1 Центр изучения международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе



страница9/16
Дата06.05.2016
Размер2.21 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16

В. Н. Тимошенко

Территориальные споры с участием Китая и позиция США

В последние время Соединенные штаты Америки пристальное внимание уделяют проблемам территориальных претензий в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. В июле 2009 года в Комитете по иностранным делам Сената США прошли слушания по вопросу о территориальных спорах в АТР и о роли Соединенных Штатов в разрешении этих споров. Слушания проходили под руководством сенатора Джима Уэбба. Была создана экспертная группа, куда вошли представители администрации США, в частности помощник госсекретаря С. Маркил и помощник министра обороны Р. Шер, а также представители научных кругов, такие как профессор Военно-морского колледжа США П. Даттон, старший научный сотрудник Института по изучению американских предприятий Д. Блюменталь и представитель Центра имени Генри Стимсона Р. Кронин.  В докладах, подготовленных экспертной группой особое место отводилось Китаю, его экспансионистской политике в регионе, его территориальным претензиям к соседям. Хотя, по заявлению Д. Уэбба, перед слушаниями не ставилась цель «поколотить Китай», но больше всего внимания было уделено именно этой стране[1].

Китай имеет наибольшее количество территориальных споров со своими соседями. Он предъявляет права на Острова Сенкаку (Senkaku), Острова Спратли (Spratly) и Парасельские острова. Несмотря на то, что Япония контролирует острова Сенкаку с момента окончания второй мировой войны и ее суверенитет над ними признается другими странами, включая США, Китай требует признания его суверенитета над этими островами. Кроме того, Коммунистическая партия Китая официально никогда не признавала суверенитет Японии над архипелагом Рюкю, в который входит Окинава.  В Южно-Китайском море нерешенные территориальные споры продолжаются между Китаем, Вьетнамом, Филиппинами, Тайванем, Малайзией, и Брунеем. Претензии сторон предъявляются, главным образом, на Острова Спратли (Spratly), состоящие из 21 острова, 50 затопленных атоллов и 28 частично затопленных рифов. Континентальный шельф островов охватывает 340 000 квадратных миль. Кроме этого Китай и Вьетнам ведут довольно жесткую борьбу за Парасельские острова находящиеся к югу от острова Хайнань.

По-мнению американских специалистов территориальные споры с участием Китая являются самыми опасными, так как руководство КНР постоянно демонстрирует готовность применить силу для решения этих споров.

В действительности США обеспокоены не столько возможными военными конфликтами, сколько военной, дипломатической и экономической активностью Китая, не только в азиатско-тихоокеанском регионе, но и во всем мире. Развитие Китая изменило региональный экономический баланс, и позволило расширить его политическое влияние. Беспокойство по поводу экспансии Китая высказывали, по словам Дж. Уэбба, лидеры почти всех восточноазиатских стран от Бирмы до Вьетнама[2]. В докладе, подготовленном Д. Блюменталем, отмечалось, что за последние десять лет Китай развернул в регионе 38 новых дизельных и атомных подводных лодок, закупил у России четыре эсминца класса «Современный» в дополнение к десяти новым эсминцам китайского производства. Кроме того, Китай развернул сеть баллистических ракет наземного базирования для уничтожения морских целей. Подобное наращивание военно-морских сил считается беспрецедентным с момента окончания «холодной войны» и не может быть связано с необходимостью защиты собственной территории.

Экспансия Китая, по-мнению американцев, создает препятствия «свободному и справедливому экономическому развитию» в регионе, увеличивает риски, связанные с добычей рыбы, ограничивают перспективы освоения природных ресурсов и «откровенно угрожает американским нефтяным компаниям, работающим в Южно-Китайском море»[3].

Причины подобной экспансии Китая американцам видятся в экономическом росте Китая и заинтересованности в усилении своих геостратегических позиций. Рост экономики требует большего обеспечения страны энергоресурсами. Поэтому Китай, хватается за любую возможность быть менее зависимым в поставках энергоресурсов. Крупные запасы нефти и газа обнаружены в районе островов Спратли, а запасы нефти газа на шельфе острова Сенкаку, по оценкам китайских нефтяных компаний оцениваются соответственно в 160 млрд. бареллей и 250 триллионов кубических метров. Дополнительную озабоченность Китая вызывают поставки нефти из стран Ближнего Востока. Китайцев не устраивает та роль по обеспечению бесперебойных поставок нефти, которую возложили на себя Соединенные Штаты Америки. Они ищут нефтяные ресурсы поближе к собственному материку. Разработка этих ресурсов предполагает контроль за китайским побережьем вплоть до островов Рюкю, Тайваня и всего Южно-Китайского моря. И главным препятствием в осуществлении такого контроля являются Соединенные Штаты Америки. Еще со времен «холодной войны» в регионе осталась мощная военно-морская группировка США и китайцы не без основания полагают, что теперь эта сила направлена против них. Объективно, Китай теперь заинтересован в вытеснении американцев подальше от своего побережья. Принудительная посадка американского разведывательного самолета на Хайнани в 2001 году и недавнее преследование китайскими военными кораблями американского эсминца «Импекабле» говорят о серьезности таких намерений.

Обеспокоены американцы также и строительством новой военно-морской базы на о. Хайнань. Близость к Малаккскому проливу создает угрозу бесперебойному снабжению в регионе главных союзников Вашингтона — Японии, Южной Кореи и Тайваня.  Все это серьезно затрагивает Соединенные Штаты Америки. На слушаниях в сенате США прямо было заявлено, что поведение Китая «непосредственно угрожает законным интересам США в Юго-Восточной Азии», включая «свободу судоходства, доступ к нефтяным и газовым месторождениям, сотрудничеству в разработке ресурсов морского дна», оно также несет угрозу региональному миру и стабильности, экономическому развитию и даже «обеспечению продовольственной безопасности»[4]

В настоящее время, как отмечали участники прений в сенате, США являются единственной мировой державой, способной к ответу на агрессивные и запугивающие действия Китая. А вот в какой форме должен быть этот ответ, мнения разделились. Сенатор Дж. Уэбб предлагает всемерно укреплять военно-морские силы. «Если Соединенные Штаты хотят остаться  морской нацией, — писал он, — наши национальные лидеры имеют возможность сделать это. Наш дипломатический корпус и наши вооруженные силы, и особенно наш флот, должны иметь ресурсы, необходимые защитить американские интересы и интересы наших союзников»[5]. Другие предлагают расширить круг региональных союзников и включить в них страны, чьим интересам угрожает Китай, в первую очередь Индию и Вьетнам. Официальную точку зрения по поводу отношений США к территориальным спорам в Азии высказал официальный представитель госдепартамента Скот Марсил: «Соединенные Штаты придерживаются политики нейтралитета в территориальных спорах в Южно-Китайском море, но хотят, чтобы Китай прояснить суть своих территориальных претензий»[6]

Примечания



[1] Press Releases, July 15, 2009 — http://webb.senate.gov/newsroom/record.cfm?id=315847

[2] Press Releases, August 6, 2009 — http://webb.senate.gov/newsroom/record.cfm?id=316854

[3] Press Releases, July 15, 2009 — http://webb.senate.gov/newsroom/record.cfm?id=315847

[4] Hearing: Maritime Territorial Disputes and Sovereignty Issues in Asia, July 15, 2009 15 июля 2009 — http://vietnam.usembassy.gov/senate_hearing_071509.html

[5] Press Releases, July 15, 2009 — http://webb.senate.gov/newsroom/record.cfm?id=315847

[6] The Philippine Star. July 17, 2009


Valery Timoshenko

Territorial disputes involving China and the United States’ position

Recently United States pay close attention to the issues of territorial claims in the Asia-Pacific region. In July 2009, the Committee on Foreign Affairs of the U.S. Senate held hearings on the issue of territorial disputes in the Asia-Pacific region and the United States’ role in the resolution of these disputes. The hearing was led by Senator Jim Webb. An expert group has been established comprising representatives of the U.S. administration, in particular Assistant Secretary S. Marco and the Assistant Secretary of Defense R. Sher, as well as the scientific community, such as a professor at the Naval College, USA P. Dutton, a senior researcher at the Institute for the Study of U.S. businesses D. Blumenthal and the representative of the Henry L. Stimson P. Cronin. In the reports prepared by the special expert group focused on China, its expansionist policy in the region, its territorial claims to the neighbors. According to D. Webb the object of the hearing was not to «beat up China», but in reality most attention was paid to this country.

China has the largest number of territorial disputes with its neighbors. It lays claim to the Senkaku Islands, Spratly Islands and Paracel Islands. Despite the fact that Japan controls the Senkaku Islands since the end of World War II and its sovereignty over them is recognized by other countries, including the U.S., China requires recognition of its sovereignty over the islands. In addition, the Communist Party of China has never officially recognized the sovereignty of Japan over the Ryukyu archipelago, which includes Okinawa. In the South China Sea unresolved territorial disputes continue between China, Vietnam, the Philippines, Taiwan, Malaysia, and Brunei. The claims of the sides are presented mainly in the Spratly Islands, consisting of 21 islands, 50 submerged atoll and 28 partially submerged reefs. The continental shelf of the islands covers 340,000 square miles. In addition, China and Vietnam waged a tough fight over Paracel Islands are south of Hainan Island.

In the American experts territorial disputes with China are the most dangerous, as China’s leaders are constantly shown a willingness to apply force to resolve these disputes.

In fact, the U.S. is not so much concerned about the possible military conflicts as the military, diplomatic and economic activity of China, not only in the Asia-Pacific region but all around the world. China’s development has changed the regional economic balance, and allowed to expand its political influence. According to George Webb, concern about the expansion of China expressed of almost all East Asian countries, the leaders from Burma to Vietnam. The report, prepared byD. Blumenthal, noted that over the past ten years, China has deployed in the region of 38 new diesel and nuclear submarines, bought four modern class destroyers in Russia in addition to ten new Chinese-made destroyers. Besides, China has developed a network of ballistic missiles of ground-based basing for destruction of naval targets. Such kind of a buildup of naval forces is considered to be an unprecedented since the end of the «cold war» and cannot be connected with the need to protect their own territory.

China’s expansion, in the opinion of Americans, creating obstacles to the «free and fair economic development» in the region, increases the risks associated with the production of fish, limit the prospects of natural resources and «openly threatens U.S. oil companies operating in the South China Sea».

The reasons for this expansion of China to Americans is seen in economic growth and China’s interest in strengthening its geo-strategic position. Economic growth requires more maintenance of the country’s energy supply. Therefore, China, grabs every opportunity to be less dependent on energy supplies. Major oil and gas reserves are found in the Spratlys, and the stocks of oil and gas offshore the Senkaku Islands, according to the Chinese oil companies are estimated respectively at 160 billion barrels and 250 trillion cubic feet. Additional concern of China cause oil supply from the Middle East. The Chinese are not satisfied with the role to ensure the uninterrupted supply of oil that have conferred on the United States of America. They are looking for oil resources closer to their own continent. The development of these resources involves monitoring the Chinese coast up to the Ryukyu Islands, Taiwan and the South China Sea. And the main obstacle to the implementation of this control is the United States of America. Since the times of the «cold war» in the region remained powerful naval grouping U.S. and Chinese believe that now that the force is directed against them. Objectively speaking, China is now interested in driving Americans away from its coast. The forced landing of a U.S. spy plane on Hainan in 2001, and the recent harassment of Chinese warships of the American Destroyer «Impekable» speak about the seriousness of such intentions..

Americans also are concerned about the construction of a new naval base at Hainan Island. The proximity to the Strait of Malacca poses a threat to uninterrupted supply in the region, Washington’s main allies — Japan, South Korea and Taiwan. All this has seriously affected the United States. At a hearing of the U.S. Senate was directly stated that China’s behavior «directly threatens the legitimate interests of the United States in Southeast Asia,» including «freedom of navigation, access to oil and gas fields, cooperation in developing the resources of the seabed», and it also poses a threat to regional peace and stability, economic development, and even a «food security».

At present, as noted by some participants of the debate in the Senate, the United States is the only world power able to response to the aggressive and harassing actions of China. But in what form should this response be, opinions are divided. Senator James Webb offers fully strengthen the naval forces. «If the United States wants to remain a nation of sea, — he wrote — our national leaders have the opportunity to do so. Our diplomatic corps and our armed forces, especially our Navy should have the resources necessary to protect American interests and the interests of our allies «. Others offer broaden regional allies and to include countries interests of whose are also threatened by China, especially India and Vietnam. An official point of view about the relation to the USA to the territorial disputes in Asia expressed State Department spokesman Scot Marciel, «The United States have a policy of neutrality in territorial disputes in the South China Sea, but want China to clarify the nature of its territorial claims».

Translated by Marina Osipova, APIR Center

А.Ю. Иванов

«Южнокорейско-японские отношения через призму территориального спора вокруг острова Токто (Такэсима)»

В последнее время в политических кругах широко муссируется  вопрос о спорных территориях. Каждый раз, когда намечается поездка российских руководителей в Японию, там постоянно с надеждой ожидают, что удастся договориться с российской стороной по поводу передачи Японии Курильских островов. Во время недавнего визита в Японию премьер-министра Путина и его переговоров с Таро Асо, японская общественность была удручена тем, что главам двух государств так и не удалось достичь положительного для Японии результата. Но за всей этой шумихой вокруг Курильских островов лишь немногие россияне слышали о еще одной территории, на которую всерьез претендует Япония – остров Токто (Такэсима).

Япония и Южная Корея являются ближайшими географическими соседями, которых связывают тесные исторические и культурные связи. Но в сфере политики эти два государства по-прежнему далеки друг от друга из-за сложного морально-психологического климата в современных отношениях между Республикой Корея и Японией, имеющего довольно длительную предысторию. Одной из причин довольно прохладных корейско-японских отношений является территориальный вопрос вокруг небольшого скалистого острова Токто (яп.Такэсима), находящегося в90 кмна восток от корейского острова Уллындо и в157 кмна север от японского острова Оки.

Долгое время главы двух государств сохраняли статус-кво по вопросу о принадлежности острова Токто. При подготовке Договора об основных отношениях между Республикой Корея и Японией японское правительство попыталось внести в него пункт о взаимном признании наличия территориального спора вокруг острова Токто. Такие предложения были отвергнуты южнокорейской стороной, и они не были включены в официальный текст договора. Впоследствии Южная Корея и Япония, дабы не создавать излишней напряженности в двусторонних отношениях, в ходе различных переговоров старались не касаться этой проблемы. Но после того, когда в 1994 г. ООН приняла Конвенцию о морском праве, на основании которого Корея и Япония объявили о создании 200-мильной исключительной экономической зоне, японское правительство стало вести более агрессивную политику, требуя возврата острова Токто. Например, вфеврале 1996 года министр иностранных дел Юкихико Икэда, выражая протест против строительства южнокорейскими властями пристани на острове Токто, выступил по телевидению с заявлением, что эта небольшая часть суши является частью японской территории.[1] Это вызвало гневную реакцию со стороны официальных кругов Южной Кореи, не замедливших заявить о том, что остров Токто исторически и по международному праву принадлежит Корее. В течение нескольких дней у посольства Японии в Сеуле проводились демонстрации, где протестующие, требуя официальных извинений со стороны японского правительства, жгли японские флаги и портреты с изображением министра иностранных дел Японии.[2] В свою очередь, в июле 1996 перед посольством Республики Корея в Токио был совершен террористический акт, совершенный японской ультранационалистической молодежной организацией «О-коку Кинсэйто», которая выступает за передачу острова Токто под юрисдикцию Японии.[3] Несмотря на то, что японским правительством были принесены извинения и выражено сожаление о произошедшем инциденте, это событие отражает реальное настроение японцев (более 70% японцев верит, что остров Токто является японским) в вопросе по острову Токто, считающих правомочными притязания Японии на эту территорию. В августе и сентябре 2003 г. японское правительство направило в адрес Министерства иностранных дел Южной Кореи официальный протест с требованием пересмотреть решение о выпуске почтовых марок с изображением представителей флоры и фауны острова Токто.[4]



Между тем Южная Корея до последнего времени не вступало в полемику с японскими властями о принадлежности острова Токто. Обходя молчанием вопрос о суверенитете острова и считая, что эта проблема разрешится сама собой, корейское правительство старалось не портить отношения с Японией. Но после того, когда в марте 2005 г. законодательное собрание японской префектуры Симанэ постановило считать 22 февраля «Днем Такэсима», южнокорейские власти решили отказаться от методов «тихой дипломатии» в разрешении двусторонних споров с японским государством. После заявления властей префектуры Симанэ министр иностранных дел Республики Корея Пан Ги Мун отменил запланированный визит в Японию и заявил, что Южная Корея готова настаивать на суверенитете над Токто, даже если это приведет к ухудшению отношений с Японией. Президент Но Му Хён в своем обращении к народу 23 марта заявил, что «будет жестко противостоять попыткам Японии исказить историю двусторонних отношений». Но Му Хён подчеркнул, что подобные действия властей префектуры Симанэ, которые невозможны без поддержки центрального правительства свидетельствуют о непризнании факта освобождения Кореи от японского колониального правления.[5] На фоне резко обострившихся отношений между Южной Кореей и Японией в связи с новыми претензиями японцев на острова Токто министр по делам объединения Кореи Чон До Ён выразил отрицательную позицию Сеула относительно возможного включения Японии в Совет Безопасности ООН на правах постоянного члена. Заявления официальных лиц Японии дали повод Корее для проведения различных антияпонских кампаний. В ответ на решение властей префектуры Симанэ парламент южнокорейского города Масан принял постановление, провозглашающее территориальную юрисдикцию масанского муниципалитета над островом Цусима. После того, как власти префектуры приняли проект проведния «Дня Такэсима» в 2006 г., законодательное собрание провинции Северный Кёнсан приняло решение о разрыве побратимских отношений я японской префектурой.[6] Кроме того, государственные средства массовой информации получили указание называть японский остров Цусима только по-корейски – Тэмадо.[7] Комитет по информационной этике при Министерстве информации Кореи потребовал у южнокорейских провайдеров закрыть сайты прояпонской направленности, которые могут нанести ущерб физическому и нравственному здоровью молодежи путем искажения исторических фактов и разжигания межнациональной розни. Естественно, резкое обострение корейско-японских отношений не могло не отразиться на взглядах корейцев на Японию. В результате опроса корейцев относительно главной угрозы безопасности Южной Кореи более 37% респодентов ответило, что наибольшая опасность исходит от Японии. В то же время Северную Корею, с которой Южная Корея до сих пор находится в состоянии войны, в качестве главной угрозы безопасности страны видят 28,6% опрошенных. По мнению корейских аналитиков, такие изменения в отношении корейцев к Японии были вызваны главным образом ее территориальными притязаниями на остров Токто. Отрытые зявления официальных японских лиц относительно принадлежности острова Токто побудили общественные организации Кореи проводить антияпонские акции по выработке негативного мнения в отношении Японии. Так, «Ассоциация корейского письма хангыль» после того, как японские власти выразили свои территориальных притязания на остров Токто, призвала южнокорейских граждан отказаться от покупки японских товаров.

Интересно, что международное сообщество в данном вопросе склоняется в пользу Японии. Например, на географических картах, используемых такими организациями, как НАТО и ЦРУ остров отмечен внутри границ Японии. В печатном органе Тихоокеанского главного командования США «Asia Pacific Defence Forum», также сообщается что остров Токто относится к японской территории.[8]

На официальном уровне большинство международных организаций все же признают спорность этой территории, в связи с чем на многих выпускаемых географических картах остров Токто не обозначается под чьей-либо юрисдикцией, либо вообще не наносится на карту.

Между тем, рассматривая этот вопрос, необходимо обратить внимание на исторические события, происходившие вокруг острова Токто. Существует ряд исторических летописей, фиксирующих, что остров Токто управлялся древними корейскими государствами. Корейские летописи «Самгук саги», составленные в XII веке, указывают на то, что острова Уллындо и Токто образовывали так называемое государство Усангук, которое было подчинено государством Силла в 512 г. и управлялось силласким полководцем И Сабу (512).[9]

Сведения, указывающие на географическую принадлежность острова Токто Корее встречаются в летописи «Корёса» («История Корё»), а также в летописях «Тхэджон силлок» («Исторические хроники правления короля Тхэджона»), относящихся к раннему периоду государства Чосон. Официальные документы короля Сукчона сообщают, что в 1693 году корейские рыбаки выразили протест против браконьерства японцев вблизи островов Уллындо и Токто. В ответ на этот протест в 1696 году правительство Токугава отправило официальное письмо губернатору Цусима с требованием прекращения незаконной рыбной ловли японскими рыбаками около этих островов.[10] После революции Мэйдзи японское правительство в 1869 и 1877 гг. подтвердило, что остров Токто является корейской землей и не имеет никакого отношения к Японии.[11]

По королевскому указу № 41 от 1900 года губернатору острова Уллындо предписывалось управлять также ещё двумя островами: Токто и Чукто. Кроме того, японские архивные документы и географические карты ясно указывают на то, что остров Токто принадлежит Корее.[12] Так, «Полная карта восьми провинций», созданная по приказу японского военачальника Тоётоми Хидэёси накануне японского вторжения в Корею в1592 г., показывает, что остров Токто принадлежит Корее.

В японских летописях остров Токто впервые упоминается в 1667 году. Составленные Сайто Хосеном «Онсю сичо гоки» («Исследование провинции Оки»), сообщают, что необитаемые острова Такэсима принадлежат Корее.[13]

Предвестником требований на право управления Токто стал указ в 1905 году префекта Симанэ, в результате чего остров перешел под контроль губернатора острова Оки и стал именоваться как Такэсима. Исходя из названия Такэсима( яп. 竹島«бамбуковый остров»), по японской версии он должен был быть покрытым зарослями бамбука. Но при виде на Такэсима нет и намека на какую-либо растительность на этом острове. Более того, он представляет собой голые каменистые скалы. Поэтому, учитывая омонимичность японских слов «бамбук» и «горная вершина», т.е. такэ, название острова первоначально переводилось как «гористый остров» (岳島). Но здесь интересен тот факт. что корейские слова «горная вершина» и «бамбук» также имеют одинаковое корневое звучание- тэги (соответственно коктэги и мактэги). При выделении тэги в отдельное слово, можно провести этимологию современного японского слова такэ. С другой стороны, японское слово сима («остров») ведет свое происхождение от корейского сом. Таким образом, японцы, называя остров Токто как Такэсима и тем самым, возвращая ему древнекорейское название, подспудно подчеркивали его древнюю принадлежность Корее, хотя иероглифически записывали неверно.[14]

В 1905 году Корея оказалась под японским протекторатом, и поэтому корейское правительство практически лишилось возможности выражать дипломатический протест агрессивным действиям Японии. В конце концов Япония аннексировала Корею, в результате чего вся территория Корейского полуострова с прилежащими к нему островами перешла под управление японского генерал-губернатора.

В 1946 году, после окончания второй мировой войны и освобождения Кореи от японского колониализма Верховный главнокомандующий союзными войсками в Японии выпустил директиву № 677, по которой в состав японской территории входили 4 больших и около 1000 мелких островов, перечислявшиеся в этом документе. Исключением из этого числа были острова Уллындо, Чеджудо (Куэлпарт) и Токто (скалы Лианкур). Принимая во внимание, что директива была принята без участия корейской дипломатии (в 1946 году Корея еще находилась под управлением советской и американской военной администрации), факт, что Токто является территорией Кореи, был признан на международном уровне.[15] Кроме того, на карте, используемой Верховным командованием союзников в 1946 г., на котором обозначены районы административной юрисдикции Кореи и Японии, остров Токто был отмечен как подпадающий под юрисдикцию Кореи, хотя и под названием «Такэ».[16] После провозглашения Республики Корея 15 августа1948 г. США передали всю полноту власти на всей территории страны, включая и Токто, правительству Южной Кореи.

Несмотря на это, еще задолго до подписания в 1952 г. Сан-Францисского договора между Японией и странами-союзницами, положившему конец 2-й мировой войне, по инициативе премьер-министра Ёсида Сигэру в Японии развернулась кампания за передачу острова Токто под японскую юрисдикцию. В соответствии с Сан-Францисским договором Японя признавала независимость Кореи, отказывалась от всех претензий к ней, а также обязалась передать корейскому государству острова Чеджудо, Уллындо, Комундо и другие. В проекте этого договора остров Токто назывался наряду с другими островами, обязательными для передачи Японией Кореи. Однако премьер-министр Японии Ёсида С. приложил все усилия для того, чтобы в тексте договора об острове Токто упоминалось как о японской территории. В результате общенациональных усилий остров Токто был удален из перечня территори, подлежащих возврату Корее. Но, как бы то ни было, Японии не удалось добиться упоминания в мирном договоре острова Токто как части японской территории. Тем не менее, правительство США издало отдельный документ, в котором сообщалось, что этот остров прзнается японской территорий и именуется «Такэсима».[17]

Именно основываясь на официальном тексте мирного договора 1952 г., Япония настаивает на признании острова Токто как части своей территории. В своих притязанях на остров Токто Япония ссылается на пункт «а» второй статьи мирного договора, где нет ясного указания на то, что Япония отказывается от суверенитета над островом Токто. Таким образом, Япония считает, что  Корейский полуостров не был освобожден от японской оккупации 2 сентября 1945 г., когда был подписан акт о ее безоговорочной капитуляции, и оккупация Кореи продолжалась до 28 апреля 1952 г. Исходя из этого, по мнению японской стороны,  Сан-Францисский мирный договор, подписанный Японией со странами-союзницами, является основополагающим документом, определяющим статус Корейского полуострова и Республики Корея, и именно на его основе должна определяться территориальная принадлежность острова Токто. Собственно, на основании этого договора японское правительство неоднократно выражало официальный протест южнокорейским властям в связи со строительством на Токто здания охраны морской полиции, пристани и вертолетной площадки.[18]

Кроме того, японское правительство считает легитимным переход в 1905 году острова Токто под юрисдикцию Японии, считая, что протекторат над Кореей совсем не означает каких-либо насильственных действий в отношении корейского государства, в связи с чем передача части территорий в пользу японцев носила добровольный характер. Таким образом, японская сторона настаивает на том, что реформа системы административно-территориального деления Японии от 22 февраля1905 г., в результате которой остров Токто вошел в состав префектуры Симанэ, соответствовала на тот момент нормам международного права. Более того, суверенитет Японии над островом Токто подтверждается непрерывным административным управлением островом в течение долгого времени после его вхождения в состав японской империи. Такие утверждения японской стороны могут восприниматься не только как попытка отстоять свои претензии на остров Токто, но и оправдать свои агрессивные методы разрешения международных споров, в том числе и оккупацию Кореи.

В последнее время, часть высокопоставленных правительственных чиновников Японии нередко заявляет об особом предназначении японской нации и законности оккупации Корейского полуострова, что вызывает определенную тревогу в политических кругах Кореи, несмотря на то, что представителям японского правительства часто приходится приносить извинения за подобные заявления под давлением международной критики. Многие корейские политологи считают, что заявления относительно легитимности действий Японии в отношении Кореи в начале XX века отражает скрытые намерения японского правительства в возрождении японского империализма. Демонстративное посещение храма премьер-министром Дзюничиро Коидзуми синтоистского храма Ясукуни, где захоронены военные преступники периода 2-й мировой войны, издание учебников, в которых искажается история Восточной Азии, вкупе с территориальными притязаниями Японии на остров Токто, нивелируют все извинения, ранее принесенные японским руководством своим соседям.

Японское правительство, ясно понимая, что при отсутствии явных исторических и юридических доказательств в споре за принадлежность острова Токто, и считая, что возможность решения этого вопроса мирным путем минимально, тем не менее, поставило своей целью в начать вести переговоры по проблеме острова Токто. Корейское правительство считает, что остров Токто не может быть объектом переговоров, поскольку «для Кореи не существует никаких территориальных проблем». Кроме того, для корейцев, переживших моральное унижение со стороны Японии, которая в переговорах собирается опираться на документы, впоследствии определившие зависимость Кореи от японского императора, этот вопрос носит принципиальный характер.

Для Японии принципиальность заключается в том, чтобы на волне «забытого» национализма поднять «территориальный вопрос», касающийся кстати, не только корейского острова Токто, но и российских Курильских и китайских Пескадорских (Пэнхуледао) островов, тем самым повысив свое политическое реноме в Восточной Азии.

 Примечания

[1] CNN, 1996, 02, 12

[2] CNN, 1996, 02, 13

[3] Чосон ильбо, 1996, 07, 13, CNN, 1996, 07, 12

[4] Сеульский вестник, 2004. 01. 04

[5] Сеульский вестник, 2005. 03. 23

[6] YTN TV, 2006. 02. 16

[7] Сеульский вестник, 2005. 03. 19

[8]Korea times, 2000, 06, 05

[9] Kim Bu-sik. Samguk sagi. –Seoul, 1974, p. 686

[10] Пак Кван Сок. Токтоый попчок чиви (Юридический статус острова Токто)// KJIL, 1956, c. 28.

[11] Ли Чан Хи. Проблема Токто с позиции норм международного права// Koreana, 2005, № 1, с. 20.

[12] Ким Мён Сун. Такэсима-Токто рэкиси (История острова Токто-Такэсима) // Сайт в интернете «Токdo»

[13] Shin Yong-ha. A Historical Study of Korea’s Title to Tokdo// Korea Observer. Vol. XXVIII, № 3 (Autumn, 1997)

[14] Пу Джи Ён. Ильбон- то ханаый хангук (Япония- ещё одна Корея?), — Сеул, 1995, с. 147.

[15] Kim Myong Sun. Is the Japanese government the first class one in the world? // Сайт в интернете:«Токdo»

[16] Scap Administrative AreasJapan andSouth Korea, 1946

[17] Ким Ён Гу. Почему не утихает территориальный спор относительно острова Токто// Koreana, 2005, № 1, с. 17.

[18] Kim Myung-Ki. A Study Aspects of Japan’s Claim to Tokdo// Korean Observer, Vol. XXVIII, № 3 (Autumn, 1997)

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница