снарядов. Потерю и этого корабля некоторые современные авторы относят к действию советских морских мин. Но в дневнике командующего ЧФ Ф.С. Октябрьского указано на игнорирование командиром корабля информации о минной опасности и следование как раз к месту засечки падения парашюта с миной [16, с.71].


Список личного состава эсминца «Быстрый»,

погибших 1 июля 1941 г. [29, лл.3-6, 31; 31, л.2 – 2 об].




  1. Свидерский Станислав Иосифович, старший политрук, военный комиссар, 1907 г.р., уроженец г. Ленинград.

  2. Балоусов Иван Тарасович, старшина 2-й ст., командир отделения артиллерийских электриков, 1914 г.р., уроженец станицы Тихорецкой Краснодарского края.

  3. Тихоненко Степан Николаевич, ст. краснофлотец, артиллерийский электрик, 1917 г.р., уроженец хут. Мушты Полтавской области.

  4. Иванисов Федор Сергеевич, краснофлотец, артиллерийский электрик, 1918 г.р., уроженец с. Днепровка Днепропетровской области.

  5. Сухарев Аркадий Иванович, старшина 2-й ст., командир отделения торпедных электриков, 1919 г.р., уроженец д. Массоновская Архангельской области.

  6. Власенко Григорий Алексеевич, старшина 2-й ст., командир отделения котельных машинистов, 1915 г.р., уроженец с. Ремовка Сталинской области.

  7. Засыпко Иван Демидович, ст. краснофлотец, котельный машинист, 1915 г.р., уроженец п. Осколок Азово-Черноморского края [34].

  8. Логунов Иван Данилович, ст. краснофлотец, котельный машинист, 1919 г.р., уроженец г. Суджа Курской области.

  9. Захаров Иван Васильевич, ст. краснофлотец, котельный машинист, 1915 г.р., уроженец г. Балашов Саратовской области.

  10. Ежель Бронислав Матвеевич, краснофлотец, котельный машинист, 1921 г.р., уроженец с. Слобода –Галивская Винницкой области [35].

  11. Жигала Юрий Макарович, ст. краснофлотец, электрик, 1916 г.р., уроженец г. Лубны Полтавской области.

  12. Покутный Иван Фомич, гл. старшина, старшина фингруппы, 1911 г.р., уроженец г. Севастополь.

  13. Шемет Григорий Дмитриевич, старшина 2-й ст., старший кладовщик, 1918 г.р., уроженец с. Ясное Харьковской области.

  14. Поляков Михаил Пантелеевич, старшина 2-й ст., командир строевого отделения, 1915 г.р., уроженец станицы Калермес Краснодарского края.

  15. Цигельник Зиновий Степанович, краснофлотец, 1917 г.р., уроженец с. Нарубайка Николаевской области.

  16. Власов Константин Константинович, ст. краснофлотец, ст. машинист, 1918 г.р., уроженец г. Ленинград.

Но в истории минной эпопеи остались и сложные вопросы. 3 июля при возвращении из ночного дозора в Балаклаву в районе западнее Балаклавы в 05 часов 31 мин. торпедный катер типа «Г-5» ТКА-12 из состава 1-й бригады торпедных катеров взорвался на притопленной мине. Взрыв наблюдали посты службы наблюдения и связи (СНиС). Весь личный состав торпедного катера погиб [26, с.10].


Список личного состава ТКА-12

погибших 3 июля 1941 г. [31, л.3 – 4; 33, л.6].




  1. Керимов Абляким Халилович, батальонный комиссар , зам. командира 2-го дивизиона торпедных катеров по политчасти, 1907 г.р., уроженец д.Кутлак Судакского района Крымской АССР.

  2. Злочевский Михаил Владимирович, ст.лейтенант, командир звена 2-го дивизиона торпедных катеров, 1912 г.р., уроженец г. Херсон.

  3. Степаненко Василий Емельянович, мичман, боцман катера, 1905 г.р., уроженец г. Керчь.

  4. Катренко Георгий Ануфриевич, глав. Старшина, старшина мотористов 2-го дивизиона торпедных катеров, 1918 г.р., уроженец г. Новороссийск.

  5. Филиппенко Георгий Поликарпович, старшина 1 ст., командир отделения радистов 2-го дивизиона торпедных катеров, 1912 г.р., уроженец г. Таганрог.

  6. Казаков Александр Игнатьевич, старшина 1 ст., командир отделения мотористов 2-го дивизиона торпедных катеров, 1915 г.р., уроженец д. Ивановка Днепропетровской области.

  7. Кудрявцев Игорь Александрович, ст. краснофлотец, моторист катера, 1920 г.р., уроженец г. Малныус Вятской области.

В этом случае вероятен подрыв на мине, поставленной советскими кораблями для обороны Главной базы. В пользу этого говорят также данные, приведенные в «Хронике» боевых действий на Черном море, из которых следует, что воздушных постановок в районе Балаклавы до 3 июля немцы не делали (или их не отметили посты СНиС или ППМН) [26, с.8-12]. Также известно, что еще ночью 22 июня 1941 г. Народный Комиссар ВМФ приказал Военному Совету ЧФ произвести постановку оборонительных минных заграждений. 23 июня в течение светлого времени суток крейсеры «Коминтерн», «Красный Кавказ», «Червона Украина», минный заградитель «Островский», лидер «Харь­ков» и четыре эскадренных миноносца «Бой­кий», «Безупречный», «Беспощадный» и «Смышленый» ставили минные заграждения. Было поставлено 609 мин и 185 защитников. На следующий день были выставлены 330 мин и 141 минный защитник; происходило минирование и в последующее время [26, с.8-10]. Постановка оборонительного минного заграждения в районе Севастополя завершилась 25 июня 1941 г. По мнению современных исследователей, Черноморский флот в период с 23 июня по 21 июля 1941 г. поставил в районе Севастополя, Одессы, Керченского пролива, Новороссийска, Туапсе, Батуми и озера Устричное 7300 мин и 1378 минных защитников, что составило, соответственно, 61 % и 50 % всего наличного минного запаса. Минные заграждения ставились как в дневное, так и в ночное время боевыми кораблями и переоборудованным под минный заградитель транспортом «Островский». Боевое обеспечение минных постановок включало ведение воздушной разведки, несение дозоров надводными кораблями и подводными лодками, поиск подводных лодок противника в районах минных постановок самолетами разведчиками и сторожевыми катерами. Оперативное прикрытие возлагалось на корабли эскадры, находившиеся в Севастополе в трехчасовой готовности к выходу в море, и дежурившую на аэродромах авиацию [19, с.51]. С 23 июня по 13 июля 1941 года в районе главной базы было выставлено минное заграждение морское (МЗ-М), протянувшееся от мыса Сарыч до Евпаторийского маяка. Всего в этом районе было поставлено 3623 мины и 509 минных защитников [8, с.17-18]. Основную часть задачи выполнил экипаж минзага «Островский» (командир капитан 3 ранга М. И. Фокин, военком старший политрук И. П. Кулинич) [36]. Не касаясь вопроса о целесообразности этой постановки, так как между решением о выполнении ее в июне 1941 г. и суждениями об этом решении после войны существует огромное различие.

Одновременно проводились работы по поиску, разоружению и изучению мин противника. В этих целях в ОВР была организована минно-тральная лаборатория, в которой изучались и исследовались все образцы разоруженных мин, вырабатывались средства борьбы с ними. Кроме того, в лаборатории готовились кадры минеров. Штат лаборатории укомплектовали опытными минерами флота. Ее возглавил начальник лаборатории изоляционных материалов Харьковского политехнического института кандидат технических наук, доцент О. Б. Брон.

Первым добился успеха начальник минного отделения минно-торпедного отдела флота военный инженер 3 ранга М. И. Иванов, когда ему в начале июля с огромным риском для жизни удалось разоружить донную неконтактную мину, поднятую со дна моря в районе Очакова. Аппаратуру этой смертоносной находки доставили в Севастополь. Здесь определили схему ее действия, магнитный момент, необходимый для срабатывания замыкателя, рассчитали тактико-технические данные тральных средств. Мина не имела приборов срочности и кратности [9, с.11-12].

К концу первой декады июля советские минеры разгадали секрет германских магнитных мин. На основании полученных данных инженер Б.Т. Лишневский сконструировал баржевый электромагнитный трал (БЭМТ), который построили в короткий срок. Была выработана методика траления.

Оно осуществлялось путем буксировки БЭМТ катерным тральщиком с деревянным корпусом на пеньковом тросе длиной 200–250 метров. По корме трала на расстоянии 180–200 метров от него буксировалась деревянная шхуна с питающим обмотку трала агрегатом Траление проводилось на глубинах от 15 до 50 метров. На глубинах менее 15 метров применялся плотиковый трал, действовавший по тому же принципу, что и баржевый. Его буксировал катерный тральщик, который одновременно служил и питательной станцией. Скорость траления не превышала 2–3 узлов. Впервые трал баржа вышла на боевое траление 7 июля 1941 года. На ее борту находился конструктор Лишневский. Уже 9 июля была подорвана германская донная неконтактная мина [9, с.12].

И уже с середины июля активная противоминная оборона подходов к главной базе проводилась тралением магнитно акустическим тралом, контрвзрывами, маневрированием малых охотников с переменной скоростью с целью подрыва акустических и магнитно акустических мин. Подходы к Севастополю охранялись силами Охраны водного района. В первые дни войны в составе сил ОВР находились: 1 й и 2 й дивизионы больших тральщиков типа «Трал» – 13 единиц; 3 й дивизион мобилизованных тральщиков типа «Земляк» – 5; отряд минных заградителей «Островский» и «Дроб», 1 й и 2 й дивизионы сторожевых катеров типа МО 4–25, 3 й дивизион сторожевых катеров разного типа – 14; 9 й и 12 й дивизионы катерных тральщиков – 25 единиц. Охрана рейда главной базы включала 3 буксира, 4 рейдовых катера, 2 бронекатера, сетевую баржу, плавбатарею № 3 и гидроакустическую станцию. В оперативном подчинении ОВРу находились 2 й отдельный артиллерийский дивизион с четырьмя противокатерными батареями, дивизион торпедных катеров (12 единиц) и три летающие лодки МБР 2 [9, с.3-4].

Кораблями ОРВа из более 130 сброшенных противником мин было уничтожено трал баржой – 17, глубинными бомбами – 11, от шумов гребных винтов малых охотников – 8, от подрывов фугасов на грунте – 8, поднято и разоружено – 3 мины. Таким образом, всего было уничтожено 69 мин [9, с.16]. Минимум пять мин взорвали корабли и суда, и не менее двух десятков мин взорвалось от ударов на земле или мелководье. Планы германской авиации с минированием подступов к главной базе Черноморского флота для закупорки там кораблей полностью провалилась.



Выше указаны первые потери в личном составе Черноморского флота. Но из-за взрывов мин, попавших на сушу и на мелководье, по мемуарным данным среди мирных жителей Севастополя тоже были первые жертвы - 30 человек убитых, 200 раненых и контуженных [1, с.18]. Потому в последующем считается необходимым выявить имена и этих первых жертв в Великой Отечественной войне на крымской земле.
Список литературы


  1. Азаров И. И. Осажденная Одесса.  М., 1962.  212 с. 

  2. Бадякин А. Шаланды в боевом строю // Military-Крым. 2009. №10. С. 57-60

  3. Балакин С.А. Легендарные «семерки». Эсминцы сталинской серии. М., 2007. 208 с.

  4. Бережной С.С. Корабли и суда ВМФ СССР. 1928-1945. Справочник. М., 1988. 710 с.

  5. Богатырев С.В. Потери боевых кораблей и катеров ВМФ ССР в период Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. Справочник. Львов, 1999. 45 с.

  6. Боевой путь Советского Военно-Морского Флота. 3-е изд. М, 1974. 592 с.

  7. Болгари П. Черноморский флот. Исторический очерк / П. Болгари, Н. Зоткин, Д. Корниенко, М.Любчиков, А.Ляхович. М,, 1967. 344 с.

  8. Ванеев Г.И. Героическая оборона Севастополя. 1941 – 1942 / Г.И.Ванеев, С.Л.Ермаш, Н.Д.Малаховский, С.Т.Сахно, А.Ф. Хренов. М., 1969. 368 с.

  9. Воронин К. И. На черноморских фарватерах. М., 1989. 175 с.

  10. Вьюненко Н.П. Черноморский флот в Великой Отечественной войне. М., 1957. 368 с.

  11. Золотарев В. А., Козлов И. А. Три столетия Российского флота. 1941–1945. Т.4. СПб., 2005. 764 с.

  12. Краснознаменный Черноморский флот. 2-е изд. М., 1979. 311 с.

  13. Краснознаменный Черноморский флот. 3-е изд. М., 1987. 334 с.

  14. Морозов М. Воздушная битва за Севастополь. 1941-1942. М., 2007. 432 с.

  15. Неменко А.В. Черноморский флот 1941-44. Кто выиграл войну на море? [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://samlib.ru/n/nemenko_a_w/flot.shtml

  16. Октябрьская Р.Ф. Штормовые годы: Рассказ об адмирале Ф.С. Октябрьском. К., 1989. 240 с.

  17. Оленев И.Е. Тыл Черноморского флота (1941- 1945). К., 2011. 416 с.

  18. Платонов А. В. Энциклопедия советских надводных кораблей. 1941-1945. СПб., 2002. 640 с.

  19. Платонов А.В. Борьба за господство на Черном море. М., 2010. 464 с.

  20. Российский Черноморский флот. Исторический очерк. Симферополь, 2008. 728 с.

  21. СП-12. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.wreck.ru/3-4/30.html

  22. Суда Министерства Морского флота, погибшие в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 1989. 104 с.

  23. Трафедлюк С. В море. Буксир СП-12 // Слава Севастополя. 24 июня 2003 г.

  24. Фадеев В.Г. Опыт борьбы с неприятельским минным оружием. М., 1943. 44 с.

  25. Фурман І.І. Початок війни на Чорному морі: мінні постановки 22 червня 1941 р. // Крымфронт: проблемы истории и памяти. 70 лет спустя. Сборник работ научно-практической конференции. Симферополь, 2012. С.170 – 180.

  26. Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Черноморском театре. Выпуск I. (С 21 июня по 31 декабря 1941 г.). М. – Л д, 1945. 323 с.

  27. Широкорад А .Б. Адмирал Октябрьский против Муссолини.  М., 2011. 352 с. 

  28. Эскадренный миноносец «Быстрый». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://flot.sevastopol.info/ship/esminets/bistriy.htm

  29. Центральный военно-морской архив (ЦВМА), ф.1250, оп.2, д.394.

  30. ЦВМА, ф.11, оп.3, д.15.

  31. ЦВМА, ф.1250, оп.2, д.393.

  32. Учет происходил благодаря постам противоминного наблюдения (ППМН), составлявшим специальную систему. В нее включалось 42 береговых поста, расположенных на побережье внутреннего и внешнего рейдов Севастопольских бухт, и до 30 морских постов, выставленных в шахматном порядке по оси Инкерманского створа на расстоянии трех кабельтовых друг от друга.

  33. Эсминец проекта 7 «Быстрый» был заложен 17.04.1936 г. на заводе им. 61 Коммунара в Николаеве. Спущен на воду 05.11.1936 г., вступил в строй 07.03.1939 г. Водоизмещение: 2402 т.; Размеры: длина - 112,8 м, ширина - 10,2 м, осадка - 4,8 м.; Скорость полного хода: 38,6 узлов; Дальность плавания: 2565 миль при 19,5 узлах. Силовая установка: котлотурбинная, двухвальная, 56000 л.с. Вооружение: 4х1 130/50 мм в установках Б-13-2, 2х1 76/55 мм в установках 34-К, 3х1 45/46 мм в установках 21-К, 4х12,7 мм зенитных пулемета ДШК, 10 глубинных бомб Б-1, 20 глубинных бомб М-1, бомбомет БМБ-1, 2х3 533 мм торпедных аппарата 1-Н, торпеды 53-38, 48 мин. Экипаж: 236 чел.

  34. Азово-Черноморский край - административная единица административно-территориального деления СССР, существовавшая с 10 января 1934 по 13 сентября 1937 года. Включал в себя Адыгейскую АО, Северную область и нынешние Краснодарский край и Ростовскую область. Административный центр края - город Ростов-на-Дону. 10 января 1934 года Северо-Кавказский край был разделён на две половины: западную — Азово-Черноморский край и восточную — собственно Северо-Кавказский край, центром которого стал Пятигорск. 13 сентября 1937 года Азово-Черноморский край был разделён на Краснодарский край (в него вошла Адыгейская АО) и Ростовскую область. Северная область прекратила своё существование 5 июля 1934 года.

  35. По-видимому, родственник бывшего командующего ВМС Украины (1996-2001) и министра обороны Украины (2010-2012) Михаила Брониславовича Ежеля, 1952 г.р., уроженца с. Слобода-Ялтушковская, Винницкой области.

  36. Минзаг « Островский» мог принять в четыре минных погреба и на минную палубу до 300 мин типа «1926» и КБ-1, а малых корабельных типа «1908» - до 600. Быстроходные тральщики принимали по 40 мин типа «1908», до 30 мин - типа «1926».


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница