1 Центр изучения международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе



страница15/16
Дата06.05.2016
Размер2.21 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Круглый стол «Проблемы изучения международных отношений в АТР»

07 сентября 2012

Дальневосточный государственный гуманитарный университет и Центр изучения международных отношений в АТР провели 7 сентября круглый стол «Проблемы изучения международных отношений в АТР». Заседание проходило в конференц-зале Дальневосточного государственного гуманитарного университета.

В работе круглого стола приняли участие ведущие ученые-международники г. Хабаровска А. Л. Анисимов, А. Ю. Иванов, Л. Г. Кузнецова, А. Г. Пятков, М. И. Романова, А. В. Самохин, В. Н. Тимошенко.

На прямой связи по системе он-лайн с участниками круглого стола находился профессор университета Тасмания (Австралия), ведущий специалист Австралийского института стратегических исследований Ричард Херр.

В своем вступительном слове директор Центра международных отношений В. Н. Тимошенко определил основную задачу круглого стола: определить, в каком состоянии находится дальневосточная и, в частности, хабаровская наука, изучающая международные отношения, выявить ее основные недостатки и наметить перспективы на будущее. Он отметил, особую специфику дальневосточной науки, связанную с отдаленностью от основных российских центров по изучению АТР – Институтом Востоковедения и Институтом Дальнего Востока, которые располагаются в Москве. В связи с низким финансирование нашей науки эти центры, равно как и ведущие центральные библиотеки, становятся для дальневосточных исследователей малодоступными.

Выступление продолжила М. И. Романова, которая рассказала о специфике образования в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, уделив особое внимание традиции мышления в области гуманитарного образования в Китае, Японии и Корее. По ее мнению, «восточное мышление» понимает мир как единый, взаимосвязанный и взаимозависимый, в центре которого находится субъект со своими субъективными интересами, например Китай. Поэтому Дальний Восток РФ в связи со своей географической отдаленностью от центра особо нуждается в развитии гуманитарного образования. Важнейшей задачей такого развития должно стать воспитание культурной элиты в социально-благоприятных условиях с помощью европейской традиции образования, сохранившей гуманитарную основу в противовес восточному гуманитарному учению.

Об истории советско-китайского сотрудничества в области образования рассказал А. В. Самохин. Он особенно остановился на критике американской историографии вопроса советско-китайских отношений, частности на книге Э. Дэвиса «Миссия в Москву».

Анисимов А. Л. рассказал о новых подходах в гуманитарном историческом образовании в Соединенных Штатах Америки. Он проанализировал некоторые школьные и вузовские учебники и новые образовательные стандарты по американской и всеобщей истории. Основной концепцией такого образования явилось уважение самобытности различных групп населения США при сохранении единства страны. Новые американские учебники построены на принципе интеграции общественных наук и имеют ярко выраженный гуманистический подход, что подчеркивается уже в названии учебника. Например, в учебном пособии для студентов г. Болдер (штат Колорадо) «Токугавская Япония: великий мир и развитие урбанистического общества. Гуманистический подход к японской истории» основное внимание уделяется не собственно истории, а социально      философии, социальной структуре общества, развитию городской культуры, искусству и поэзии.

«Научное противостояние» между корейскими, китайскими  и японскими историками стало предметом выступления А. Ю. Иванова. В2001 г. правительство Японии решило выпустить новый учебник по истории для средней школы, что вызвало протесты со стороны научных кругов Кореи, по мнению которых новые учебники «основаны на имперском мировоззрении, оправдывают агрессию милитаристской Японии и искажают факты посягательства на суверенитет Кореи». Китайские ученые обратили внимание на четыре искаженных факта истории Японии: во-первых, в учебнике Япония изображается как божественная страна во главе с наместником – императором; во-вторых, учебник не отражает негативное отношение к развязанной Японией войне; в-третьих, Япония представляется не как агрессор, а как жертва; в-четвертых, учебник несет в себе оттенки милитаризма, отражающим доблесть императорской армии и не затрагивает темы агрессии в отношении соседних государств. Так в японском учебнике «нанкинская резня», во время которой погибло 340 тыс. китайцев, в том числе женщины и дети трактуется как неизбежность в ходе боевых действий.

К разговору по системе он-лайн подключился ведущий специалист Австралийского института стратегических исследований Ричард Херр, который также является профессором университета Тасмания. На вопрос об освещении в преподавании позитивных и негативных моментах истории, он ответил, что необходимо говорить о том и другом. В качестве примера он рассказал, негативном моменте истории Австралии, когда правительство насильственно забирала детей у австралийских аборигенов для обучения их в специализированных школах-интернатах или в семьях австралийских белых. Эксперимент провалился и Р. Херр рассказывает об этом своим студентам. В области изучения международных отношений Р. Херр подробно остановился на китайской экспансии в Австралию и на острова Тихого океана, что сильно беспокоит австралийскую общественность. По его мнению, было бы лучше, если бы китайцы жили на своей исторической родине. Австралийский ученый ответил еще на ряд вопросов и пожелал специалистам ЦИМО АТР провести исследование итогов саммита АТЭС во Владивостоке.



Round table: «Problems of the study of international relations in the Asia-Pacific region»

September 7, 2012

Far East State University of Humanitiesand the Asia-Pacific International Relations Study Center on September 7th held round table: «Problems of the study of international relations in the Asia-Pacific region.» The meeting was held at the conference hall of the Far Eastern State University of Humanities.

The round table was attended by leading scholars in international law Khabarovsk A.L. Anisimov, A.Y. Ivanov, L.G Kuznetsova, and A.G.Pyatkov, M.I. Romanova, A.V Samokhin and V.N. Tymoshenko.

Professor of the University of Tasmania (Australia), a leading specialist of the Australian Institute of International Studies Richard Herr was on-line connected to the participants of the round table.

In the opening speech, Director of Center V. Tymoshenko identify key issues of the round table: to determine the condition of the Far East science and, in particular, Khabarovsk science studying international relations, identify the main shortcomings and outline future prospects. He noted the particular specificity of far East science associated with remoteness from the main Russian centers on ATR – Institute of Oriental Studies and the Institute of the far East, which are located in Moscow. Due to the low funding of our science, these centers, as well as major central libraries become inaccessible for the Far Eastern scholars.

Presentation continued M.I. Romanova, who told specifics about education in the Asia-Pacific region, paying particular attention to the tradition of thinking in the field of humanitarian education in China, Japan and Korea. According to her, «Eastern thought» understands the world as a single, interconnected and interdependent in the center of which is subject to their subjective interests, such as China. Therefore, the Russian Far East due to its geographical remoteness from the center of special needs in the development of arts education. The challenge of such a development must be education in socio-cultural elite favourable terms with the European tradition of education, with the humanitarian basis, as opposed to Eastern humanitarian teachings.

About the history of the Soviet-Chinese cooperation in the field of education told A.V. Samokhin. He is particularly focused on the critical issue of American historiography of Sino-Soviet relations, especially on the book by E. Davies’ Mission to Moscow. »

Anisimov A.L. talked about new approaches in human history education in the United States. He analyzed some school and college textbooks and new educational standards in American and world history. The basic concept of this education was respect for the identity of the various population groups United States while preserving the unity of the country. New American textbooks are based on the principle of integration of the social sciences and have a pronounced humanistic approach that emphasized already in the title of the textbook. For example, in a textbook for students, the Boulder (Colorado) «Tokugava’s Japan: great peace and development of urban society. Humanistic approach to Japanese history, «focusing not only on history itself, but also on social philosophy, social structure, the development of urban culture, art and poetry.

«Scientific confrontation» between Korean, Chinese and Japanese historians was the subject of speeches by A.Y.. Ivanov. In 2001, the Japanese Government has decided to release a new textbook on history for secondary schools, which caused protests by the scientific community in Korea, according to them the new textbooks are «based on the imperial worldview, justify aggressive militarist Japan and distorting facts encroachment on the sovereignty of Korea.» Chinese scholars have paid attention to the four stories of Japan distorted facts: First, the textbook portrayed Japan as a divine country, led by the governor — the emperor; secondly, the tutorial does not reflect opposition to the war launched by Japan; Thirdly, Japan appears not as the aggressor and the victim; Fourthly, the tutorial bears shades of militarism, reflecting the prowess of the Imperial Army and does not affect the theme of aggression against neighbouring States. So in the Japanese textbook «Nanking Massacre», during which were killed 340 thousand Chinese, including women and children were treated as inevitable in the course of the fighting.

To the conversation on the on-line system connected to the leading specialist of the Australian Strategic Policy Institute  Richard Herr , who is also a professor at the University of Tasmania. On the question of raising the teaching of positive and negative aspects of history, he said that it was necessary to talk about both. As an example, he said, the negative moments of Australian history, when the government forcibly take children from Aboriginal to train them in specialized boarding schools and in families of Australian whites. The experiment failed and R. Herr tells this to his students. In the field of international relations R. Herr detailed the Chinese expansion in Australia and the Pacific Islands, which greatly worried about the Australian public. In his view, it would be better if the Chinese were living in their homeland. Australian scientist answered back on a number of issues and wished the experts of APIR Center to study the results of the APEC summit in Vladivostok.


Круглый стол «Спорные территории в Азиатско-Тихоокеанском регионе: история и современность»

26 октября 2012

26 октября 2012 в Дальневосточном государственном гуманитарном университете (г. Хабаровск) состоялся круглый стол «Спорные территории в Азиатско-Тихоокеанском регионе: история и современность» организованный Центром изучения международных отношений в АТР (ЦИМО АТР).

Ведущие специалисты-международники г. Хабаровска обсудили ситуацию, связанную с обострением дипломатической и информационной борьбы за спорные территории в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В дискуссии приняли участие А.В. Алепко (конфликт из-за островов Спратли), А.Л. Анисимов (Курильская проблема), А. Ю. Иванов (проблема островов Токто), А. В. Самохин (спор вокруг островов Сенкаку), В. Н. Тимошенко (позиция США в отношении спорных территорий).

 ИТОГОВОЕ РЕЗЮМЕ

- Специалисты ЦИМО АТР считают, что территориальные споры в Азиатско-Тихоокеанском регионе являются источником нестабильности в регионе, тормозят развитие интеграционных процессов и мешают установлению добрососедских отношений между странами.

- Корни территориальных споров в АТР уходят корнями в эпоху колониального правления, мировых войн и локальных вооруженных конфликтов. В настоящее время территориальные притязания становятся ведущим вектором реализации геополитических интересов ведущих стран региона и борьбы за экономические ресурсы.

- В настоящее время активную дипломатию в АТР Япония, как прежний, но все пока еще сильный лидер региона, а также Китай – претендующий на роль нового регионального лидера. Конфронтация между этими двумя лидерами чревата непредсказуемыми последствиями, которые заденут большинство стран региона, включая Россию.

- Специалисты Центра выражают удивление чрезмерными аппетитами Японии на территории соседних государств, хотя именно эта страна была признана агрессором во второй мировой войне и несет за большую ответственность за страдания причиненные народам АТР. Особое возмущение вызывает притязания на острова Токто, которые с 1945 года находятся под юрисдикцией Кореи. Вместо того, чтобы покаяться перед корейским нардом за многолетнюю колониальную оккупацию, Япония выдвигает претензии на маленькие острова, которая она сама включила в состав японской префектуры еще в период колониального господства.

- По-прежнему крупнейшим игроком региона являются Соединенные Штаты Америки. Практически большинство территориальных споров не могут быть решены без участия США, поскольку они же их и породили, передав Японии спорные территории без учета мнения стран-соседей. При этом в большинстве споров Соединенные Штаты встают на сторону Японии. Кроме того, специалисты ЦИМО АТР отмечают тенденцию американской политики, направленную на сдерживание политических и экономических амбиций Китая путем перекрытия поставок в эту страну углеводородов. Отсюда следует ответная реакция Китая в виде усиления борьбы за богатые углеводородами спорные территории островов Сенкаку.

- Специалисты Центра полагают, что России следует осторожно и взвешенно подходить в решению проблем спорных территорий своих соседей. Однозначная поддержка одной из конфликтующих сторон была бы непродуктивной и опасной и не отвечала бы российским интересам в АТР. России не следует думать о том, как «ублажить амбиции» какой либо стороны. Это тупиковый путь развития событий.

- В создавшейся ситуации целесообразно было бы сохранить в регионе статус-кво и перейти к поиску мирных путей решения данных проблем.

- При поиске путей мирного решения территориальных споров необходимо избегать острых политических моментов и исходить из интересов народов конфликтующих стран. В частности, необходимо продолжать дискуссии о совместном использовании этих спорных территорий на благо как народов этих стран, так и всего региона в целом.



Round Table «Disputed territories in the Asia-Pacific Region: Past and Present»

October 26, 2012

On October 26, 2012 in the Far Eastern State University of Humanities took place a  round table on «Disputed territories in the Asia-Pacific Region: Past and Present» organized by  Asia Pacific International Relations Study Center.

Leading experts on international Khabarovsk discussed the situation with the aggravation of the diplomatic and information struggle over disputed territories in the Asia-Pacific region. Participants included A.V. Alepko (dispute over the Spratly Islands), A.L. Anisimov (Kuril problem), A.Y. Ivanov (the problem of Dokdo Islands), A.V. Samokhin (dispute over Senkaku Islands), V.N. Timoshenko (U.S. position regarding the disputed territories).

 FINAL RESUME

- Experts APIR Center believes that territorial disputes in the Asia-Pacific region is a source of instability in the region delaying the development of integration processes and hamper neighbourly relations between the countries.

- The territorial disputes in the Asia-Pacific region have their roots in the era of colonial rule, world wars and local armed conflicts. Currently, the territorial claim to become the leading vector of the geopolitical interests of the leading countries of the region and the fight for economic resources.

- Currently active diplomacy role in the Asia Pacific plays Japan, as the former, but still a strong leader in the region, as well as China — which claims to be the new regional leader. The confrontation between the two leaders is fraught with unpredictable consequences, that will concern most of the region, including Russia.

- Specialists of expressed surprise with excessive appetites of Japan in territories of neighboring countries, even though this country was recognized as an aggressor in World War II and was responsible for the suffering caused to the peoples of Asia-Pacific. Particularly shocking is the claim to the Dokdo Islands, 1945, are under the jurisdiction of Korea. Rather than apologize to the Korean people for many years of colonial occupation, Japan has claim the small islands, which were included in the Japanese prefecture during the period of colonial rule.

- Still a major player in the region is the United States of America. Practically most of the territorial disputes can not be resolved without the U.S., since they have created such problems, by transferring Japan disputed territories without taking into account the views of neighbors.  In the most disputes the United States maintain Japan side. In addition, experts of APIR Center  indicate the tendency of American policy aimed at curbing the political and economic ambitions of China by overlapping supply in this country. Hence the response of China as an increasing fight for hydrocarbons-rich disputed Senkaku Islands.

- Specialists of the Center believe that Russia should be careful and balanced approach to the problems of the disputed territories of its neighbors. Unequivocal support of one of the parties to the conflict would be counterproductive and dangerous, and would not meet Russia’s interests in the Asia Pacific region. Russia should not be thinking about how to «appease the ambitions» any party it’s a rigorous course of events.

- In this situation, it would be useful to maintain the status quo in the region and to find peaceful solutions to the problems.

- In the search for peaceful solutions territorial disputes, it is necessary to avoid acute Political points and come from the interests of the peoples of the conflicting countries. In particular, it is necessary to continue the discussion on the joint use of the disputed territory to the benefit of the peoples of these countries and the region as a whole.


Круглый стол «Саммит АТЭС 2012 в оценках зарубежных средств массовой информации»

28 февраля 2013

28 февраля 2013 в г. Хабаровске в конференц-зале Дальневосточного государственного университета  Центр изучения международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе (ЦИМО АТР) и Дальневосточный государственный гуманитарный университет провели круглый стол «Саммит АТЭС 2012 в оценках зарубежных средств массовой информации».

Во вступительном слове директор ЦИМО АТР В.Н. Тимошенко сказал, что спустя почти полгода после проведения Саммита АЭС во Владивостоке назрела необходимость более глубоко взглянуть на проблемы, представленные на саммите АТЭС, а также на роль России в организации и проведения Саммита 2012. Круглый стол позволит рассмотреть данные проблемы в оценках ведущих средств массовой информации стран Азиатско-Тихоокеанского региона, а также в оценках ведущих зарубежных ученых и специалистов.

Выступление кандидата исторических наук А.В. Самохина было посвящено итогам саммита 2012 для России. В качестве основного материала использовались сообщения отечественной и зарубежной прессы, а также оценки аналитиков.

В выступлении отмечалось, что саммит во Владивостоке стал своеобразной презентацией возможностей России. В качестве ключевой задачи для страны отмечает пресса, стала задача стать переходным мостом между Европой и Азией. Часть российских аналитиков видит в этом большие перспективы и отмечает исключительно положительные итоги.

В тоже время существуют и прямо противоположные мнения. Прежде всего, пресса отмечает не слишком впечатляющие итоги саммита для России в вопросах заключения контрактов. Так серьезные контракты были заключены с КНР и Японией.

Некоторые российские аналитики в частности проф. М. Терский, отметил, что в российской повестке отсутствует «изюминка», которая могла бы заинтересовать страны региона. Кроме того использование Транссиба и Северного морского пути не может сместить в ближайшем будущем направления основных грузопотоков между Европой и Азией. Как считает российская и зарубежная пресса в АТР существует довольно серьезная проблема военно-политического противостояния КНР и США, которые пытаются расширить свои потенциальные возможности с привлечением союзников.

Учитывая вышеизложенные особенности стран АТР, их экономическое и военное развитие, а так же политические амбиции их правительств, можно предположить, что в этом регионе в ближайшее время не будут достигнуты единство и стабильность. Саммит АТЭС, призванный укрепить международные связи в регионе не является ключом к решению проблем, а служит лишь ширмой, прикрывающей истинные масштабы взаимного недоверия и враждебности стран АТР по отношению друг к другу.

Доктор исторических наук А.Л. Анисимов проанализировал западную прессу. По его словам ведущие СМИ Европейского Союза, хотя и уделяли внимание Саммиту во Владивостоке, но в основном с критической точки зрения. В частности, ведущие немецкие специалисты отмечали чрезмерные затраты на строительство объектов и слабую перспективу их дальнейшего использования ввиду сокращения населения Дальневосточного региона. Американские средства массовой информации уделили внимание факту игнорирования американским президентом Владивостокского Саммита, что говорит о незаинтересованности США в укреплении связей с Россией и в пренебрежении ко всему Азиатско-Тихоокеанскому региону. Американские специалисты отмечают при этом, что если бы Саммит проходил в Китае или Японии, то вряд ли бы Б. Обама его проигнорировал. Немало критических слов было высказано и в адрес построенных объектов, которые, по-мнению американцев, были очень низкого качества.

Средства информации Южной Кореи, отмечал кандидат исторических наук А.Ю. Иванов, отнеслись к освещению Саммита 2012 очень сдержанно. Корейские СМИ не фокусировались на критике, но писали только о том, что важно непосредственной для самой Кореи. Так, корейцы были разочарованы тем, что на Саммите не было достигнуто соглашение о развитии туристической инфраструктуры в районе корейско-российской границы, где расположена священная гора корейцев Пекпусан. Далее Иванов пояснил, что данная территория располагается в приграничной зоне, и любые строительные работы необходимо согласовывать с Китаем и Северной Кореей. Отметил А.Ю. Иванов и российскую попытку организовать встречу делегаций Южной и Северной Кореи. Однако эта попытка не удалась. Обе делегации категорически отказались встречаться друг с другом.

Кандидат исторических наук М.И. Романова проводила анализ средств массовой информации Японии и стран Юго-Восточной Азии. СМИ ЮВА писали о Саммите в основном в положительных тонах, восхищались построенными объектами, особенно крупнейшим в мире вантовым мостом. А вот каких-либо политических результатов от Саммита, по их мнению, ждать не приходиться, поскольку очень сильны территориальные споры в регионе. Конфронтация нарастает и это грозит новым «Карибским кризисом».

Японские же СМИ освещали Владивостокский саммит достаточно хорошо, и  тон их был весьма доброжелательным в отношении России. Японцы остались довольны достигнутыми экономическими соглашениями, в частности введением 5% таможенных пошлин, строительством газоперерабатывающего завода во Владивостоке, лесоперерабатывающего комплекса в Красноярске. Что касается политики, то основная мысль, которая прослеживалась в японской прессе – это необходимость стратегического сотрудничества Японии и России… против Китая. Японцы рисовали мрачные картины «китайской экспансии», в том числе и на российский Дальний Восток. Ради такого стратегического сотрудничества, японцы даже выразили готовность пойти на территориальные уступки России в вопросе «северных территорий». Так, всемирно известный писатель Мураками в своей статье писал, что Японии следует «поумерить свой пыл» в отношении Курильских островов и перейти к конструктивному сотрудничеству с Россией.

Средства массовой информации Австралии и Новой Зеландии анализировал доктор исторических наук В.Н. Тимошенко. Австралийские масс-медиа отозвались о Саммите 2012 положительно. Австралийская газета The Age выпустила специальное приложение, приуроченное к саммиту. В передовой статье «Новые горизонты расширяются на Восток» говориться о переориентации российской торговли с Запада на Восток и о перспективах России в АТР. Отношения между Россией и Австралией представлены в позитивных тонах. Большая статья посвящена транссибирской железнодорожной магистрали. Много статей в выпуске посвящены теме культуры и спорта. Все австралийские СМИ обсуждали тему смерти отца премьер-министра Австралии Д. Гиллард, в связи с которой она вынуждена была покинуть Владивосток. При этом отмечали те слова соболезнования, которые выразил президент В. Путин. Владимир Путин от имени участников саммита выразил соболезнования премьер-министру Австралии, а затем связался с Гиллард по телефону, вновь выразил глубокие соболезнования и пригласил ее посетить Москву с визитом в удобное для нее время. Остались довольны австралийцы и итогами Саммита. К числу главных достижений они отнесли утверждение списка так называемых «зеленых товаров» (продукции, использование которой ведет к предотвращению и ликвидации экологического ущерба, а также технологий утилизации промышленных отходов).

А вот мнения новозеландской прессы значительно разнились. Если делегация новозеландских бизнесменов положительно отозвалась о саммите и его организации, то новозеландские журналисты описывали Саммит в духе «холодной войны».  Русский остров они сравнивали с Гулагом. Корпуса построены в стиле «дрянных строительных стандартов»: лифты застревают, двери в туалет переклинивает, кровати не соответствуют, пища плохого качества. Деловые результаты Саммита АТЭС также не вызвали у них оптимизма. Россия так и не уступила Новой Зеландии в вопросе о свободной торговле. Перспективы рисовались ими мрачные и ничего хорошего не обещающие. Новозеладская пресса винила во всем  «тоталитарный режим», «мошенника Путина» и … Pussy Riot. Хотя, как известно АТЭС не является политической организацией и на своих Саммитах не затрагивает вопросы политики, новозеландские журналисты не обошли их своим вниманием. С проблемой Pussy Riot он напрямую связывали приток иностранных инвестиций в развитие российского Дальнего Востока, что выглядело как попытка оказать давление на российское руководство в вопросе о либерализации торговли.



Round Table, «APEC Summit 2012 in estimates of foreign Мass Media»

February 28, 2013

On February 28, 2013 Asia Pacific International Relations Study Center together with the Far Eastern State University of Humanities organized round table: «the APEC Summit 2012 in estimates of foreign Мass Media» which passed in the conference hall of Far Estern State University.

In the introductory remarks the Director of APIR Center Valery Timoshenko said that, after almost six months After the APEC Summit in Vladivostok there is a need for a more deeply look at the problem. As well as on the role of Russia in the organization and conduct of the Summit 2012. Round table will allow to consider these issues in the estimates from leading media of  Asia — Pacific region, as well as in assessments of leading foreign scientists and experts.

Doctor of  History, Professor A.V. Samohin focused on the results 2012 Summit exactly for Russia. The message was mostly based on the material and analysts of the domestic and foreign press.

The statement noted that the summit in Vladivostok became a kind of presentation opportunities in Russia. As a key problem for the country the press marks, the problem the transitive bridge between the Europe and Asia. Some Russian analysts sees the great potential and points out the positive outcome.

At the same time, there are opposite opinions. First of all, press notes unimpressive results of the summit for Russia in the contracts. So serious contracts have been signed with China and Japan.

Some Russian analysts in particular Prof. M. Tersky, noted that in the Russian agenda is missing the «Punchline», that might be interested for the countries of the region. In addition the use of Transsib  and the Northern sea route could not shift the direction in the near future the main freight traffic  between Europe and Asia. According to the Russian and foreign press in the Asia-Pacific region there is quite a serious problem of political and military confrontation between China and the United States, which are trying to expand their potential with the assistance of allies.

Considering the abovementioned features of APR countries, their economic and military development, as well as political ambitions of governments, it can be assumed, that in this region will not be achieved the unity and stability in the nearest future. APEC summit, designed to strengthen international ties in the region is not the key of solvation of the problemsand only serve to cover up the true extent of mutual distrust and hostility of the APR countries in relation to each other.

Doctor of History A. Anisimov reviewed the Western press. According to him, the mainstream media of the European Union, although pay attention to the Summit in Vladivostok, but mostly witha critical point of view. In particular, the leading German experts noted excessive construction costs and weak prospects for their further use in view of the decreasing population of the far eastern region. US media paid attention to the fact of ignoring the American President of the Vladivostok Summit, suggesting a lack of interest in strengthening US ties with Russia and in disregard to the entire Asia-Pacific region. U.S. experts say that if the Summit was held for example in China or Japan, B. Obama would hardly ignore it. Quite a few critical words expressed about constructed objects, which, in the view of Americans, were of very poor quality.

According to Doctor of History A. Ivanov South Korean media, reacted to the coverage of the Summit 2012 with great restraint. Korean media did not focus on the criticism, but only wrote about what is important for the immediate Korea itself. the Koreans were disappointed that no agreement had been reached on the development of tourist infrastructure in the Korean-Russian border, where the sacred mountain of Koreans Pekpusan. Ivanov further explained that this territory is located in the border area, and any construction works must be negotiated with China and North Korea. Ivanov noted the Russian attempt to organize a meeting of delegations of South Korea and North Korea. However, this attempt failed. Both delegations have categorically refused to meet each other.

Professor, Doctor of History, M. Romanova analyzed the media in Japan and South-East Asia. Southeast Asia Media described Summit mostly in positive tone, admired built projects, especially the world’s largest cable-stayed bridge. But any political results of the Summit, in their view, cannot be expected, since very strong territorial disputes in the region. Confrontation is growing and it threatens the new ‘Caribbean crisis.’

Japanese media covered the Vladivostok Summit well enough and their tone was very friendly toward Russia. The Japanese were satisfied with the economic agreements, in particular the introduction of 5% customs duty, construction of a gas processing plant in Vladivostok and timber processing complex in Krasnoyarsk. With regard to policy, the basic idea, which was seen in the Japanese press was a need for strategic cooperation between Japan and Russia. against China. Japanese painted a gloomy picture of the «Chinese expansion», including the Russian Far East. For such a strategic cooperation, the Japanese even have expressed their willingness to make the territorial concessions to Russia in the matter of the ‘Northern Territories.’ Thus, the world-famous writer Murakami in an article he wrote that Japan should ‘restrain his ardor’ in relation to the Kuril Islands and move to constructive cooperation with Russia.

Media in Australia and New Zealand was analyzed by the Doctor of historical Sciences V. Timoshenko. Australian Media positively commented Summit 2012. The Australian newspaper The Age released a special application, in conjunction with the Summit. In the lead article, New horizons are expanding to the East,’ refer to reorient Russian trade from West to East and about the Russia’s prospects in the Asia-Pacific region. The long article devoted to the Trans-Siberian Railway. Many articles in the issue devoted to the theme of culture and sports. All Australian media discussed the topic of his father’s death of D. Gillard, in connection with which she was forced to leave Vladivostok. . All Australian MEDIA debating this topic and pointed to words of condolence, expressed by President Vladimir Putin. Vladimir Putin on behalf of the Summit participants expressed condolences Saturday to the Prime Minister of Australia, and then contacted the Gillard by phone, once again expressed its deep condolences and invited her to visit Moscow at a convenient time.  Among the main achievements of the Summit, highlighted the adoption of a list of so-called ‘ green ‘ products (products, which leads to the prevention and elimination of environmental damage, as well as the technology of recycling of industrial waste).

A somewhat different impression Vladivostok summit produced on New Zealand Mass Media. If the delegation of New Zealand businessmen commended the summit and organization in positive manner, then New Zealand journalists described the summit in the spirit of ‘cold war.’ Russky island they compared with the Gulag. Housing built in the style of «crappy construction standards: elevators get stuck, toilet doors too large for their frames, beds do not match, the food of poor quality. Business results of the APEC summit also did not raise their optimism. Russia has not ceded New Zealand on the issue of free trade. Prospects were grim, and they are not promising. New Zealand press blamed «totalitarian regime», «gyp Putin» and … Pussy Riot. Although, as you know, APEC is not a political organization and though, as you know, APEC is not a political organization and on its summits does not relate to issues of policy. The problem of Pussy Riot directly identified with the inflow of foreign investment in the Russian Far East, which looked like an attempt to put pressure on the Russian leadership on the issue of trade liberalization.




РЕПЛИКИ

Дружелюбный ультиматум

С 13 по 27 августа мне довелось принять участие в международной научно-практической конференции, проходившей на базе университета Васеда в Токио. Повестка дня конференции строилась вокруг актуальнейшей для российского Дальнего Востока темы: перспективы развития российско-японских отношений. Какими же представляют будущность этих взаимоотношений японские геополитики?

Программа конференции была очень широка и, кроме самих обсуждений международных проблем, предусматривала широкий спектр мероприятий, направленных на знакомство с Японией. Должна сказать, что поначалу я была очарована Страной восходящего Солнца. Однако, чем быстрее летели дни, тем скорее наступало отрезвление. Токио — безумно красивый город, столица мирового масштаба.  Он покорил меня чистотой своих улиц, тонким сочетанием восточного духа и европейского стиля, бесчисленным количеством людей и  знойным летом. Однако это – лишь фасад, лишь одна сторона медали. Конференция приоткрыла другую сторону…

Обсуждения проблем конференции проходило мирно и в довольно позитивной обстановке. Мы делились мнениями, проводили дискуссии и за неделю очень сдружились с новыми друзьями и Японии. На второй неделе пребывания в Токио нас повели в университет Васеда, где должна была проходить лекция профессора Фукиура, специализирующегося на истории  русско-японских отношений. Поначалу речь профессора носила  миролюбивый характер.  Однако впоследствии мы услышали от него вещи, вызывающие, мягко говоря, недоумение. Оказывается, специфическая особенность русского менталитета состоит в природной лени. И если высказывание о том, что русская матрешка родом из Японии еще можно отнести к курьезам и средствам шутливого оживления разговора, то  проблема Курильских островов – это уже не шутка. Профессор предложил несколько путей решения этого вопроса и они заключались в следующем: либо Россия отдает  4 острова, либо 3 острова, либо 2 острова, либо правит на островах совместно с Японией. О том, что эти острова остаются за Российской Федерацией,  речи идти не может. Именно Курильский вопрос является, по мнению японского профессора, камнем преткновения в российско-японских отношениях. Нынешнее его состояние также негативно сказывается и на российско-американских отношениях. США, по словам докладчика, активно поддерживают японскую позицию в отношении Курил. Ключ к решению проблемы – территориальные уступки в пользу Японии.

Любопытны оценки, данные лектором некоторым правителям России. Так, Иосиф Сталин – правитель не очень дальновидный. Ошибка его состоит в том, что Советский Союз возвратил в состав России южный Сахалин и Курильские острова, вбив тем самым клин во взаимопонимание между русскими и японцами. Дескать, отторжение от Японии «северных территорий» и сейчас отдается болью в японских сердцах… Юрий  Андропов со своей известной фразой «Курильской проблемы не существует» –  из той же когорты. Однако  Владимир Путин и Дмитрий Медведев – правители дальновидные, склонные к диалогу и сотрудничеству, готовые решать территориальные вопросы в нетрадиционном для России ключе…

После окончания лекции слушатели задали ряд вопросов, среди которых был и вопрос от представителя российской делегации:  «В1955 г. состоялась русско-японская конференция в Москве, в ходе  которой Советский Союз предложил передать Японии два Курильских острова, но Страна восходящего Солнца неожиданно отказалась от этого предложения. Почему же?». На это последовал ответ: «К середине 1950-х годов Япония ещё не отошла от военных потрясений и не могла принять эти территории». Комментарии излишни.

Мне, как патриоту своей Родины, было горько и обидно за японский народ, представителем которого был профессор Фукиура. Японцы заслуживают лучших представителей в диалоге с русскими. Страна с древней культурой, успешно вписавшаяся в стремительно меняющийся XXI век, должна помнить свою историю. Сейчас в Японии снова поднимают голову реваншистские настроения. Борцы за «северные территории» организуют мощнейшие антироссийские кампании, стремясь представить русских оккупантами и агрессорами. Однако не Россия начала войну в 1904 году. Не бойцы Красной гвардии вступили на японскую землю 4-5 апреля 1918 года, а японские интервенты высадились во Владивостоке, чтобы на протяжении четырех последующих лет грабить и уничтожать десятки тысяч мирных жителей российского Дальнего Востока. Именно японская военщина спровоцировала конфликты на Хасане и Халхин-Голе. И, опять-таки, Япония подписала Антикоминтерновский пакт, став союзницей нацистской Германии и фашистской Италии. Чем закончилась серия авантюр длиной в полстолетия – всем хорошо известно. Ядерные грибы Хиросимы и Нагасаки – венец этой агрессивной политики, обернувшейся трагедией для миллионов японцев. Этого не должно более повториться. А любых разжигателей вражды между русским и японским народами нужно наперед причислять к военным преступникам – еще до того, как их замыслам суждено стать кровавой былью.



Вероника Головина, сотрудник ЦИМО АТР.

Friendly ultimatum

From 13 August till 27 August, I had the opportunity to take part in the International Scientific Conference, held at Waseda University in Tokyo. The conference agenda was based on the most important theme for the Russian Far East: prospects for development of Russian-Japanese relations. How Japanese geopolitics represent the future of these relations?

The conference program was very vast and, except the discussion of international problems, it included a wide range of events oriented to the knowing of Japan. I must say that at first I was fascinated by the Land of the Rising Sun. However, the faster the days flew by, the more sobering occurred.Tokyo is a very beautiful city, it is the worldwide capital. It charmed me by clean streets, delicate combination of Oriental spirit and European style, countless numbers of people and sultry summer. However, this is only a facade, just one side of the coin. The conference opened the other side…

Discussions of the conference were smooth sailing and in a positive atmosphere. We shared ideas, discussed and became very good friends with Japanese guys during the first week. In the second week stay in Tokyo we were taken to the Waseda University, where the lecture of professor Fukiura specializing in the history of Russian-Japanese relations was to be held. At first, Professor’s speech was of peaceful character. But then we heard from him something that, to say the least, left perplexed. It turned out that a specific feature of the Russian mentality is natural laziness. And if the saying that “the Russian matryoshka doll is from Japan” can be interpreted as a fun fact and sauce to conversation, the problem of Kuril Islands is not a joke. Professor suggested several ways of solving this problem: either Russia gives 4 islands or 3 islands or two islands, or rules the islands with Japan together. The fact that these islands are of the Russian Federation, is out of the question. According to the Japanese professor, it is the Kuril question that is a stumbling block in Russian-Japanese relations. Its present state has also negative impact on Russian-American relations. According to the speaker, theUnited Statessupported the Japanese position on the Kurils actively. The key to the solving of the problem is territorial concessions in favor ofJapan.

The lecturer’s assessment of some Russia rulers is very curious. Thus, Joseph Stalin is not a very far-sighted ruler. His mistake is that the Soviet Union returned to Russia southern Sakhalin and the Kuril Islands, by driving a wedge into the understanding between the Russian and the Japanese. He says that the rejection of Japan’s «Northern Territories» is pain in the Japanese hearts… Yuri Andropov and his famous phrase «the Kuril problem does not exist» is of the same cohort. However, Vladimir Putin and Dmitry Medvedev are far-sighted rulers, they are disposed for dialog and collaboration, and they are ready to solve territorial issues in a nontraditional to Russia way…

After the lecture, the audience asked a series of questions, among which the question from the representative of the Russian delegation was: «In 1955 there was the Russian-Japanese conference in Moscow, during which the Soviet Union proposed Japan two Kuril Islands, but the Country of the Rising Sun suddenly refused this proposal. Why? «. The answer was: «By the mid-1950s Japan did not recovered from the shock of war, and could not take those territories.» No comments.

I, as a patriot, was bitter and sad for the Japanese people, whose representative was Professor Fukiura. The Japanese deserve the better representatives in the dialogues with the Russian. A country with an ancient culture, successfully blended with the rapidly changing XXI century should remember their history. Now revanchism is becoming very popular in Japan. Fighters for the «northern territories» organize the most powerful anti-Russian campaigns trying to present the Russian as occupationists and aggressors. But Russia did not beginning the war in 1904. Not the soldiers of the Red Guard entered the Japanese land on April 4-5, 1918, but the Japanese invaders landed in Vladivostok for pillaging and killing ten thousands of civilians in the Russian Far East for over four years. It was Japanese military that provoked the conflicts in Hassan and Halkin-Gol. And, again,Japan signed the Anti-Comintern Pact, when it became an ally of Nazi Germany and Fascist Italy. The end of a series of reckless attempts during the half of a century is well known. Nuclear mushrooms of Hiroshima and Nagasaki are the crown of this aggressive policy that turned down a tragedy for millions of Japanese. This ought not to be repeated. And any instigators of hostility between the Russian and Japanese peoples should be in advance ranked as war criminals – since before their plans become bloody true story.

 Veronika Golovina, collaborator of APIR Center


Бетономешалка как символ техногенного трагизма

Автор обзора преследовал цель лишь представить вниманию американский учебник русского языка, дать пищу для размышлений или просто заставить читателя улыбнуться, и не является сторонником антиамериканизма или информационной войны.

Как рядовые жители США представляют себе Россию и ее жителей? Казалось бы, все эти стереотипы стары как мир и всем известны: медведи на улицах, водка, и великая триада — ушанка-балалайка-матрешка. И даже после развала СССР кажется, что образ нашей страны в массовой культуре и обыденном сознании США не особенно изменился.

Но так ли это в действительности? Откуда вообще рядовой американец знает хоть что-то конкретное о нас?

Отбросим параноидальные мысли о государственной пропаганде и губительной силе масс-медиа. Недавно на просторах Интернета был обнаружен учебник русского языка. Для американцев. Сканированными страницами из него полнятся всевозможные имиджборды, социальные сети и юмористические сайты. Несмотря на это, и несмотря на все своеобразие данного продукта, его нельзя обойти стороной. Ведь в каждой шутке есть… доля шутки.

«Курс русского языка» под авторством некоего Александра Липсона в сотрудничестве со Стивеном Молински объемом более 600 страниц пережил несколько изданий (точно известно об издания 1974, 1977 и 1981 годов). Издательство – «Slavica Publishers, Inc.», Коламбус, штат Огайо. К учебнику прилагались кассеты с аудиоматериалами. По слухам, он является достаточно популярным среди изучающих русский язык, студентов так называемых «славянских» факультетов и просто интересующихся русской словесностью.

После вступления, содержащего фонетическую справку, следует содержание, уже вызывающее неподдельный интерес. Как и во многих учебниках иностранного языка, курс разбит на темы. Темы раскрываются в диалогах и текстах. Вот лишь некоторые примеры заголовков: «Ударники и бездельники», «Культурные и некультурные люди», «Мы не албанцы», «Дело Брауна: Наша бригада делает серьезную ошибку», «Князь Абдул, ракетная женщина и американский ковбой Джим», «Сверхчеловек» (привет Фридриху Ницше, хоть речь и идет о комиксе про Супермена), «Петр Михайлович Муравьев, его бывшая жена и старшая сестра бывшей жены», «Город Губкинград» и т.д. В конце приведен грамматический справочник, глоссарий и различные таблицы, в сумме занимающие около 200 страниц.

Тексты и диалоги, вернее их тематика и содержание – вот то, что делает этот учебник интересным для русского человека. Когда это читаешь, так или иначе задаешься вопросом: а много ли мы знаем о том, что в действительности они о нас думают?

Давайте посмотрим на некоторые выдержки из рассматриваемого учебника.

 «Западный и Восточный Блинск»



Западный Блинск лежит около болота. Около какого болота? Как известно каждому школьнику, Западный Блинск лежит около Великого Блинского болота. А Восточный Блинск? Где лежит Восточный Блинск? Восточный Блинск лежит не около болота, а около моря – около Великого Блинского моря!

У болота пляж. Что делают жители Западного Блинска на пляже? Они строят заводы? Они строят турбазы? Нет. Они ничего не строят на пляже. [с отвращением] Они весь день лежат на пляже и смотрят телевизор. Какое декадентство!

А жители Восточного Блинска? Весь день они сидят у моря. На бетономешалках. [ласково] Они строят гидростанции. Какое счастье!

Вечером жители Западного Блинска сидят в клубе «Хенки-Пенки». Они слушают дикий джаз Западного Блинска и кричат: «Кул, мэн, кул!». Какое безобразие! Жители Восточного Блинска сидят не в клубе «Хенки-Пенки», а в клубе «Молодой строитель»! Они слушают не дикий джаз, а интересные лекции профессора Шульца. Какая культура!

Жители Восточного Блинска смотрят на декадентство Западного Блинска с отвращением. Жители Западного Блинска смотрят на счастье Восточного Блинска без особого энтузиазма.

Что такое счастье? Счастье – это сидеть у Великого Блинского моря и строить гидростанции».

Декадентство? Бетономешалки? Блинск? Смотрим дальше.



 «Наша бригада читает»

Что делает наша бригада, когда мы кончаем работать?

Мы читаем журналы в клубе завода.

О чем мы читаем?

Мы читаем о бетоне.

Какие журналы мы читаем?

Молодые бетонщицы читают журнал «Молодая бетонщица».

Молодые бетонщики читают журнал «Молодой бетонщик».

Насколько я знаю, в клубе завода наша бригада не очень часто читает журналы «Ньюсуик», «Тайм» и «Ридерс Дайджест», не говоря уже о журнале «Бойс Лайф».
«Дело Брауна: Наша бригада делает большую ошибку»

Раньше английский инженер Браун работал на бетонном заводе.

Каждый бетонщик думал, что Браун – очень хороший человек.

Каждый бетонщица думала, что Браун – очень добрый человек.

Вся наша бригада думала, что английский инженер Браун – лучший друг завода.

Но никто не знал, что Браун шпион.

Что делал Браун?

Каждый день, когда мы работали, Браун крал журналы в клубе завода.

И вчера, когда наша бригада отдыхала в Блинске, английский инженер Браун украл все наши бетономешалки.

Какое безобразие!

Ах, Браун! Что вы сделали?! Что вы сделали?!

Мы любим вас.

Мы думали, что вы наш лучший друг.

Наша бригада, кажется, сделала большую ошибку.
У нас бетономешалка.

Она не новая.

Она не большая.

Она старая и маленькая.

Но она работает.

Профессор Шульц думает, что бетономешалка лучший друг бетонщика.
- Борис Борисович, вы видели мои новые фотографии?

- Нет, Иван Иванович, не видел.

- Вы хотите видеть мои новые фотографии?

- Не особенно.

- Вот первая фотография!

- Это не плохая фотография. Гмм… это парк, да?

- Ну, да. это парк.

- Что это в парке? Это ваша старая машина, правда?

- [холодно] Не точно, Борис Борисович.

- А, конечно. Это не ваша старая машина, а ваша бетономешалка, правда?

- Не точно, Борис Борисович. Это не моя старая машина. Это не моя бетономешалка. Это моя жена.

[неловкая пауза]

- Вот как! Она очень красивая женщина.

- [краснея] Большое спасибо. Это, конечно, не очень хорошая фотография.

- Да это вы говорите! Это очень хорошая фотография. Какая красивая женщина! Какое молодое лицо!

- Извините Борис Борисович, но это не ее молодое лицо, а ее старая шляпа.

[неловкая пауза]

- [краснея] Ну, Иван Иванович, мне пора идти.

- И вот вторая фотография!

- Гмм… это тоже ваша красивая жена, правда?

- Не точно, Борис Борисович. Это не моя красивая жена, а моя старая машина.

[неловкая пауза]

- Ну, Иван Иванович, до свидания.

- До свидания.

Тема бетона и бетономешалок красной нитью проходит почти через весь учебник. Причина этого глубоко сокрыта. В индустриальном и техногенном обществе есть множество других материалов. Бетон по английски – «concrete», бетономешалка – «concrete-mixer». Даже гипотеза на основе созвучия слова «concrete» со словом «конкретный» не особенно подтверждается: учебник был издан на рубеже 70-80-х годов, а «конкретные пацаны» активно проявили себя в России лишь в 90-х.

Через многие тексты и диалоги проходит также тема безысходности,  отчаяния и трагизма в духе Ф. М. Достоевского, Ф. Кафки или французских писателей-экзистенциалистов.

- Воробьев! Почему вы ведете себя плохо? Вы любите вести себя плохо? Почему вы крадете карандаши? Вы любите красть карандаши? Почему вы не живете как все другие? Вы не любите жить как все другие?

- Я не люблю вести себя плохо. Один бог знает, почему я веду себя плохо. Я не плохой человек.
«Ненормальная женщина»

Я ненормальная женщина. <…>

Знаете ли вы, где я сегодня была? И знаете, что делала? В городе есть один шикарный ресторан. Я была там целый день. Там были и другие женщины. Они пили чай и вообще вели себя хорошо. А я пила водку и вообще вела себя очень нехорошо. Они слушали классическую музыку, пока я сидела под столом и курила большие черные сигары. Пока они говорили о культуре и жизни, я украла все их туфли. И пока я крала их туфли, я плакала.

Почему? Почему я все это сделала? <…>
Что такое жизнь? Кто такие люди? Люди – муравьи, и жизнь – муравейник.

Чем кончается жизнь? Жизнь кончается нулем.

К слову о Ницше и экзистенциализме:



- Кто вы?

- Я философ.

- Что это значит?

- Это значит, что я думаю.

- О чем вы думаете?

- Я думаю о жизни.

- Публика хочет знать, почему вы думаете о жизни.

- Я люблю думать о жизни. Я философ.

Несет ли это в себе какой-то глубокий смысл? Хочет ли автор нам намекнуть о безысходности человеческого существования перед жестокостью индустриального общества с его бетономешалками. Быть может, последнее – это и есть символ техногенного трагизма?

Смех смехом, конечно, но о чем будет думать американец, изучающий наш язык по таким темам? О бетономешалках, не иначе.

Напоследок приведем еще один текст, в котором можно узреть весь набор символов, интерпретируя которые можно увидеть, что американцы того времени думали о России.



Сегодня мой день рождения. Я чувствую запах свежей капусты и каши. О, любимые запахи! Мои сестры стоят в кухне перед плитой и пекут пирожки. Старшая сестра печет пирожки с капустой. Младшая сестра печет пирожки с кашей. Боже мой, как я люблю пирожки с капустой, не говоря уж о пирожках с кашей! И они все это делают для меня, в честь моего дня рождения. Как я тронут!

Все, кроме Тани. Сестра Таня ничего для меня не делает. Она сидит около плиты и стрижет свои волосы.

Я выхожу из кухни. Я чувствую запах свежего мыла. Ах, какой приятный запах! Мои братья сидят за гаражом и моют мои любимые игрушки. Старший брат моет мой троллейбусик. Младший – моет мою бетономешалочку. Они все это делают для меня, зная, что я люблю чистые игрушки. Боже мой, как я тронут!

Таня ничего не печет и ничего не моет. Я очень обижен. Значит ли это, что она не любит меня? Нет, не может быть. Все любят меня.

Я сижу в своей комнате и думаю о Тане. Она такая злая девочка. Я ее больше не люблю. Да, она пожалеет об этом… пожалеет… храп… храп…

На улице я слышу музыку. Я открываю большие окна и выхожу из комнаты на балкон. Внизу танцуют люди. Они, кажется, узнали, что сегодня мой день рождения. Они танцуют в честь этого счастливого дня. Как я тронут!

Вдруг они видят меня и шепчут:

«Это он. Он выходит из своей комнаты на балкон!»

Люди кончают танцевать и начинают аплодировать.

«С днем рождения!» - кричат они. «С днем рождения, дорогой Александр Исаакович, лучший друг культуры и науки! Ура-а-а!»

Я стою на балконе и аплодирую моему любимому народу. Но кто эта маленькая фигурка, которая стоит одна? Не Таня ли это? Она не танцует, она не аплодирует. Народ смотрит на нее с большим отвращением.

Народ: А ты для своего брата ничего не печешь, ничего не моешь? Ты его не любишь, что ли?

Таня: Ах, простите, дорогой народ! Я сделала грубую ошибку. Но, может быть, не поздно еще.

Народ: Нет, Таня. Теперь уже поздно. Твой брат от тебя ничего не хочет. Он тебя больше не любит.

Таня: Может быть, я еще могу…

Народ: Тшшш! ОН начинает говорить.

Я начинаю говорить:

«Мой любимый народ, дорогие братья и сестры! Я очень тронут. Вы это все делали для меня – танцевали, мыли мои игрушки, и т.д. Я люблю каждого из вас. А Таню, которая, кажется, забыла, какой сегодня день, я прощаю».

Таня начинает плакать.
Левшин С. В., сотрудник ЦИМО АТР
Concrete — mixer as a symbol of technogenic tragedy

How do ordinary USA citizens imagine Russia and its inhabitants? It seemed we know all these stereotypes: bears on the streets, vodka, and the «great triad» — ushanka-balalayka-matryoshka. And even after the Soviet Union breakup it seem that image of our country in mass culture and ordinary consciousness of the US haven’t changed a lot.

But is it definitely so? How can Americans know something concrete about us?

Let’s get aside these paranoid thoughts about state propaganda and disastrous power of mass-media. Not much time ago the text-book of Russian language for Americans was found somewhere in the Internet. There’s also a lot of scanned pages of this book in different image-boards, live journals and social networks. Anyway it’s very hard to ignore such kind of book. Because it is «fun but true».

«The Russian Course» by Alexander Lipson in cooperation with Steven J. Molinsky is 600-page book had several issues (at least 3 for sure: 1974, 1977, 1981). It’s published by «Slavica Publishers, Inc.», Columbus, Ohio and also included audiotape attachment. This course is considered to be much popular among Russian-learners, «slavic» department students and everyone who’s interested in Russian language and literature.

After introduction and phonetic information there goes summary. The course is divided into themes. Themes reveal in dialogues and texts. Here’s some titles for example: «Shock-workers and loafers», «Cultured and uncultured people», «We’re not Albanians», «The Brown Affair: Our brigade makes a big mistake», «Count Abdul, rocket woman and American cowboy Jim», «Superman» (the first thing I thought was Friedrich Nietzsche, but it was just a comics about famous superhero), «Potr Mixailovich Muravjov, his former wife and his former wife’s older sister», «The City of Gubkingrad» etc.

Texts and dialogues is what makes this text-book so interesting, weird and fun for Russian. When we read it we unavoidably: do we really know what they think about us?

Let’s look at some extracts from this particular book.



«Weat and East Blinsk»

West Blinsk lies near a swamp. Near what swamp? As is well-known to every schoolchild, West Blinsk lies near the Great Blinsk Swamp. And East Blinsk? Where does East Blinsk lie? East Blinsk lies not near a swamp, but near the sea – near the Great Sea of Blinsk.

By the swamp is a beach. What do the inhabitants of West Blinsk do on the beach? Do the build factories? Do they build tourist bases? No. They don’t build anything on the beach. [with disgust] All day they lie on the beach and watch television. What decadence!

And the inhabitants of East Blinsk? All day they sit by the sea. On concrete-mixers. [tenderly] They build hydroelectric power stations. What happiness!

In the evening the inhabitants of West Blinsk sit in the «Hanky-Panky Club». They listen to the wild jazz of West Blinsk and shout «kul, men, kul!». The inhabitants of East Blinsk sit not in the «Hanky-Panky Club», but in the «Young Builder Club». The listen not to wild jazz, but to the interesting lectures of Professor Schultz. What culture!

The inhabitants of East Blinsk look upon the decadence of West Blinsk with disgust. The inhabitants of West Blinsk look upon the happiness of East Blinsk without great enthusiasm.

What is happiness? Happiness is to sit by the Great Blinsk sea and build hydroelectric power stations.

Decadence? Concrete-mixers? Blinsk? Let’s go further.



«Our Brigade Reads»

What does our brigade do when we finish working?

We read magazines in the club of the plant.

What do we read about?

We read about concrete.

What magazines do we read?

The young female concrete-workers read the magazine «Young female-worker». 

The young male concrete-workers read the magazine «Young male-worker». 

As far as I know, in the club of the plant our brigade does not very often read the magazines «Newsweek», «Time» and «Reader’s Digest», not to mention the magazine «Boy’s life».
«The Brown Affair: Our Brigade Makes A Big Mistake»

Formerly English engineer Brown worked at the concrete plant.

Every (m) concrete-worker thought that Brown was/is a very good person.

Every (f) concrete-worker thought that Brown was/is a very kind person.

Our whole brigade/All our brigade thought that English engineer Brown was/is the best friend of the plant.

But nobody knew that Brown was/is a spy.

What did Brown do?

Every day, while we were working, Brown stole (used to steal) magazines in the club of the plant.

And yesterday, while our brigade was relaxing in Blinsk, English enginees Brown stole all out concrete-mixers.

What outrageous behavior!

Akh, Brown! What have you done! What have you done!

We loved you.

We thought you were/are our best friend.

Our brigade, it seems, has made a big mistake.
- Boris Borisovich, have you seen my new photographs?

- No, Ivan Ivanovich, I haven’t.

- Do you want to see my new photographs?

- Not especially.

- Here is the first photograph.

- That’s not a bad photograph. Hmm… That’s a park, right?

- Well, yes. It is a park.

- What’s that in the park? It is your old car, right?

- [coldly] Not exactly, Boris Borisovich.

- Ah, of course. It’s not your old car, but your concrete mixer, right?

- Not exactly, Boris Borisovich. It’s not my old car. It’s not my concrete-mixer. It’s my wife.

[awkward pause]

- You don’t say! She’s such a pretty woman.

- [blushing] Thank you very much. It’s of course not a very good photograph.

- But what are you saying! It’s a very good photograph. What a pretty woman! What a young face!

- Excuse me, Boris Borisovich, but it’s not her young face. It’s her old hat.

[awkward pause]

- [blushing] Well, Ivan Ivanovich, it’s time for me to go.

- And here is my second photograph.

- Hmm… That’s also your pretty wife, right?

- [coldly] Not exactly, Boris Borisovich. That’s not my pretty wife, but my old car.

[awkward pause]

- Well, Ivan Ivanovich, good-bye.

- Good-bye.

The themes of concrete and concrete-mixers are definitely the main ideas of the whole course. What’s the reason? There a lot of different materials in industrials society!

Anyway, the other important ideas of texts and dialogues in the book are despair and tragedy in the vein of Dostoyevski, Kafka and French existential-writers.

- Vorobjov! Why do you conduct yourself badly? Do you like to conduct yourself badly? Why do you steal pencils? Do you like to steal pencils? Why don’t you live like everybody else/all the others/? Don’t you like to live like everybody else?

- I don’t like to conduct myself badly. God only knows why I conduct myself badly. I’m not a bad person. [he weeps]
«The Abnormal Woman»

I'm an abnormal woman. <…>

Do you know where I was today? And do you know what I did? In the city there is a chic restaurant. I was there the whole day. Other women were there as well. They drank tea and, in general, behaved well. I drank vodka and, in general, behaved very badly. They listened to classical music while I sat under the table and smoked big black cigars. While they spoke about culture and life, I stole all their shoes. And while I stole their shoes, I cried.

Why? Why did I do all that? <…>
What is life? What are people? People are ants, and life is an anthill.

In what does life end? Life ends in zero.

By the way some stuff about Nietzsche and existentialists:



- Who are you?

- I am a philosopher.

- What does that mean?

- That means that I think.

- What do you thinking about?

- I think about life.

- The public wants to know why you think about life.

- I like to think about life. I am a philosopher.

So, has all of this any deep sense? Does the author want to focus our attention on hopelessness of human being before industrial society’s violence with all of its concrete-mixers? Maybe conrete-mixer is a symbol of some technogenic tragedy?

Laughing and crying, yes. But what the Americans can really know about Russia with learning by such kind of text-book. About concrete mixers, whatever.

Well, here’s the last example, very interesting, and opened for different interpretations:



«The Birthday»

Today is my birthday. In the kitchen I smell/feel the aroma of/ fresh cabbage and cereal. Oh, beloved aromas! My sisters are standing in the kitchen in front of the stove and baking pirozhki. (My) older sister is baking pirozhki with cabbage. (My) younger one is baking pirozhki with cereal. My God, how I love pirozhki with cabbage, to say nothing of pirozhki with cereal. And they are doing all this for me, in honor of my birthday. How touched I am!

Everybody except Tana. Sister Tana isn’t doing anything for me. She is sitting next to the stove and clipping her hair.

I walk out the kitchen. I smell fresh soap. Akh, what a pleasant smell! My brothers are sitting behind the garage and washing my favourite toys. (My) older brother is washing my little-trolleybus. (My) younger one is washing my little-concrete-mixer. They are doing all of this for my, knowing that I like clean toys. My God, how touched I am!

Tana isn’t baking anything and isn’t washing anything. I’m very insulted. Does that mean that she doesn’t like me? No, (that) can’t be. Everybody likes me.

I sit in my room and think about Tana. She is such an evil little-girl. I don’t like her any more. Yes, she’ll be sorry about this… she’ll be sorry… snore… snore…

I hear music on the street. I open the big window and go out of /from/ my room onto the balcony. People are dancing below. It seems they have found out that today is my birthday. They are dancing in honor of my birthday. How touched I am!

Suddenly they see me and whisper:

«It's him. Here he comes out from his room onto the balcony!»

The people stop dancing and begin to applaud.

«Happy birthday!» they shout «Happy birthday, dear Alexander Isaakovich, the best friend of culture and science! Hurrah-ah-ah!»

I stand on the balcony and applaud my beloved public. But who is that little figure standing alone? Isn’t that Tana? She isn’t dancing. She isn’t applauding. The public looks at her with disgust.

Public: «Aren't you baking or washing anything for your brother? Is it that you don’t love him?»

Tana: «Akh, forgive me, dear public! I have made a terrible mistake. But perhaps it’s still not late».

Public: «No, Tana. It’s already too late now. Your brother doesn’t want anything from you. He doesn’t love you any more».

Tana: «Perhaps I still can…»

Public: «Shh! He is beginning to speak».

I begin to speak:

«My beloved public, dear brothers and sisters! I am very touched. You have done all this for me – danced, washed my toys, etc. I love each of you. And Tana, who it seems forgot what day today was, I forgive.

Tana begins to cry».
Levshin Sergey – collaborator of APIR Center
ДОКУМЕНТЫ
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница