11. Усадьба графа Неклюдова



Скачать 128.16 Kb.
Дата09.11.2016
Размер128.16 Kb.

11. Усадьба графа Неклюдова


N 58° 11.676´ E 31° 47.738´

"«Однако в городе вряд ли найдётся человек, который не знал бы, что первым хозяином и создателем комбината огнеупоров был К.Л. Вахтер.

В главе «Глиняные копи Константина Вахтера» автор утверждает, что совладелец восьми крупных компаний в России, председатель правления частного коммерческого банка, действительный тайный советник, потомственный дворянин Константин Логинович Вахтер не стремился к лаврам первооткрывателя, избегал огласки, шума и славы. Он был человеком дела, государственником. Идя навстречу нуждам и запросам государства, Вахтер создаёт «огнеупорную империю», оснащает её заводы новейшими достижениями современной науки и промышленности. На его заводах умели привечать и ценить людей мастеровитых, дельных, умелых и надёжных.

Книгу украшают многочисленные прекрасно исполненные массовые фотографии «рабочего люда» вахтеровских заводов. Эти снимки можно рассматривать бесконечно. Лица этих так называемых работных людей, потомков боровичских лоцманов, притягивают своей значительностью, чувством собственного достоинства, довольством дарованной им судьбой. Один снимок особенно останавливает на себе внимание – это массовая фотография солидных бородачей, украшенных серебряными цепочками по тогдашней моде, выпущенными из карманов жилетов и пиджаков. Подпись: «Рабочие Боровичского завода К. Вахтера, награждённые серебряными часами за выполнение важного военного заказа 1916 года».

Нет, не походят эти уверенные в своей значительности люди на выходцев из «Голодаевки». Конечно, были, должно быть, и таковые, мало ли гопников толпилось и в те годы у запертых дверей трактира. Не они определяли лицо заводов. И хозяева этих заводов, ворочавшие миллионными капиталами, не сливали их в иностранные банки, не понастроили в нашем крае элитных посёлков и особняков, если не считать скромной усадьбы «Гверстянка», купленной Константином Логиновичем для летнего пребывания здесь его жены с детьми, усадьбы, в которой в годы войны на средства хозяина был устроен госпиталь."

12. Селищи (Чудовский район)


N 58° 53.767´ E 31° 39.900´

Сохранились развалины комплекса военного поселения (архитектор В. П. Стасов). Комплекс построен 1818—1825 годах и представлял собой протяжённое, вытянутое с севера на юг здание, состоял из четырёх корпусов:


- Развалины комплекса военного поселения
- здание полкового манежа
- два флигеля с севера и юга от манежа (один флигель для школы, другой для госпиталя)
- церковь Святого духа
Военное поселение в Селищах именовалось Первый округ графа Аракчеева полка, здесь-же в Селищах был расположен штаб этого округа.



13. Церковь Рождества Иоанна Предтечи в Кам. Полянах


N 58° 48.661´ E 30° 41.672´

Четырехстолпный двуглавый храм на подклете, редкий образец новгородского зодчества XVI в. на территории Ленинградской обл. Дата постройки - между 1552 и 1563 гг.



14. Вольные Кусони. Неизвестная часовня


N 58° 50.489´ E 30° 43.131´



15. Церковь Флора и Лавра (Клюкошицы)


N 58° 56.006´ E 30° 43.203´

Датируется 1872г. постройки на месте деревянной, построенной еще при Иване Грозном. Со строительством каменного храма связана легенда, будто решили заложить церковь в другом месте, но чудесным образом закладной камень оказался на месте прежнего храма.

И построили церковь на высоком возвышении, и видна она издалека. Раньше деревня, в которой храм располагается, называлась Загородицы, но во 2-й половине 20 веке она получила название деревни расположенной рядом-Клюкошицы.

Поскольку святые мученики Флор и Лавр являются покровителями коней, то каждый год 31 августа жители из всех близлежащих деревень приводили к церкви лошадей,которых священник окроплял святой водой.

После революции в храме устроили клуб, который позже переехал в соседнее с церковью здание приходской школы, где и просуществовал до 1990-х годов, теперь же здание клуба стоит бесхозное-церкви оно, вроде, так и не отошло из-за проблемы с оформлением каких-то документов. Колокольня сейчас по уровню ниже главного купола,т.к. после революции 1917г. ее разобрали на коровник.

Во время Великой Отечественной войны в 1942г. при фашистах в храме возобновились богослужения (во время которых вместе с батюшкой молились за победу советских войск), и они уже не прекращались. Сейчас настоятель храма о. Михаил Гусев проводит службы, когда ему позволяет здоровье приехать из Петербурга. Храм нуждается в пожертвованиях.



16. Усадьба Лютка


N 58° 56.083´ E 30° 42.250´

Лютка — самая восточная усадьба Лужского района. Она связана с именем Федора Ипполитовича Щербатского, известного востоковеда и индолога, одного из первых советских академиков.

Усадьба представляет собой расположенный на холме трехэтажный каменный дом, окруженный регулярными посадками лип, дубов, ясеней, кленов и вязов. Подножие усадьбы сформировано естественной водной системой, усложненной системой искусственных дренажных каналов.


17. Церковь Климента, папы Римского в Заполье


N 58° 55.017´ E 30° 38.759´

Возле деревни Вяжищи Лужского р-на Ленинградской области асфальтовая дорога резко сворачивает налево и уходит высоко в гору, проходя через мост над рекой Рыденкой, и, забравшись вверх, расходится,уходя направо на п.Приозерный, д.Загорье, а также налево-в Заполье, проходя мимо разрушенного храма с используемым до сих пор кладбищем, которые видны еще издалека, если ехать от поселка Ям-Тесово в сторону д. Туховежи.

Это православная церковь св. Климента, Папы Римского, построеная в 1827 году на месте сгоревшей в 1810г. деревянной. Имела три престола: в честь св. Климента, в честь Рождества Пресвятой Богородицы и в честь св. вм. Параскевы. Каждый называет церковь на свой лад:кто Климентьевской, кто Климентской или Климентовской.

О Климентовском погосте в документах упоминается довольно таки рано. В работе А.А. Селина "Тесово: некоторые итоги исследования микрорегиона" написано:

"Первое упоминание о церкви св. Климента в Тесове относится к рубежу XV и XVI вв. Храм этот располагался близ городка Тесова XIII в. Можно предположить, что задолго до составления писцовых книг конца XV - начала XVI вв., в годы существования городка, возникла и первая церковь на этом месте. Этому есть и дополнительные подтверждения..."

Подробнее: http://sobory.ru/article/index.html?object=09238





18. Усадьбу Дашковых в Надбелье


N 58° 51.717´ E 30° 27.800´


Усадьба Надбелье являлось родовым гнездом для Вындомских. Бегичевых. Дашковых. При Дашковых в 1870-ые годы были построены дошедшие до наших дней называемый в литературе “большой усадебный дом”, водонапорная башня и часть хозяйственных построек.

Среди сохранившихся элементов “большого усадебного дома” особого внимания заслуживает козырек с узором. Усадьба Надбелье представляет cобой неплохо сохранившуюся усадьбу конца 19 века. Сравнительная удаленность от городов делает усадьбу романтическим уголком, где можно почувствовать дух русского дворянского гнезда и сегодня.

19. Оредежские (Борщевские) пещеры


N 58° 50.696´ E 30° 21.895´

Искусственные подземелья, образовавшиеся в результате добычи песка близ деревни Борщёво для Тарковичского стекольного завода(ныне заброшенного и полуразрушенного), в дореволюционные и ранний советский период.

Своды в готическом стиле и прекрасные градиенты из наслоений песка.

Порховская   крепость  (нет на карте)


Первое упоминание в летописи относится к 1239 году, когда князь Александр, будущий герой Невской и Чудской битв; выстроил здесь деревянный «городец». Это был один из многих «городцов», построенных им вдоль всей Шелони. Остатки его сохранились на окраине Порхова и называются теперь старым городищем.

Через сто лет, в 1346 году, Порхов осадили войска литовского князя Ольгерда. Литовцы не смогли занять крепость и, взяв с ее защитников богатый откуп, отступили.

Ввиду усиления военной опасности во второй половине XIV века, в 1387 году в Порхове построили каменную крепость, причем возводили одновременно не только каменные костры, но и каменные стены. Об этом свидетельствуют сохранившиеся остатки крепости 1387 года, но летопись специально не оговаривает постройку каменных стен. Вот как в ней сообщается об этом важном событии: «Того же лета благослови владыка Алексей весь Новгород ставити город Порхов камен; и послаша новгородци Ивана Федоровича, Фатьяна Есифовича и поставиша город Порхов камен».

В 1412 году в этой крепости около входа построили каменную церковь Николы. В 1428 году город опять осадили литовские войска. Осада была более длительной и опасной, чем в 1346 году. Литовский князь Витовт применил на этот раз не натяжные камнеметы, а огнестрельные осадные орудия разных видов и калибров. «Бяху же с ним и пушкы и тюфякы и пищали. Едина же бе с ним велика велми [пушка] Галка именем, везяху ее на сорока конях до полудне, а другую половину дни на иных сороках же конях» - так сообщала об этом летопись. С пушкой Галкой (по обычаю того времени пушка получила собственное имя) прибыл под Порхов и сделавший ее мастер Николай. Он похвалялся перед Витовтом, что разобьет из пушки не только крепость, но и ее церковь. Пушка действительно разрушила одну из башен и каменные зубцы на стенах и нанесла повреждение церкви. При этом ядром, попавшим в литовский лагерь (видимо, оно перелетело через крепость), были убиты один из литовских ; воевод и множество коней. При взрыве самой пушки был разорван на куски и изготовивший ее мастер Николай. «Ни тела его, ни кости» литовцы не смогли собрать.

После сильного артиллерийского обстрела крепости литовцы двинулись на ее штурм, однако порховцы с помощью Новгорода опять откупились от врагов, отдав им огромную по тому времени денежную сумму - 10 000 рублей.

Осада 1428 года причинила большой вред  порховским  стенам и башням и сделала необходимым их ремонт. Через два года, в 1430 году, новгородцы, как сообщает летопись, «приставили к Порхову другую стену камену». Как показывает изучение сохранившейся до наших дней крепости, старые стены не ломали, а лишь увеличили их толщину новой кладкой с внешней стороны. По существу была произведена полная реконструкция старой крепости конца XIV века, в результате которой она оказалась способна противостоять новой осадной технике. Однако после перестройки  Порховская   крепость  не была проверена в бою, - Порхов больше не подвергался осадам. В конце XV - начале XVI века, после включения Новгорода и Пскова в состав Русского централизованного государства, западные границы отодвинулись от крепости, она оказалась в глубине Русской земли и утратила оборонное значение. Поэтому она и не подверглась в начале XVI века перестройке, как другие русские крепости. Благодаря Этому  Порховская   крепость  сохранилась в том виде, какой она приобрела после реконструкции 1430 года.

 Порховская   крепость  занимает небольшую возвышенность на левом берегу Шелони. Река делает здесь сильный изгиб, и благодаря этому две стороны крепости, южная и западная, хорошо защищены водной преградой. С северной стороны к крепости подходит сильно заболоченная низина, летом совершенно непроходимая. Подступ к крепости с востока в древности был затруднен благодаря глубокому искусственному рву. Теперь он полузасыпан и порос деревьями и кустарником.

Особенности природного рельефа были точно учтены строителями крепости новгородцами Иваном Федоровичем и Фатьяном Есифовичем (редкий случай, когда история сохранила имена зодчих; но возможно, что это имена не строителей, а посадников, руководивших строительством). Они поставили три башни только на восточной, приступной, стороне крепости и лишь одну, самую небольшую, на ее северной стороне, где приступ был также возможен в зимнее время. Благодаря этому  Порховская   крепость  приобрела черты, типичные для крепостей конца XIV - начала XV века, защищенных башнями только с приступной стороны. Южный и юго-западный участки крепостной стены, выходящие к Шелони, лишены башен. Они здесь были не нужны.





План крепости Порхов:

1 - Никольская башня; 2 - Средняя башня; 3 - Псковская башня;


4 - малая башня

В древности  Порховская   крепость  имела два хорошо защищенных входа, каждый из которых был расположен у башни. Входы располагались по краям восточной приступной стороны. В отличие от более поздних Ладожской и Ореховской крепостей, в которых входы помещались в самих башнях, крепостные проезды в Порхове имели более сложное устройство. Такие проезды назывались в древности «захабами», или «рукавами».

Южный проезд не сохранился, как и стоявшая у него Псковская башня. Проезд был устроен в самой крепостной стене, примыкавшей к башне. Однако, прежде чем подойти к входу в крепость, входящие попадали в длинный и узкий каменный коридор - захаб, одной стеной которого была южная стена крепости, а другой - специальная стена, шедшая параллельно крепостной стене. В случае, если бы враги ворвались сюда, они попали бы не под односторонний огонь, как в Ладоге и Орехове, а под огонь двух сторон - с обеих стен захаба. Кроме того, в них могли стрелять и через отверстия в балочном перекрытии захаба.

Другой захаб располагался у северо-восточной угловой башни, называвшейся по имени крепостной церкви Никольской. Этот захаб состоял из трех частей - полукруглого помещения перед восточным фасадом башни, проезда в самой башне и длинного каменного коридора вдоль северной крепостной стены за башней.

Внутри башни проезд был перекрыт каменным сводом. Через небольшой проем в северной стене он выводил в крепость. Теперь на месте этого проема находятся ворота. Полукруглое помещение захаба перед башней, как и его каменная стена за башней, не сохранились.

Сама Никольская башня выглядит теперь иначе, чем в древности. Верх ее разобран, на нее поставлена в XVIII веке новая колокольня.

В древности башня имела три боевых яруса, четвертым был нижний проездной ярус. Следы деревянных перекрытий ярусов внутри башни можно видеть и сейчас. В северной стене башни на каждом из трех боевых ярусов было по две бойницы. Бойницы имелись в западной и восточной стенах. Некоторые из них сейчас заложены. Амбразуры бойниц прямоугольные. В отличие от более поздних ладожских и ореховских бойниц начала XVI века  порховские  еще не имеют специальной боевой камеры, представляя собой щель, расширяющуюся внутрь башни и перекрытую сводом. Входы в башню расположены на втором ярусе с юга и запада, и в них можно было попасть со стен крепости. Имеется и обычный вход в башню в нижней ее части.

Особенно интересны в башне следы, позволяющие отличить основу башни 1387 года от внешней каменной прикладки, произведенной в 1430 году. Эти следы обнаруживаются в бойницах, где между кладками 1387 и 1430 годов виден шов. В прикладке 1430 года имеется щель для подъемной решетки (герс) над входом.

К западу от Никольской башни расположена Малая башня. Она сохранилась полностью в том виде, в каком была построена в 1387 году. В 1430 году башня не подверглась никаким переделкам, ее стены не утолщали. В этом не было необходимости: башня играла небольшую роль в обороне крепости. Этим же объясняются и ее скромные размеры по сравнению с другими  порховскими  башнями (ширина ее главного фасада - 7 метров, толщина стен - 1,4 метра).

Малая башня прямоугольна в плане и значительно выступает из плоскости крепостной стены. Попасть в башню со стен крепости было невозможно, так как крепостная стена не огибает ее внутренний фасад. Поэтому в башню поднимались, видимо, по приставной деревянной лестнице.

На каждом из ее четырех боевых ярусов было по три бойницы. Бойницы, как и в других  порховских  башнях, еще не имеют боевых камер. Они щелевидны, узки, и приходится только удивляться искусству, которым обладали защитники башни, обстреливавшие из таких неудобных бойниц противника.

Малая башня - самое древнее из сохранившихся на Новгородской земле каменных сооружений - как нельзя лучше характеризует русское крепостное зодчество того времени, когда появились каменные стены и башни. Эта башня - единственный уцелевший в Северо-Западной Руси образец доогнестрельных фортификационных сооружений.

Участок стены от Малой башни на юг сохранился столь же хорошо, как и сама башня. Уцелели даже остатки боевых зубцов, которых нет на других участках стен. Характерно для древнейшего каменного крепостного зодчества и отсутствие в стене подошвенных бойниц, они появились только через столетие после сооружения  Порховской   крепости . Крепостная стена не имеет еще и горизонтальной тяги-валика, делившей ее на две части - верхнюю и нижнюю. В отличие от башенных стен эта крепостная стена не наклонна и не утончается кверху. Осматривая стену, нельзя не обратить внимания на квадратные углубления на ее лицевом фасаде. Ровные ряды этих углублений, расположенные на одинаковом расстоянии друг от друга, опоясывают весь фасад. Это отверстия от «пальцев» - бревен, к которым крепились строительные леса, воздвигавшиеся во время сооружения стены. После окончания строительства пальцы были отрезаны, а их концы остались в стене,

Высота стены на этом участке невелика. Другие ее участки, подвергшиеся перестройке в 1430 году, гораздо выше. Примечательно то, что стена точно и плавно следует очертаниям береговой возвышенности. Это свидетельствует об умелом использовании строителями местного рельефа.

Если зайти в крепость и подняться на западную стену по небольшой каменной лестнице, то станет видно ее сильное утолщение, начинающееся от этой лестницы. Если до лестницы толщина стены на всем ее протяжении от Малой башни равна 1,8 метра, то за лестницей она увеличивается до 4,45 метра. Это результат прикладки, сделанной новгородскими мастерами в 1430 году. Такие прикладки есть и на приступной стороне крепости.

В самом центре приступной стены стоит величественная Средняя башня. Она имеет слегка подковообразную форму, ее западная стена несколько вогнута. Это самая большая башня Порхова. Ее стены, сложенные из крупных блоков серого плитняка, сильно наклонны кверху и имеют значительно большие амбразуры, чем амбразуры Малой башни. Если зайти из крепости внутрь Средней башни, то можно еще лучше видеть прикладку 1430 года, утолстившую стену башни. Шов между кладками 1387 и 1430 годов виден внутри башенных бойниц.

По своей форме бойницы Средней башни такие же, как на Малой башне, но они значительно больше по размерам. Из-за прикладки 1430 года бойницы сильно увеличились. Перекрыты они сводами. В настоящее время обозрение бойниц внутри башни несколько затруднено из-за предохранительных каменных столбов, поддерживающих их своды и поставленных во время недавних кон-сервационных работ.

Вход в башню находился в нижней ее части, но можно было войти и с крепостной стены. В древности в башне имелись три боевых яруса, перекрывавшихся деревянными балками, в которых были отверстия для подъемников и лестниц. Следы междуярусных перекрытий в виде пазов для балок видны в башне и сейчас.

В первом и третьем ярусах было по четыре бойницы, во втором ярусе- пять. Если смотреть на башню с востока, то видно, что ее бойницы расположены в строгом шахматном порядке. Это обеспечивало наилучший обстрел противника. Для всех  порховских  башен характерно расположение нижних бойниц сравнительно высоко над землей (в Средней башне - на уровне 4 метров над землей). Благодаря этому противник не мог подойти к башне.

Первоначальная толщина стен Средней башни - всего 1,4 метра, как и в Малой башне, толщина же стен, образовавшихся после прикладки, - 4 метра.



 Порховские  костры не были первыми каменными башнями на Руси, но сейчас это наиболее древние из всех сохранившихся каменных башен Новгородской земли. В древности их венчали высокие деревянные шатры, гармонично завершавшие их стены и делавшие их очертания более стройными. Шатры сняты в 1701 году.

Древние строители не относились безразлично к декоративной стороне своих сооружений. Об этом свидетельствуют некоторые детали. Так, на плоскостях стен и башен Порхова имеются своеобразные украшения - кресты, выложенные из тех же плитняковых камней, что и стены крепости. Эти кресты имели не только декоративное, но и символическое значение, поддерживая боевой дух оборонявшихся и как бы свидетельствуя об их твердой решимости отстоять свою веру.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница