1. Июнь Август 1941 года. Начало войны



страница6/6
Дата02.05.2016
Размер1.56 Mb.
1   2   3   4   5   6

7. Дивизион резерва. О творцах «катюши». Новое назначение. Служба в ПрикВО. Увольнение в запас из армии.

Расформирование бригады продолжалось до средины октября. Уже большинство офицеров убыло в Москву, в отдел кадров ГМЧ, а меня с небольшой группой офицеров еще задержали в Сормово для выполнения различных заданий, связанных с ликвидацией части.

Наконец, 15 октября я получил необходимые документы.

Еще в начале октября нам выдали справки: в штабе бригады – на получение медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг», на заводе – медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг»

У меня сохранилась эта заводская – шестидесятилетней давности – справка (правда, положенную по ней мне медаль я не стал получать, так как был награжден первой, согласно справке штаба бригады, медалью, как участник боевых действий).
Привожу содержание этой справки:
СССР СПРАВКА

Народный Комиссариат Выдана гв. старшему лейтенанту

Боеприпасов Ляховецкому Якову Михайловичу, в/ч п.п. 38202,

Государственный работавшему на заводе 105 НКБ СССР с 23 февраля

завод № 105 1943г./ в справке описка, надо – с 1944г. – Я.Л/ по

4.10.1945г 25 июня 1945г по специальному заданию

№105 Государственного Комитета Обороны

по выпуску боеприпасов, в том, что товарищ

Ляховецкий Я.М. достоин представления

к правительственной награде -

медали «За доблестный труд в Великой

Отечественной войне 1941-1945г.г.»


Начальник завода 105 НКБ СССР

Молочко


командир подразделения

гвардии майор

Аллояров
17 октября я прибыл в Москву. А там – отдел кадров во 2м Доме НКО, а затем уже знакомый Дивизион резерва офицерского состава на Хорошевском шоссе.

В дивизионе, как никогда, было людно. Одни ожидали направления в части, другие приказа на демобилизацию. Некоторые офицеры, уже оформившие увольнение в запас и получившие солидное выходное денежное пособие, то ли, надеясь приумножить его, то ли просто из азарта, вечером просиживали за карточной игрой и буквально проигрывались до копейки. Нередко среди тех, кому они проигрывали, были двое, всегда игравших на пару, офицеров в новенькой, ладно подогнанной форме, из штатных работников дивизиона.

В казарме рядом с моей койкой находилась койка офицера, который, как оказалось, тоже учился в Омском училище, правда, в другой батарее, и воевал на Западном фронте.

Естественно, нам интересно было вспомнить о днях учебы в училище, общих знакомых. Интересовались, приходилось ли нашим частям действовать по соседству, участвовать в одних и тех же боевых операциях. Оказалось, что поддерживали мы разные соединения и на разных участках.

Затрагивали мы вопросы и связанные с историей «катюши». Зашел как–то разговор у нас и о странном умолчании имени Костикова, который считался создателем «катюши». Фамилии и фото творцов боевого оружия и техники после войны стали публиковать, а Костикова среди них нет. Вообще для нас, воевавших на «катюшах», здесь было много неясного, противоречивого. Коснулось это и бывшего командующего ГМЧ генерал–лейтенанта В.Аборенкова. Мой знакомый от кого–то из офицеров слышал, что у генерала были неприятности из–за того, что будто бы пытался приписать себе авторство на «катюшу».

И позже, долгое время в послевоенные годы ясности в этих вопросах не было.

Можно было заметить, что постепенно имя Костикова совсем исчезло со страниц газет, журналов, перестало упоминаться в официальных изданиях.

В начале 80х годов, я будучи в Ленинграде, побывал в Военно–историческом музее истории артиллерии, инженерных войск и войск связи. В экспозиции, посвященной реактивной артиллерии, гвардейским минометным частям, не увидел ни фамилии, ни портрета Костикова.

Не упоминался Костиков среди создателей «катюши» в третьем издании Большой Советской Энциклопедии (БСЭ), Энциклопедии «Великая Отечественная война 1941 -1945гг», в книге «Ракетчики», вышедшей в издательстве ДОССАФ в 1979г и др.

В какой–то мере ситуация стала проясняться в конце 1988г, когда появились публикации в журналах «Огонек», «Агитатор», а затем дважды – в «Военно–историческом журнале», ставящие под сомнение авторство и само участие Костикова в создании «катюши», обвинявшие его в причастности к арестам в НИИ в 1937-1938гг И.Т.Клейменова, Г.Э.Лангемака, С.П.Королева, В.П.Глушко, как «врагов народа», с тем, чтобы продвинуться к руководству институтом.

В «Военно-историческом журнале» №10 за 1989г писалось:

«В 1939 году после удачных полигонных испытаний, каким–то образом отодвинув основных участников доработки, испытаний и внедрения нового оружия, Костиков и Гвай сделали заявку на признание их авторами изобретений. Когда же к ним изъявил желание присоединиться и заместитель начальника артиллерийского управления Наркомата обороны (НКО) Аборенков, они не посмели отказаться… Не исключено, что именно после его настоятельных ходатайств отдел изобретений НКО признал всех троих изобретателями машинной установки М-13 и выдал им авторские свидетельства.»

/ «ВИЖ» №10, 1989г, Н.А. Анисимов, В.Г. Оппоков «Происшествие в НИИ -3, стр.85/
В журнале были напечатаны выводы технической экспертизы, проведенной в 1944г после снятия Костикова постановлением ГКО от 18.02 этого года с должности директора института и его ареста за срыв правительственного задания по разработке ракетного двигателя для реактивного истребителя–перехватчика.

Следователь по особо важным делам Народного комиссариата госбезопасности СССР, допрашивавший Костикова и усомнившийся в его научной состоятельности, привлек к экспертизе академика С.А.Христиановича, профессоров А.В.Чесалова, К.А.Ушакова, зам. начальника отдела вооружений лаборатории №2 ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт) А.М.Левина.

Отвечая на вопрос следователя, являются ли Костиков, Гвай, Аборенков авторами снарядов М-8, М-13 и пусковых устройств к ним, эксперты заявили, что Костиков, Аборенков, получившие авторское свидетельство на машинную установку для стрельбы ракетными снарядами, никакого отношения к их разработке не имели. Доводы: ракеты на бездымном порохе М-8 и М-13 отличаются лишь незначительными видоизменениями от снарядов РС-82 и РС-132, разработанных в НИИ-3 в 1934 - 1938 годах; идея создания пусковой установки была выдвинута еще в 1933 году Г.Лангемаком и В.Глушко в книге «Ракеты, их устройство и применение».

Активную кампанию против Костикова после его смерти развернули академики С.Королев и В.Глушко, считая, что именно он в карьеристских целях был виновен в их аресте. В обращении в издательство Большой Советской Энциклопедии, копия которого была направлена и опубликована в журнале «Огонек» №50 за 1988г, они писали: «Костиков, который работал в институте рядовым инженером, приложил немало усилий, чтобы добиться ареста и осуждения как врагов народа основного руководящего состава этого института, в том числе основного автора нового типа вооружения талантливого конструктора, заместителя директора института по научной части Г.Э.Лангемака.Таким образом, Костиков оказался руководителем института и «автором» этого нового типа вооружения, за которое и был щедро награжден в начале войны.» / «Огонек» №50, с.23/.

По настоянию В.Глушко были изъяты портрет и фамилия А.Костикова в экспозиции Военно-исторического музея, а также в Ленинграде. Гл. цензором было дано указание не упоминать в открытой печати фамилию Костикова.

Но в 1989-1991 годах стали появляться в ряде изданий материалы и в защиту А.Костикова. Газеты «Социалистическая индустрия», «Радянська Украина», «Красная звезда», «Труд» и нескорые другие опубликовали материалы, опровергающие заявления авторов в журналах «Огонек», «Агитатор» и др., и которые дали возможность анализировать факты без предвзятости и заданности.

Как писал полковник В.Мороз в статье «Катюша». Триумф и драма», опубликованной в газ. «Красная звезда» 13 июля 1991г, идея, обозначенная в книге Г.Лангемака и В.Глушко «Ракеты, их устройство и применение», « …не тождественна идеи «катюши»… В бытность военинженера 1го ранга Г.Лангемака заместителем директора института пусковые установки на автомобиле не конструировались вовсе, а попытки вооружить реактивными снарядами другие транспортные средства заканчивались неудачей». И только в результате объявленного в НИИ в 1938г. закрытого конкурса на создание объекта 138 (пусковой установки), в котором приняли участие 18 ведущих инженеров института, появился представленный старшим инженером группы №1 Иваном Исидоровичем Гваем совершенно оригинальный проект «механизированной многозарядной, размещенной на автомобиле ЗИС -5 установки для стрельбы реактивными снарядами».

Направляя проект за подписью А.Костикова и И.Гвая заказчику, директор института Б.Слонимер официально назвал А.Костикова «инициатором создания установки». В феврале 1939г, после того как боевая машина прошла пробные испытания на Софринском артполигоне, а затем получила «добро» от Госкомиссии во главе с известным артиллеристом В.Грендалем, А.Костиков и И.Гвай подали совместную заявку (написанную рукой И.Гвая) о выдаче им авторского свидетельства. В сентябре этого года к заявке подключили еще одного соавтора – В.В.Аборенкова. 19 февраля 1940г. А Костикову, И.Гваю, В.Аборенкову отделом изобретений НКО было выдано не подлежащее оглашению авторское свидетельство.

На допросах у следователя, а затем в ЦК КПСС И.Гвай утверждал, что без Костикова не было бы «катюши». Гвай, Костиков, Аборенков заявили следователю, что хотя они и имеют отношение к доработке реактивного снаряда, на авторство в его изобретении не претендуют, что хотя идея пусковой установки и была высказана в книге Г.Лангемака и В.Глушко «Ракеты, их устройство и применение», но пусковой установки как таковой не было и конкретная ясность какой она должна быть отсутствовала, пока не появился проект Гвая.

На допросах было также доказано, что В.Аборенков был включен в заявку, не как «пробивной человек», а как один из активных участников создания машинной установки. В частности, им было предложено увеличить длину направляющих до 5ти метров, использовать раздельное зажигание пирапатронов от электроцепи (Гвай предлагал – одновременное), использовать для прицеливания артиллерийскую панораму и прицел.

В ноябре 1989г газета «Социалистическая индустрия» ознакомила читателей с выводами специальной комиссии под председательством кандидата технических наук Ю.Демянко, созданной ЦК КПСС. Комиссия сделала вывод:

«Авторами изобретения механизированной установки для залповой стрельбы реактивными снарядами – и еще шире – авторами предложения о принципиально новом типе вооружения – реактивных систем залпового огня являются А.Костиков, И.Гвай, В.Аборенков. Самый придирчивый анализ показывает, что не существует какого либо лица, которое могло бы претендовать на включение в состав этого коллектива».

Генеральная прокуратура СССР в справке от 12 июня 1989г констатировала:

«Прокуратурой Союза ССР самым тщательным образом изучены материалы, связанные с арестом в 30х годах видных ученых Научно–исследовательского института №3. В материалах уголовных дел в отношении Королева С.П., Лангемака Г.Э., Глушко В.П., Клейменова И.Т. отсутствуют данные, свидетельствующие о том, что они были арестованы по доносу Костикова».


Газета «Красная звезда» писала, что не неудачи в работе, «…не характерные для того времени баталии на партийных собраниях, не сигналы осведомителей из стен института стали причиной ареста И.Клейменова, Г.Лангеменка, В.Глушко, С.Королева, а позднее и В. Лужина». Опасность над ними уже нависла в период разоблачения как «врага народа» (впоследствии реабилитированных) зам. наркома обороны Маршала М.Тухачевского, ведавшего вооружениями и долгое время опекавшего научно – исследовательский институт, и руководителя Осовиахима Р.Эйдемана, под эгидой которого работала Московская группа ГДЛ С.Королева.

/газ. «Красная звезда» 13.07.1991г

В.Мороз, «Катюша»: триумф и драма»./
Как отмечалось в ряде публикаций, Андрей Григорьевич Костиков не был таким карьеристом, каким пытались его представить авторы статей из «Огонька», «Агитатора» и др.

Родился он 17 октября (по старому стилю) 1899г в г. Казатине, в семье железнодорожника. Участник гражданской войны. Окончил Киевскую военную школу связи, затем – Военно–воздушную академию им Н.Е.Жуковского. По окончании был направлен в Ракетный научно–исследовательский институт, где прошел путь от инженера до начальника отдела, главного инженера, директора института. Генерал–майор, герой Социалистического Труда, Лауреат Сталинской премии 1й степени, член–корреспондент АН СССР. В феврале 1944г Постановлением ГКО был снят с должности директора НИИ-3 за невыполнение правительственного задания и Прокуратурой СССР привлечен к уголовной ответственности. Просидел в следственной тюрьме 11,5 месяцев. Но в его действиях не было установлено враждебного умысла (в установленные восемь месяцев Костиков не сумел обеспечить создание жидкостного ракетного двигателя для истребителя – перехватчика), и он был освобожден.

Несмотря на тяжелую болезнь продолжал плодотворно трудиться, воспитал немало учеников. После освобождения из–под стражи Костикова продолжали вызывать на допросы в ЦК КПСС, следственные органы. Все это сказалось на здоровье, сердце его не выдержало. Он умер 5 декабря 1950г на 51м году жизни, похоронен в Москве.

Не менее трагически закончилась и жизнь И.И.Гвая. Бесконечные допросы, беспочвенные обвинения привели к тому же. Он умер через пять лет, в 1955г, в расцвете творческих сил.

Публикации в защиту А.Костикова получили неадекватную оценку. Некоторые издания, в частности, «Военно – исторический журнал» пытались поставить под сомнение выводы комиссии ЦК КПСС, созданной под руководством Ю.Демянко.

И хотя вопрос о Костикове, его роли, остался открытым, его заслуги, как одного из создателей «Катюши», отрицать неправильно.

Несомненно и то, что в создании «Катюши» принимал участие большой коллектив талантливых ученых и инженеров.

Их успеху способствовала многолетняя экспериментальная работа по разработке реактивного оружия творцов ракетной техники.

25 июня 1991г газ. «Красная звезда» опубликовала Указ Президента СССР (от 21 июня этого года) о присвоении звания Героя Социалистического Труда создателям реактивного оружия.

Посмертно этого высокого звания были удостоены Клейменов Иван Терентьевич, Лангемак Георгий Эрихович, Лужин Василий Николаевич, Петропавловский Борис Сергеевич, Слонимер Борис Михайлович, Тихомиров Николай Иванович.

Все они внесли большой вклад в создание отечественного реактивного оружия.

Н.Тихомиров – в 1921г обосновал и возглавлял до самой смерти в 1930г. в Петрограде (Ленинграде) Газодинамическую лабораторию (ГДЛ), главным объектом которой была пороховая ракета.

Б.Петропавловский – выпускник Военно–технической академии. Продолжил руководство ГДЛ. Его изобретения напоминали нынешние безоткатные орудия, реактивные гранометы. Умер в 1933г от простуды.

И.Клейменов – выпускник Военно–воздушной академии им. Н.Е.Жуковского, был последним руководителем ГДЛ и первым начальником новой структуры – Реактивного научно–исследовательского института (РНИИ), образованного по инициативе М.Тухачевского путем объединения двух коллективов – Ленинградского ГДЛ и Московской группы изучения реактивного движения, возглавляемой С.Королевым. В конце 1937г Клейменов был арестован и в 1938г расстрелян;

Г.Лангемак – военинженер 1го ранга, зам. Начальника РНИИ, внес большой вклад оригинальных решений в деле создания мощного осколочно–фугасного снаряда, который во время войны немцы принимали за термитный, хотя зажигательные свойства ему придавали раскаленные осколки. В 1940г арестован, осужден на 8 лет, сгинул в застенках;

В.Лужин – инженер, вместе с другими сотрудниками РНИИ нашел немало оригинальных решений в создании мощного осколочно-фугасного снаряда, который во время войны немцы принимали за термитный, хотя зажигательные свойства ему придавали раскаленные осколки. В 1940г. арестован, осужден на 8 лет, умер в застенках.

Б.Слонимер – директор НИИ–3 (так назывался Реактивный институт) с конца 1937г по ноябрь 1940г. Хотя не был конструктором–реактивщиком, но многое сделал, чтобы отстоять новую боевую машину, дать ей «путевку в жизнь», принимая на себя все удары, связанные с ее созданием в чрезвычайно трудных условиях и напряженной обстановке, при упорном сопротивлении «рельсовой» артиллерии со стороны начальника Главного артиллерийского управления Маршала Г.Кулика и др.

**********

Завершался 1945й год. Год Победы советского народа над фашистской Германией.

После почти месячного пребывания в резерве меня направили в Прикарпатский военный округ (ПрикВО), где 1 декабря я был назначен начальником разведки дивизиона 61го гвардейского минометного Запорожского орденов Кутузова, Богдана Хмельницкого и Александра Невского полка.

Моему поколению выпала нелегкая судьба.

Буквально после школьного выпускного вечера началась война.

Из каждых ста моих сверстников из нее вернулись только трое. Многие из тех, что вернулись, потеряли здоровье, стали инвалидами из-за ранений, рано ушли из жизни.

И хотя нам пришлось нелегко, мы не жалуемся на судьбу.

Мы выполнили свой долг перед Родиной.

Совесть наша перед потомками, нашими детьми и внуками, чиста.


Житомир, 2001-2005г.г.

________________________________

Ляховецкий Яков Михайлович

полковник в отставке,

инвалид Великой Отечественной

войны 1-й группы.



Приложение
Список сокращений

БФ – Белорусский фронт

ВИЖ – Военно – исторический журнал

ГДЛ – Газодинамическая лаборатория

ГКО – Государственный Комитет Обороны.

ГМП – гвардейский минометный полк

гв.сд – гвардейская стрелковая дивизия

КП – командный пункт

М-8 – реактивный снаряд калибра 82 мм

М-13 – реактивный снаряд калибра 132 мм

мд – немецкая моторизованная дивизия

мк – немецкий моторизованный корпус

МосГирд – московская группа изучения реактивного движения

НКО – Народный Комиссариат Обороны

НП – наблюдательный пункт

ОГМД – отдельный гвардейский минометный дивизион

ОМСБ – отдельный медсанбат

ППМ – полковой пункт медицинской помощи

РА – реактивная артиллерия

РНИИ – Реактивный научно – исследовательский институт.

РС - 8 – реактивный снаряд калибра 82 мм

РС -132 – реактивный снаряд калибра 132 мм

cд – стрелковая дивизия

ск – стрелковый корпус

ставка ВГК – Ставка Верховного Главнокомандования

СЭГ – сортировочно – эвакуационный госпиталь

ТРБ – техническая рабочая бригада

ТРД – технический рабочий дивизион

ТРК – техническая рабочая команда

ЦАМО РФ – Центральный архив Министерства Обороны Российской федерации

ЧП – чрезвычайное происшествие.

- офицердется. день, больше полусуток. о 12 ТРБ.



рского состава, 20- рядового, сержантского


Содержание
От автора


  1. Июнь-август 1941. Начало войны………………………………………………………....1



  1. Август 1941г. - октябрь 1942 г. Военное училище………………………………………10



  1. Октябрь 1942 г. – август 1943 г. Западный фронт. 28й ОГМД…………………………20



  1. Август – декабрь 1943 г. На излечении, после ранения…………………………………45



  1. Февраль 1944 г. – октябрь 1945 г. Новое назначение.

Горький – Сормово. Завод № 105 Наркомата боеприпасов. 12 ТРБ……………………50



  1. 28й ОГМД в Смоленской, Белорусской, Восточно-Прусской операциях

(август 1943 г. – май 1945 г.)………………………………………………………………60



  1. Дивизион резерва. О творцах «катюши».

Новое назначение. Служба в ПрикВО. Увольнение в запас……………………………..68
П р и л о ж е н и е: Список сокращений…………………………………………………………...74



1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница