2 понятие о личности. Общие проблемы 6



страница16/38
Дата22.04.2016
Размер4.38 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   38

Г. Олпорт ПРИНЦИП «РЕДУКЦИИ НАПРЯЖЕНИЯ»1


1 А 1 1 р о г t G. The trends in motivational theory. — Amer. Journal of Atnopsvchiatrv 1953, vol. 23. Существует распространенная догма в теории мотивации, которая требует пересмотра. Я говорю о часто встречающемся утвержде­нии, что все мотивы направлены к «редукции напряжения». Эта доктрина, которую мы встречаем в инстинктивизме, психоанализе и в бихевиоризме, удерживает нас на примитивном уровне теорети­зирования.

Мы не можем, конечно, отрицать, что основные побуждения, по-видимому, стремятся к «редукции напряжения». Недостаток кислорода, голод, жажда, позывы к выделениям являются тому примерами, однако эти побуждения не являются достоверной мо­делью для всех нормальных мотивов взрослого человека. К. Гольд-штейн замечает, что пациенты, жаждущие лишь уменьшения на­пряжения, явно патологичны. В их интересах нет ничего созида­тельного. Они не могут принять страдание, отсрочку, расстройство как случайный инцидент в своих поисках ценностей. Нормальные люди по контрасту с этим заняты своими «предпочтительными мо­делями» самоутверждения. Их психогенные интересы — скорее форма поддерживания и направления напряжения, нежели избега­ния его.

Я думаю, мы должны согласиться с К. Гольдштейном, что «ре­дукция напряжения» — малоудовлетворительное объяснение функ­ционирования зрелых психогенных мотивов. Во время своего утверж­дения в качестве ректора Гарвардского университета Дж. Конант заметил, что он принимает свои обязанности «с тяжелым сердцем, но с радостью». Он знал, что не уменьшит напряжения, взявшись за новую работу. Напряжение будет возрастать и возрастать и не раз будет становиться почти невыносимым. В ходе ежедневной ра­боты он будет решать многие задачи и чувствовать поэтому облег­чение, однако все же его общая задача, его общий баланс ни­когда не выразятся в каком-то равновесии. Подлинные психоген­ные интересы всегда таковы — они заставляют нас неограниченно усложнять и напрягать нашу жизнь. «Стремление к равновесию», «редукция напряжения», «влечение к смерти» кажутся поэтому тривиальными и ошибочными представлениями о мотивации нор­мального взрослого человека.

Маслоу (Maslow) Абрахам (1 апре-,ля 1908 — 17 февраля 1968) — аме­риканский психолог, профессор пси­хологии Брэндонского университета (Массачусетс) (с 1962), один из ве­дущих представителей так называемой гуманистической психологии. Основ­ные работы А. Маслоу посвящены ис­следованию психологически здоровой и духовно полноценной личности. Мо-тивационную сферу личности, по А Маслоу, образует ряд иерархиче­ски соподчиненных групп потребно­стей: физиологические потребности, потребность в безопасности, любви, уважении и, наконец, потребность в самоактуализации: человек стремится быть тем, чем он может стать. Вве-дение понятия «самоактуализация» призвано перенести центр анализа в психологии личности на рассмотре-

ние психически здоровой и полноцен­но себя реализующей творческой лич­ности, подчеркнуть активный и продуктивный характер ее развития. Вместе с тем самоактуализация по­нимается А. Маслоу преимущественно » как «рост изнутри» без учета опре­деляющей роли социальных и исто­рических факторов развития лично­сти.

Соч.: New Knowledge in Values (1959); Religions, Values and Peak Ex­periences (1964); Toward a Psycholo­gy of Being (1962); Enpsychian Mana­gement (1965); Psychology of Scien­ce (1966).

Лит.: Анциферова А. И. Концеп­ция самоактуализирующейся лично­сти А: Маслоу.— Вопросы психоло­гии, 1970, № 3.



А. Маслоу САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ'


Maslow A. Self-actualizing and Beyond. — In: Challenges of Humanistic Psychology. N. Y., 1967. '

Я хочу обсудить идеи, еще далекие от своего завершения. Я об­наружил, что для моих учеников и других людей, с которыми я поделился этими идеями, понятие самоактуализации оказалось очень похожим на чернильные пятна. Роршаха. Чаще всего упо­требление этого понятия больше говорило мне о человеке, который им пользуется, чем о самой реальности, стоящей за этим понятием. Поэтому здесь я хотел бы рассмотреть некоторые аспекты природы самоактуализации не на абстрактном уровне, а в терминах, имею­щих операциональное .значение. Что означает самоактуализация в данный конкретный момент? Что она означает во вторник, в четы­ре часа?



ИСТОКИ ИЗУЧЕНИЯ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ

Мое изучение самоактуализации не было запланировано как научное исследование, и начиналось оно не как таковое. Все началось с попыток молодого интеллектуала понять дЪух своих учителей, которыми он восхищался, которых он любил и обожал и которые были совершенно прекрасными людьми. Я не мог просто довольствоваться преклонением и пытался понять, почему эти два человека, Рут Бенедикт и Макс Вертгеймер, так отличались от большинства людей на свете. Мои занятия психологией не давали мне ровным счетом ничего для того, чтобы понять их. Было такое впечатление, что они не только отличаются от других людей, но что они — нечто большее, чем люди. Мое исследование началось как донаучная или, скорее, ненаучная деятельность. Я стал делать записи о Максе Вертгеймере и Рут Бенедикт. Когда я пытался по­нять их, думать о них и вести о них записи в своем дневнике и в своих заметках, в один прекрасный миг я понял, что эти два образа можно обобщить, что я имею дело с определенным типом людей, а не с двумя несравнимыми индивидами. Это было замеча­тельным стимулом для дальнейшей работы. Я стал искать, можно ли найти этот образ где-нибудь еще, и находил его повсюду, в од­ном человеке за другим.

По обычным стандартам строго контролируемого лабораторного исследования моя работа не была исследованием вообще. Я делал свои обобщения на основе выбранного мной самим определенного типа людей.

Люди, которых я выбрал для своего исследования, были уже пожилыми, прожившими большую часть своей жизни и добивши­мися значительных успехов. Мы пока не знаем, насколько наши данные применимы в отношении молодых людей. Мы не знаем, что означает самоактуализация в других культурах,_хотя в Китае и Индии уже ведутся исследования по самоактуализации. Трудно сказать, каковы будут результаты этих исследований, но несомнен­но, однако, — когда вы выбираете для тщательного изучения пре­красных, здоровых, сильных, творческих, добродетельных, прони­цательных людей — тип, который я выделил, — у вас появляется иной взгляд на человечество. Вы задаетесь вопросом, насколько величественным может быть человек, чем может стать человече­ское существо?



ПОДЛИННОЕ И ВНЕШНЕЕ НАУЧЕНИЕ

При такой точке зрения на человечество ваше представление о психологии и психиатрии претерпевает существенные изменения. Например, 99% того, что написано по так называемой теории на­учения, просто неприменимо к развивающемуся человеческому су­ществу. Теория научения просто неприложима к человеческому существу, движущемуся к пределам возможного совершенства.

Почти всегда в литературе по теории научения рассматривается то, что я сам называю «внешним научением» в отличие от «под­линного научения». Внешнее научение означает приобретение воз­можных навыков, подобное складыванию в карман ключей или мо­нет. Внешнее научение — это просто усвоение еще одной ассоциации или нового умения. А вот научиться быть лучшим человеком, на­сколько это для вас возможно — совсем другое дело. Дальние цели обучения взрослых и любого другого обучения — это пути, или способы, посредством которых мы можем помочь человеку стать тем, кем он способен стать. Это я называю подлинным на­учением, и дальше я буду говорить только о нем. Это способ, каким обучаются самоактуализирующиеся люди. Помочь пациенту достичь такого подлинного научения — это главная цель консуль­тирования.

Эти вещи я знаю с полной определенностью. Но здесь- имеется еще и другое, в отношении чего я совершенно уверен, — мой нюх, так сказать, подсказывает мне это. Все же по этим вопросам у меня даже еще меньше объективных данных, чем по тем, которые я обсуждал выше. Самоактуализацию довольно трудно определить, но намного труднее ответить на вопрос: «А что стоит за самоак­туализацией?» Или если хотите: «Что стоит за аутентичностью?» Честность — это еще не все в самоактуализации. Что еще мы мо­жем сказать о самоактуализирующихся людях?



Б-ЦЕННОСТИ

Самоактуализирующиеся люди, все без исключения, вовлечены в какое-то дело, во что-то находящееся вне них самих. Они пре­даны этому делу, оно является чем-то очень ценным для них — это своего рода призвание, в старом, проповедническом смысле слова. Они занимаются чем-то, что является для них призванием судьбы и что они любят так, что для них исчезает разделение «труд — радости». Один посвящает свою жизнь закону, другой — справедливости, еще кто-то — красоте или истине. Все они тем или иным образом посвящают свою жизнь поиску того, что я на­звал «бытийными» (сокращенно «Б») ценностями, т. е. поиску предельных ценностей, которые являются подлинными и не м.огут быть сведены к чему-то более высокому. Имеется около четырнад­цати таких Б-ценностей: истина, красота, добро древних, совершен­ство, простота, всесторонность и несколько других. Эти Б-ценности описаны в приложении к моей книге «Religions, Values and Peak Experiences» (1964). Это ценности бытия.


МЕТА-ПОТРЕБНОСТИ И МЕТА-ПАТОЛОГИЯ

Существование этих Б-ценностей намного усложняет структу­ру самоактуализации. Они выступают как потребности. Я назвал их метапотребностями. Их подавление порождает определенный тип патологий, до сих пор достаточно хорошо не описанных, кото­рым я дал название метапатологий. Это заболевания души, кото­рые происходят, например, от постоянного проживания среди лже­цов и потери доверия к людям. Так же как требуются консультан­ты для помощи людям в решении их проблем, связанных с неудов­летворением потребностей, нужны и метаконсультанты, которые помогали бы при заболеваниях души, вызванных неудовлетворени­ем метапотребностей. В некотором вполне определенном и эмпири­ческом смысле человеку необходимо жить в красоте, а не в урод­стве, точно так же как ему необходима пища для голодного желудка или отдых для усталого тела. Я осмелюсь утверждать, что на са­мом деле эти Б-ценности являются смыслом жизни для большинст­ва людей, хотя многие даже не подозревают, что они имеют эти метапотребности. Частью нашей работы в качестве консультантов должно быть доведение до сознания людей того, что они имеют эти свои собственные метапотребности, подобно тому как традици­онный психоаналитик доводит до сознания своих пациентов факт наличия у них их базальных инстинктивных потребностей. В конеч­ном счете, возможно, мы должны прийти к представлению о себе как о философских или религиозных консультантах.

Мы пытаемся помочь своим клиентам двигаться по пути к их самоактуализации. Эти люди часто совершенно запутались в про­блемах ценностей. Здесь много молодых людей, которые в прин­ципе являются замечательными людьми, хотя часто они кажутся просто сопливыми ребятишками. Тем не менее я предполагаю (не­смотря на все доказательства противоположного, иногда исходя­щие из их поведения),- что они являются идеалистами в классиче­ском смысле. Я предполагаю, что они ищут ценности и что они хо­тят заняться чем-то таким, чему бы они могли себя посвятить, поклоняться, обожать, любить. Эти молодые люди в каждый кон­кретный момент делают выбор между продвижением вперед и от­ступлением назад, между приближением к самоактуализации и от­ступлением от нее. В качестве консультантов или метаконсультан-тов что мы можем сказать им такого, что помогло бы им стать самими собой?

СПОСОБЫ ПОВЕДЕНИЯ, ВЕДУЩИЕ К САМО­АКТУ АЛИ ЗАЦИИ

Что делает человек при самоактуализации? Выжимает ли он что-то из себя, скрипя зубами? Что означает самоактуализация в реальном поведении? Я опишу восемь путей самоактуализации.



Во-первых, самоактуализация означает полное, живое и беско­рыстное переживание с полным сосредоточением и погруженностью, т. е. переживание без подростковой застенчивости. В момент само­актуализации индивид является целиком и полностью человеком. Это момент, когда Я реализует самое себя. Одна из целей кон­сультирования — помочь нашим клиентам достигать этого пережи-

вания как можно чаще. Мы стремимся к тому, чтобы они осмели­лись полностью погрузиться во что-либо, забыть свои позы, свои защиты и свою застенчивость. Наблюдая со стороны, мы видим, что это очень приятный момент. Мы можем видеть, как в молодых людях, которые хотят казаться жестокими, циничными и умудрен­ными опытом, вновь появляется что-то от детского простодушия; что-то невинное и свежее отражается в их лицах, когда они пол­ностью посвящают себя переживанию момента. Ключом к этому является бескорыстие. Наши молодые люди страдают от недостат­ка бескорыстия и от избытка застенчивости и самомнения.



Во-вторых, необходимо представить себе жизнь как процесс постоянного выбора. В каждый момент имеется выбор: продвиже­ние или отступление. Либо движение к еще большей защите, без­опасности, боязни, либо выбор продвижения и роста. Выбрать раз­витие вместо страха десять раз в день — значит десять раз про­двинуться к самоактуализации. Самоактуализация — это непре­рывный процесс; она означает многократные отдельные выборы: лгать или оставаться честным, воровать или не воровать. Само­актуализация означает выбор из этих возможностей возможности роста. Вот что такое движение самоактуализации.

В-третьих, само слово «самоактуализация» подразумевает нали­чие Я, которое может актуализироваться. Человек — это не tabula rasa и не податливый воск. Он всегда уже есть нечто, по меньшей мере некоторая стержневая структура. Человеческое существо есть уже как минимум определенный темперамент, определенный био­химический баланс и т. д. Имеется собственное Я, и то, что мной иногда называлось-«прислушиванием к голосу импульса», означает предоставление возможности этому Я проявляться. Большинство из цас чаще всего (особенно это касается детей и молодых людей) прислушиваются не к самим себе, а к голосу мамы, папы, к голосу государственного устройства, вышестоящих лиц, власти, традиции и т. д.

Вот пример первого простого шага к самоактуализации, кото­рый я иногда предлагаю своим студентам. Когда их угощают вином и спрашивают, как им это вино понравилось, можно посту­пать различным образом. Первое, что я советую — это не смотреть .. на этикетку бутылки. В этом случае вы не будете пользовать этой возможной подсказкой для того, чтобы определить, нравится ли вам это вино или нет. Далее, я советую закрыть глаза, если это возможно, и «затаить дыхание». Теперь вы готовы всмотреться внутрь себя, отключиться от шума внешнего мира, попробовать вкус вина на свой язык и обратиться к «Верховному Судье» внутри себя. Тогда и только тогда вы сможете сказать: «Мне оно нра­вится» или «Мне оно не нравится». Полученное таким образом определение сильно отличается от обычной фальши, которой мы всегда в таких случаях предаемся.



В-четвертых, когда вы сомневаетесь в чем-то, старайтесь быть честными, не защищайтесь фразой: «Я сомневаюсь». Часто, когда мы сомневаемся, мы бываем неправдивы. Наши клиенты чаще всего неправдивы. Они «играют в игры» и позируют. Они с трудом при­нимают предложение быть честными. Обращаться к самому себе, требуя ответа, — это значит взять на себя ответственность. Это сам по себе огромный шаг к самоактуализации. Проблема ответ-. ственности до сих пор мало изучалась. Она не появляется в нашей психологической литературе, так как нельзя же изучать ответствен­ность на белых крысах. Все же ответственность является наиболее осязаемой частью психотерапии. В психотерапии можно увидеть, почувствовать и узнать момент ответственности. Именно здесь по­является ясное представление о том, что это такое. И это всегда большой шаг. Всякий раз, когда человек берет на себя ответствен­ность, он самоактуализуется.

Пятое. До сих пор мы говорили о переживании без критики, о предпочтении выбора роста выбору страха, о прислушивании к голосу импульса, о честности и о принятии на себя ответственности. Это шаги к самоактуал'изации, и все они обеспечивают лучший жизненный выбор. Человек, который совершает эти небольшие по­ступки во всякой ситуации выбора, обнаружит, что они помогают лучше выбрать то, что конституционально ему подходит. Он на­чинает понимать, что является его предназначением, например, то, кто должен стать его женой или мужем, в чем смысл его жиз­ни. .Человек не может сделать хороший жизненный выбор, пока он не начинает прислушиваться к самому себе, к собственному Я в каждый момент своей жизни, чтобы спокойно сказать: «Нет, это мне не нравится».

Для того чтобы высказывать честное мнение, человек должен быть отличным, независимым от других, должен быть нонконфор-<. мистом. Если мы не можем научить наших клиентов, молодых или старых, быть готовыми к независимой от окружающих позиции, мы можем сейчас же прекратить свою деятельность. Быть смелым, вместо того, чтобы бояться, —^ это другое проявление того же самого.



Шестое. Самоактуализация — это не только конечное состоя­ние, но также процесс актуализации своих возможностей. Это, на­пример, развитие умственных способностей посредством интеллек­туальных занятий. Здесь самоактуализация означает реализацию своих потенциальных способностей. Самоактуализация — это не­обязательно совершение чего-то из ряда вон выходящего; это мо­жет быть, например, прохождение через трудный период подготовки к реализации своих способностей. Самоактуализацией может быть упражнение пальцев на клавиатуре пианино. Самоактуализация — это труд ради того, чтобы сделать хорошо то, что человек хочет сделать. Стать второстепенным врачом — это неподходящий путь к самоактуализации. Человек всегда хочет быть первоклассным или настолько хорошим, насколько он может быть.

Седьмое. Высшие переживания — это моменты самоактуализа­ции. Это мгновения экстаза, которые нельзя купить, которые не могут быть гарантированы и которые невозможно даже искать. Как писал К- С. Льюис-, радость должна удивить. Но условия для более вероятного появления таких переживаний создать можно. Можно, однако, и наоборот, поставить себя в такие условия, при которых их появление будет крайне маловероятным. Отказ от ил­люзий, избавление от ложных представлений о себе, понимание того, для чего ты непригоден, что не является твоими потенциаль-ностями, — это также часть раскрытия самого себя, того, чем ты в действительности являешься.

Практически каждый испытывает высшие переживания, но не каждый знает об этом. Некоторые люди отстраняются от этих кратковременных тонких переживаний. Помочь людям ощутить эти недолгие мгновения экстаза, когда они наступают, — это одна из задач консультанта или метаконсультанта. Как может, однако, один человек, не имея никакой опоры во внешнем мире, вглядеть­ся в скрытую душу другого человека и общаться с ним? Мы долж­ны выработать новый способ общения. Я думаю, что этот тип об­щения в гораздо большей степени может послужить моделью для обучения и консультирования, для оказания помощи взрослым в полной реализации своих возможностей, чем тот, которым мы обычно пользуемся при обучении. Если я люблю Бетховена и слы­шу в его квартете что-то такое, чего вы не слышите, как мне научить вас услышать это? Звуки ведь одни и те же, но я слышу нечто прекрасное, а вы остаетесь безразличным. Звуки вы слыши­те, но как мне дать вам возможность услышать красоту? Именно это — основная проблема обучения, а вовсе не обучение азбуке, арифметике и препарированию лягушек. Все это внешнее по отно­шению как к учителю, так и к ученику; у одного есть указка, он может указать на предмет, другой может смотреть. И все это про­исходит одновременно. Этот тип обучения прост, другой гораздо сложнее, и именно Oi. является частью работы в качестве консуль­тантов. Это метаконсультирование.



Восьмое. Найти самого себя, раскрыть, что ты собой представ­ляешь, что для тебя хорошо, а что плохо, какова цель твоей жиз­ни — все это требует разоблачения собственной психопатологии. Для этого нужно выявить свои защиты и после этого найти в себе смелость преодолеть их. Это болезненно, так как защиты направ­лены против чего-то, неприятного. Но отказ от защиты стоит того. Если бы даже психоаналитическая литература не дала нам ничего большего, достаточно уже тога, что она показала нам, что вытес­нение — это не лучший способ разрешения своих проблем.

Деритуализация

Я скажу несколько слов о механизме защиты, который не упо­минается в руководствах по психологии, хотя имеет очень большое значение для молодых люден наших дней. Этот механизм защиты — деритуализация. Молодые люди часто не верят в ценности и до­бродетели. Они чувствуют себя обманутыми или сбитыми с толку в жизни. У них нередко такие родители, которые действительно производят одурманивающее впечатление на них, причем они не очень уважают своих родителей. Самим родителям часто не ясны собственные ценности, порой они просто боятся своих детей, ни­когда не наказывают их, не удерживают от дурных поступков. В результате мы имеем презрение к родителям со стороны их соб­ственных детей. Причем часто по вполне понятным и основатель­ным причинам. Дети таких родителей научились делать большие обобщения. Они не желают слушать ни одного взрослого, особенно если этот человек употребляет те же слова, которые они слышали от своих отцов, которые часто говорили о том, что надо быть честным и смелым, а в жизни поступали прямо противоположным

образом.

Они привыкли рассматривать человека только в его конкрет­ности и не видят в нем то, чем бы он мог быть, не видят его в свете его символических ценностей. Наши дети, например, лишили таинственности секс, «деритуаризировали его». Секс — это ничто; это естественное влечение, и они сделали его настолько естественным, что оно часто теряет свои поэтические качества, т. е. факти­чески теряет все. Самоактуализация означает отказ от этого меха­низма защиты, означает обучение и принятие реритуализации.



Реритуалйзация

Реритуалйзация означает желание вновь увидеть человека «под знаком вечности», как говорил Спиноза, желание иметь возмож­ность увидеть святое, вечное, символическое. Это значит видеть' Женщину, даже когда мы имеем дело с обыкновенной женщиной. Другой пример. Человек идет в медицинское училище и там анато­мирует мозг. Обязательно что-то теряется, если студент при этом не испытывает определенного благоговения и, отвлекаясь от «цельного восприятия», рассматривает мозг лишь как конкретную вещь. Человек, которому доступна реритуалйзация, видит мозг так же, как священную вещь, видит его символическую ценность, его воз­вышенные качества.

«Реритуалйзация» часто означает утверждение многих баналь­ных вещей — очень плоских, «как сказали бы наши детишки». Тем не менее особенно для консультанта пожилых людей, у кото­рых философские вопросы относительно смысла жизни начинают выступать на первое место, утверждение этих банальных вещей является наиболее существенным способом помощи движению к самоактуализации. Молодые люди могут говорить, что это плоско, логические позитивисты — что это бессмысленно, но для человека, который ищет нашу .помощь, эти вещи имеют большой смысл и огромную важность. И мы должны дать им наилучший ответ, ина­че мы занимаемся не тем, чем должны заниматься.

Объединяя все сказанное, мы видим, что самоактуализация не есть по сути один великий миг. Нельзя представлять себе дело так, как будто в четыре часа в четверг зазвучат фанфары и вы войдете в пантеон на вечные времена. Самоактуализация — это вещь постепенная, это накопление самих по себе незаметных приобретений. Слишком часто наши клиенты склонны ждать своего рода вдохновения, чтобы они могли сказать: «В этот четверг в 3 часа 23 минуты я самоактуализировался!» Люди, которые соот­ветствуют моим критериям самоактуализации, продвигаются скром­ными шагами — они прислушиваются к своему собственному голо­су, они берут на себя ответственность, они честны, они много работают.

Терапевтические отношения

Вот то, что люди делают, когда они движутся по пути само­актуализации. Кем же тогда является консультант? Как может он помочь людям, обратившимся к нему, двигаться в направлении роста?

Впоисках модели

Я употреблял слова «терапия», «психотерапия» и «пациент». Я ненавижу все эти слова и ненавижу ту медицинскую модель, которую они подразумевают, потому что эта модель предполагает, что человек, обращающийся к консультанту, — человек больной, ищущий лечения. На самом деле мы, конечно, надеемся, что кон­сультант будет помогать самоактуализации людей, вместо того чтобы стремиться вылечить болезнь.

Модель помощи также должна' уступить свое место какой-то другой модели, она просто не подходит. Она заставляет нас пред­ставлять консультанта в виде профессионала, который все знает и со своих привилегированных высот протягивает руку помощи бедным невеждам внизу, которые в ней так нуждаются. Консуль­тант также не является учителем в обычном смысле, потому что учителя — это те, кто достигли совершенства во «внешнем» обу­чении, которое я описал выше. Процесс же становления как мож­но более совершенного человека требует именно «подлинного» на­учения.

Я думаю, что независимо от слова понятие, к которому мы в конечном счете должны прийти, будет близким к тому, что имел в виду еще много, много лет назад Альфред Адлер, говоря о «стар­шем брате». Старший брат — это любящий человек, который берет на себя ответственность за младших. Он, конечно, знает больше, он жил дольше, *но он не есть нечто качественно отличное, относя­щееся к другому миру. Мудрый и любящий старший брат пытается совершенствовать младшего, пытается делать его лучше, чем он есть, но в рамках собственного стиля младшего. Смотрите, насколь­ко это отличается от модели «учить кого-то, кто ничего не знает»!

Консультирование не связано с тренировкой или традиционным обучением, когда людям говорят, что и как они должны делать. Оно не имеет отношения к пропаганде. Оно в духе учения даосиз­ма предполагает вначале раскрыть нечто в человеке, а затем уже помочь ему. Даосизм — это невмешательство, это принцип «пусть все идет своим чередом». Даосизм, однако, не является филосо­фией попустительства или безразличия, это не отказ от помощи или заботы.

Хороший клинический терапевт помогает своему клиенту рас­крыться, прорваться сквозь защиты, препятствующие познанию им самого себя, помогает ему вновь обрести и узнать самого себя. В идеальном случае теоретические представления терапевта, про­читанные им руководства, пройденное им обучение, его взгляды на мир никогда не должны давать о себе знать пациенту. Уважая внутреннюю природу, существо этого «младшего брата», терапевт обнаружит, что лучшим путем к хорошей жизни для его пациента может быть только один: еще более быть самим собой. Люди, ко­торых мы называем «больными», — это люди, которые не являют­ся тем, кем они есть, — это люди, которые построили себе все­возможные невротические защиты против того, чтобы быть чело­веком. Так же как для розового куста безразлично, кем является садовник — итальянцем, французом или шведом, для младшего брата безразлично, каким образом его помощник научился быть помощником. Научиться высвобождать подавленное, познавать собственное Я, прислушиваться к «голосу импульса», раскрывать свою величественную природу, достигать понимания, проникнове­ния, постигать истину — вот, что требуется.



Франкл (Frankl) Виктор (род. 16 мая 1905) — австрийский "психиатр и пси­холог, профессор неврологии и пси­хиатрии Венского университета (с 1955). Создатель нового направле­ния в психотерапии — логотерапии. Будучи заведующим отделением нев­рологии Ротшильдовского госпиталя в Вене, в 1942 г. был арестован на­цистами и брошен в концлагерь. Во многом из осмысления опыта лагер­ной жизни сложились у В. Франкла основные идеи его логотерапии (от древнегреч. «логоо — смысл), в центре которой стоит задача помочь человеку в его поисках смысла жиз­ни. Логотерапия как одно из влия­тельных направлений современной за­рубежной психотерапии занимает

в ней особое положение, противостоя, с одной стороны, ортодоксальному психоанализу, а с другой — пове­денческой психотерапии. Концепция личности, сложившаяся в рамках ло­готерапии, по многим своим мотивам близка современной гуманистической психологии (А. Маслоу, Г. Олпорт, К. Роджерс и др.).

Соч.: The Doctor and the Soul: From Psychotherapy to logotherapy (1955); From Death-Camp to Existentialism (1959); Man>s Search for Meaning (1962); An Introduction to logothera­py (1963); Psychotherapy and Existen­tialism (1967); Издатель (совм. с V. E. von Oebsattel, J. H. Schnltz) Encyclopaedia of Psychotherapeuties (5 vols).

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   38


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница