17 сентября 1939 г. Рабоче-Крестьянская Красная Армия вступила на территорию Польши с целью освободить белорусские и украинские земли, отторгнутые от бсср и усср по условиям несправедливого Рижского договора



Скачать 256.65 Kb.
Дата24.04.2016
Размер256.65 Kb.


Опорный конспект
17 сентября 1939 г. Рабоче-Крестьянская Красная Армия вступила на территорию Польши с целью освободить белорусские и украинские земли, отторгнутые от БССР и УССР по условиям несправедливого Рижского договора. Согласиться на условия этого документа советское руководство было вынуждено лишь в силу мощного внешнеполитического давления на него и необходимости скорее перейти от военно-мобилизационной внутренней политики к политике экономической стабилизации и развития. Результатом Рижского договора, заключенного в 1921 году, стало разделение белорусского и украинского народов на две части. Одна часть входила в состав соответствующих республик СССР, имела возможность развивать национальную культуру и народное хозяйство, а другая – была включена в новую Речь Посполитую на правах «восточных окраин». Белорусы и украинцы, оказавшиеся под властью Польши, были обречены на бедность, безграмотность и ополячивание. Их угнетенное положение в Западной Белоруссии и Украине не раз становилось поводом для претензий к Варшаве со стороны советской дипломатии, указывавшей на невыполнение польской стороной ряда положений Рижского договора. Однако возможность исправить это положение появилась только в конце 1930-х гг.

В 1934–1939 гг. руководство СССР, осознававшее, что политика гитлеровской Германии неизбежно приведет к ее вооруженному нападению на Советский Союз, предпринимало все усилия для того, чтобы создать в Европе систему коллективной безопасности, которая исключила бы такой сценарий развития событий, сделала войну против Советов слишком рискованной. Однако идеологически и геополитически враждебные СССР международные силы (прежде всего франко-британские империалистические круги) обеспечили провал этих инициатив, оставив Москву фактически в изоляции. Более того, в 1938 году Великобритания и Франция заключили с Гитлером и Муссолини «мюнхенский сговор», среди прочего развязавший Германии руки в ее отношениях с Чехословакией. Примечательно, что в преступном расчленении этой страны приняла участие и Польша. В соответствии с заключенным между Варшавой и Берлином секретным соглашением Польша 1 октября 1938 г. предъявила Чехословакии ультиматум и получила в свое владение Тешинскую область.

В этих условиях в Москве было принято решение о заключении соглашения с гитлеровской Германией с целью максимально отсрочить неизбежное военное столкновение с ней. Это соглашение вошло в историю как Пакт Молотова-Риббентропа, секретный протокол к которому содержал сведения о разделе границ влияния между СССР и Германией в Восточной Европе. После начала войны Германии против Польши (1 сентября 1939 г.) Советский Союз также направил свои части в Польшу с целью освобождения территорий Западной Белоруссии и Украины и взятия их под защиту. Это произошло 17 сентября 1939 г., когда сопротивление польской армии в противостоянии с вермахтом было уже сломлено.

На освобожденных землях Белоруссии и Украины были проведены выборы представительных органов, которые в свою очередь проголосовали за вхождение в состав соответственно БССР и УССР. После этого события территория БССР увеличилась почти вдвое, а население составило 10 млн. 454,9 тыс. человек. 17 сентября стал днем восстановления исторического единства белорусского народа и официально объявлен в БССР «днем освобождения населения Западной Белоруссии от польской буржуазии и помещиков».

На освобожденных территориях развернулось обширное строительство, шли социальные и политические преобразования. Было введено бесплатное медицинское обслуживание населения, бесплатными и общедоступными стали школы, в том числе белорусскоязычные. В регионах, ранее бывших лишь сырьевыми придатками Польши, стремительно начала развиваться перерабатывающая промышленность. В то же время понимание того, что территории Западной Белоруссии и Украины в скором времени станут, как минимум, прифронтовыми в борьбе против гитлеровской Германии, заставляло советское руководство особое внимание уделять обеспечению социально-политической стабильности и лояльности регионов. С этим была связана политика депортации значительных по размерам групп местного населения (особенно польских офицеров, получивших здесь земли в период с 1921 по 1939 год), в результате чего пострадали ни в чем не повинные люди.

Нападение нацистской Германии на СССР 22 июня 1941 г. подтвердило правильность предположения советского руководства о неизбежности войны между этими государствами. Прогрессивные социально-экономические преобразования, прошедшие в БССР, включая Западную Белоруссию, в довоенный период, обеспечили высокую лояльность местного населения советской власти. Результатом этого стало массовое партизанское движение, развернувшееся на землях Белоруссии в период оккупации и сыгравшее крайне важную роль в обеспечении общей победы СССР над нацистской Германией (несмотря на тяжелые поражения в первый год войны).

Таким образом, воссоединение белорусского народа, начавшееся 17 сентября 1939 г., стало результатом блестящей победы советской дипломатии, заложившей основание Великой Победы 1945 года. Это был акт исторической справедливости, объединивший искусственно разделенный белорусский народ в единое государственное образование – Белорусскую Советскую Социалистическую Республику, – что стало еще одним важным шагом на пути к независимости и суверенному развитию Беларуси.

Верным подтверждением исторической справедливости этого шага являются современные добрососедские отношения Республики Беларусь и Республики Польша, которые установились между нашими странами после образования независимой Беларуси. Крайне важно и то, что проживающие на территории нашей страны граждане польской национальности являются неотъемлемой и равноправной частью многонационального белорусского народа, наделены всеми правами, необходимыми для сохранения и развития их национальной культуры и идентичности, связи с исторической родиной.



Введение
В судьбе каждого народа есть события, которые имеют особое значение для определения его будущего. Для каждого белоруса одним из таких событий стали сентябрьские дни 1939 года. В сентябре 2009 г. белорусы будут праздновать 70-летнюю годовщину воссоединения. Это событие, безусловно справедливое для белорусов и необходимое для становления суверенной белорусской государственности, произошло при крайне сложных и противоречивых обстоятельствах. Мир шел ко Второй мировой войне, а страны Европы стремились отвести военную угрозу от себя, в том числе за счет безопасности других государств. Сегодня в отношении событий того времени высказываются самые различные оценки. Поэтому, учитывая важность тех событий для белорусской государственности, необходимо еще раз подробно рассмотреть то, что происходило вокруг Беларуси 70 лет назад.

1. 70-летие воссоединения Западной Белоруссии с Белорусской Социалистической Республикой.



Западная Белоруссия в составе Польши
В результате польско-советской войны 1919–1920 гг. часть территории Белоруссии оказалась под властью Польши. Решение об этом было принято в результате мирных переговоров, начавшихся еще в августе 1920 г. в Минске. Несмотря на то что переговоры напрямую затрагивали белорусские интересы, представители БССР участия в них не принимали. В целом участие БССР в политико-дипломатических акциях СССР на международной арене в этот период было довольно ограниченным. Мирные переговоры с Польшей вела российско-украинская делегация во главе с членом ЦК РКП(б) А.Иоффе. Польская делегация согласилась по требованию РСФСР на самостоятельное участие УССР в переговорах, но решительно выступила против аналогичного статуса для БССР. В результате, согласно решению Военно-революционного комитета БССР, РСФСР был выдан «самый широкий мандат на ведение мирных переговоров с Польшей по вопросу, главным образом, определения границ Белоруссии». Председатель ВРК БССР А.Червяков находился в Риге в качестве эксперта российской делегации.

В письмах о российско-польских переговорах председатель ВРК БССР А.Червяков сообщал, что во избежание осложнений не настаивает на выяснении своего положения на мирных переговорах и что остается здесь «исключительно в силу партийной дисциплины». «Хуже всего то, – отмечал он, – что раздел Белоруссии уже предрешен и что этим мое доброе белорусское имя будет скомпрометировано навеки».

В соответствии с условиями Рижского мирного договора 1921 года белорусская нация и ее этническая территория оказались на долгое время разделенными на три части. Почти половина этнической территории Белоруссии отошла к Польше, еще одна часть была включена в состав РСФСР. Как суверенное государство ССРБ существовала после второго провозглашения в границах только 6 уездов (Бобруйский, Борисовский, Игуменский, Мозырский, частично Минский и Слуцкий) бывшей Минской губернии. Ее площадь составляла 52,4 тыс. км², а население – 1 544 000 человек. Однако следует отметить, что в преамбуле Рижского договора стороны «в соответствии с принципами самоопределения народов» признали независимость Украины и Белоруссии. То есть, несмотря на территориальные потери во время польско-советской войны, была создана и признана де-юре международным сообществом белорусская национальная государственность.

Немаловажно и то, что руководство Советской России в то время верило в скорую всемирную революцию, которая сотрет границы между народами. Поэтому данное соглашение представлялось как временная мера. Основной же причиной поспешного заключения договора на таких невыгодных условиях была гражданская война в самой России. На фоне борьбы с белым движением первоочередной задачей советской власти было скорейшее окончание всех иных боевых действий (против иностранных держав) и скорейший переход к мирному восстановлению и развитию.

По условиям Рижского договора, Польша обязалась предоставить белорусам, украинцам и русским все права, которые обеспечивали бы свободное развитие культуры, языка и вероисповедания. Такие же права предоставлялись полякам на советской территории. Стороны декларировали отказ от враждебной пропаганды и недопущение создания групп и организаций, которые действовали бы против государств, подписавших договор. Однако впоследствии эти условия неоднократно нарушались.

Приобретенные территории Западной Белоруссии назывались северо-восточной окраиной Второй Речи Посполитой («крэсы всходне»). Уже в самом наименовании данной территории сквозит идея непризнания права белорусов на самоопределение. В соответствии с административно-территориальным делением Польши западнобелорусские земли были разделены на 29 поветов, которые входили в состав 4 воеводств: Белостокского (Белостокский, Волковысский, Гродненский, Августовский и Сокольский паветы), Виленского (Ашмянский, Браславский, Вилейский, Молодечненский, Поставский, Свентянский, Вилейско-Трокский), Новогрудского (Барановичский, Воложинский, Лидский, Новогрудский, Несвижский, Слонимский, Столбцовский, Щучинский), Полесского (Брестский, Дрогичинский, Кобринский, Коссовский, Лунинецкий, Пинский, Пружанский, Столинский паветы). Общая площадь западнобелорусских земель, оказавшихся под польской властью, составила 113 тыс. кв. км с населением 4,6 млн. человек (по данным на 1931 год). Среди них белорусов насчитывалось 65%, евреев – 11, украинцев – 4, литовцев – 2,5, русских – 2%.

Земли Западной Белоруссии стали аграрным придатком Польши. Удостовериться в справедливости этого высказывания позволяют следующие цифры: в 1931 году 85% населения края проживало в сельской местности и только 15% – в городе. Составляя 24% территории и 13% населения Второй Речи Посполитой, Виленское, Новогрудское и Полесское воеводства в 1926 году сконцентрировали всего лишь 1,8% рабочих и 2,8% предприятий с 20-ю и более рабочими, удельная доля промышленности с трудом достигала 3%. Безработица в Западной Белоруссии стала хронической проблемой. Так, в 1936 году она составила более 25 тыс. человек. Рабочий день длился 10–12 часов, заработная плата была более низкой, чем в коренной Польше. Две трети местных рабочих были заняты в продовольственной и деревообрабатывающей промышленности. Перерабатывалась в основном местная продукция. Тяжелая промышленность в данном регионе развития не получила. Абсолютное большинство составляли предприятия с численностью рабочих от 5 до 20 человек. Самыми крупными предприятиями были Пинская спичечная фабрика, Гродненская табачная фабрика, Лидская фабрика резиновых изделий и т.д.

Крестьяне страдали от малоземелья, высоких цен на промышленные товары при сохранении низких цен на продукцию сельского хозяйства. Улучшить ситуацию были призваны реформирование сельского хозяйства, земельные реформы 1920–1930-х гг. В результате на западнобелорусские земли приехало более 5 тыс. осадников – бывших офицеров и солдат легионов Ю. Пилсудского, участвовавших в польско-советской войне. К 1939 году около 70% сельских хозяйств были расселены на хуторы, показатели продуктивности выросли: урожайность зерновых достигла уровня Франции, а по некоторым культурам даже обогнали фермеров США. Однако принятых мер было недостаточно. Сохранялась перенаселенность деревни, усугубившаяся отсутствием промышленности, а, следовательно, и оттока населения в города. Отсюда – эмиграция крестьян в страны Западной Европы и Америки (всего от 180 тыс. до 200 тыс. человек), а также революционная активность крестьян.

Но не столько социально-экономическая политика польского правительства вызывала недовольство белорусского населения, сколько национальная.

Принудительная полонизация и ассимиляция, так коротко можно охарактеризовать политику польского правительства в отношении «кресов». Закрывались белорусские школы, ограничивался прием их выпускников в польские вузы, в государственных учреждениях разрешалось использовать один язык – польский, запрещалось использовать термин «Западная Белоруссия», в официальных документах ее называли «восточными окраинами» или «Белапольшей». Из 400 белорусских школ, существовавших на территории Западной Белоруссии до польской оккупации, в 1928 году осталось 29 белорусских и 49 смешанных польско-белорусских школ, в 1934 году – 16, в 1939 – ни одной. Были закрыты две учительские семинарии в Борунах и Свислочи и 8 гимназий. 35% населения Западной Белоруссии оставалось безграмотным.

Подобная политика велась и в отношении белорусскоязычных средств массовой информации. Если в 1927 году легально издавалось 23 белорусских газеты и журнала, то в 1930-м их стало 12, а в 1932-м – 8. К 1937 году выжили лишь пропольские и клерикальные издания. В Западной Белоруссии не было ни одного белорусского театра или музыкального учреждения.

Польская политика ассимиляции сводилась к триаде: местное население должно было думать по-польски, учиться по-польски и в духе польской государственности. Господствовало мнение о белорусах как о «пассивной массе» без «собственных государственных традиций».

Однако это противоречит многочисленным историческим фактам, таким как национально-освободительное движение на присоединенной территории. Только в 1923 году на территории Западной Белоруссии было зарегистрировано 590 конфликтов, в которых участвовали 126 тыс. человек. В том же году 6 тыс. партизан осуществили около 300 боевых операций.

В результате главным методом политического управления стало принуждение, а временами и террор. В тюрьмах и Березо-Картузском концентрационном лагере оказалось немало «общественно опасных элементов». В конце 1923 года в тюрьмах Западной Белоруссии насчитывалось 1 300 политических заключенных, в том же году к смертной казни были приговорены 109 человек, подавляющее большинство – белорусские патриоты.

Леворадикальные организации – Белорусская партия социалистов-революционеров и подпольные коммунистические организации – стремились решить белорусский вопрос в первой половине 1920-х гг. путем развертывания вооруженной партизанской борьбы. Практически все белорусские партии и организации разной политической направленности исходили из тезиса о самоопределении белорусского народа. Наибольшую опасность для правительства представляла деятельность нелегальной Коммунистической партии Западной Белоруссии (создана в 1923 году), первоочередной задачей считавшей осуществление социальной революции в стране, самоопределение Западной Белорусии и ее присоединение к БССР.

КПЗБ считалась составной частью Коммунистической партии Польши. Именно КПЗБ возглавила леворадикальное движение и действовала в подполье. В ее рядах насчитывалось около 3 тыс. членов на свободе и столько же находилось в польских тюрьмах. Среди видных деятелей КПЗБ были П. Корчик, Н. Орехво, С. Притыцкий, приговоренный польским правительством к смертной казни, впоследствии замененной на пожизненное заключение, и др. Конечно, в КПЗБ было много левизны, но именно эта партия постоянно организовывала политические выступления против польских властей. В 1938 году она была распущена Коминтерном по указанию И. Сталина, а ее руководители репрессированы.

Борьба с ополячиванием, требование самоопределения белорусского народа в его этнографических границах являлись основными в программных документах одной из самых влиятельных партий – Белорусской христианской демократии (БХД). Однако как осуществить это требование, ни в одном из документов БХД либо других демократических партий не указывалось.

К середине 1920-х гг. было решено партизанскую вооруженную борьбу приостановить и активизировать политическую работу с населением. Самой массовой партией стала «Беларуская сялянска-работніцкая грамада», быстрорастущая и насчитывавшая уже после шести месяцев своего существования более 100 тыс. членов. Интересы западнобелорусского населения выражали также Таварыства беларускай школы, Беларускі інстытут гаспадаркі i культуры и пр. Видными западнобелорусскими деятелями стали И. Дворчанин, П. Метла, Б. Тарашкевич, В. Хоружая и др. К сожалению, многие из них были подвергнуты репрессиям после роспуска КПЗБ в 1938 году.

Однако польские власти и политические деятели сделали ставку на ассимиляционную политику. В результате накануне Второй мировой войны с белорусской стороны пропали всякие, даже имевшиеся до того, предложения о сотрудничестве с поляками. Принятый тезис об отсутствии белорусов как политического фактора оказался пагубным для польского государства. В сознании белорусского населения на долгое время укоренился негативный стереотип поляка.

Советское правительство неоднократно предупреждало польскую сторону о нарушениях ею прав национальных меньшинств, гарантированных Рижским договором, используя этот аргумент в качестве нажима на польское правительство. Наиболее острые дискуссии по вопросу о национальных меньшинствах произошли в мае 1924 г. Сначала нарком иностранных дел РСФСР и СССР Г.Чичерин направил польскому МИДу ноту протеста в связи с политикой польской администрации на территории Западной Белоруссии и Западной Украины и нарушениями польской стороной обязательств по статье VII Рижского договора. Официальная Варшава оценила советскую ноту как попытку вмешательства во внутренние дела Польши.

Многие историки сходятся во мнении, что в самом Рижском договоре 1921 года были заложены антагонистические межнациональные и межгосударственные противоречия. Триумф польской и вынужденная уступка советской дипломатии стали миной замедленного действия, которой суждено было взорваться. Исторически Договор был обречен на неудачу, т. к. нарушал территориальную целостность народов – соседей Польши с востока.

Совершенно другая ситуация сложилась в жизни белорусского общества в советском государстве. С образованием 31 декабря 1922 г. СССР, одной из стран-основательниц которого стала БССР, сложились благоприятные условия для практического решения проблемы возвращения восточных белорусских этнических земель. В результате двух укрупнений, проведенных в 1924 и 1926 гг., в состав БССР были включены белорусские районы Витебской, Гомельской и Смоленской губерний. Тем самым созданы более благоприятные условия для экономического, социального и культурного развития белорусского народа и его государственности. Однако до полного восстановления целостности белорусского народа эту работу нельзя было назвать завершенной.


Восстановление единства белорусского народа
В 1934–1938 гг. руководство СССР, осознававшее, что политика гитлеровской Германии неизбежно приведет к ее вооруженному нападению на Советский Союз, предпринимало все усилия для того, чтобы создать в Европе систему коллективной безопасности, которая исключила бы такой сценарий развития событий, сделала войну против Советов слишком рискованной. Однако идеологически и геополитически враждебные СССР международные силы (прежде всего франко-британские империалистические круги) обеспечили провал этих инициатив, оставив Москву в изоляции. Более того, в 1938 году Великобритания и Франция заключили с Гитлером и Муссолини Мюнхенское соглашение («мюнхенский сговор»), среди прочего развязавшее Германии руки в ее территориальных претензиях к Чехословакии.

Примечательно, что в преступном расчленении этой страны приняла участие и Польша. Еще в 1934 году была подписана Декларация о дружбе и ненападении между Польшей и гитлеровской Германией. Кроме того, Польша добровольно взяла на себя защиту интересов Германии в Лиге Наций, которую Германия демонстративно покинула в 1933 году. 27 сентября 1938 г. Германия и Польша достигли договоренности о «демаркационной линии» в Чехословакии на случай, если начнутся военные действия. 1 октября 1938 г. Польша предъявила Чехословакии ультиматум и получила в свое владение Тешинскую область.

Аналогично складывалась ситуация и на других направлениях. Англо-немецкий договор о ненападении был подписан на мюнхенской встрече в августе 1938 г., а франко-немецкий – в декабре. В июне 1939 г. договоры о ненападении с гитлеровской Германией заключили Латвия, Эстония и Финляндия.

В этих условиях в Москве было принято решение о скорейшем заключении соглашения с гитлеровской Германией с целью максимально отсрочить неизбежное военное столкновение с ней. Это соглашение вошло в историю как Пакт Молотова-Риббентропа, секретный протокол к которому содержал договоренности о разделе сфер интересов между СССР и Германией в Восточной Европе. Дополнительным условием Москвы при заключении Пакта было также заключение торгового и кредитного соглашений с Германией, благодаря которым СССР получил значительные дополнительные средства для перевооружения армии и укрепления обороноспособности страны. Таким образом, заключение Пакта Молотова-Риббентропа, сколь неоднозначным оно ни выглядело бы с моральной точки зрения, стало крупной политической победой советской дипломатии, позволившей отсрочить вступление Советского Союза во Вторую мировую войну и обеспечить более выгодные условия на момент начала боевых действий против гитлеровской Германии.

1 сентября 1939 г. немецкие войска перешли границу Польши. Началась Вторая мировая война. Правительство и военное командование Польши оказались не в силах противостоять немецкой военной машине.

Советское правительство заняло позицию ожидания, несмотря на попытки Германии втянуть Советский Союз в войну против Польши. Германское руководство через своего посла в Москве графа Ф.В. фон Шуленбурга в первые сентябрьские дни неоднократно напоминало и даже требовало от Советского Союза решительных действий, заявляя, что Польшу немецкие войска займут за неделю и окажутся на территории, которая определена как зона влияния СССР. Тем не менее Москва отвечала, что время пока не пришло и чрезмерная поспешность может принести вред и приведет к объединению противников. 10 сентября В. Молотов заявил немецкому послу, что советское правительство должно убедиться в том, что Польша распалась и оно придет на помощь белорусам и украинцам. Таким образом, Германии дали понять, что для СССР главное – не военные действия, а возвращение своей территории.

С этого момента началась пропагандистская работа. В газетах «Правда» и «Известия» стали выходить статьи о жизни соотечественников на восточнопольских территориях. Проводилась идея срочной помощи белорусам и украинцам, чтобы те не оказались под немецкой оккупацией.

11 сентября был отдан приказ о создании Украинского и Белорусского фронтов, с этого дня запрещалось публиковать любые данные о выпуске продукции всех отраслей промышленности и транспортных перевозках. Окончательно решение перейти в наступление было принято только после подписания советско-японского перемирия (15 сентября) и перехода немецкими войсками линии Керзона (14 сентября был взят Брест, 15 – Львов).

16 сентября в 16.00 в частях Красной Армии был зачитан приказ о выступлении в освободительный поход на Запад. В приказе подчеркивалась освободительная миссия советских войск, которые должны оказать срочную помощь украинскому и белорусскому населению, чтобы спасти их от врага. Кто враг – не уточнялось. Бомбить и обстреливать из пушек населенные пункты советским войскам было запрещено. К польским военнослужащим, не оказывающим сопротивления, предписано было относиться лояльно.

В 5 часов утра 17 сентября 1939 г. войска РККА перешли западную границу СССР, вторгшись на территорию Польши.

17 сентября 1939 г. польскому послу в Москве была вручена нота правительства СССР, в которой говорилось: «По причине такой обстановки Советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии отдать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии...» («Советская Белоруссия», 18 сентября 1939 г.). К этому моменту польская оборона была окончательно дезорганизована, государственная система разрушена, управление войсками и государственными институтами утрачено. Против деморализованной и наполовину разгромленной польской армии направили 4 тыс. танков, более 5,5 тыс. пушек, 2 тыс. самолетов.

Белорусским фронтом, состоящим из 4 армий (3-й, 4-й, 10-й и 11-й), 23-го стрелкового корпуса, Дзержинской конно-механизированной группы и Днепровской военной флотилии, командовал командарм 2-го ранга Михаил Ковалев. Всего насчитывалось 200 802 солдата и офицера. По подсчетам польских историков, им противостояли 45 тыс. поляков, из которых половина были не вооружены и не введены в конкретные военные части. Вдоль границы несли службу 8 тыс. человек пограничной охраны. Кроме того, 2 тыс. военных моряков состояли в Пинской речной флотилии. Наиболее боеспособной была самостоятельная оперативная группа «Полесье», которой командовал генерал Ф. Клеберг. Ему удалось собрать 17 тыс. солдат и офицеров, но лишь половина из них были вооружены и введены в конкретные войсковые единицы.

СССР войны Польше не объявлял. Польское правительство также признавало, что войны с Советским Союзом нет. Потому в своем приказе польским войскам маршал Э.Рыдз-Смиглы подчеркивал: «С Советами не воевать, только в случае давления с их стороны или попыток разоружения наших частей... Войска, к которым подошли Советы, должны вступать с ними в переговоры в целях выхода гарнизонов в Румынию или Венгрию». Не сумев организовать эффективную защиту страны, польское правительство и командование во главе с Э. Рыдз-Смиглы на третьей неделе войны покинули страну.

Первые эшелоны Красной Армии действовали рейдовым порядком –двигались по магистралям и нигде не задерживались, потому в непосредственное взаимодействие с польскими войсками практически не вступали. Кроме того, в некоторых районах Западной Белоруссии еще до прихода Красной Армии под руководством бывших членов КПЗБ, распущенной в 1938 году, создавались военно-революционные комитеты. Они организовывали военизированные отряды рабочих и крестьян, которые разоружали полицейских и осадников, брали под охрану железнодорожные мосты и прочие военные объекты. Зафиксировано лишь 40 стычек с пограничными патрулями, а также бои в полосе Белорусского фронта под Кобрином, Гродно, Вильно и Белостоком. Наиболее ожесточенные бои развернулись 20–21 сентября в Гродно. В ходе боя за город 15-й советский танковый корпус потерял 12 танков, было убито 47 человек и 156 ранено. Общие потери Белорусского фронта в ходе осенней кампании 1939 года составили 996 человек убитыми и 2002 ранеными. В период с 17 по 30 сентября были интернированы и разоружены 60 202 польских военнослужащих, из них 2 066 офицеров. Объективно действия советских войск усугубили безнадежное положение Польши.

17 сентября были освобождены Барановичи, 18-го – Новогрудок, Лида, Слоним, 19-го – Вильно и Пружаны, 20-го – Гродно, 21-го – Пинск, 22-го – Белосток. 22 сентября в 13.00 29-я танковая бригада 4-й армии вошла в Брест, который к этому моменту был занят немецкими войсками генерала Г. Гудериана. К 25 сентября Красная Армия полностью освободила Западную Белоруссию.

Несмотря на быстрый темп продвижения, Красная Армия не смогла до прихода немцев занять все территории, которые в соответствии с советско-германскими соглашениями были включены в советскую зону влияния. В таких случаях немецкие войска при подходе советских частей просто покидали населенные пункты. Иногда этому предшествовали такие парады как в Бресте (аналогичный парад состоялся в Пинске и некоторых украинских городах). 28 сентября 1939 г. советско-немецкий военно-политический альянс был дополнен новыми соглашениями. Состоялось подписание Договора о дружбе и границах. В секретном дополнительном протоколе Западная Белоруссия по-прежнему оставалась в зоне влияния СССР, в сферу контроля советской власти также попала Литва.


Включение Западной Белоруссии в состав БССР
Большинство населения Западной Белоруссии встретило советские войска хлебом и солью. В деревнях и городах строились приветственные цветочные арки, организовывались многотысячные митинги, вывешивались красные флаги, даже в одежде местного населения присутствовал красный цвет.

С продвижением Красной Армии в западнобелорусских городах и деревнях началось формирование новой системы власти. Уже 19 сентября командующий Белорусским фронтом М. Ковалев отдал приказ, призывающий местное население создавать органы советской власти.

Во всех городах и поветах были организованы временные управления из представителей Красной Армии и местного населения. Им предстояло осуществлять руководство территориями до созыва Народного Собрания. В деревнях организовывались сельские комитеты, главной задачей которых декларировалась передача земель помещиков и осадников трудовому крестьянству. При этом необходимо отметить, что если городские органы власти первоначально создавались при содействии Красной Армии, то в деревнях это происходило «снизу» – сказывался партизанский опыт 1920-х гг. В городах и местечках организовывалась Рабочая гвардия, а в деревнях – отряды добровольной милиции, которые должны были стать надежной опорой советской власти на местах. Рабочая гвардия пользовалась поддержкой населения. Так, в Белостоке за первый день в нее вступили 397 человек, в Кобрине – 120 и т.д.

Опираясь на поддержку большей части населения, временные управления и крестьянские комитеты осуществляли первые революционные преобразования, устанавливали новый порядок.

После занятия Красной Армией западных белорусских областей в сентябре 1939 г. перед властью встала проблема проведения внятной политики по отношению к местному населению. Начинать это надо было с нуля. Несколько осложняло дело и неоднозначное отношение советского руководства и лично И.В. Сталина к Коммунистической партии и Коммунистическому союзу молодежи Западной Белоруссии, считавшего, что они «засорены» провокаторами. Решением Коминтерна в 1938 году эти довольно многочисленные и влиятельные в западнобелорусском обществе организации были распущены. Уже в конце сентября 1939 г. секретарь ЦК КП(б)Б П.К. Пономаренко попросил у И.В. Сталина разрешения создать в западных областях Беларуси комсомольские организации под эгидой ЦК ЛКСМБ.

На третий день начала военных действий, 20 сентября, организационно-инструкторский отдел ЦК КП(б)Б составил списки работников для временных управлений западных областей БССР. На четвертый день, 21 сентября, были подобраны кандидатуры на партийные должности: секретарей обкомов, райкомов и горкомов КП(б)Б. Интересен социальный состав выбранных работников: от студентов, слесарей, электриков, литработников до ответственных партийных и советских работников – секретарей обкомов, райкомов и т. д.

Уже в конце сентября – октябре в Белостокскую, Вилейскую, Полесскую и Новогрудскую области Западной Белоруссии из восточных областей БССР было командировано около 3 тыс. партийных работников, в том числе и более 1 тыс. комсомольцев. Главная задача, которую поставили перед ними, – организация выборов в Народное Собрание Западной Белоруссии. Новоприбывшие активисты составили костяк окружных и участковых избирательных комиссий во всех областях.

Именно Народному Собранию предстояло решить судьбу освобожденных земель. Власти преследовали цель обеспечить в составе Народного Собрания определенную национальную и тендерную репрезентативность – не менее 70% депутатов-белорусов и не менее 30% женщин. Впервые в истории БССР женщины получили право не только выбирать, но и быть выбранными. Партийные активисты из восточных областей республики помогали в подборе нужных и отсеве нежелательных кандидатов, проверке их оперативно-чекистскими группами НКВД.

1 октября 1939 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «Вопросы Западной Украины, и Западной Белоруссии», состоявшее из 33 пунктов, первым из которых предписывалось созвать Народное Собрание Западной Украины и Народное Собрание Западной Белоруссии. Народное Собрание Западной Украины предстояло собрать во Львове, Белоруссии – в Белостоке. Развернулась выборная кампания по созыву Народного Собрания. Она проходила при большом количестве митингов и собраний. 22 октября – уже через месяц после присоединения земель – прошли выборы в Народное Собрание. В них принимали участие все граждане, достигнувшие 18 лет, независимо от национальной принадлежности, образовательного ценза, имущественного положения и прошлой деятельности. Женщинам были предоставлены равные с мужчинами права. Выборы проводились на основе всеобщего, равного и прямого выборного права при тайном голосовании. В них приняли участие 96,91% выборщиков. За народных депутатов проголосовали 90,67% участвовавших в выборах. Национальный состав 926 депутатов: 621 белорус, 127 поляков, 53 украинца, 43 русских, 72 еврея и 10 представителей других национальностей. Таким образом, в Народном Собрании были представлены все национальности, проживавшие в Западной Белоруссии.

Народное Собрание Западной Белоруссии состоялось 28–30 октября 1939 г. в Белостоке. Присутствовали 926 из 926 избранных депутатов. Среди них было: 563 крестьянина, 197 рабочих, 12 представителей интеллигенции, 29 служащих, 25 ремесленников. Народное Собрание открыл самый старый из депутатов – 68-летний крестьянин из деревни Носевичи Волковысского повета С.Ф. Струг. С докладом о форме государственной власти выступил депутат С.О. Притыцкий. По его докладу Народное Собрание приняло декларацию, в которой было заявлено: «Белорусское Народное Собрание, выражая нерушимую волю и желание народов Западной Белоруссии, провозглашает на всей территории Западной Белоруссии установление Советской власти. С этого времени вся власть на территории Западной Белоруссии принадлежит рабочим города и деревни в лице Советов депутатов рабочих». Вместе с этим единогласно были приняты декларации о вхождении Западной Белоруссии в состав Белорусской Советской Социалистической Республики, о национализации банков и крупной промышленности, о конфискации помещичьих земель. Также Народное Собрание обратилось в Верховный Совет СССР и БССР с просьбой принять Западную Белоруссию в состав Советского Союза и БССР и воссоединении белорусского народа в одном социалистическом государстве. На последнем заседании 30 октября Народное Собрание избрало полномочную комиссию из 66 человек для отправки в Москву, чтобы передать его решение относительно вступления Западной Белоруссии в СССР.

Народное Собрание провозгласило 17 сентября днем освобождения населения Западной Белоруссии от польской буржуазии и помещиков.

На пятой внеочередной сессии Верховного Совета СССР 2 ноября 1939 г. был принят закон «О включении Западной Белоруссии в состав СССР и о воссоединении ее с БССР».

Завершающим законодательным актом о воссоединении белорусского народа стало принятие III сессией Верховного Совета БССР 14 ноября 1939 г. закона, в котором было записано: «Принять Западную Белоруссию в состав Белорусской Советской Социалистической Республики и воссоединить тем самым великий белорусский народ в едином Белорусском государстве».

В конце 1939 г. на территории Западной Белоруссии были созданы пять областей: Барановичская, Белостокская, Брестская, Вилейская, Пинская. Начался процесс советизации промышленности, сельского хозяйства, культуры, образования. Центральное место в экономических преобразованиях заняла национализация промышленности. Она была проведена в соответствии с решением ЦК ВКП(б) от 1 октября 1939 г. и официально утверждена на заседании Бюро ЦК КП(б)Б 10 октября 1939 г. Национализации подлежали все предприятия деревообрабатывающей, кожевенной, текстильной, металлообрабатывающей, химической промышленности, а также торговые предприятия и предприятия коммунального хозяйства, медицинские учреждения, дома владельцев крупных акционерных обществ, в том числе и покинутые владельцами. При этом национализировалось все движимое и недвижимое имущество данных предприятий. Национализация на местах проводилась комиссиями, куда обязательно входил представитель Временного управления, органов местного управления и соответствующего наркомата.

За десять месяцев 1940 г. в западных областях БССР ввели в строй 105 предприятий местной промышленности, абсолютное большинство из которых были новыми. Всего к началу 1941 г. в западных областях действовали уже 392 промышленных предприятия, на которых было занято более 40 тыс. человек. В предвоенный период здесь практически не осталось мелких фабрик и заводов, при этом выросло количество средних и даже крупных фабрик и заводов. Такие меры содействовали росту производственных показателей: в конце 1940 г. общий объем промышленного производства западных областей превысил показатели 1938 года почти в два раза и составил 27,6% промышленного производства республики.

Перемены затронули и сельское хозяйство. В первую очередь это связано с перераспределением национализированных земельных угодий и наделением землей бедняков, батраков и даже части середняков. Началась и коллективизация. Однако до войны она имела не обязательный, а рекомендательный характер. К июню 1941 г. было создано 1 115 колхозов, объединивших 50 тыс. хозяйств, что составило только 7% от их общего числа. Также было организовано 28 совхозов и 101 машинно-тракторная станция. В ходе раздела конфискованной земли крестьянам передали 1 млн. га земли, 33,4 тыс. коров, 14 тыс. коней, 15,7 тыс. свиней. Процесс создания колхозов происходил преимущественно на основе национализированной земли и имущества.

Подобный рост показателей был бы невозможным без помощи как восточных областей БССР, так и всего Советского Союза. Были сделаны попытки улучшить медицинское обслуживание населения, повысить его образовательный уровень. Уже в 1939–1940 учебном году многие школы были переведены с польского на белорусский язык обучения, отменена плата за обучение. В 1940 году в западных областях БССР работали 5 643 средние, семилетние и начальные школы, из них 4 278 – с белорусским языком обучения. До сентября 1939 г. в этом регионе не было ни одной белорусской школы, а 129 800 детей школьного возраста оставались вовсе за границей образовательного процесса. Причем большинство из них жило в белорусскоязычной деревне. Расширилась сеть общеобразовательных учреждений, что позволило увеличить число учеников на 100 тыс., в результате в 1940–1941 учебном году в пяти западных областях насчитывалось 775 тыс. школьников. В школах для мало- и безграмотных обучалось 170 тыс. человек. К ноябрю 1940 г. начали работать 220 библиотек с фондом в 446 тыс. книг, открылись 5 драматических театров и 100 кинотеатров.

К сожалению, как это часто бывает в истории, положительные явления соседствуют с негативными. В предвоенный период были проведены аресты неблагонадежных граждан и депортация определенных категорий населения. По подсчетам белорусского историка А. Хацкевича, в период с октября 1939 г. по 20 июня 1940 г. в западных областях БССР репрессировано более 125 тыс. человек, из них 120 тыс. были депортированы в Казахстан, Сибирь и другие места. Это было связано прежде всего с тем, что Западная Белоруссия рассматривалась как приграничная и потенциально – как прифронтовая территория в будущем неизбежном столкновении с гитлеровской Германией. Кроме того, значительная часть депортированных действительно была настроена враждебно по отношению к советской власти (прежде всего – помещики и другие группы, потерявшие часть своего имущества в ходе национализации). Однако среди пострадавших немало было и невинных людей.



Заключение
Таким образом, воссоединение белорусского народа, начавшееся 17 сентября 1939 г., стало результатом важной победы советской дипломатии, заложившей основание Великой Победы 1945 года.

Это был акт исторической справедливости, объединивший искусственно разделенный белорусский народ в единое государственное образование – Белорусскую Советскую Социалистическую Республику, что стало еще одним важным шагом на пути к независимости и суверенному развитию нашей страны.

Подтверждением исторической справедливости данного шага являются современные добрососедские отношения Республики Беларусь и Республики Польша. Дипломатические отношения между двумя государствами установлены 2 марта 1992 г. В 1993 году открыто белорусское Посольство в Польше. С 1992 года в г. Минске функционирует польская дипмиссия.

Республика Польша является важным торгово-экономическим партнером Республики Беларусь, заняв по итогам 2008 года 3 место среди стран вне СНГ, с которыми осуществляется внешняя торговля. При этом в 2008 году взаимный товарооборот двух стран вырос на 44,9% и составил 2 963,6 млн. долл. США (при положительном для Беларуси сальдо 653,2 млн. долл.).



Немаловажным является и то, что проживающие на территории нашей республики граждане польской национальности являются неотъемлемой и равноправной частью многонационального белорусского народа, наделены всеми правами, необходимыми для сохранения и развития их национальной культуры и идентичности, связи с исторической родиной.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница