2 понятие о личности. Общие проблемы 6



страница25/38
Дата22.04.2016
Размер4.38 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   38

П. Массен, Дж. Конгер, Дж. Каган и Дж. Гивитц РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ В СРЕДНЕМ ВОЗРАСТЕ1


1 Mussen P., Conger J., Kagan J. and Geiwitz J. Psychological development: A Life Span Approach. N. Y., 1979.

Главная дилемма развития у взрослого человека средних лет в соответствии с точкой зрения Эрика Эриксона (Эриксон, 1963) — это дилемма неуспокоенности2. Неуспокоенность в теории Эриксо­на — это очень широкое понятие, охватывающее как родительские отношения — рождение детей и их воспитание, так и большую часть того, что имеют в виду, говоря о «продуктивности» или «твор­честве», — компетентность в той или иной области, способность внести в нее свой вклад. Неуспокоенность, таким образом, понятие, близкое самоактуализации, которую Абрахам Маслоу (Маслоу, 1970) определяет как стремление стать как можно лучше. Само-актуализующиеся люди стараются быть лучшими родителями.



2 Термином «неуспокоенность» мы переводим англ. слово «generativitv», не считая возможным его прямой перенос в русский язык.

В выбранной ими профессии они стремятся сделать все возможное и усовершенствоваться настолько, чтобы достичь высшего уровня компетенции, на который они способны. Они стремятся быть предан­ными друзьями, заинтересованными гражданами, достойными партнерами. Они работают над тем, чтобы развить свои достоин­ства и по возможности устранить свой недостатки, дабы стать настолько совершенными, насколько это возможно.

В той мере, в какой личность оказывается «успокоенной», она перестает расти и обогащаться. Последнее Эриксон называет за­стоем. В тяжелых случаях «наблюдается регрессия к навязчивой потребности в псевдоинтимности, нередко сопровождающейся растущим чувством... личностного опустошения. Люди в этом случае часто начинают потакать себе, как если бы они были своим соб­ственным... и единственным ребенком. И если толькЬ условия благоприятствуют тому,' преждевременная инвалидность, физиче­ская или психологическая, становится поводом для чрезмерной заботы о себе» (Эриксон, 1963).

Конечно, до известной степени застой можно отметить у каждого. Каждый по временам проявляет инфантильность и потакает себе. Успешное разрешение конфликта между неуспокоенностью и застоем в среднем возрасте означает поэтому только то, что личность переходит к оптимизму через пессимизм и предпочитает решение проблем, бесконечным сетованиям на жизнь. Эриксон (Эриксон, 1964) рассматривает работу как человеческую добродетель, наибо­лее тесно связанную с неуспокоенностью, зрелые люди — это те, которые заботятся о детях, которых они произвели на свет, о работе, которую они выполняют, или о благосостоянии других людей в том обществе, в котором они живут.


СТАДИИ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ

Теория Эриксона сфокусирована на детских стадиях развития; рассмотрение среднего возраста, которое содержится в ней, крат­ко и сформулировано в очень общих терминах. Теоретики, которые сосредоточивали свое внимание на среднем возрасте, пытались разработать некоторые из проблем этого возраста, описывая боль­шее число важных вопросов и определяя большее число стадий. Важно заметить, что эти стадии были разработаны почти исклю­чительно на основе изучения белых людей среднего класса. Вполне возможно, что эти стадии представляют критические периоды, отражающие особенности карьеры и стиля жизни людей именно этого класса, и для других популяций могут быть установлены другие стадии. Тем не менее уже то, что у большого числа людей «жизненные кризисы» имеют место приблизительно в одном и том же возрасте, служит основанием для деления и описания этих стадий развития зрелой личности.

Вспомним сначала стадии развития молодых людей, которые предшествуют стадиям среднего возраста. Двадцатилетние обычно им«ют дело с выбором супруга и карьеры, намечают жизненные цели и начинают их осуществление. Позже, около тридцати лет, ' многие приходят к переоценке своих прежних выборов супруга, карьеры, жизненных целей; иногда дело доходит до развода и смены профессии. Наконец, первые годы после тридцати, как пра­вило, время сживания с новыми или вновь подтверждаемыми выборами.

Кризис середины жизни. Первая стадия среднего возраста начи­нается около тридцати лет и переходит в начало следующего деся­тилетия. Эту стадию называют «десятилетием роковой черты» (Ший, 1976) и «кризисом середины жизни» (Джеке, 1965). Ее главной характеристикой является осознание расхождения между мечтами и жизненными целями человека и действительностью его сущест­вования. Поскольку же человеческие мечты почти всегда имеют некоторые нереалистические черты, подчас даже фантастические, оценка их расхождения с действительностью на этой стадии окра­шена, как правило, в отрицательные и эмоционально-тягостные тона. Время уходит, дабы сделать разрыв между мечтами и дейст­вительностью обнаруживающимся вдруг с устрашающей резко­стью. Заполняя опросники, люди в возрасте 35—40 лет начинают не соглашаться с такими фразами, как «есть еще уйма времени, чтобы сделать большую часть того, что я хочу». Вместо этого они констатируют: «Слишком поздно что-либо изменить в моей карьере» (Гоулд, 1975). В 20 и в 30 лет человек может быть «подающим надежды» — люди могут сказать о нем: «Вот многообещающий молодой артист, руководитель, психолог или администратор», но после 40 так уже никто не скажет — это время исполнения обе­щаний. Человек должен принять тот факт, что он никогда уже не станет президентом компании, сенатором, писателем, пользующим­ся шумным успехом, и даже больше того — что он никогда не ста­нет вице-президентом или незначительным писателем.

Освобождение от иллюзий, которое не является чем-то необыч­ным для 35 или 40 лет, может оказаться угрожающим для лич­ности. Данте так описывал свое собственное смятение в начале десятилетия роковой черты: «Земную жизнь пройдя до половины, я оказался в сумрачном лесу, путь правый потеряв во тьме долины» (Данте, 1968). Элеонора Рузвельт шесть дней спустя после своего 35-летия выразила свое ощущение хотя и не так поэтично, но не менее сильно: «Не думаю, что я еще когда-нибудь испытаю столь странные чуства, как в минувшем году... Вся моя самоуверенность исчезла вдруг...» (Лэш, 1971). Адвокат Оливер Уэндель Холмс-младший порвал со своей юридической практикой. «Неужели это и будет моей жизнью и впредь, — спросил он себя, — год за годом?» (Боуэн, 1943).

Анализ жизни художников и артистов (Джеке, 1965) почти в каждом случае обнаруживает те или иные драматические изме­нения в их творчестве где-то около 35 лет. Некоторые из них, как например Гоген, начали творческую работу в это время. Другие, однако, наоборот, около 35 лет утратили свои творческие способ­ности или мотивации, и многие из них умерли. Частота смерти художников и артистов между 35 и 39 годами ненормально возра­стает. Те же из них, кто переживает -это свое десятилетие роковой черты, сохраняя творческий потенциал, обычно обнаруживают значительные изменения в характере твррчества. Часто эти изме­нения касаются интенсивности их работы: например, блестящая импульсивность уступает место более зрелому и свободному твор­честву. Действительно, одна из причин кризиса середины жизни у артистов и художников в том, что «импульсивный блеск» молодо­сти требует больших жизненных сил. Хотя бы отчасти это физиче­ские силы, так что никто не может сохранять их. беспредельно. В 35 или в 40 лет ведущий напряженную жизнь артист" (или ру­ководитель, или профессор) должен изменить темп своей жизни и не так «выкладываться». Таким образом, проблема убывающих физических сил неизбежно возникает в жизни человека любой профессии.

Главные проблемы. Убывание физических сил и привлекатель­ности — одна из многих проблем, с которыми сталкивается человек в годы кризиса среднего возраста и потом (Пек, 1968). Для тех, кто полагался на свои физические качества, когда был моложе, средний возраст может стать периодом тяжелой депрессии. Исто­рии красивых мужчин и очаровательных женщин, борющихся с разрушительным действием времени, стали банальностью. Стихий­ное бедствие падающих физических сил поражает людей неожидан­но широкого круга профессий, включая, как мы видели, худож­ников и артистов. Университетские профессора с сожалением припоминают свою способность проводить в студенческие годы не­сколько дней без сна, если того требовало важное дело. Многие люди просто жалуются на то, что они начинают слишком часто

. уставать. Хотя хорошо продуманная программа ежедневных упраж­нений и соответствующая диета оказывают свое действие, большин­ство людей в среднем возрасте начинают все больше и больше полагаться на «мозги», а не на «мышцы». Они находят новые преимущества в знании, аккумулирующем жизненный опыт; они приобретают мудрость.

Второй главный вопрос среднего возраста — это сексуальность. У среднего человека наблюдаются некоторые отклонения в инте­ресах, способности и возможности, особенно по мере того, как подрастают дети. Многие люди поражаются тому, сколь большую роль играла сексуальность в их отношениях с людьми, когда они были моложе. С другой стороны, в художественной литературе встречается немало примеров того, как мужчина или женщина средних лет продолжают рассматривать каждого человека проти-

. воположного пола как потенциального сексуального партнера, взаимодействуя с ним только в одном измерении — «притяжения-отталкивания», а людей одного с ним пола рассматривают как «соперников». В более удачных случаях достижения зрелости другие люди принимаются как личности, как потенциальные друзья. «Социализация» замещает в отношениях с людьми «сексуализа-цию», и эти отношения нередко обретают «ту глубину взаимопо­нимания, которую прежняя, более эгоцентрическая сексуальная установка до известной степени блокировала» (Пек, 1968)

Согласие в среднем возрасте требует значительной гибкости. Один важный вид гибкости включает «способность изменять эмо­циональный вклад от человека к человеку и от деятельности к деятельности» (Там же). Эмоциональная гибкость необходима, конечно, в любом возрасте, но в среднем возрасте она становится особенно важной по мере того как умирают родители, подрастают и покидают дом дети. Неспособность к эмоциональной отдаче по отношению к новым людям и новым занятиям ведет к такого рода застою, который описал Эриксон.

Другой вид гибкости, который также необходим для удачного достижения зрелости, — это «духовная гибкость». Среди людей зрелого возраста существует известная тенденция к растущей ригидности в их взглядах и действиях, к тому, чтобы делать свои умы закрытыми для новых идей. Эта умственная жесткость должна быть преодолена или она перерастет в нетерпимость или фанатизм. Кроме того, жесткие установки ведут к ошибкам и к неспособности воспринимать творческие решения проблем.



Стабилизация. Успешное разрешение кризиса среднего возра­ста включает обычно переформулировку целей в рамках более реалистичной и сдержанной точки зрениями осознание ограничен­ности времени жизни всякого человека. Супруг, друзья и дети приобретают все большее значение, тогда как собственное Я все более лишается своего исключительного положения (Гоулд> 1972). Наблюдается,все усиливающаяся тенденция довольствоваться тем, что есть, и меньше думать о вещах, которые скорее всего никогда не удастся достичь. Отмечается отчетливая тенденция чувствовать свое собственное положение вполне приличным. Все эти изменения знаменуют собой следующую стадию развития личности, период «новой стабильности» (Гоулд, 1975).

Для многих процесс обновления, который начинается тогда, когда они оказываются перед лицом своих иллюзий и упадка физических сил, в конце концов приводит их к более спокойной и даже более счастливой жизни (Ший, 1976). После 50-ти проблемы здоровья становятся более насущными и возникает растущее сознание того, что «время уходит». Если не считать, однако, круп­ных экономических проблем и проблем, связанных с болезнями, то можно сказать, что 50-е годы жизни человека продолжают те новые формы стабильности, которые были достигнуты в течение предыдущего десятилетия.



Зейгарник Блюма Вульфовна (род. 9 ноября 1900) — советский психолог, доктор психологических наук, профес­сор психологического факультета МГУ, крупнейший специалист в области патопсихологии.

Своё первое исследование, выявляющее зависимость памяти от динамики *мо-тивационной сферы, Зейгарник выпол­нила в Берлине под руководством немецкого психолога К. Левина. С 1931 г. работала в психоневрологичес­кой клинике Института эксперименталь­ной медицины, являясь ближайшим сотрудником Л. С. Выготского. С 1945

по 1975 г. Зейгарник возглавляла лабораторию патопсихологии Институ­та психиатрии МЗ РСФСР. С 1967— профессор кафедры медицинской пси­хологии психологического факультета МГУ. Исследования Зейгарник затра­гивают основные проблемы патопсихо­логии: соотношение развития и рас­пада психики, патологии мышления, памяти и личности.

Соч.: Патология мышления. М., 1962; Введение в патопсихологию. М., 1969; Личность и патология деятельности. М., 1971; Основы патопсихологии. М., 1973; Патопсихология. М., 1976.



1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   38


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница